home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

Жизнь третья. Банзай, твою мать!

Проснулся я оттого, что в спину дуло прохладным ветерком. Окна давно потеряли свои стёкла, но некоторые из них были занавешены старыми одеялами, поэтому раньше такого сквозняка вроде как не было. Я перевернулся с боку на бок в тяжёлых мыслях – вставать и затыкать окна или поглубже закопаться под одеяло? Под одеялом было душно, без него холодно. Блин, а время сколько? Внутренний таймер показывал полчетвёртого утра. «Светает вроде как», – протекла в голове вялая мысль. В конечном итоге победила лень, и я поплотнее закутался в одеяло, но это всё равно не помогло. Холодок остался. И тут я проснулся окончательно. Это не сквозняк – это моя чуйка проснулась и предупреждает о грядущих неприятностях.

Я вскочил с кровати и, подбежав к Гайке, затормошил её за плечо.

– Вставай!

– Блин, Метиз, ты чего? – сонно пробормотала она. – Ещё раз приспичило, что ли? Живодёр!

– Что-то нехорошее надвигается, я чую.

– Чего ты там чуешь? У тебя умений ещё нет, – она всё же приподнялась на кровати и сонно посмотрела на меня. – Нам тут ничего не угрожает. Ближайший кластер перезагрузится только завтра и воо… – она неожиданно замолчала на полуслове всего на секунду, после чего вскочила с кровати.

– Быстро собирайся! Сюда движется стая!

Задавать глупые вопросы я не стал, а кинулся к одежде и натянул всё на себя в кратчайшие сроки. Закинул рюкзак на плечо и обернулся к Гайке. Та напряжённо о чём-то размышляла, глядя на виднеющиеся за окном металлические опоры линии электропередач.

– Нам не уйти, Метиз. Произошёл то ли сбой, то ли ещё что, но два граничащих кластера перезагрузятся через пару минут. И все твари, обитающие на этих кластерах, несутся сюда во весь опор. Так что попробуем если и не отбиться, то положить как можно больше тварей напоследок.

Откуда у неё подобная информация и насколько она точна, спрашивать я не стал. Пора уже привыкать к паранормальным способностям иммунных. Просто стоял и внимательно слушал всё, что говорила Гайка. В том, что она знает, как можно попытаться спастись, сомнений не было.

– Видишь ту опору? – она ткнула на П-образное сооружение из металлических балок, примеченное мною ранее. – Заберись туда и захвати с собой пару не слишком длинных досок. Из них сделай что-то вроде помоста. И вот ещё, возьми, – она сунула мне в руки ложку-маяк. – Не все твари великие эквилибристы, на этом и попытаемся сыграть. Всё, пошёл! У нас минуты три максимум!

После последних слов девушки я сорвался с места и как наскипидаренный понёсся по коридорам задания. Лестница вниз, второй этаж, первый. Доски, мне нужны доски… Только вот ничего похожего, я не наблюдал и в помине. Чёрт! Тревога Гайки передалась и мне, да ещё постепенно набирающий силу холод в позвоночнике не давал успокоиться.

Я поднял голову, оценивая какой ширины надо искать доски. Так, расстояние между двумя опорами метров десять, а сама перегородка в ширину метра два. Значит надо искать что-то как минимум двухметровой длины. Но, что?! Ещё раз осмотрел весь мусор, лежащий на территории подстанции. Пусто. А если в зданиях посмотреть? В каком? Их тут пять, пока начну одно осматривать, гости уже прибегут и все поиски станут неактуальны. Чёрт!

Я выбрал самое низкое одноэтажное строение, больше всего похожее по виду на подсобное помещение. Если где-то и могут быть доски, то только там. Вприпрыжку понёсся к выбранному строению, дёрнул за ручку – закрыто. Серьёзно?! Саданул ногой по месту крепления замка и деревянная дверь с грохотом отворилась. Причём вся! Удар сорвал не только удерживающий язычок замка, но и петли с противоположной стороны.

Досок в подсобном помещении я не нашёл, не было их там. Зато нашёл двухсантиметровые листы фанеры с подходящими размерами. Прикинул на взгляд – что-то около полутора на два с половиной метра. Сойдёт. Только как их поднимать на двадцатиметровую высоту? Закреплю фанеру за спиной, полезу, ветер-то постоянно усиливающийся дует, и всё. Как та самая фанера над Парижем полечу, только полёт мой будет недолог, и строго вниз.

Обо всём этом я думал уже вытаскивая три листа наружу. Всё равно ничего похожего на нужное мне тут не найти, значит надо думать, что именно сделать с тем, что есть. Скинул рюкзак, вытащил моток репшнура. Какой он у меня длины? Не помню, но с десяток метров в нём точно будет. Да и второй такой же имеется, если что. У меня в рюкзаке вообще много чего интересного есть, набрал на ферме всякого разного. Я развязал узел, размотал бухту, просто бросив её от себя – ошибся, тут все двадцать метров будут. И это хорошо, это просто замечательно! Не надо будет второй моток использовать.

Ты чего копаешься?

На секунду я отвлёкся на открывшееся диалоговое окно чата с Гайкой. Отвечать не стал, некогда. Скорость набора текста у меня маленькая и пока требует довольно много внимания и концентрации, а лишнего времени у нас нет.

Я сложил все три листа друг на друга сверху, подставил под получившийся слоёный пирог кусок кирпича, достал пистолет и выстрелил недалеко от края, проделав таким образом отверстие. Критически осмотрел результат и выстрелил снова.

Что там у тебя?

Тут я уже отвлёкся и написал короткое послание:

Норм. Работаю

Я просунул в простреленное отверстие шнур, вытащил, связал в узел, после чего завязал второй конец верёвки за пояс. Всё, теперь лезем. Подыматься вверх по опоре было нетрудно, металлические балки были через каждые полметра, и довольно скоро я забрался на перемычку между опорами. Развязал узел шнура на поясе и стал втягивать связку из трёх листов наверх.

Твою налево! Да сколько ж они весят-то? Такое чувство, что килограмм сто, не меньше. Если бы я не использовал одну из сторон балки в качестве блока, на который ложилась основная масса груза, точно бы не поднял. Матеря себя за жадность, я всё же затащил листы наверх и разложил по перемычке ближе к опоре по которой поднялся, создавая некое подобие настеленного коридора. Получился крытый проход длиной в три с половиной метра. По центру аккуратно положил ложку и отписался в чате, что готов к приёму груза.

Блёклая фиолетовая вспышка и по центру настила из фанеры оказались все наши вещи. А ещё через четыре секунды из входа в здание выбежала Гайка. Не добежав до опоры метра два, она высоко подпрыгнула, уцепилась за одну из перекладин и с грацией обезьяны, прожившей всю свою жизнь в джунглях, ловко добралась до меня.

– Листы все закрепи, ветер дунет и разлетится вся конструкция к бениной бабушке, – осмотрев мою придумку, отдала приказ девушка.

– Так ящиками же придавили, да и сами на них будем стоять.

– Не тупи, Метиз. Ящики будут терять вес очень быстро, ты забыл, что в них патроны? Да и ветер тут будет такой, что нас самих сдует на раз-два. Туда вон посмотри, – она указала на северо-восток.

Взглянув в направлении, куда указала Гайка, я нервно сглотнул. Такого странного неба мне видеть точно не доводилось. На нас надвигался грозовой фронт необычайно странных оттенков. Серые цвета переднего края переходили в тёмно-фиолетовые, их сменяли антрацитово-чёрные, и в них сверкали молнии, а уже за этой границей была область тёмно-белого цвета. Это что-то ненормальное, так вроде в природе не бывает. Сколько километров до бури – определить не получалось. Может двадцать, может и все тридцать. Но даже с такого расстояния она внушала трепет и желание поскорее убраться от неё подальше.

А под всей этой непонятной воздушной массой в нашу сторону двигались заражённые. До них было относительно недалеко – километра два всего, не больше. Надо торопиться, слишком уж быстро приближалась эта толпа.

Перемычка между опорами была двухсекционной, одна над другой, поэтому скрепить фанеру со всех сторон труда не составило. Да и необходимого размера дырки получались с первого раза. Разрезав весь моток шнура я закрепил всю конструкцию на совесть.

– Метиз, группу прими! – послышался крик Гайки.

– Я уже в группе! – отозвался я.

– Ну так выйди из неё, и прими мою! У нас тут бой намечается, если ты не понял. И мы вряд ли из него выберемся, так что надо напоследок побольше опыта хапнуть!

Я думал секунду, не больше. Вышел из группы, созданной Зивертом, и ответил положительно на запрос Гайки. И уже через секунду об этом пожалел.

– Ну, ни хрена себе новички пошли. Пупырчатый, а откуда у тебя скрытая характеристика? Да ещё такая необычная?

Я скрипнул зубами и выбрался на нашу импровизированную поверхность.

– А это не твоего ума дело, – хмуро отозвался я.

– Вот! – наставительно подняла указательный палец вверх Гайка. – Начал что-то понимать. Может и выйдет из тебя толк. А теперь готовься, уже скоро.

Сама Гайка готовиться не собиралась, для её винтовки цели имелись уже давно. За три секунды расстреляв первую обойму, она ловко заменила её и снова вскинула винтовку. У неё силы как у буйвола, что ли? Как можно стрелять без упора из такого калибра? Да и ствол после выстрела даже и не думал уходить куда-то в сторону.

Я мотнул головой, отгоняя ненужные в данный момент мысли. Сейчас меня занимала мысль, которая промелькнула в голове, когда Гайка сказала, что шансов выйти живыми из этой передряги у нас мало. У меня с собой довольно много ценного, и уйди я сейчас на перерождение, это всё останется здесь. Что вообще можно сделать в этой ситуации? Можно самое ценное сунуть в ячейку личного инвентаря, только вот что именно? Времени на раздумывания и анализ что ценнее – звезда или янтарь, не было, поэтому сунул по две штуки каждого. Потом ещё раз оглядел трофеи, обозвал себя последним тугодумом, убрал одну нить янтаря и всунул в освободившееся место регенератор. Мне он после перерождения точно будет нужен. Эта мысль навела на следующую – а живчик я откуда брать буду? Пришлось убирать одну звезду и на её место положить споран.

С этим всё. А что делать с оставшимися трофеями? Их ведь ещё много, и потерять такое, пусть и не богатство, но серьёзную по меркам стабов сумму совсем не хочется.

Решение пришло в голову быстро. Я достал пакет и просто примотал его скотчем к одной из балок. Это же стаб? Значит он не перезагружается. И если очень сильно повезёт, весь этот пакет останется невредимым. От влаги он защищён, а уж скотча я не пожалел, наматывая его на пакет с трофеями. Гайка мельком взглянула на мои действия, буркнула что-то типа «новички-мажоры», и снова будто пулемётной очередью принялась отстреливать заражённых.

Оглянулся вокруг, оценивая масштаб будущей битвы. Теперь у меня не было сомнений в том, что нам удастся каким-то чудом уцелеть. Всюду, куда бы я ни посмотрел, было просто море заражённых. И все они бежали в одну точку – к нам.

– Может уже присоединишься? – не переставая стрелять, зло бросила Гайка.

Вместо ответа я прицелился и стал короткими очередями палить по подбегающим бегунам, выбирая самые ближайшие цели. Из всей своры именно они подоспели первыми. Я опустошил два магазина, когда остальные добрались до опор и самые шустрые стали забираться наверх.

– Выбивай лезущих, я по крупным работать буду! – раздался новый приказ от Гайки, которому я незамедлительно последовал.

Залезающих по опоре заражённых выбивать было труднее, чем палить по тем, кто копошился внизу. Пули часто рикошетили от металла и улетали в неизвестном направлении. Но я всё же справлялся. Модифицированный автомат исправно творил чудеса и выпускал пули с магической начинкой, для которых почти не было преград, одну за другой.

– По второй опоре лезут! Не дай к нам подойти! – очередной приказ от Гайки.

Нашлись умники и среди заражённых. Модифицированные твари уровнем далеко за тридцать решили совершить обходной манёвр и подняться по второй опоре. Ну, флаг им в руки. Когда они добирались до самой перемычки, то становились для меня удобной мишенью. Я стрелял короткими очередями, пытаясь вспомнить одну простую, но очень важную на данный момент вещь – сколько выстрелов подряд может выдержать АК до перегрева ствола? Вроде как шестьсот, но это непрерывной очередью, а я всё же стараюсь бить с отсечкой. Да и Континент со своей магией мне в этом вопросе очень сильно помогает. Раз в пять минут поглядываю на показатели самого автомата – состояние «рабочее, износ незначителен», ни на какое другое пока не сменилось.

Потратив два магазина я расстрелял пятёрку особо резких топтунов и сосредоточил огонь на кусаче, тоже решившем попытать счастья в обходном манёвре. Четыре очереди, и этот товарищ куском мёртвого мяса валится на землю с высоты. Нормально так полетел, при приземлении погребя под собой двоих бегунов. Шестьсот килограмм бронированного мяса с высоты двадцати метров – это вам не шутки: все кости переломает, сто процентов.

Выдалась свободная секунда, и я осмотрел поле боя. Едрёна Матрёна! А мы, похоже, выстояли! Нет, мертвяков, конечно, ещё хватало, но из всей своры остались только бегуны, да ещё пара унылых лотерейщиков. И всё! Мой великолепный настрой напрочь убила Гайка.

– Мелочь добивай быстрее, пока вторая волна не подошла!

Вторая волна?! Какого бабуина она о ней раньше-то не сказала? Тьфу, блин! Я переставил автомат на одиночный огонь и, прицеливаясь, принялся выкашивать остатки заражённых. Потом подумал, и убрал автомат за спину, достав пистолет. Ствол автомата надо беречь, а оставшихся, я и из пистолета перестреляю.

Гайка больше не стреляла. Я обернулся к ней, посмотреть всё ли в порядке, и вздрогнул от перемены, которая с ней произошла. Лицо девушки побледнело, осунулось и мне показалось, что она чего-то очень сильно испугалось.

– Она идёт… – очень тихо прошептала напарница, но я услышал.

– Кто? – отвернувшись от неё, я принялся добивать остатки монстров.

– Элита.

Вот теперь нам точно конец. Такой зверюге нам противопоставить нечего. Тут даже на меч надежды нет – такой монстр попросту не пропустит меня к себе.

– И чего раньше не сказала? – подстрелив последнего бегуна, повернулся я к девушке.

Гайка уже успокоилась и сидела на фанере, глотая живчик. Лицо её вернуло нормальный цвет и взволнованной она больше не казалась.

– Думала, может, пронесёт. Редко, но такое случается. Там сразу две стаи было, с разных кластеров. И там и там элита. По крайней мере, раньше я думала, что и ту, и эту стаю элита ведёт. На самом деле всё оказалось не так. Сейчас, в общем-то, это неважно. Так вот, при подходе они явно друг друга почуяли. И та, что была ближе к нам, пошла разбираться с другой. Я думала, они порвут друг друга, а победитель уйдёт раны зализывать. Они когда не слишком боеспособны, а цель нападения больно кусачая, обычно не лезут, ждут какое-то время, восстанавливаются. Но не срослось. У победителя уровень оказался намного выше, чем у проигравшего. Там не просто элита, она матёрая.

Слушая Гайку я переснаряжал магазины. Элита элитой, но лапки кверху и приходи меня убивай – это не про меня.

– Ничего серьёзного нет? Только винтовка? – перебирал я в голове варианты.

– Две гранаты нолдовские есть, – она достала два овальных цилиндра с красными кнопками на корпусе. – И ещё кое-что… – она замялась, но я не обратил на это внимание.

– Помогут? Насколько они мощные?

– Если попаду – то однозначно помогут. Только ты, видать, элиту в бою не видел. Они быстрые. Чертовски быстрые! А эта вообще нечто неописуемое: живой танк последних моделей на биологической основе.

– А ты всё же попробуй, вариантов-то у нас больше нет.

– А я смотрю, ты у нас парень боевой и духом никогда не падаешь, – хмыкнула полностью спокойная Гайка, вскидывая винтовку.

Отвечать я не стал, а только лишь направил автомат в ту сторону, куда смотрела девушка. А она не только смотрела, но и уже расстреляла один магазин. Выругалась, воткнула следующий и снова быстро отстреляла пять патронов. И только тут я увидел, во что она палила.

По степи бежало «нечто». Навряд ли это раньше было человеком, не может эволюция монстров привести вот к такому результату. Лев, или, что вернее, медведь: вот из такого представителя местной фауны могло вылупиться такое. Хотя какой к чертям лев в нашей средней лесополосе? Как всегда, во время напряжённого боя, в первые секунды в голову лезли неправильные мысли. Потом будто свежий ветерок подул в голове, вымывая всё ненужное, и мозг принялся анализировать противника.

Тварь неслась на четырёх бронированных ногах с ненормальной быстротой, при этом прыгая из стороны в сторону, меняя траекторию движения в самых разнообразных плоскостях, сбивая тем самым прицел. Несмотря на габариты твари и её вес явно за четыре тонны, в прыжках чувствовалась некая грация и лёгкость.

Умная всё же тварь. Пули, выпущенные Гайкой, вреда ей совсем не наносят, но она всё равно уворачивается. Наверное, на тот случай, если у нас что покрупнее есть. После прыжков элиты на земле оставались чуть ли не траншеи, а комья земли улетали высоко ввысь. Монстр был страшен. Громадный, высотой метра четыре и длиной метров в шесть, весь состоящий из неправильных углов, что образовывали бронированные пластины с загнутыми шипами на них, с огромной, вытянутой головой, увешанной рогами. Как такого можно убить? Ему даже очередь из тридцатимиллиметровой пушки ничего не сделает. Тут надо из танка стрелять, или всем гранатомётным отделением палить кумулятивными снарядами не переставая. Это не элита – это настоящий страх и ужас Континента!

По мере приближения биологического танка нового поколения я заметил за собой одну странность – вся нервозность и нервное мельтешение мыслей пропали. Мозг стал работать как сухой безэмоциональный компьютер, оценивающий противника и делающий логические выводы, а также выдающий тактику боя на ближайшее время.

– Бей по центру правого колена! – неожиданный крик Гайки, вывел меня из ступора.

По правому от нас, или по ходу движения монстра? Слава богам, этот вопрос разрешился в долю секунды, когда центр правого колена элиты покрылся инеем, и в него ударила пуля Гайки. Ударила и отрикошетила куда-то в сторону. Моя очередь тоже почти вся ушла в сторону, выбивая искры из замороженной брони коленного сустава монстра, но пара пуль всё же ушла глубже, заставив монстра припасть на правую ногу. Элита всего на секунду остановила своё движение, но этого хватило Гайке, чтобы исполнить свой план.

Та самая ложка-маяк, замотанная в слои бинта и щедро пропитанная кровью напарницы, стрелой вылетела из её рук по направлению к элите. Шанс на то, что она хоть как-то отреагирует на такой необычный подарок, был ничтожно мал. Но он всё же выпал!

Мотнув головой, тварь клацнула зубами, и окровавленный бинт исчез в бездонной глотке.

– Кушать подано, тварь! – процедила сквозь зубы Гайка, и две гранаты исчезли из её рук.

Взрыв произошёл через полторы секунды – именно такой интервал выбрала Гайка. Рвануло не особо красиво – гулко бумкнуло, как будто шум раздался из бочки, и из правой стороны элиты вырвался гейзер крови, бьющий практически строго на площадку. Покачнувшись, монстр припал на задние лапы, помотал головой и снова поднялся. Сделал неуверенный шаг вперёд, припал на левую заднюю ногу и снова направился в нашу сторону.

Подвижность, как и желание достать нас, у него не пропали. Элита медленно двинулась к опоре, возле которой находились мы, приподнялась на задней лапе, уцепилась передними конечностями за балку и подтянула себя вверх. До нас ей оставалась каких-то жалких пять метров.

В голове чётко созрела мысль, что это всё, конец. Противопоставить ей хоть что-то мы уже не способны. Гайка ещё стреляла, пытаясь попасть в глаза, но это не приносило видимых результатов. Даже пуля калибром 12,7 мм не могла пробить веко этой твари. Пули бессильно рикошетили, лишь дразня тварь.

А раз терять нечего, то нужно рисковать. И рисковать по-крупному, и делать что-то такое, чего в нормальном бою ни за что не будешь делать. Потому как глупо, рискованно и отдаёт тем ещё идиотизмом. Но тут другие расклады, и поэтому – вперёд!

Во время передышки, когда мы ждали приближение твари, я проделал несложные манипуляции с оставшимся репшнуром. Привязал его к балке, так, на всякий случай – вдруг придётся уходить таким способом, а не спускаться по опорам. И вот теперь быстро привязал отмеренный кусок в десять метров себе за разгрузку и встал на настил во весь рост. После чего резко выдернул меч из ножен и нажал на кнопку активации чит-режима.

– Честь имею! – не смог я удержаться от лишней бравады. Резко склонил голову перед оторопевшей девушкой и, сильно оттолкнувшись, прыгнул вниз, на бронированную тушу монстра.

– Банзай, твою мать! – дико крича во всё горло, я летел по направлению к элите.

Странно было бы, если бы мой план вот так вот просто взял бы и удался. Элита не тупой медляк, и даже не лотерейщик с куцыми мозгами, направленными лишь на то, чтобы найти и убить человека. Не-ет, элита – это вершина эволюции мутантов Континента, и у этой вершины мозги соображали весьма недурственно. За ту секунду, что я летел до неё, она успела оценить степень угрозы и рассчитать свои действия. Немного отклонившись в сторону, она резко вытянула правую переднюю конечность и собралась чиркнуть по такому глупому человеку когтями, больше всего похожими на бритвенной остроты косы, Только вот в этот момент в её открытый глаз влетела пуля Гайки.

От явно неприятного столкновения тварь непроизвольно дёрнулась, и в итоге меня чиркнул лишь один коготь, да и то по касательной. Но и его одного мне хватило, чтобы резко сменить вектор движения. Энергетический щит от наручей вспыхнул синеватыми ячейками, чтобы сразу погаснуть, разряжаясь полностью. Но свою функцию он выполнил – меня не располовинило. От удара моё тело уже несло вокруг опоры, закручивая по спирали. Этого не ожидал ни я, ни элита.

Весь мой полёт по окружности длился от силы секунды полторы, и мне, не знаю каким чудом удалось осознать, что сейчас произойдёт, и подготовиться. По широкой дуге меня принесло на спину монстра, и элитник не успел на это среагировать. Может ещё не проморгался от крупнокалиберной пули в глаз, может гранаты, всё же нанесли значительный ущерб, внося изменения в мозговую деятельность монстра. Не суть. Главное – элита не успела среагировать!

Приземлялся я не абы как, а вытянув меч перед собой. Воткнулся в спину элиты, вонзив меч на всю длину, и под воздействием силы тяжести съехал по её спине метра на два вниз, попутно проделывая в её спине огромного размера рваную рану. Крючковатые шипы монстра пытались впиться в моё тело и остановить продвижение вниз, но нолдовская «сорочка» исправно уберегала тело от повреждений. Меня, конечно, немного бросало из стороны в сторону, когда я натыкался на очередной шип, тем самым делая рану ещё более широкой, но движение вниз не останавливало.

Дальше двух метров продвижение не пошло – кончился запас верёвки и меня снова утянуло вбок, теперь уже раскручивая спираль в обратную сторону. Как оказалось, очень вовремя – выдав из своей глотки урчащий рёв, элита перестала держаться за опору и, завалившись назад, с шумом грохнулась на землю.

Я же, как на качельках, болтался под перемычкой и хохотал во всё горло. Нервное, скорее всего. Нет, это ведь уму непостижимо, но мой план удался! Пусть и не так, как я планировал, но ведь удался!

Моё безудержное веселье остановила Гайка резким рывком верёвки, а после – ценнейшими указаниями:

– Ты, дебила кусок, чего ушами хлопаешь и хохочешь как умалишённый?! – чуть ли не в припадке заорала Гайка. – Руки-ноги целы?

На этот вопрос я лишь радостно покивал головой.

– Тогда бегом к башке этого красавца и вытряхивай из него всё что можно! Да бегом же, ошибка ты природы! – при этих её словах я быстро пошёл вниз и уже через три секунды был на земле. А Гайка не переставала меня просвещать:

– Сейчас вторая толпа почует, что элиту грохнули, и примчится сюда проверять, кто это тут такой борзый. Так что в темпе давай! А нам до респа надо успеть по одной очень интересной штуке в рот засунуть, – сама Гайка после своей тирады подняла винтовку и прильнула к прицелу, высматривая надвигающуюся стаю.

После этих слов и до меня начала доходить суть происходящего. Элиту не зря зовут жемчужниками, именно у них в споровом мешке встречается практически самый дорогой трофей в мире Континента – жемчужина. И до того, как сюда нагрянет вторая стая, надо успеть вытащить все трофеи, и принять, так сказать, перорально нужный модификатор.

Обойдя труп, я невольно замер – показалось, что тело элитника мелко подрагивает. Или не показалось? Да нет, точно подрагивает, теперь это точно видно. Она, что, ещё жива? У неё позвоночник в уйме мест перепилен на кучу частей, и крови из неё вылилось сравнимо с маленьким озером. Как она всё ещё может при таких ранениях жить? Хотя что я знаю о вершинах эволюции мутантов? Может у неё регенерация такая, что она из одной только головы всё тело воссоздать может?

Я осторожно подошёл к голове в поисках спорового мешка. Ну, нифига ж себе! От самого незащищённого участка, от этой пяты Ахиллеса не осталось и намёка. Бронебойный бугорок с чешуйчатыми пластинами, толщиной сантиметров в десять, и маленькая щель снизу, полностью закрытая, когда тварь идёт или лежит. И только когда она наклоняет башку вниз, эта самая щель и раскрывается. Такую точно хрен убьёшь.

Ладно, нечего рассусоливать, делом надо заниматься. Я наклонился, взял в руки меч, намереваясь пошерудить им в мешке, как тот распался у меня в руках мелкодисперсной антрацитовой пылью. Жутко зачесалось всё тело. Я одёрнул комбез и выругался – всё тело покрывала всё та же самая чёрная пыль. Вот ведь блин! Скинул комбинезон, отряхнулся, как мог, снова надел на себя. Чесотка не проходила. Ладно, потерпим, не до неё сейчас.

То, что сейчас произошло с мечом, нолдовской одеждой и наручами объяснялось просто – очень скоро воскреснет Зиверт, и все его вещи «ушли» на подготовку к этому событию.

Я достал нож, присел и воткнул его в оболочку спорового мешка скрытого за бронированным капюшоном, чувствуя, как преодолевается податливая преграда. Многотонная туша вздрогнула всем телом, чуть дёрнулись нижние конечности. Ну, вот и всё – после поражения спорового мешка какая бы ни была элита матёрая, погибает даже она.

Я выгреб содержимое в пакет, не особо рассматривая трофеи, сунул его за пазуху и, подбежав к опоре, принялся карабкаться наверх.

– Чего-то они не торопятся… – задумчиво протянула девушка, когда я присел рядом с ней.

– Так это же хорошо, – выдал я, своё виденье ситуации.

– Да с чего бы? – не согласилась со мной Гайка. – Когда вот это всё, – тут она указала на грозовой фронт, – польётся на землю, то мало нам не покажется.

– Ну, дождь, ну молния с грозой, чего так напрягаться-то? Вымокнем только.

– Ты видел, как на мойках машины избавляют от грязи направленной струёй воды?

Кивнул, видел мол.

– А теперь представь, что этот напор увеличили в пять раз, до такой силы, что он запросто сможет сорвать у тебя мясо с костей.

– Так не бывает, – неуверенно выдал я.

На что Гайка картинным жестом обвела руками всё пространство, как бы произнося свою любимую фразу «Это, мать его, Континент, тут возможно всё!». И в подтверждение её слов вдали раздался оглушительный грохот.

– И какие планы?

– До базы бы добраться, но боюсь, не успеем… – скорее для себя, чем для меня, тихо проговорила девушка. – Совсем немного времени для размышлений у нас есть, так что показывай, что нам эта уродина в наследство оставила.

Я развернул пакет, и Гайка нырнула туда чуть ли не с головой. Переворошила там всё и с довольным лицом посмотрела на меня.

– Богатый улов, и это всё с одной только элиты, а сколько вот с этих всех набрать можно будет… – мечтательное выражение её лица сменилось озабоченным. – А нам ведь, Метиз, теперь умирать совсем нельзя. Ну, как найдёт кто-то такое сокровище?

– Я будто против, – буркнул, прикидывая варианты дальнейших действий.

– А скажи-ка мне вот что, друг мой, – на этих вкрадчивых словах девушки я развернулся, чтобы увидеть ранее уже наблюдавшуюся мной картину, а именно – ствол пистолета, смотрящего мне прямо в лоб. – А какие у тебя планы на делёжку этого вот пакетика? – она потрясла в руках пакет с трофеями.

– Тебе этого явно не говорили, но у тебя кукушка того… не часто в гнездо возвращается.

– Говорили, и довольно часто. Просто всегда выгодно получать ответы вот так, – она немного покрутила пистолетом. – Знаешь, тут на Континенте, довольно много людей, которые и за десятую часть вот этого, – снова лёгкое потряхивание трофеями, – укокошат и даже не подумают, что совершили что-то неправильное.

– Тогда понятно, чего ты такая нервная. Хреново по жизни быть детектором лжи, да? – посочувствовал я ей.

– Ты даже не представляешь, насколько, – горько вздохнула Гайка, после чего встрепенулась и сузила глаза. – Ты чего мне зубы заговариваешь? Отвечай, давай, на вопрос!

– Не думал я над этим. Если вот так вот сходу отвечать, то самое первое, что мне видится – это разделить пополам. Можно ещё как-то, я не знаю, может тут определённые правила есть? Кто больше урона нанёс, или кто сделал последний удар… Не знаю. Но присваивать себе чужое имущество путём невинного убиения особо крикливой по ночам барышни, я не намерен.

– Всё с вами, огурцами, не так, – незлобно буркнула Гайка, убрав пистолет в кобуру.

– Сейчас-то что? – покачал я головой и возвёл свои очи к небу, про себя прося дать мне сил для понимания женской логики.

– А чего тебе просто не восхотеть присвоить всё себе? Это же, пусть и малое, но всё же сокровище. Вот был бы ты из таких, я бы просто и безо всяких зазрений совести, тебя грохнула и пошла бы дальше по своим делам. И всё. А теперь вот мучайся с тобой.

– А самой просто так грохнуть, типа совесть не позволяет? – ехидно улыбнулся я, и в упор посмотрел на неё.

– Да не знаю я, – чуть ли не взвыла Гайка. – Не была я никогда по эту сторону баррикад. Меня обычно все кинуть пытались.

– Теперь понятно, с чего ты такая нервная.

– Нервная, ага, – легко согласилась со мной девушка, выуживая из пакета зелёную жемчужину и мгновенно проглатывая её. – Порядок, – отозвалась она. – Ты будешь, или припрячешь и сохранишь до десятого уровня?

– А если я её сейчас приму то, что будет? После десятого два умения сразу откроются?

– Ага, двадцать два откроются. Держи карман шире, прибавки к характеристикам капнут и всё. По идее лучше её сохранить и уже после десятого принимать по таймеру, но тут же видишь, какая история творится? Можешь и на этом стабе спрятать, я даже бесплатно твой тайник скрою, но для этого нам надо выжить. Шансы выжить есть, но не в такую грозу. Так что сам думай: либо сейчас примешь и просто прибавки получишь, либо надейся на её величество Фортуну.

– А сколько там всего жемчужин?

– Четыре. Две зелёных, красная и чёрная. Тебе, как истинному камикадзе, поразившему своими действиями сердце прекрасной дамы, идут красная и зелёная.

– А ещё что ценного есть?

– Регенератор вот золотой есть, ну и остального навалом. А тебе чего что-то особое надо?

– Яйцо отдашь мне? Его как-то по бартеру можно ведь обменять?

– Да без проблем, – Гайка протянула мне две жемчужины и регенератор. Как-то не особо задумываясь, что делаю, я спрятал их в ячейку личного инвентаря. В итоге, в инвентаре кроме жемчужин и регенератора от первоначальных трофеев остался лишь споран.

– М-да… пупырчатый, ты полон сюрпризов, – не преминула высказать своё удивление девушка. – А не хочешь ко мне в отряд, на постоянной основе?

– Муров бить?

– Ну да. Должна же быть цель в жизни? Чем это не цель?

– Я подумаю, Гайка. Очень серьёзно подумаю. У меня одно важное дело ещё есть, товарищу помочь кое в чём надо. Вот как с этим делом разберусь, так сразу и подумаю.

– Все вы только обещаете, а как до дела доходит, то сливаетесь в туман.

– Не пудри мне мозг, ментат, – жёстко выдал я. – Ты почувствовала, что я сейчас не врал!

– Ой, какие мы нежные, – захлопала ресницами Гайка. – Чего вскипел-то, как чайник на плите? Засвистишь сейчас и лопнешь.

– Не знаю, – удивлённо отозвался я, в действительности, не понимая, что это со мной сейчас было.

Далеко в дебри самоанализа не дала залезть Гайка, которая внезапно нахмурилась и выдала.

– Знаешь, что, друг ты мой нежданный… – после этих слов мне вдруг стало очевидно, что следующая фраза боевой подруги принесёт мне много забот и хлопот. Не знаю, откуда вдруг такая вспышка ясновиденья, но в том, что меня сейчас попросту запрягут, сомнений не было. Никаких.

И я оказался прав.


Глава 13 Жизнь третья. Гайка и все, все, все… | Долгая дорога в стаб | Глава 15 Жизнь третья. Битва при грозе