home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Жизнь третья. Фея-крёстная и перестрелка

Шагаю по практически пустому двору и улыбаюсь, как идиот. Улыбаюсь открыто и широко, всё делаю так, как наставлял Зиверт, а глаза так и рыскают по сторонам в поисках возможного укрытия. В том, что оно мне скоро понадобится, сомнений нет никаких. Как и нет сомнений в своей нормальности. Вот кто, спрашивается, в трезвом уме и твёрдой памяти, будет добровольно приближаться к толпе явно отпетых головорезов? Меня в расчёт не берём, я про адекватных людей спрашиваю.

И как, спрашивается, я докатился до жизни такой? Так просто всё – сработало правило номер один. Иди и делай, вопросы будешь задавать потом. Хотя правды ради, стоит отметить, что на этот раз «что?» и «почему?» я знал. Знал, хоть и не до конца понимал. А то, что не был согласен с поставленной задачей, это уже другой вопрос. Но опять-таки, кто меня спрашивал? Правило номер один, будь оно неладно!

Началась вся эта трагикомедия примерно час назад, когда вставший со скамейки Зиверт посмотрев на солнце, произнёс.

– Начнём, пожалуй, и пусть на этот раз всё получится! Так, парень, открывай меню.

Возможно, и стоило как-то ограничить рамки наших отношений, типа «А с чего я тебе должен подчиняться?» и всё в таком духе, но… Зиверт – первый внятный человек, который никуда не спешил, не пытался меня пленить и явно был старожилом этого мира. И поэтому, если ему нравится роль командира, или как я сам его про себя называл – командора, то пусть, съехать с темы я всегда успею. И именно поэтому я послушно последовал указаниям и открыл свой интерфейс. Неожиданно перед глазами возник полупрозрачный прямоугольник с информационным текстом:


Зиверт предлагает вам вступить в его отряд. Распределение добычи: свободное. Для вступления в отряд требуется акустическая или внятная мысленная команда «Вступить/отклонить».


– Вслух согласись, – новое наставление от моего нового командира.

– Вступить, – чётко, ясно и громко произнёс я.

– Ты не из вояк ли бывших, орёшь как на плацу? – поморщился Зиверт.

– А я знаю? У меня память отшибло напрочь. Ты мне расскажешь, из-за чего это?

– Да, но не сейчас. Теперь открывай закладку «Чаты», в самом низу должна мигать иконка с чатом. Видишь?

– «Зиверт – Попытка № 2», этот?

– Именно. Разверни его и прочти, что там написано.

– Приём, приём, пробная передача, – послушно выполнил наставление.

– Теперь мысленно, сам напечатай сообщение и отправь мне.

Легко сказать, напечатай мысленно, а как это сделать? Методом проб и ошибок, интуитивно понимая, что тут и как, я вывел короткое послание:

Передача прошла.

– Норма, только пока ещё медленно, конечно. Теперь активируй в чате иконку «Звонок», она должна стать зелёной. Как только я тебе что-то напишу, бренчать будет, так и узнаешь, что новое сообщение пришло.

– Охренеть! Это что, у меня в голове программа обмена текстовыми сообщениями стоит?

– И не только она. Не перебивай, учимся дальше. Теперь закрой меню и прислушайся к себе.

Сижу, прислушиваюсь, вроде ничего необычного. А, нет, звенит что-то внутри. Скосил глаза вниз и увидел мигающую полоску чата. Мысленно нажал, открылся тот же чат с новым посланием:

Вот с таким звуком будут приходить сообщения. Теперь нажми иконку левее чата, с нарисованным ключом. Поставь галочку “Всегда предупреждать о входящих вызовах”. Ясно для чего это?

Печатать в ответ не стал, просто кивнул.

– Отлично. Так, теперь у нас по плану крестины. Но тут совместный опыт нужен, поэтому… – он вытащил из кармана связку сильно вытянутых чёрных блестящих кристаллов, связанных между собой тонким шнурком. Покрутил их в пальцах, внимательно разглядывая, кивнул, сам себе. – Недалеко устроились, это хорошо…

– А у кого крестины? – у нас тут вроде дела большие намечаются, а новоявленный командир на праздник собрался.

– У тебя крестины. Я – твоя фея-крёстная, если ты не понял.

– Зиверт, мы вроде как договорились, но я не уверен, что мне близка по духу христианская религия. Мне вообще, как кажется, любая религия не очень подходит. Агностик я, вроде как.

Уверенности в своих словах у меня не было. Может я и религиозен, конечно, но это вряд ли. Что-то мне подсказывает, что религия и я – понятия несовместимые. А вот боги вполне могут существовать. Вернее даже не так. Сущности, приближённые по уровню сил к богам, вполне возможны. А уж в этой реальности и подавно. Всё тут через одно место.

– Да вообще не проблема, – махнул он рукой. – Будь ты хоть иудей, хоть буддист, тут всё едино. Истинная вера тут одна – Система. Она тут и бог, и дьявол, и ангелы с чертями, чтоб её!

– И как это всё происходить будет? Я про крестины. И зачем это мне?

– По этому поводу не беспокойся – особых ритуалов нет, но дело нужное. Даже очень. Без этого процесса жизнь на Континенте, которая и так не сахар, к слову, превращается в сущий ад. Об этом мы немного попозже порассуждаем, а пока поехали. Нас ждут великие дела. Для тебя великие.

Кряхтя, уперев руки в скамейку, я приподнялся. Когда статично сижу на одном месте, а потом приходится двигаться, в спине всегда стреляет. Когда сильно, когда слабо, но всегда. Поэтому и поднимался я со скамейки как столетний дед. Кряхтя и ругаясь, но без порчи воздуха. Надо бы трость раздобыть, чтобы полегче было передвигаться.

– Травмирован? – участия в голосе Зиверта не было, лишь заинтересованность.

– Спина как не родная, – в который раз поведал я о своём несчастье.

– Дня за два пройдёт. Что в карманах было необычного при воскрешениях?

– Само пройдёт? – не поверил я.

– Континент лечит всё, если голову не оторвало и кровопотеря не слишком высокая. Живчик, еда и сон – вот всё, что нужно для успешной регенерации. Есть и ряд других препаратов, значительно усиливающих процесс регенерации, но об этом тоже после. Так что в карманах было?

– Рекламные буклеты к разного рода шарлатанам: ведуны, гадалки и прочие зрящие грядущее.

– Даже так… Оракулов с даром Континента я видел, и не раз, а вот чтобы такое компенсацией выдали… Двоякая ситуация, и не поймёшь так сразу, к добру это всё, или наоборот.

– Ты хоть что-то можешь сейчас объяснить? – не выдержал я. – Эти твои «потом», да «позже» уже порядком достали.

– Могу, – легко согласился собеседник. – Твоя машина? – он указал на ворованный автомобиль.

– Моя. Она с грузом, так что если и поедем куда, то лучше на ней.

– И чего ты туда напихал? – с явной ухмылкой в голосе поинтересовался Зиверт.

После перечисления всего, что я купил в магазине, тот снова хмыкнул, но на этот раз озадаченно. Посмотрел на байк, снова на машину и потом на меня.

– Так и сделаем.

Загрузившись в автомобиль, Зиверт сел за руль и мы направились по только ему известному маршруту. Ехали минут двадцать и остановились, заехав во двор пятиэтажки. Людей во дворе не было, лишь пара лиц в окнах мелькнуло, и всё.

– Вот там, за маленькой аллеей, находится оружейный магазин, за ним стрелковый клуб и ещё два оружейных магазина. Сам понимаешь, кусок лакомый, поэтому там обычно бывает много любителей халявы. На этот раз нам просто несказанно повезло, что именно сегодня сюда добрались муры. Поясняю задачу: идёшь, подходишь к ним, улыбаясь как идиот, приветливо орёшь, привлекая внимание, и не доходя метров десять, прячешься за любым укрытием. Потом достаёшь вот это, – тут он вытащил пистолет и передал его мне, – и палишь два раза в воздух.

– Сейчас ведь ещё не боевые действия? – перебил я наставления Зиверта.

– Нет.

– И ты не приказывал мне заткнуться?

– Тоже нет.

– Зиверт, ты нормальный?! Как я понимаю «муры» – это какая-то разновидность бандюков, так? – тот с готовностью кивнул. – И ты предлагаешь мне подойти, дать себя заметить и спровоцировать их на атаку?

– Я говорил, что ты шибко умный для нулёвки?

– Говорил. Только это не отменяет моего вопроса: нахрен мне упало такое представление?

– Нам нужен совместный опыт, – как само собой разумеющееся, ответил Зиверт.

– Краткость – это, конечно, сестра таланта, но сейчас мне хочется подробный расклад. Мне под пули идти. Нахрена козе баян?

– После того как ты вызовешь с их стороны агрессивные действия, я со спокойной душой положу их всех. Нам, в принципе, подошла бы любая группа, которая на тебя бы флагнулась, но то, что тут именно красные – это просто великолепное стечение обстоятельств. За них гуманность ещё капнет, а она мне сейчас крайне необходима.

– Нихрена я не понял, – покачал я головой. Вроде простые слова, а вот не связываются они у меня в голове в логическую цепочку, и всё тут.

– Не переживай ты так, всё поймёшь со временем. Их там всего четверо, за пару минут справимся. Ты главное в них не стреляй до тех пор, пока в твою сторону пули не полетят.

– Это ты меня так типа подбодрил?

– Всё нолик, хватит. Иди и делай. Всё под контролем, – было видно, что разговор со мной ему уже надоел. Но этому моему «крёстному» приходится из-за неведомых мне причин сдерживать себя и пытаться разжёвывать теорему Пифагора трёхлетнему юнцу.

Засунул пистолет с запасным магазином за ремень джинсов, я прикрыл всё это футболкой и пошёл. Иду, улыбаюсь. И чем дальше иду, тем меньше мне всё это нравится. И не потому, что предстоит перестрелка. Нет, к этому я отношусь спокойно. Не вызывает предстоящее событие мандража или каких-то ещё негативных ощущений. Мне не нравятся звуки, раздающиеся со стороны жёлтого пикапа бандитов. Плач, или вернее, безнадёжные женские всхлипывания, прекращающиеся на секунду и раздающиеся вновь. И дружный мужской гогот, подбадривающий кого-то на свершения.

Наполненный мрачными предчувствиями я подошёл поближе и убедился в своей правоте. На капоте пикапа лежала молодая девушка и протяжно всхлипывала, а над ней склонился волосатый мужчина и грубо её насиловал, периодически отвешивая девушке пощёчины и матами убеждая её смотреть на него. Рядом полукругом стояли ещё трое недоносков и с азартом в глазах смотрели бесплатное представление.

Рука сама собой потянулась было к пистолету… и замерла. Нельзя. Нельзя, мать твою! Но как же хочется перестрелять этих уродов. Нечто звериное, пробудившееся во мне, желало отмщения. Секундная борьба между «хочу» и «надо», и в итоге победило «хочу». Да пошёл этот Зиверт со всеми его наставлениями! Пока я жив, такого рядом со мной случаться никогда не будет!

Только вот сделать я ничего не успел – один из зрителей оторвался от зрелища, оглядел улицу и, естественно, увидел меня. Бородатая рожа с карими глазами, в белой бандане с изображением кальмара, или ещё какого-то моллюска на ней. Плотный такой крепыш в джинсах и накинутой на голое тело кожаной безрукавке.

– Вот, вошь конская, испугал! – выдал он, и с ленцой потянул пистолет.

С ленцой, но пистолет в долю секунды очутился в его руке и оказался направлен на меня. А он быстрый. Чертовски быстрый! Я даже половину движения к пистолету не успел сделать. Теперь уже вся троица смотрела на меня, не отвлекался от дела только труженик.

– Ха! Дебилоид! – недобро ухмыльнулся лысоватый пузан в клетчатой рубашке. – Новенький, свеженький, вкусненький. Корыто, отдай его мне. Минут на пятнадцать, ну пожалуйста! – обратился он к третьему зрителю.

Тот явно был старшим в этом квартете – это было видно и по вооружению, и по осанке, да и выглядел он как-то чище, что ли. По комплекции Корыто явно превосходил крепыша, а вот взглядом больше походил на шакала. Не знаю, почему в голову пришла такая ассоциация.

– Рюкзак, тебе чего, цифр мало? – командир красных удостоил меня всего одним взглядом и снова переключился на капот. Его явно забавляло происходящее, и не только забавляло, если судить по топорщившимся в паху штанам.

Да они тут все убитые наглухо отморозки! Посреди дня заниматься грабежом и изнасилованием – это совсем уж край беспредела. И где полиция, спрашивается? Или полиция уже того, отъехала? В том смысле, что процесс превращения в психов уже начался? Как ни странно, но именно эта мысль привела меня в чувство, и я внезапно вспомнил о плане.

– Ну, Корыто, ну разреши. Пять споранов за него отдам, – не унимался пузан. – Я быстренько его трахну и упакую. Энергии у меня на него хватит, не переживай. А потом прослежу, чтобы он до фермы доехал в собранном виде.

И тут, что называется, я, наконец-то, прозрел. Этот хренов педераст хочет меня поиметь? Ну, тварь, у меня теперь к тебе отдельный счёт! И я буду не я, если ты мне его не оплатишь!

– Монстры! – что есть мочи крикнул я, указывая им за спины.

Ждать какой бы то ни было реакции, с их стороны я не стал, и кубарем закатился под ближайшую машину. В место, где я только что стоял, прилетели пули, выбивая искры на асфальте. Быстрые-то вы быстрые, но явно не подготовленные. Шипя и ругаясь от боли в спине, я выхватил пистолет. Как я понимаю, с планом я справился – вызов агрессии состоялся. По стёклам старенького жигулёнка, служившего мне укрытием, быстро застрочили пули из автомата.

В просвете между колёсами и днищем «Жигулей» были прекрасно видны ноги двоих бандитов. Они-то и послужили мне первыми мишенями. Тройка выстрелов по первому и следующая тройка по второму. Оба мгновенно рухнули, подвывая от боли. Это нормально, это в порядке вещей – когда пуля дробит кость, тело на автомате принимает горизонтальное положение. И упали-то, как удачно – чуть ли не черепами встретились на асфальте. Ещё пара двоек по появившимся новым целям. Всё, если тут нет терминаторов, то эти больше не встанут.

А чего так тихо стало? Ещё ведь двое должно быть? Шевелений никаких, и звуков кроме тихо повизгивающей девчонки нет. У неё явно шок, вот и не может остановиться. Хотя нет, вру, есть ещё звук и он немного раздражает. Что-то звенело внутри головы мешая всматриваться в видимое мне пространство.

Вот я дятел! Это чат тренькает.

Не пальни ненароком, Робин Гуд. Подхожу со спины.

Послание от Зиверта. Оглянулся, чтобы узреть нового начальника в двух метрах от себя. Как он так тихо ко мне подкрался? Стоит, зараза, улыбается.

– Концерт по заявкам окончен. Ты молодец, справился. Ты точно вояка был в прошлой жизни. Обычные нулёвки так не стреляют.

Ответить не успел, взор заполонило сообщение:


Личная победа – иммунный Рюкзак уничтожен. Уровень – 27, гуманность – средняя отрицательная. Личная победа – иммунный Балу уничтожен. Уровень – 22, гуманность низкая отрицательная. Отрядная победа – иммунный Копыто уничтожен. Уровень – 42, гуманность высокая отрицательная. Отрядная победа – иммунный Семечка уничтожен. Уровень – 35, гуманность высокая отрицательная.

В ходе боя проявлена высокая скорость, меткость, ловкость и реакция. Получено 82 очка к прогрессу ловкости. Получено 34 очка к прогрессу скорости. Получено 89 очков к прогрессу меткости. Получено 31 очко к прогрессу реакции. Получено 122 единицы гуманности.

Получена прибавка к уровню. Текущий уровень – один. Внимание! Вы впервые подняли уровень! Помните, что поднятие уровня даёт вам дополнительные преимущества. Это был хороший бой, в качестве бонуса получено 30 распределяемых очков основных характеристик. Поздравляем! Делайте великие свершения, это вознаграждается!


Прочёл и опять практически ничего не понял. Надо брать командора за мягкие места и вытряхивать из него всю информацию. Достало это непонимание, что тут и как.

– Слушай Зиверт, а ты ведь обещал меня прикрыть если что? А на деле что вышло? Да если бы я не укатился под машину, меня бы продырявили как дуршлаг!

– А почему ты думаешь, что я тебя не прикрывал?

– Так пули попали в то место, где я стоял!

– Пули попали в тридцати сантиметрах от твоих ног. Стой ты просто на месте, эффект был бы точно такой же. Единственное, что пострадало в этой заварушке, так это твоя честь. Это я про слова Рюкзака говорю, но ты и тут справился. Ведь именно ты его убил, не я. Хотя и мог, тебе оставил.

– Магия? Я такое уже видел – мужик пропал, а другой телепортировался.

– Дар Континента это, хотя можно называть и магией. Многие именно так и называют, не принципиально это. Дар может быть разный, есть полезные, есть и не очень. А есть такие, что его носителей ещё на перерождении давить надо. Вот как у этого, – он с силой пнул труп пузана. – Какая фантазия придумала наделить эту мразь даром кратковременного иммунитета на падение любой из шкал? Ладно бы человек был хороший и применял дар как бафф какой. Так ведь нет, эти уроды придумали насиловать всех подряд, без падения шкалы удовольствия. Уроды! Ненавижу! – на этот раз толстяка пнули так сильно, что его труп отбросило метра на три.

– Ладно, – Зиверт мгновенно успокоился. – Подымайся, трофеи собрать надо, а времени у нас в обрез. Мы в ресторан опаздываем.

– Куда?

– В ресторан. У тебя крестины, забыл уже?

Я опёрся о протянутую руку и, снова скрипнув зубами, поднялся. Противопоказаны мне такие выкрутасы – спина после падения не унимается. Разогнулся и неспешно пошёл к трупам. Зиверт присел над всё ещё всхлипывающей девчонкой, поднял на руки и отнёс к лестнице.

– Чего с ней делать? – следя за действиями командора, поинтересовался я.

– Ничего, пройдёт пару часов, и эта барышня забудет всё и пойдёт искать себе пропитание.

– Незавидная судьба, – покачал я головой. – Жалко девчонку.

– Ты чего? Это же цифры.

– Слышал я, что это цифры, только не особо понятно, что это. Они ведь люди? Просто не иммунные как мы, так?

– Они – биологические копии людей, абсолютно идентичные по коду ДНК. Только они как куклы, биороботы с определённой программой, если проще. Если к ним присмотреться, то можно заметить краткие зависания в действиях. Да и программы не гений писал, хотя попадаются те ещё экземпляры. Цифру от иммунного отличить просто, там даже прищуриваться не надо – у них у всех практически одинаковые шаблоны поведения. Различия бывают обычно по роду деятельности, возрасту и скорости превращения в пустышей.

Пока он мне объяснял, мы обобрали убитых и сложили всё в их пикап. Помимо пистолетов и автоматов, в самом кузове пикапа нашёлся пулемёт в разобранном виде. Хорошо живут бандиты, как я посмотрю. Пулемёт «Корд» – это вам не фунт изюма. Это, блин, моща и вообще внушает. Вот интересно, почему все встреченные мною пулемёты в этом мире крупнокалиберные? К ним же патронов не напасёшься! Не проще было установить что-то меньшего калибра? Или тут такие цели, что маленький калибр не пляшет?

В наших трофеях было ещё кое-что странное – пластиковые пакеты с непонятными кругляшками разных форм и цветов. Эти пакеты Зиверт все забрал себе, остановился только на двух пеналах. Раскрыл оба, присвистнул. В обоих пеналах лежали наполненные разноцветными жидкостями одноразовые шприцы. По три шприца в каждом пенале.

– Плотно ребята на спеке сидят, а один так и вообще нарик конченный, на лайт уже перешёл.

Пояснений, как и раньше не было. Загадкой больше, загадкой меньше, теперь уже без разницы. Тут главное не забыть про все вопросы, когда время расспросов придёт. Непростая задача, потому как вопросов в голове как у дурачка фантиков.

Зиверт решил дальше ехать на двух машинах. «Потом перегрузимся» – так он объяснил. А затем я увидел нечто странное и совершенно не вписывающееся в мою картину мира. Тела убитых начали источать чёрный дым и покрываться чёрным пеплом с вкраплениями таких же угольно-чёрных частичек. Внезапно повеявший резкий порыв ветра развеял дым, и на месте трупов не осталось ничего.

– Так происходит процесс воскрешения, – поведал мне Зиверт, увидев, куда я смотрю.

– Так это всё игра какая-то?

– Можно сказать и так. Правда, игрок тут один – Система, а мы, так… пешки.

– Я так понимаю кнопки «Выход» не предусмотрено? – на мой вопрос Зиверт только отрицательно покачал головой. – А что будет после того как закончатся все жизни?

– Никто не знает. Возможно, и есть те, кто владеет такой информацией, но делиться они не будут.

Доехали до моей экспроприированной машины и перегрузили в пикап всё нужное. Как объяснил Зиверт, на данный момент пикап нам больше подходит для наших целей. Сложили всё оружие назад и прикрыли пулемёт нашедшимся брезентом. Мне выдали пистолет и немецкий автомат HK G36, под натовский патрон. Незнакомая игрушка, но приноравливаться и уж тем более пристреливаться в городе нельзя.

– А мотоцикл тебе не жалко бросать? – когда выехали со двора, поинтересовался я.

– С чего бы? Я же его позаимствовал. Просто попался магазин с мототехникой, вот и взял на время, да и приоделся там же.

– Не понял, ты в город пешком пришёл что ли?

– Переместился межпространственным порталом, – с умным видом ответил Зиверт.

– Так у тебя тоже телепортация есть? Круто! – я присвистнул.

Иметь такую магию – это как сорвать джек-пот в казино. Бегут на тебя монстры, а ты пустой по патронам, раз – и ты уже в пяти километрах от них. Или попал ты, допустим в засаду, прыжок, или перемещение, и ты в тылу врага. Как ни крути, а телепорт – крутая магия. Только вот следующие слова командора развеяли мои размышления.

– И у тебя она тоже есть – возрождение на вновь перезагрузившемся кластере называется. Правда, цена высоковата – одна жизнь.

– Так ты погиб и возродился в этом городе?

– М-да… Рано я тебя к уникумам-нулёвкам приписывал. Всё едино – тупишь, как и все. Хотя тебя можно поздравить с первым уровнем. А поведай-ка мне будущий крестник, за такой красивый бой тебе случайно распределяемых очков свободных характеристик не упало?

– Тридцать единиц есть. Их надо куда-то вкладывать?

– Не вздумай ничего делать без моего ведома! – повернув ко мне голову, очень серьёзно заявил Зиверт. – Можно напутать, а нам сейчас этого категорически нельзя.

– Ладно, – легко согласился я. – Мы сейчас конкретно куда?

– Да вот, приехали уже, – он кивнул на синее здание с белой вывеской над ним.

«Космос» – такое название носил ресторан смешанной кухни. Автоматическое оружие оставили в машине, а вот пистолеты взяли с собой. Я уже привычно засунул пистолет за ремень джинсов и вылез из машины.

Толкнув входную дверь, зашли внутрь. Подбежавшая официантка сообщила о невозможности расплаты по карте, на что Зиверт махнул рукой и произнёс «наличные». Официантка понятливо кивнула и повела нас к столику, но не преуспела в этом. Зиверт остановил её и ткнул на самый последний столик от входа в ресторан, находившийся у панорамного окна.

– Кухня работает? – вешая куртку на спинку и усаживаясь на стул, поинтересовался он, на что девушка только кивнула. – Итак, барышня, пока мы изучаем меню, принеси нам две бутылки самого дорогого коньяка, что у вас есть. Две рюмки, четыре больших бокала с широким горлом и две пустые пластиковые тары объёмом в полтора литра. Ещё три литра чистой воды. И если всё это окажется на столе в течение пяти минут, то вот это, – тут он положил на стол купюру самого крупного номинала, – окажется у тебя в ту же секунду. И ещё три бутылки самого хорошего вина и к ним бокалы. Это всё.

Высокую курносую девушку в белой блузке, с прикреплённым к ней бейджиком «Ника», будто сдуло ураганом. Или был ещё вариант, что она иммунная и владеет перемещением в пространстве. Но я просмотрел о ней информацию – цифра, простая цифра, не иммунная.

– Давай определимся с именем, – Зиверт скользнул взглядом по дороге за окном.

Мой командор очень часто смотрит по сторонам. Постоянно крутит головой, нигде подолгу не задерживая взгляд. Вот и сейчас он сел таким образом, чтобы видеть входную дверь и следить за всем происходящим на улице. Постоянная готовность к отражениям угроз, мне бы тоже не мешало включиться в такой режим.

– А это вообще нормально, что мы вот так просто сидим тут и бухать собираемся? Нам не надо из города валить по-быстрому? Тут ведь, как я понимаю, скоро начнётся бедлам. Кстати, а почему он ещё не начался? В других городах практически с первых часов психи на каждом шагу, а тут тишина.

– Бухать мы не будем. А то, что мы не торопимся, так тут всё просто – этот кластер долгий, так что в запасе у нас ещё часа три, как минимум. А ты раньше попадал либо в обычные кластеры, либо в быстрые. Да и не можем мы пока из города выехать – надо дождаться пока мои вещи проявятся.

Я открыл было рот для новых вопросов, но был остановлен жестом Зиверта – он выставил ладонь в жесте «Стоп».

– Будем последовательны, поэтому начнём с главного и потом уже перейдём к частностям. Сначала имя. Может тебе самому какое-то нравится?

– Да тут куда ни посмотри, не имена, а клички и погоняла одни. Нет тут нормальных имён.

– Правило такое. Тут есть определённые нормы и правила, вот люди их и придерживаются. Вояка тебя назвать, или может быть Стрелок? Солдат, Ратник, Воитель? Нравится что-нибудь?

– Да как-то не особо, – покачал я головой.

– А цифры как тут тебя называли?

– А! – махнул я рукой. – То Болт, то Гвоздь… ещё Шуруп звали.

– Вот! – обрадовался непонятно чему Зиверт. – Тут тогда и думать не надо. Будешь ты, крестник, зваться Метиз. Ну как?

– Определённо лучше, чем Болт или Шуруп. Главное, чтобы не Гаечка. А так вполне сойдёт, – не придал я особого значения всему происходящему.

В этот момент подошла официантка, и Зиверт отвлёкся на неё.

– «Хеннеси»? Не палёный? Смотри девонька, у меня талант сомелье прокачан, узнаю, что дрянь принесла, денег не получишь.

– Ну что вы, как можно? – захлопав длинными ресницами, залепетала она.

На её тираду Зиверт только хмыкнул и пододвинул оранжевую бумажку с изображением моста, которая пропала в ладошках девушки за секунду.

– Могу я вам ещё чем-то помочь?

На этот раз тон официантки стал особо приветливым и каким-то томным, что ли. Она наклонилась чуть ниже, чем надо, и я с удивлением заметил, что две верхние пуговицы её блузки, до этого наглухо задраенные, теперь расстёгнуты. И из прорехи в обороне отчётливо видны две довольно больших округлости. Фигасе!

– Пока только еды, а там определимся. Итак, мне и моему другу принесите, пожалуйста, по три порции стейка рибай и салатиков овощных. Мне кофе, латте, а моему другу… – он посмотрел на меня.

– Аналогично, – только и выдал я, удивляясь заказу.

Девушка удалилась, не забывая раскачивать своей пятой точкой из стороны в сторону по очень большой амплитуде.

– Если страдаешь спермотоксикозом, то можно устроить. Но только по-быстрому, – проследив направление моего взгляда, выдал Зиверт.

Я задумался, сверился с внутренними ориентирами и высказал своё мнение:

– Мне претит любое проявление продажной любви.

– Как знаешь, Метиз, как знаешь, – на меня смотрели внимательные оценивающие глаза, больше похожие на прицелы.

Сам Зиверт ни о чём таком и не помышлял, он вообще в сторону красивых девушек почему-то не смотрел. То ли ему претило то, что они все сплошь цифры, то ли ещё что. Как бы то ни было, он ловко содрал крышку с бутылки, налил грамм по двадцать в рюмки и посмотрел на меня. Чего ему надо, стало понятно через секунду. Очередная надпись всплыла перед глазами.


Зиверт предлагает вам сменить имя на «Метиз». Для утвердительного ответа вслух произнесите «да», для отрицательного «нет».


– Да, – я просто выполнил то, что от меня требовалось.

Подняли стопки, чокнулись и дружно выпили.

– Не оригинал, но вполне неплохо, – прокомментировал жидкость в бутылке мой собеседник.

Потом он попросил меня три минутки обождать, после чего откупорил все три бутылки вина и дал им подышать, как он объяснил. Налил из каждой бутылки в разные бокалы, понюхал каждый и ровно по глотку отпил из каждого бокала. Посидел с минутку, прикрыв глаза, удовлетворённо кивнул, и обратился ко мне.

– А теперь смотри и запоминай!

Зиверт достал один из трофейных пластиковых пакетов и выудил из него непрозрачный камешек зелёного цвета, похожий на виноградинку.

– Это споран, запомни. Он наша жизнь, без него не приготовить живчик и он же – денежная мера Континента. Смотри дальше.

Он взял в руки один из стаканов, кинул туда виноградинку и залил её коньяком. После чего принялся взбалтывать до полного растворения спорана.

– Растворять споран необходимо в крепком алкоголе. Обычно все предпочитают водку, она есть практически везде. Я же, когда есть возможность, предпочитаю коньяк.

Дождавшись полного растворения, когда жидкость в стакане стала мутной, Зиверт отставил стакан в сторону, после чего взял следующий и накрыл его повязкой, сделанной из сложенного в несколько слоёв бинта. Используя фильтр, перелил мутную жидкость в новый стакан, после чего показал на бинт с лежащими на нём белыми хлопьями.

– Этот осадок сильно ядовит. Попадёт в кровь – мгновенный паралич всех мышц. Поэтому, – он осторожно положил бинт в первый стакан, и убрал его на низкий подоконник, – пока он постоит здесь.

После чего перелил оставшуюся жидкость в простую полторашку, заботливо принесённую официанткой. Залил туда же остатки одной бутылки «Хеннесси» и долил до полной холодной водой, после чего закрутил крышку.

– Теперь ты, – он протянул мне новую виноградинку.

Я взял споран в руку и покатал в ладошке. Эта явно была не такая. Крупнее раза в три и ярко-зелёная, в отличие от тёмно-зелёной, которую разводил Зиверт.

– Это рад-споран, – просветил меня командор. – Встречается только в заражённых, живущих поблизости от радиоактивных кластеров.

На мою изогнутую в вопросительном жесте бровь Зиверт просто махнул рукой и показал на коньяк. Я кивнул, прекрасно понимая, что он хочет, и приступил к опытам юного алхимика. Ничего сложного в процедуре не было, так что я справился с задачей минуты за три.

– А теперь выведи перед собой шкалу спорового баланса, – он дождался, пока я кивну, и продолжил: – У тебя в ней одиннадцать делений, так?

Я опять кивнул.

– Изначально в этой шкале десять делений, каждый полученный уровень даёт прибавку на одну единицу. Насколько заполнена шкала?

– Семь единиц.

– Вот такого Метиз, вообще никогда не допускай. Всегда старайся держать шкалу в стопроцентной зоне. Если уровень спорового баланса сильно упадёт, то Система дебаффнет очень сильно.

– Это как? Ходить не смогу?

– Сначала порежут характеристики. Чем больше минус в балансе, тем на больший процент упадут твои статы. Потом слабость нападёт, в сон клонить будет. А если дотянешь до нуля – сознание потеряешь. После чего пару часов полежишь, изображая труп, и всё.

– Помру?

– Переродишься на свежем кластере.

– Ясно. Пить вот это обязательно? – я показал на две стоящие рядом полторашки. – Правда у меня есть вопрос – а можно как-то улучшить вкус этого дерьма? Я ведь уже пробовал живец – это же такая дрянь, у меня еле-еле получилось сдержать её в себе.

– Можно, но обычно этим не заморачиваются – привыкают все очень быстро. И ты привыкнешь, вернее организм настроит рецепторы так, чтобы не вызывать у тебя никаких негативных эффектов. А теперь глотни вот с этой, – он пододвинул мне первую бутыль.

Я протянул руку, открутил крышку и, не нюхая, сделал один глоток.

– Сколько в шкале прибавилось?

– Одна единица, заполненных восемь стало.

– А теперь попей из этой, – он протянул мне вторую, с более светлой жидкостью.

– Как минимум три прибавило – шкала полная, – выдал я после глотка.

Странно, то ли это действие коньяка, то ли уже началась перестройка организма, но вкус живчика былого омерзения не вызывал. Да, не особо приятно, но пить можно.

– Живчик из рад-споранов помимо того что заполняет шкалу быстрее, он ещё и регенерацию подстёгивает. Всегда рад-споран с собой таскаю, и если заканчиваются, обязательно в стабе запас пополняю.

– Эти, видать, тоже так делали.

– Кто эти?

– Муры красные.

– Не, этот мой, у них простые спораны, да гороха немного было. Ну, и спек ещё.

– Как твой? Мы же без прошлых вещей возрождаемся?

– Такие как ты – да. Такие как я – нет.

– В чём между нами разница?

– В количестве уровней – если говорить простым языком. А если объяснять подробно, то мы тут до завтра просидим. Не сбивай меня с темы. Идём дальше. Продолжаем тему споранов. Напиться живчиком с запасом не получится. Если лишнего хлебнёшь – шкала покраснеет и штрафы пойдут.

Тут его прервали – принесли горячее.

– Поедим, говорить можно и в процессе. Когда появляешься на кластере, и позволяет время, зайди в ресторан и поешь хорошей пищи. Есть у нас такая шкала удовольствия, так вот, чтобы её поддержать в положительном балансе, необходимо радоваться жизни. Не просто настраивать себя. что всё, мол, хорошо – тут такое не прокатит, а именно радоваться жизни. Вкусная еда, продолжительный сон, алкоголь в меру, секс – всё это может помочь.

– Я так понимаю, если произойдёт падение в шкале удовольствия меня снова дебаффнет?

– Именно так. Поэтому, приятного аппетита, Метиз!

И мы быстро заработали вилками и ножами, разрезая сочное мясо и отправляя его в термоядерную топку под названием «желудок человека недавно перерождённого».


Глава 5 Жизнь третья. Ковбой постапокалипсиса | Долгая дорога в стаб | Глава 7 Жизнь третья. Носорог против ковбоя