home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Жизнь третья. Гайка и все, все, все…

Рефлексы сработали штатно – кувырок на землю, разворот к противнику с одновременным направлением ствола оружия на незнакомую угрозу. Только вот не успевал я! Катастрофически не успевал. Выходя из кувырка и поворачиваясь, я только и увидел смазанную тень, когда мне в лоб упёрся ствол пистолета.

– Резвый, но недостаточно, – насмешливо бросили над ухом.

Теперь я смог рассмотреть того, кто говорил. Девушка, короткие светлые волосы, не под мальчика, а именно что короткие, лет двадцать пять-тридцать на вид, не разобрать точно. Да и не особый я специалист по угадыванию возраста у девушек, если честно. Милое личико с парой веснушек, которые совсем не портили лицо, лишь добавляя шарма. Всё тот же камуфляж, но приталенный, фигура… вполне себе ничего. Всё хорошо там было, во всех нужных местах «было», во всех ненужных «не было».

– Вставай, красавчик. Но перед этим аккуратно автомат на землю брось. И не пытайся со мной шутить! – голос у неё был немного с хрипотцой, самую чуть.

Наставленный в лоб пистолет и скорость девушки, продемонстрированные ранее, отбили всю охоту к каким-либо шуткам. Я поднялся и посмотрел девушке прямо в глаза.

– Ну, и что мы тут делаем, Метиз? – с прищуром глядя на меня, поинтересовалась девушка, не убирая пистолет.

– Водку ищу, – буркнул я, прикидывая варианты.

Ситуация так себе, конечно. По скорости и реакции эта мадам делает меня вчистую. А меч с его баффами в топтуне торчит, и дотянуться до него нет никакой возможности. Есть вариант всё же попробовать, но не факт, что наручи уже перезарядились и смогут выдержать очередь из пистолета. Именно что очередь, так как в руках девушки АПС, и магазин в нём явно заряжен полностью. А двадцать пуль в упор, пусть и пистолетных – это всё же двадцать пуль в упор. Так что риск дело благородное, но тут явно не тот случай.

– Смотри-ка, не врёшь, – ствол пистолета девушки наклонился чуть ниже и смотрел уже не в голову, а в грудь.

Оп-па! Слова девушки явно давали понять, кто она такая – ментат! Ходячий детектор лжи. Не самое удачное стечение обстоятельств для меня. Но, я-то ладно, а вот как сильно не повезёт её парню? Странная мысль, и совершенно не ко времени.

– Ты чего улыбаешься? – заметив мою непроизвольную улыбку, девушка заметно напряглась, и ствол пистолета вновь стал смотреть мне в лоб.

– Я тебе не враг. Может, просто поговорим, если ты меня прямо здесь завалить не решила?

– Замышляешь против меня чего нехорошего?

И вот как тут отвечать? У меня вроде как были мысли о том, чтобы отобрать у неё оружие. Но это ведь всё в целях самообороны. Как у них работает это их сканирование, кто знает? Скажу, нет, а она мне пулю в лоб сразу, если фальшь в моих словах почует.

– Убивать тебя не планирую. Пока, по крайней мере.

– Тогда нормально. Гайка, – и протянула руку для рукопожатия.

– Метиз.

Я представился и несильно пожал ладонь в тактических перчатках, в героических попытках не рассмеяться. Надо же – Гайка… Нет, имя как имя, просто совершенно недавно я именно про это имя упоминал Зиверту. В том ключе, чтобы ко мне оно не прилипло.

– Так чего ты тут делаешь, Метиз? Жилые стабы отсюда далеко. А таким как ты, делать тут нечего.

– Я как раз к стабу и иду. С респа недавно.

– Странно это. С респа к стабу все унылые идут, а ты прямо светишься от здоровья. Автомат у тебя просто загляденье, а вот это вот, – тут она подошла к топтуну и выдернула меч, – это совсем другой разговор. Такие вещи дорогого стоят, – после этих слов она резко крутанула меч, так, что он пропал из виду. – Игрока помирающего встретил?

– Не понял?

– Такое оружие в руках у новичка – это нонсенс, такого не бывает. Да и привязан он к игроку с именем Зиверт. Вот я и спрашиваю: умирающего нашёл, или в чёрном пепле уже отыскал?

– Да нет… Он сам на время мне его отдал.

– Врёшь Метиз, – она погрозила мне пальчиком.

– Мы вместе ехали на машине и нарвались, Зиверт погиб, а я взял меч. Мы встретимся, и я его верну.

– Не-а, – всё ещё крутя в руках меч, так что он выписывал невиданные кренделя, отозвалась она.

– Почему? – я невольно напрягся.

– У меча есть хозяин, и пока он не возродился, ты им попользуешься, а потом он пропадёт. Он же привязан.

И тут всё встало на свои места. Ну, конечно! Когда мы отыскали меч и прочее в башне, Зиверт тоже был после перерождения. А сейчас он ушёл на респ, и пока не переродился, меч остаётся у меня. А как он воскреснет, так меч и пропадёт. Вот поэтому за мной и нет никакой погони. Для чего за мной гоняться, если меч так и так пропадёт?

– Держи, – Гайка, наигравшись, протянула мне меч рукояткой вперёд.

– А ты где так научилась им владеть? – вопрос волновал меня довольно сильно, ибо то, что показала девушка, заслуживало уважения.

– Не знаю. Всегда умела. Моторная память из прошлой жизни.

– Ясно. А ты сама-то что тут делаешь?

– А вот это, Метиз, не твоего ума дела, – довольно резко ответила девушка.

– Я просто интересуюсь, вдруг нам по пути? Вместе всё равно ведь веселей?

– Ты в курсе, что на Континенте не особо принято куда-то ходить с первыми встречными? Совсем не боишься, что ограблю?

– Ты зелёная, и если бы хотела убить, в диалог не вступала бы, – просто отозвался я на её реплику.

– Я подумаю. А пока я думаю, займись делами, – изящный пальчик указал на мутантов.

Я кивнул и направился на потрошение споровых мешков. Ничего примечательного не нашлось, немного споранов и одна горошина. После мертвяков я занялся самолётом. Самолёт был хоть и маленький, но богатый. И это я не про внутреннюю отделку, хотя и она поражала своей роскошью. Кожаные сиденья, панели огромных экранов и прочие изыски старого мира теперь меня совершенно не трогали. Главное богатство – это еда и спиртосодержащие жидкости. А этого добра тут хватало. Пакетированные сладкие булочки – не удержался, вскрыл одну упаковку, понюхал и впился зубами. Хорошо! Печенье, тоже в упаковках и тоже пойдёт. А вот готовая еда, завёрнутая в упаковки, испортилась. Несильно, но уже пованивала. Да и ладно – главное, что нашлись бутылки с алкоголем. Я не большой гурман в этом деле, но банальную водку брать не стал. Нашёл стяжку минеральной воды в полуторалитровой таре, вылил одну и сделал микс – смешал бутылку «Хеннесси», бурбона и кальвадоса. Не представляю, зачем я это сделал, просто захотелось.

– Метиз, ты закончил? – донёсся до меня вопрос девушки.

Я-то закончил, а вот мои хомяк и жаба, явно нет. Рюкзак уже распух от разного рода сладостей, и я никак не мог втиснуть в него ещё что-то.

– Иду, – недобро глядя на оставленные сокровища, буркнул я, и выбрался из самолёта.

– Скажи мне, Метиз, а ты хороший по жизни человек?

Вопрос девушки поставил меня в тупик. Не потому, что я не знал ответа, я вообще об этом не задумывался. Кем я был в той, прошлой жизни, до потери памяти, мне не ведомо. И соответственно, как и чем жил, тоже.

– Людей просто так не граблю и не убиваю. Это всё, что я пока о себе знаю. И красивых девушек не насилую. Только если попросят, – и внимательно так на неё посмотрел.

– Ага. Посмотрела бы я, как ты кого-то попытаешься изнасиловать, – фыркнула Гайка.

– А чего тут смешного?

– Ты ещё по ходу не все правила Континента знаешь, Метиз, да? – ещё одна ехидная ухмылка.

– Не все, – кивнул я, не видя смысла что-то скрывать.

– Тогда я тебя просвещу. Чтобы, значит, не получилось у тебя чего дурного по незнанию. Хотя ты же зелёный как огурец, и в принципе, моральными уродом быть не должен.

– А чего, собственно, в этой «зелёности» такого? Это ведь всего лишь условность. Убил определённое количество заражённых и всё.

– М-да… В целом ты прав, но есть некоторые нюансы. Если убивать мелкоуровневых, то где ты столько найдёшь? До первого героя надо пару деревенек изничтожить, и то не факт, что гуманность поднимется настолько, чтоб Система звание присвоила. И ещё один момент. Система каким-то образом понимает, каков человек на самом деле. И немного ему в этом подыгрывает. Кому красноту излишнюю добавит, кому статус первого огурца влёт прилепит.

– Огурца?

– Ага, – Гайка улыбнулась. – Огурец первого уровня – герой с дырой. Ты вот быстро героем стал?

– Дня за два, может три… – за всеми этими событиями я потерял счёт времени и точно уже не знал, сколько я нахожусь в мире Континента.

– Вот и я о том же. Видать, ты действительно хороший человек…

Девушка задумалась и, уйдя в свои мысли, отошла к раскидистой ели. Залезла под крону и вылезла оттуда с монструозной винтовкой и рюкзаком. Гайка не отличалась особым ростом, метр семьдесят от силы, и в её руках снайперский комплекс смотрелся как нечто ей несоответствующее.

– Гайка? – мой оклик вывел её из состояния задумчивости.

– Чего?

– Чего тут не так с сексом?

– Где? – изумление моим вопросом сменилось пониманием, и вся эта палитра эмоций, вернее, её быстрая смена вызвала непроизвольную улыбку.

– Чего опять ржёшь? Я не клоун, ты не в цирке. Понял? – я лишь поднял руки вверх, в жесте «сдаюсь». – Так, чего тебе там надо было? А! Вспомнила, по сексу значит. Только об одном и думаете, кобели!

– Может, я тогда у кого другого узнаю, раз ты так на это реагируешь?

– Стоять-бояться! Раз-два! Присел и слушай. Короче. всё просто – залезешь на кого-то без спроса и не сможешь.

– В смысле не смогу? Это как? Резкий приступ эректильной дисфункции нападёт?

Последнего предложения я сам от себя не ожидал. Не знал, что у меня внутри черепной коробки такой словарный запас.

– Ты посмотри, какой умный! – Гайка картинно развела руками. – Ты попроще выражайся, подольше проживёшь. Тут люди простые, от незнакомых слов шарахаются, думая, что ты на них порчу наводишь. Понял?

– Понял, – я с готовностью кивнул.

– Ну, ты и придурок, – она тяжело покачала головой. – Какая, к свинячьим пятакам, порча? Это, блин, Континент, а не средневековье. Короче, дисфункция, как ты выразился, не у пипетки, которой ты думаешь, а у всего организма, вследствие резкого проседания шкалы удовольствия в ноль. А когда шкала уходит в ноль, ты становишься овощем. Огурцом, ага! Полноценным огурцом – лежишь себе тихонечко и ни о чём не думаешь, потому как мозг угнетён, и кроме чувства апатии и безразличия ничего не испытываешь. Ты уже труп, просто ты ещё об этом не знаешь. Ясно?

– Ясно-то ясно. А с чего так? Какая Системе разница, чем мы тут занимаемся? Она ведь и так нас глушит чуть ли не ежедневно. С чего такие заботы о морали?

– У неё спроси. Я чёт вот забыла, – ехидно состроила рожицу Гайка. – Есть определённые правила, и они нерушимы.

– Я бы так не сказал, – отрицательно покачал головой я. – В каждом правиле есть исключения. Я даже знаю одного такого, кому конкретно вот это правило по барабану.

– Кореш твой? – как бы между делом поинтересовалась девушка.

Может кого другого этот простой вопрос и ввёл бы в заблуждение, но только не меня. Я заметил, как глаза Гайки немного сузились, тембр голоса просел, но не это было главное – в мой позвоночный столб, будто жидкого азота налили.

– Гаечка, дорогая, давай не будем делать поспешных выводов и сначала дослушаем мой ответ. Хорошо? – как можно спокойнее произнёс я.

– Какая я тебе на хрен милая?! – едва заметная до этого хрипотца теперь была ярко выражена в её голосе. – На вопрос отвечай! Рюкзак – твой дружбан?

Тут она перестала себя сдерживать, и сжимающая пистолет в кобуре рука распрямилась, а знакомый ствол снова смотрел мне в лоб.

– Нет, не дружбан. При нашей единственной встрече, я его убил. А до этого он упрашивал своё руководство разрешить меня трахнуть.

– Эта сука такая, петух, тот ещё, – незаметное движение, и пистолет снова в кобуре. – Ты прости… там… просто личное, вот я и не совсем адекватно реагирую на всё это.

Помолчали. С адекватностью у этой барышни явно проблемы. Но это и понятно – после того, что она пережила, а что именно случилось, догадаться нетрудно, кукушка может временно покидать гнездо. Главное, чтобы она возвращалась.

– Не великовата винтовка? – задал я вопрос, когда надоело молчать.

– Моя-то? В самый раз, – девушка погладила ствол. – Патроны дорогие, правда, но это тоже решаемо. Короче, так, Метиз. Идём вместе, нам тут немного по пути, а потом я тебе ориентиры дам и дальше уж сам.

Я кивнул, соглашаясь, и мы двинулись. Винтовка Гайки заняла место у неё за плечами, и вот что странно – она передвигалась с ней по лесу как следопыт в… надцатом поколении. Ветки то ли сами огибали её, то ли она так филигранно выбирала маршрут, но ствол ни разу не зацепился за ветки. Пока шли, я задавал разнообразные вопросы по Континенту. На какие-то получил ответы, на какие-то – только полунамёки на них. Странная девушка, странная и интересная.

Лес кончился внезапно – вот он был, а вот уже поле с низкой травой. Шли по полю напрямик, прямо и никуда не сворачивая. Как я понял, Гайка уже бывала в этих местах и ориентиры знала точно. На очередном холмике я увидел вдали высокие линии электропередач, а прямо за холмом лежал остов старого «уазика», съеденный коррозией до неузнаваемости.

– А чего он такой? – указав на «козлика», спросил я.

– Какой такой?

– Старый и ржавый, как будто многие годы простоял. Ты же рассказывала, что при перезагрузке кластера всё загружается по новой и старого встречается очень мало.

– Так и есть. Просто то, что ты вокруг видишь – это стабильный кластер. Никому не нужный просто.

– Почему? Их так много?

– Потому что его с трёх сторон окружают быстрые кластеры – это те, которые имеют незначительный период перезагрузки, – после слов девушки я кивнул, подтверждая, что помню про такие кластеры. – Ну и представь себе, что на этом маленьком стабе построят посёлок.

– Представил. В чём подвох?

– В том, что оседлые мертвяки будут постоянно наведываться на этот стаб при очередной перезагрузке соседнего кластера. А ещё случается, что два кластера перезагружаются практически одновременно. Ну и соответственно, наплыв монстров будет в два раза больше.

После этих слов стало намного понятней. Правда остался вопрос – а как стабы на нормальном расположении защищают свою территорию? Высокими стенами и минными полями? На этот мой вопрос Гайка ответила, что-то типа «сам потом узнаешь». Всё зависит от количества денег в стабе. Тогда я задал другой, более актуальный вопрос.

– А когда следующая перезагрузка какого-либо кластера, граничащего с эти стабом?

– Послезавтра, так что не бойся, нас тут уже не будет.

Успокоенный её словами я оглядывался по сторонам. Так вот он какой, стаб… Ничего примечательного – обычная земля, обычное небо над ним. Одно лишь различие с тем, что я видел ранее – он не перезагружается. Или перезагружается с очень значительным периодом – десятки лет и больше.

– Мы вон туда идём, – Гайка показала на строение метрах в пятистах. – Там есть большая подстанция, где можно нормально посидеть и перекусить. Да и на ночлег там остановимся, дело-то к вечеру идёт. Только перед этим нам надо будет сделать ещё одно дело.

– Какое?

– Ты случаем в стройбате не служил?

– Мне-то откуда знать? Воспоминаний от прошлой жизни у меня нет совсем.

– Ах, да, ты же ущербный пока. Забыла совсем.

Не слишком приятные слова я пропустил мимо ушей, а вместо этого спросил.

– А ты разве что-то помнишь о прошлой жизни? Зиверт мне рассказывал, что воспоминаний обычно бывает мало. И ты точно никогда не вспомнишь, как тебя звали в прошлой жизни.

– Зиверт, Зиверт… А это не тот ушлый со всех сторон тип, что по серым землям шарится как у себя дома? Что-то я такое слышала. У него ещё подруга есть, та ещё отбитая на всю голову мамзелька. Он?

– Может и он. Точно сказать не могу, – нехотя выдал я, стараясь в разговоре с ней говорить лишь полуправду. Никогда не стоит забывать, что перед тобой ментат с непонятными возможностями. То, что она умеет отличать правду от лжи не говорит о том, что это единственная грань её таланта. Если взять того же приснопамятного Зиверта, то его телекинез – довольно развитое умение. А уж сколько у него дополнительных граней таланта к этому умению, я и представить себе не могу.

– А, да и неважно, – махнула рукой Гайка. – Так вот, по воспоминаниям. Их действительно мало, но что-то вспомнить всё же получается. Я вот вспомнила свою профессию из прошлой жизни.

– Учитель в школе боевых искусств, по направлению меча? – сделал я шутливую попытку угадать.

– Нет, это возможно было хобби, как и многие другие мои умения. А я художник, или вернее, художник-проектировщик. Была, по крайней мере. Так, я передумала, – она резко остановилась. – Сначала перекусим, а после займёмся земляными работами.

Мы добрались до зданий, и я принялся рассматривать сеть странных конструкций, образованных из металлических опор, трансформаторов и алюминиевых проводов, густо переплетённых в непонятный клубок. Металлические джунгли – вот первая ассоциация, пришедшая на ум. На самой территории подстанции металлические опоры ЛЭП возвышались вверх метров на двадцать и были попарно соединены между собой гигантской буквой «П», отсюда и складывалось впечатление паутины. Крепкая конструкция – сколько времени прошло, а она всё стоит.

– Чего застрял? – Гайка оглянулась, стоя у входа в обшарпанное здание.

– Иду, – бросил я, и устремился за скрывшейся за порогом девушкой.

Коридоры, лестницы и ещё раз лестницы. Наконец мы достигли места, выбранного Гайкой, обозначенного как кухня, ну и как спальня тоже. Пара широких панорамных окон, выходящих на улицу так что можно было осматриваться почти во все стороны. Три панцирные кровати с матрацами, здоровенный шкаф, стулья, и стол. В дальнем углу стояла газовая плита с красным баллоном и что-то наподобие рукомойника.

Гайка, подойдя к шкафу, открыла дверцу и достав оттуда чашки поставила их на стол. В нижней части шкафа я увидел стопки одеял и всего такого прочего.

– Это твоя база? – не удержался я от вопроса.

– Не только моя, ещё тут бывали Гвидо и Моксиль, но у них вышел лимит, и они улетели в другой регион.

– Это как?

– Очередное правило Континента – если помер пять раз, идёт смена региона. Ещё пять раз на респ слетал – снова смена региона. Потом уже по десять раз надо умереть, чтобы регион сменить. А после того, как шестьдесят раз помрёшь, то регион станет меняться уже через двадцать.

– Странно как-то.

– Здесь всё странно – это, мать его, Континент, – зло буркнула девушка, доставая из своего рюкзака армейские сухие пайки, обёрнутые в странную зеленоватую бумагу. – Чайник вон лучше поставь, – отдала команду девушка и сняла вверх комбеза, оставшись в одном лишь топике.

– Вы вместе ходили по кластеру?

Мне почему-то стало интересна судьба всей этой троицы. На вопрос она не ответила, неопределённо пожала плечами и всё. Ну, на нет и суда нет.

Я зажёг спичку, повернул ручку конфорки, но газ не выходил. Потушил спичку, осмотрел баллон с газом – закрыт. Отвернул вентиль, повторил процедуру. Ничего.

– Гайка, газ кончился.

– Дерьмо! Сухпай без кипятка жрать уже надоело, – настроение у девушки явно падало ниже плинтуса.

Но это ничего, это мы сможем поправить. Жестом фокусника я поставил на стол свой рюкзак, Гайка хотела возмутиться такой беспардонности, но я жестом попросил её остановиться. Та удивлённо хмыкнула, откинулась на стуле назад, положила ногу на ногу и разрешительно кивнула рукой.

Я вытащил на стол соленья, варенья, кастрюльку, газовый баллончик, печенье, – от вида всего этого Гайка просто обалдела. Потянулась, потрогала все банки и решительно притянула к себе литровую банку варенья.

– Серьёзная заявка на победу, – промурлыкала Гайка, ловко открывая банку с малиновым вареньем и засовывая в неё большую ложку. – Если ты не возражаешь, я её себе заберу, – на её слова я только развёл руками.

– По тебе и не скажешь, что ты такая любительница сладкого, – мне осталось лишь только хмыкнуть.

– Это Континент, – просто ответила она, будто бы всё этим объясняя, но затем продолжила. – Мы, те, кто тут живёт, как те гончие борзые. Сколько ни жри, а всё в мослы уходит.

– Мослы молам рознь, – сделал я авторитетный вывод, глядя на топик, который еле удерживал в себе своё содержимое. Гайка не носила лифчик, и это обстоятельство заставляло течь мои мысли в определённом направлении.

– Глаза у меня выше, – смеясь и не переставая методично опускать ложку в банку, совсем незлобно отозвалась девушка.

– Аппетит сладким перебьёшь, – сделал я попытку вернуть уже уполовиненную банку на стол.

– С чего это? Тут литр всего? – безапелляционно заявила она, даже и не думая прекращать.

Ну нравится ей сладкое, и что с того? Пусть ест. У меня ещё куча печенья и запакованные сладкие булочки в количестве двадцати штук. Хм… А может ей не показывать всё это добро? Съест ведь всё в одну каску и скажет, что так и было. Вот так, занимая голову всякого рода ненужными и лёгкими мыслями, я и сварганил ужин.

– Ещё плюсик тебе в карму, – сыто откидываясь на стуле и поглаживая животик, сонно улыбнулась Гайка.

– Ещё есть десерт.

– Только не говори, что у тебя где-то припрятан бисквитный тортик, – мечтательно закатила глаза Гайка.

– Не тортик, конечно, но если и не вкусное, то полезное однозначно.

Я поел гораздо быстрее, чем она. Вообще, девушка питалась с аристократической неспешностью, будто бы в первый раз пробуя новое блюдо и очень тщательно его пережёвывая. Я так не умею. Еда и еда, забросил в топку и ладно. Так вот, поев, я принялся за обычное уже действие – приготовление растворов модификаторов организма. И, естественно, сделал две порции всех нужных трофеев. Почему естественно? Да вот захотелось мне так, и всё тут. Возможно, я действительно не представляю цену местным деньгам, а возможно вообще никогда их не считал, или не умел. И вот теперь одну порцию поставил перед девушкой.

– Вот это неожиданно. А ты богатый Буратино, оказывается…

– Не бедствуем, – с апломбом заявил я, подняв первую чашку. – Будем, – отсалютовал я, и залпом выпил все жидкости.

Гайка повторила мой жест и закрыла глаза, распределяя свободные очки шкал. Я тоже быстро раскидал очки и спросил.

– Мы идём, куда ты собиралась, или нет?

– Да, – сонливость слетела с девушки мгновенно. – Только надо одно дело для начала сделать. Вот, вроде подойдёт, – она с умным видом посмотрела на ложку в своей руке.

А потом произошло нечто странное – от руки девушки к ложке пробежала фиолетовая молния. После чего она как ни в чём не бывало бросила ложку на пол.

– Это что? – поинтересовался я.

– Это моя забота о тебе. Скоро сам всё увидишь.

И больше не сказала ни слова.

Мы подхватили нашедшиеся в соседней комнате лопаты и пошли к выходу. Выйдя из здания и прошагав ещё метров триста в противоположную сторону от той, откуда мы пришли, Гайка сверилась с одной ей знакомыми ориентирами и ткнула пальцем в землю.

– Копай!

– Глубоко? – только и осталось спросить мне.

– Метра два примерно.

Я тяжело вздохнул и воткнул лопату в землю. Копалось на удивление легко – чернозём, да и корней нет. Так я снял верхний слой с травой и стал углубляться в землю на манер экскаватора. Копал и думал: «А зачем я собственно этим занимаюсь? С чего вдруг я заделался бесплатным землекопом?». Ну, не совсем бесплатным, конечно. Содержимое клада должно и мне пригодиться, как сказала Гайка. Но ведь слова – это только слова, а как оно на самом деле выйдет, неясно.

При очередном ударе штыковой лопаты в землю она гулко ударилась во что-то твёрдое. Кажется, нашли. Только вот нет тут двух метров, максимум метр с копейкой – только-только до глины добрался.

– Вот дармоеды! – беззлобно ругнулась Гайка. – Сказала же, на два метра закопайте, а эти гаврики до глины дошли и всё.

– Так тебя тут не было, что ли?

– Нет, я позже пришла, когда они уже всё закопали. Отвод поставила, и мы ушли.

– Кого поставила?

– Кого-кого, – передразнила меня Гайка, после чего ещё раз внимательно на меня посмотрела, хмыкнула и выдала. – Умение такое у меня, пупырчатый, скрывать от поиска всякого рода тайники. Не только тайники, я всё скрыть могу. Как, по-твоему, комнату ту не пограбили, где мы остановились? Или ты думаешь, тут никто не шастает, кроме нас?

– Я об этом не задумывался.

– А надо, зелёненький, надо. Тут если думать не начинаешь, на респ летать будешь ежедневно.

– Может, хватит уже меня с огурцом сравнивать?

– Так ты же он и есть, – удивилась она. – И вообще нефиг болтать! Доставай, давай.

Говорить что-то ещё и вдаваться в полемику я не стал – Гайка говорила без злобы, полушутя. Откуда я знаю, может издевательство над новичками – это единственное её развлечение? Вреда мне её слова не приносят, а гордость… М-да, мне даже смешно стало.

С натугой поднял три деревянных ящика из выкопанной мною ямы на уровень земли. А вот четвёртый оказался довольно лёгким и не таким габаритным как первые три.

– Почисти их немного, нечего в комнате грязь разводить.

– Я не уверен, что сумею донести всё с одного раза без посторонней помощи, – прозрачно намекнул я на помощь.

– Расслабь булки, мужественный ты наш. Всё учтено могучим ураганом, – ехидно ухмыльнулась Гайка и требовательно замахала ручкой. Мол, нечего стоять, чисть, давай.

Я соскрёб прилипшую грязь ножом, кое-где потёр травой, после чего, наконец, посмотрел, что это мы достали из-под земли. Три ящика оказались хранилищем патронов с бронебойными пулями. Два ящика под калибр 12,7 мм и один под 5,45. В четвёртом я так и не понял, что было, потому как Гайка отстранила меня от рассматривания ящиков и простёрла над ними руки.

Негромко бумкнуло и все четыре ящика пропали. Вот только что были здесь, и вот их нет. Нет, я определённо ещё долго буду привыкать к выкрутасам Континента. Тут все через одного маг на маге и магом погоняют, блин!

– И где они?

– Возле ложки, где же ещё?

– Ложка – маяк, а ты телепортер предметов? – ошарашено пробормотал я. – А насколько далеко можешь забросить и каков максимальный вес?

– Ты соображать-то уже начинай, – осадила меня Гайка. – Думай, что спрашиваешь.

– А, ну да, ну да…

Самая великая тайна, которую скрывают все иммунные Континента – это количество и общее направление своих умений. Справедливо скрывают, на мой взгляд. Всегда приятно удивить противника чем-нибудь эдаким – лазером из глаз или отравляющим газом, типа зарин из… ну понятно, откуда, в общем.

– Пошли, помоемся и разберём наш улов.

– Тут и душ есть?

– Есть, есть, – и снова эта саркастическая ухмылка на её губах.

Я могу точно сказать, что таких летних душей мне видеть не доводилось. Здоровенная округлая тара, перевёрнутая вверх ногами на десять, наверное, тысяч литров. Не уверен, что смогу даже предположить для чего она раньше использовалась. И таких тар тут две.

– Вот этот шаровой кран открываешь, вот отсюда льётся вода. А сюда вот одежду вешаешь. И ещё один бесплатный совет – если есть возможность помыться, мойся всегда. Заражённые чуют запах лучше собак, это я про модифицированных сейчас говорю. Но и мелочь чует любые запахи гораздо лучше нас с тобой.

Я кивнул, что понял и не стал говорить, что уже знаю об этом. Потом молча отошёл метров на десять и встал в охранении. Мы так договорились – сначала моется Гайка, я охраняю, а потом наоборот.

– Будешь за мной подсматривать – пристрелю! – прилетело напутствие от девушки.

И снова не стал ничего говорить. Просто постарался избавиться от ненужных в этот момент мыслей о том, что за спиной красивая обнажённая девушка натирает свои прелести мылом. Получалось откровенно плохо, но я старался. Плескалась Гайка всего минут десять, как я помнил, это нехарактерная черта для девушек. Они же как русалки, когда дело доходит до принятия водных процедур. Часами могут в ванной комнате сидеть. И чем только там занимаются? Тайна сия великая есть…

– Всё, можешь поворачиваться.

Я обернулся и практически уставился в упор на подошедшую девушку с мокрыми волосами и полностью одетую.

– Ты очень хорошо пахнешь, – сделал я корявый комплимент.

– Гель без запаха. Специально такой выбирала, – она уставилась на этикетку, пытаясь в ней что-то вычитать. Потом удивлённо подняла глаза и спросила, сузив глаза: – Или это ты сейчас вообще не про запах?

– Ну, нет…Почему ты так решила? Запах мытого тела всегда приятен и гораздо лучше, чем немытого, – идиотизм из меня так и лился безостановочно.

– В смысле, раньше я пахла потом, или вообще воняла? – до этого сузившиеся глаза Гайки расширились до невероятных значений и налились опасным блеском.

– Стоп! – я выставил перед собой руки. – Я просто хочу сказать…Что… Э-э… – таким дебилом я ещё не разу себя не чувствовал. Я просто не знал, как исправить ситуацию, хотя интуитивно понимал, что я не сам в неё попал, а меня в неё загнали.

– Да не парься, – хохотнув, Гайка прошла мимо меня, сунув мне в руки гель, которым умывалась сама. – Всё я понимаю, просто хотелось посмотреть, как ты отреагируешь на женский наезд.

– И как я отреагировал? – всё ещё пребывая в состоянии лёгкого шока, поинтересовался я.

– Как и все мужчины. Ну, те, которые более-менее нормальные.

– Это как?

– Как придурок, – просто отозвалась она, и встала на страже, взяв в руки свою винтовку.

Лучше бы я не спрашивал. Что-то в ней определённо не так. Разделся, открыл кран. Бр-р, вода-то прохладная. А, ладно, быстро сполоснусь и всё.

Я намылил голову, и когда смывал пену с головы, открыл глаза и увидел внимательный взгляд Гайки, исследовавший моё тело.

– Мне значит нельзя, а тебе можно?

– Так ты и не говорил, что мне нельзя, – легко отпарировала она, разворачиваясь и снова принимаясь за охранение.

– Вот нахалка! – хмыкнул я, отметив, что взгляд-то у барышни заинтересованный. Только вот чего-то я уже не уверен, хорошо это или плохо. После сцены незапланированного вуайеризма я наскоро умылся и насухо вытерся, после чего натянул одежду. Пока добирались до комнаты, в которой мы обосновались, никто и слова не проронил.

– Вот этот ящик, твой, дарю, – указала Гайка на один из всей кучи. – Вот здесь, – она указала на маленький ящик, – десять магазинов есть, тоже забирай. И лучше набей их сразу, а то мало ли что.

– Я и купить их у тебя могу, – начал я, но был остановлен жестом руки.

– Сказала – дарю, значит дарю, и закрыли тему. Да, и если по сути, то расплатился ты уже сполна. Так что закрыли тему, усёк?

– Как скажешь.

– Вот и молодец. А теперь давай займёмся делом.

Следующий час мы набивали магазины. Я свои новые, Гайка свои. В той четвёртой маленькой коробке помимо десятка магазинов под мой автомат лежали ещё двадцать под её винтовку. Я набил все магазины патронами, сложил в рюкзак, вложил в разгрузку ещё шесть магазинов. Одел всё это на себя, прикидывая, сколько веса ещё смогу взять. Получалось, что ещё патронов пятьсот потяну, а вот остальное уже никак. Мобильность пропадёт, да и шкала бодрости будет проседать очень быстро.

– Гайка, я только одну «консерву» взять смогу, остальное не утащу просто.

– Да, переборщили малость. Запрячем в новом месте поутру, до лучших времён. Ты всё, уже собрался? Утром выкопаем ямочку небольшую и сразу в путь.

– Да, я полностью готов.

– Тогда перекусим и спать давай.

Быстро перекусили, и я вышел на улицу прогуляться до ближайшего кустика. Пока шёл, язык зацепился за что-то странное во рту. Я покатал и сплюнул на землю очередной выпавший зуб. Организм под влиянием Континента менялся, или если говорить правильнее, то обновлялся. Шрам от аппендицита давно пропал, теперь настала пора для более глубоких изменений, вот и проблемные зубы выпадать стали.

Я сделал всё нужное, вернулся в комнату и лёг на кровать. Мысли текли вяло, и я уже практически уснул, когда моя кровать скрипнула от увеличившегося на него давления.

– Ничего не думай и не придумывай себе, – раздался жаркий шёпот девушки. – Просто немного приподнимем шкалу удовольствия и всё. Всё! Ты понял? – и губы Гайки резко и сильно впились в мои.

После непродолжительных ласк, от которых тело девушки начало просто дрожать от нетерпения, она с шумом выдохнула и почти со стоном прорычала:

– Ну, давай уже! Быстрее!

Ну я и дал… стране угля, мелкого, зато до… Много, в общем. Утихомирились мы только часа через два. И, противореча самой себе, Гайка не ушла к себе, а так и лежала рядом, крепко меня обнимая. Говорить о чём-то не хотелось, а вот девушку что называется, прорвало.

– Ты понимаешь, я только регион сменила. Не знала тут ничего. А меня этот хер драный глушилкой сразу обработал. Бросили в кузов, связали сразу и наркотой обкололи. Пришла в себя уже на ферме после операции – ладонь девушки, переплетённая с моей, резко сжалась, и мне стоило большого труда не вскрикнуть от боли. Руку будто в тисках зажали. Одни мутанты кругом, блин.

– Почку удалили и сердце, представляешь. Подсадили на машину, что кровь гоняла по моим венам, так и привязали к месту. А чтобы через респ не сбежала, периодически наркотой обкалывали, да трахали всей кодлой, когда у Рюкзака свободная мана была. Это ведь не люди, Метиз, это выродки какие-то! Как может вызвать желание у мужика баба с кучей трубок по всему телу, в полубессознательном состоянии? Вот как, а?!

Я лежал и молчал. Просто лежал и крепко-крепко её обнимал, потому как мои слова сейчас и не были нужны. Гайка в данный момент сама себя излечивала, тонкой женской терапией вываливая на меня все «прелести» рабской жизни. Она много чего рассказывала о том аде, что творится на ферме муров. О нолдах, изредка там появляющихся. О том, как им удалось сбежать, когда объявился какой-то мужик с новой партией рабов и сумевший активировать что-то убойное. И о том, что она для себя решила вести бой не на жизнь, а на смерть с этими созданиями бездны.

– Ты не думай, я же всё понимаю и с ума не сошла, – горячо шептала она распухшими губами. – Одиночными смертями этих уродов не выгнать, а на что-то большее у меня сил не хватает. Нас трое было таких, но они улетели на смену регионов, а я пока осталась. И пока сама регион не сменю, буду бить их, где только смогу. Снайпер я прекрасный, а с моей девочкой мы и с двух километров попадём куда надо.

Дела… Да она фанатик, и даже не скрывает этого. Хотя, а что бы я сам делал на её месте? Не знаю. Как по мне, главное, что она нашла в себе силы пережить этот кошмар. Понятно, что психика пострадала, но это лечится. Только вот в условиях Континента, боюсь, лекарство будет только одно – устранение причины, вызвавшей отклонение в психическом состоянии.

– Насколько я знаю, есть же нормальные стабы, под более-менее нормальным руководством. Им что, эти муры не мешают? Чего вопрос-то не закроют, кардинально? – вклинился я в её диалог.

– Мешают. Они всем мешают. Только вот не выковырять их из стаба. Тут в нолдах всё дело – они их снабжают практически всем. Понятно, что не своими технологиями, но всё, что у нас есть современного, есть в стабе у муров. Там такая оборона – закачаешься. Да и при прямом нападении на их базу сами нолды помогут. Не лично, но вот странные строения я там видела.

– И чем же они показались тебе странными?

– Они вообще не из нормальных материалов. Мне показалось, что это здание всё состоит из непрозрачного силового каркаса. И что он может скрывать, тоже неясно. Может там танки или самолёты нолдов стоят. Кто знает?

– Всё может быть, – пришлось мне согласиться.

– Ладно, не бери в голову. Это моя проблема. Мы, как и договорились, завтра расстанемся.

На этих словах она выбралась из моих объятий и перелегла на свою кровать. А я остался со странными мыслями в голове. Странными, потому что непонятными. Я никак не мог понять, что мне делать и как мне быть.


Глава 12 Жизнь третья. Самостоятельный поход | Долгая дорога в стаб | Глава 14 Жизнь третья. Банзай, твою мать!