home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Жизнь третья. Элементарно, Ватсон…

Странное сообщение, и как мне показалось, высокопарное, что ли. «С тобой разговаривает Акула, внемли мне. червь…» – у человека с головой проблемы, это и без психиатра заметно. Вот такое впечатление у меня сложилось после прочтения этого послания. Что это? Переоценка своих возможностей, или прямое понимание того, как устроен мир и нахождение своего в нём места? Если первое, то это очередной бзик, а вот если второе…

Чего гадать? Надо возвращаться и разговаривать с командором, хоть Акула настоятельно этого не советовал. А вообще пошёл он лесом, с такими заявками! Я, и только я буду решать, что мне делать и как мне жить. Чем больше я думал над письмом, тем больше заводился. Странная реакция, конечно. Ну, написал, ну, пригрозил, и что с того? Этот мир, как я понял, весь такой чёрно-белый – есть нагибатели и нагибающиеся, и неважно во что обёрнут кнут надсмотрщика – в налоги и завышенные цены в нормальном стабе, или нож у горла во всех остальных местах. Понятно, что есть и тона, и даже полутона, а ещё в некоторых местах даже временами сияет радуга – это всё частности. А реальность – вот она. Дай мне то, что надо мне, иначе тебе достанутся круги ада.

– Достало! – я с силой впечатал ботинок в ворота. Да так, что те прогнулись, издав при этом громкое дребезжание.

Ты чего бушуешь?

Тревожно выглядывающий из окошка Зиверт внимательно осматривал окрестности.

Отвечать я ничего не стал, просто махнул рукой, мол, сейчас поднимусь, и уже собирался это сделать, как за спиной услышал урчание. Два бегуна стояли метрах в пятидесяти и непонимающе урчали. Ясно всё с ними – аура действует, вот и боятся подходить. Ну что же, мы не гордые, сами подойдём. Можно было не обращать на них внимания и спокойно уйти – потеряв меня из виду, в их тупых мозгах сработает механизм, заложенный Системой, и они уйдут, спасаясь от воздействия ауры. Только вот мне очень хотелось выплеснуть весь негатив, внезапно скопившийся внутри. А парочка не особо развитых заражённых, для этого подходила просто идеально.

Увидев, что я спокойно иду к ним, мертвяки радостно заурчали, сделали ещё пару шагов ко мне и снова остановились.

– Что же вы нерешительные такие, как барышни на первом свидании? – подхватив обломок кирпича, валявшийся на асфальте, я с силой запустил им в ближайшего мертвяка.

Немолодой мужчина лет пятидесяти, чуть лысоватый, одетый в грязный костюм, получив по лбу обломком кирпича просто повалился на дорогу, нелепо засучив ногами и брызгая кровью из пробитого черепа.

– О как! – удивлённо выдал я, совершенно не ожидая от себя такой меткости.

Со вторым мертвяком получилось совсем просто – несущуюся на меня блондинку я пропустил мимо себя, резко отшагнув в сторону и просто вытянув меч. Иерихон не подвёл, и в штатном режиме располовинил женщину по горизонтали в районе пояса. Я обернулся и осмотрелся – может ещё кого шум привлек? Нет, всё чисто. И системный лог это подтвердил. Ничего удивительного в нём не было, разве что прилетело пару единиц к удаче. Проверил споровые мешки, достав всего лишь один споран из мужчины, блондинка жадной оказалась.

– Ну и чего это было? – встретил меня вопросом Зиверт, сидя у окошка на чердаке.

Я переслал ему сообщение от Акулы. Тот задумался, покивал своим мыслям, и спросил:

– Рано или поздно это должно было случиться. Так почему ты мне сообщение показал?

– Мне с уродами, разводящими людей как скот, не по пути. Дальше что делаем? Они как-то могут нас найти?

– Могут, только вот станут ли? Чтобы поймать меня, надо нормальную группу собрать, а не ту шелупонь, что сейчас по кластеру катается. Будь у Акулы информация, что я не целый, тогда да, здесь бы уже было не протолкнуться от его кавалерии. А так, я думаю, не придут они за нами. Хотя… Всё может быть. Эта отрыжка бездны очень уж хочет заполучить этот меч, – он кивнул на ножны у меня за плечами. – А в тот раз, когда он его видел, он был ещё без модификаторов.

Зиверт потёр переносицу, посмотрел на меня и опять вздохнул.

– Плохой тут кластер, почти прямая вотчина этих уродов. Не основной, но тоже регулярно перегружаемый и здесь они тоже бывают часто. Сил и умений у него хватит, чтобы узнать, что я на кластере уже долго, и не ухожу. И вывод, почему именно так происходит, он тоже сделать сможет. Тут до их стаба всего километров сто по прямой. Что тоже повышает риски быть обнаруженными. Чёрт! – Зиверт с выдохом стукнул кулаком по обрешётке фронтона, и брусок сантиметров в тридцать переломился с сухим стуком,

– Не надо было красных валить! По-тихому ушли бы из города, да и подняли бы тебе героику в другом месте. Сглупил я, конечно, но сделанного не воротишь. Ладно, Метиз, план такой: собираем всё что есть, и валим из города.

Опять сборы, на этот раз недолгие, и мы снова шагаем по частному сектору в направлении реки. Миновали квартал, за ним ещё один.

– Больно тихо вокруг, не нравится мне это, – остановился вдруг Зиверт.

– Чем плохо?

– Когда рядом нет всюду снующих бегунов, значит рядом может завестись тварь покрупнее. Здесь свежий кластер, и еды, по идее, всем должно хватать, но что-то меня тревожит.

Я прислушался к себе, в попытке ощутить ветер угрозы, но мой внутренний «угрозомер» молчал и выдавал по показателям полный штиль.

– До реки далеко осталось? – хоть угрозы я и не чувствовал, но слова Зиверта всё же заставили меня напрячься.

– Километр примерно. Тут ещё парочка домов, потом роща небольшая, а за ней уже река.

– Так может, дойдём быстрее? Чего тут стоять?

– Что-то тут не так, не пойму что, но что-то нечисто.

Мы стояли метрах в пяти от трёхстороннего перекрёстка, и двигаться нам надо было налево, но командор этого явно не хотел. Я, как мог, вслушивался в тишину улиц, пытаясь уловить хоть что-то, но тщетно. Запиликал зуммер, сообщая о прибытии нового сообщения.

«Справа от нас кирпичный двухэтажный дом. Как только крикну, сразу беги к воротам, потом занимай позицию для ведения огня. Если тут кто-то есть, он отреагирует»

Я чуть кивнул головой, показывая что прочёл сообщение. Если впереди есть засада, то наши действия точно спровоцируют её на активные действия. Если же её нет, то ничего страшного в пробежке не будет. Только вот как сам Зиверт побежит? Ответ на этот вопрос я получил чуть ли не мгновенно.

– Бегом! – выкрик командора слился с ледяным ветром, задувшим мне в затылок с силой урагана.

Понимая, что бегать быстрее пули у меня не получится, я как стоял, так и упал, уйдя перекатом с линии возможного огня противника. Краем глаза успел заметить спружинившего на одной ноге Зиверта и его прыжок. У него явно пересажены гены от кузнечика, ничем другим я не смог объяснить, то, что сейчас увидел. Командор взмыл в воздух и в прыжке преодолел двухметровые ворота. Я же, после переката, с низкого старта рванул в сторону калитки. Грохот автоматных очередей разорвал тишину.

Всполохи синего света вокруг моего тела говорили о том, что в засаде сидели не криворукие раки, а вполне профессиональные бойцы, потому как попадать по движущей мишени дело всё же непростое. Вопрос в том, как долго провисит на мне защита? Надо было раньше у Зиверта поинтересоваться по этому поводу.

Правое предплечье стегануло болью, когда я уже вбегал во внутренний дворик выбранного нами дома. Такое ощущение, что мясо на руке пожевал бульдог размером с лошадь, после чего выплюнул. Сила удара было такой, что на ногах я не удержался. Прокатившись на животе пару метров по свежей травке, кривовато вскочил и побежал за ломящимся через огород Зивертом. Тот, невзирая на потерянные конечности, двигался очень шустро, нелепо подпрыгивая и быстро-быстро шевеля костылями. Договорённость была залечь и дать бой, или что? Как видно Зиверт планы переиграл, а вот оповестить меня запамятовал.

Я бросил взгляд на правую руку – самой раны не видно, комбинезон в месте попадания разорван в клочья и сквозь него проглядывает чёрная ткань одеяния загадочных нолдов. Если бы не она, то руку мне бы просто оторвало, поскольку, как я понял, прилетело мне крупнокалиберной пулей. Рука на месте – это хорошо, но дела однозначно плохи, кровь под нательным бельём бежит не переставая, да и рука уже не слушается совсем. Если не остановиться и не перевязать, то очень скоро я просто упаду от кровопотери.

А Зиверт и не думал останавливаться – перемахнул через ещё один забор и устремился к большому трёхэтажному строению. Там замер и требовательно махнул рукой, показывая внутрь, после чего забежал в здание.

Я забежал за ним и прислонился к стене. Командор без разговоров крепко стянул моё предплечье и туго замотал сверху бинтом. Как он умудрился сделать это одной рукой, я не уловил плывущим сознанием.

– Не спать, боец! – лёгкая пощёчина заставила меня открыть глаза. – Десять минут продержишься?

– И чего потом? Прилетит волшебник в голубом вертолёте?

– Типа того. Только вот волшебник будет недобрым. Совсем недобрым. Адепт тёмных сил, я бы даже сказал, – мрачно кивнул Зиверт. – Ну, сможешь?

– Не, я похоже своё отлетал. Перед глазами круги одни, я тебя-то с трудом вижу. А с некромантами я не дружу, знаешь ли.

– Тот нормальный, временами. А, ладно, семь бед – один ответ! – с непонятно откуда взявшимся задором громко вдруг выдал командор.

А потом я почувствовал в себе силу. Уже знакомую мощь, которая волной энергии выгнала из тела даже намёки на плохое самочувствие и слабость. Рука вновь стала дееспособной, а голова очистилась от тумана. Мускулы, висящие безжизненными тряпочками, вспухли от переполняющей их мощи. И ещё появился этакий безбашенный задор.

– Ты чего творишь, дилер ты долбанный? – было первым, что я выдал, поднявшись и занимая место у ближайшего окна и прикидывая зоны обстрела спешившей к нам погони. – В нарика конченого меня решил превратить? Сам же объяснял, что нельзя спеком колоться так часто!

– Не переживай. Девять с половиной минут продержимся, а потом всю твою кровь почистим, и будет она как новенькая, без следа привыкания ко всему нехорошему.

Ответить Зиверту я не успел – в поле зрения попали первые нападавшие. Погоня растянулась, и первая троица бойцов уже подбегала к зданию. Я открыл прицельный огонь, зацепил одного, а потом от нас в сторону нападавших пролетел еле заметный сиреневый луч и на месте его соприкосновения с землёй что-то взорвалось. Оглушительно грохнуло, так, что заложило уши. В месте попадания сиреневого луча вспыхнуло пламя метров на пять в высоту и в разные стороны от эпицентра взрыва разлетелись, яростно жужжа, сиреневые искры.

От нападавших не осталось ничего. В самом начале взрыва я вроде заметил пару фрагментов тел, разлетающихся кто куда, но мог и ошибиться.

– Много маны вложил! Надо поменьше! – проорал оглушённый Зиверт.

– Чего? – услышав, но, не поняв, о чём он, проорал я в ответ.

На что командор просто махнул рукой, типа «ладно, не обращай внимания», но внезапно переменился в лице.

– Бегом за мной! – проорал он так, как никогда ранее, и устремился вглубь помещения.

Подстёгнутый спеком организм в разбеге и наборе скорости не нуждался – секунда, и я уже мчусь по длинному коридору, всё увеличивая скорость. И совсем не потому, что я так доверяю Зиверту, и раз он сказал, что надо резко уносить ноги, то надо прямо брать, и улепётывать без оглядки. Нет. Просто одновременно с его криком я увидел причину, по которой он так орёт.

К нам, поблёскивая стабилизаторами, неслись две крылатые ракеты. Две! Мать его! Крылатые ракеты! Обогнав по коридору работающего костылями в режиме вертолёта Зиверта, я, прикрыв глаза руками, прыгнул в двустворчатое окно. Выбив стекло вместе с рамой, я покатился по земле и в этот момент в здание влетели ракеты.

Земля дикой необъезженной лошадью лягнула меня по всему телу, заставив подлететь на полметра, а вокруг во все стороны летели части бывшего строения. Существенно прилетело по ногам, по скуле прошлось чем-то жёстким, разрезая её практически пополам и обнажая кости черепа. Зрение пропало, дыхнуло жаром, как в адовой кузне, и отбросило в сторону ударной волной.

С гудящей головой я попытался подняться, понимая, что пока жив, надо барахтаться. Надо попытаться если и не победить, то уж хотя бы подороже продать свою жизнь. Левый глаз немного прозрел, а вот правый видеть отказывался напрочь. Складывалось такое впечатление, что его что-то застилало. На автомате попытался убрать мешающее видеть, и сначала даже не понял, почему тактильные ощущения от руки передаются так странно. Прищурился, пытаясь разглядеть руку. Получилось. Правой ладони как таковой не было, остались лишь половина мизинца, да огрызок указательного.

Остальные повреждения не дал рассмотреть рывок за остатки одежды. Меня приподняло над землёй и водрузило на ноги. Кое-как поймав равновесие, я посмотрел по сторонам, словил оплеуху от Зиверта и услышал его крик.

– Ещё три минуты! Бегом за мной!

– Это вряд ли, – еле слышно прохрипел я. – Даже спек на такие чудеса не способен. У меня половины ступни нет, – выдал я, рассмотрев свои новые повреждения.

– Надо Метиз, надо. Ещё немного, вон до того домика, он как раз возле дороги. И вполне нам подходит.

В мою левую руку командор сунул какую-то деревяшку и погнал меня дальше. Зачем? Вопросов в моей голове не возникало – надо, значит надо. Мозг постепенно погружался в спасательную пелену, через которую действительность просматривалась лишь отрывками, а ещё в ней не было боли. От таких ранений как у меня, я должен был просто умирать от терзающих всё тело страданий, но спек пока справлялся, и я, ковыляя, шагал к поставленной мне цели.

– Вот так, теперь вот сюда, – перемещая меня внутри дома по одному только ему ведомому алгоритму, приговаривал Зиверт.

В итоге я очнулся сидящим на стуле у окна, прикрытым белыми занавесками, через которые хорошо просматривалась улица, а вот меня с улицы видно не было совсем.

– На-ка хлебни, – командор быстро наклонил флягу, и по моему горлу потекла живительная влага. – Ты минут пять ещё протяни, а там всё нормально будет.

– Всё ещё надеешься на некроманта? – у меня даже улыбнуться получилось.

– Да, надеюсь. И он уже прилетел. Метку прими.

Последние слова Зиверта стали понятны, когда перед глазами возникло очередное сообщение.


Внимание! Игрок Зиверт предлагает вам стать его акцептором. Для утвердительного ответа вслух произнесите «да», для отрицательного «нет».


– Да, – еле произнёс вслух, совершенно не интересуясь, что это собственно такое.

После моего ответа командор тихонько одобрительно хлопнул меня по плечу и направился к выходу из домика. А я остался сидеть и наблюдать за улицей. Возле стены стоял старый шкаф с большим зеркалом, в котором отражалась моя сгорбленная фигура. Бросил взгляд на своё отражение. Лучше бы не смотрел.

Теперь ясно, почему я не вижу правым глазом – его просто нет. Рваная дыра глазницы и какая-то слизь. И как я вообще жив остался после такого артобстрела? Чем по нам долбанули? ПТУРы? Очень похоже на то. Да ещё и с начинкой хитрой, чем-нибудь, термобарическим, к примеру. От обычных гранатомётов такого эффекта не бывает. Невесёлые мысли прервали громкие звуки с улицы.

Послышался звук моторов, и ругань подбегающей погони. И чего такого собирается сделать Зиверт? Ведь не сдаваться же он сейчас вышел? Командор доковылял до середины дороги и просто лёг на потрескавшийся от времени асфальт. Что он делает? Я так и смотрел на него до тех пор, пока не подъехали два внедорожника и из них не посыпались вооружённые люди.

Погоня, преследовавшая нас по огородам, пробежала мимо домика в котором я сидел, и тоже вывалилась на улицу. Радостные крики, пара несильных ударов по лежащему на асфальте Зиверту и один из боевиков указал на окно, из которого я наблюдал за окружающим. Ну, вот и всё. Сенс меня вычислил, и сейчас меня придут убивать, а у меня даже автомата нет. Как и любого оружия, впрочем. Растерял где-то по дороге. Как же я не хочу снова к бомжам отправляться!..

Как, оказалось, иногда приятно оказаться неправым во всём. Меня не пришли убивать, про меня вообще все забыли. Причём забыли насмерть. Злой волшебник-некромант всё же пришёл. Поднятое на ноги тело Зиверта несильно засветилось алым светом и от него ко всем бандитам резко потянулись тонкие алые лучики. Один из них, более светлого оттенка, пробив стекло, влетел мне в грудь, не вызвав при этом никакого дискомфорта. Удивиться я не успел, потому как со стороны улицы раздался душераздирающий крик десятка глоток. Кто-то упал, кто-то стоял на коленях, но объединяло их одно – люди мучились от нестерпимых страданий.

Все до одного бандиты сходили с ума от боли, это было видно невооружённым глазом – лица перекорёжены в мучительных спазмах, тела мелко дрожат, глаза выпучены, и кажется, что скоро лопнут. А возможности скинуть с себя применённое к ним умение Зиверта шансов у них не было. Оболочки, совсем недавно бывшие живыми людьми, поочерёдно м

Светло-алая нить, соединяющая меня с Зивертом, налилась тёмными тонами и стала заметно толще. Вместе с этим я сразу почувствовал, что через неё в меня вливается живительная энергия. Дышать сразу стало легче, взор стал ясным, и буквально через секунду пришло осознание, что я вижу двумя глазами! А потом мне воочию посчастливилось наблюдать чудо Континента – регенерацию высшей степени. Обрубок правой руки немного дёрнулся и стал восстанавливаться с небывалой скоростью. Вот уже отрос безымянный палец, за ним появились первые фаланги остальных. Каких-то тридцать секунд, и от всех моих повреждений не осталось и следа! Магия, как она есть.

А после моё внимание привлекла мигающая зелёным светом вкладка «шкалы» в интерфейсе. Быстро открыл её и уже без удивления посмотрел на заполненные под пробку все единицы шкал. Помимо этого пришло сообщение об увеличении всех имеющихся у меня характеристик. Что это такое, я знал. «Бафф от кайфа» – так называл это явление Зиверт.

Всё ещё не веря в чудесное спасение, я поднялся со стула и вышел на улицу. Командор, уже вовсю мародёрил пустые комбинезоны, морщась, вытряхивая из них пыль.

– Ну и как тебе моё колдунство? – в приподнятом настроении поинтересовался Зиверт.

– Мощно, – покивал головой я, и задал мучавший меня вопрос: – А оно только на людях работает?

– На любых биологических объектах. Даже на деревьях можно использовать, только выхлопа с них немного. Самые «вкусные» – это иммунные и развитые заражённые.

– Так чего ты раньше не восстановился таким образом? Чего ждал?

– Не у всех умений Континента снимается кулдаун после возрождения. Есть такие, у кого он неизменен. Вот и пришлось ждать. Ты давай болтай поменьше и иди делом займись.

– Одежду перебирать?

– Это тоже надо будет, но после. Ты, главное, меч найди.

Это да, при взрыве я лишился всего оружия. Автомат сорвало, как и ножны с мечом, и куда их унесло, неизвестно. По странному наитию, проходя мимо второго внедорожника, я заглянул внутрь и увидел лежащий на заднем сиденье меч в ножнах. Вот и нашлась пропажа, а автомат искать я не пойду, у муров их полно, позаимствую.

– Нашёл, – покрутив ножны перед лицом Зиверта, я собрался пристегнуть их, но был остановлен его жестом.

– Нет, парень, теперь его носить буду я. Ты уже герой у нас, пятый уровень давно взял, а я перестал быть нефункционирующей боевой единицей. Все условия выполнены, пора нам с ветерком в стаб собираться.

Я молча протянул ножны, принимая его правоту. А про себя тяжело вздохнул – привык уже к мечу и к тем возможностям, что он даровал. Где бы себе такой агрегат достать? Подумал, и спросил напрямую у Зиверта. Тот как-то странно посмотрел на меня, и ответил:

– Вот прямо такой тебе не светит ещё долго. Я даже представить не могу, сколько он сейчас стоит. Чего попроще найти сможешь, и если всё срастётся как надо… – он ненадолго задумался, – возьму тебя в следующую экспедицию. Там точно подберёшь себе что-нибудь приличное. Только подкачайся немного перед этим. Как я уже говорил, «светишься» ты как прожектор тёмной ночью – далеко и видно всем.

– Говорил, а вот пояснить забыл.

Разговор не мешал нам собирать все трофеи в одну кучу, точнее в одну машину. Ехать мы собирались на пикапе, оборудованным турелью с уже знакомым мне «Кордом». Помимо просто огромного количества боеприпасов и десяти автоматов, мы нашли десятки килограммов разнообразной и вкусной еды. Аскетами бандюганы явно не были, и ни в чём себе не отказывали.

– Давай отъедем, перекусим, и тогда поясню. Энергия энергией, но хоть шкала насыщения и полная, а поесть после всех этих дел всегда почему-то хочется.

Я прислушался к себе. Ну да, я совершенно не против лёгкого перекуса. Да и против тяжёлого тоже возражать не стану. Отъехали буквально на пару километров и встали на относительном пустыре. Жуя бутерброд с бужениной и запивая его виноградным соком, Зиверт, наконец, поведал мне значение загадочного слова «светится».

На деле всё оказалось не так сложно, как я себе это представлял. У каждого игрока есть такая дополнительная характеристика как скрытность. И чем её больше, тем менее ты заметен для заражённых. Тут ещё, правда, стоит упомянуть, что чем выше по своей ступени эволюции мертвяк, тем ему больше фиолетово на твою раскачанную скрытность. Я со своим третьим уровнем скрытности никак не подходил для походов по серым кластерам. Ещё одно незнакомое слово, на которое Зиверт просто махнул рукой, мол, мал ещё для такого.

– Так, с этим разобрались, – подвёл он итог своей короткой лекции. – Теперь, посмотри системное сообщение и зачитай вслух, что там у тебя написано про героя.

Я бегло пробежался по системке. Так, народу мы положили прилично – двенадцать человек. И только одного из них Система засчитала на мой счёт. Все остальные шли как отрядная победа. Бегло пробежался по именам – до сих пор интересно, как людей называют. И к своему удивлению увидел пару знакомых имён – Клён и Йогурт.

– Ты, оказывается, моих старых знакомцев завалил, – я назвал их имена и коротко поведал свою историю встречи с Шалвой.

– Иммунные НПС встречаются, – скривился Зиверт без видимых причин для этого. – И даже стабы свои у них есть. Мы в такой, кстати, и направляемся.

– А вот эти вот двое муров, что нас схватили, они нас на ферму везли?

– Это вряд ли. Им бы самим до стаба добраться быстрее, а не вас волочь. Просто попытали бы немного, красноту качнули и свалили бы. Ты читай системку уже.

Ага, чего-то я отвлёкся. Нашёл то, что просил Зиверт, и процитировал:


«Это был хороший бой, Вы, будучи слабым новичком, в команде с сильным игроком победили многочисленную команду врага, став при этом героем первого уровня, что открыло для вас новые возможности. Пожалуйста, выберите награду. На это вам предоставляется три попытки».


– Всё правильно, – кивнул командор. Смотри, можно получить немного очков характеристик, основных или дополнительных, а можно почти самую желанную вещь на Континенте – ячейку личного инвентаря.

– Ты тут наставник, вот и говори, чего выбирать.

– Делай вот, что… Проси ячейку с максимально возможным весом. Поскольку с первой попытки условия соблюдаются, то и размер больше будет. Но это не точно.

– А могут не соблюстись условия? Чего тут сложного? Я попросил – Система дала.

– Догнала и ещё отсыпала, – зло усмехнулся напарник. – Знаешь, каких только придурков я не перевидал? Герой, особенно первый, не такое уж редкое явление на Континенте. А вот нормальное что-то выбрать у них не получается – всё звёзд с неба выпрашивают. Невдомёк им, убогим, что это нереально. Система так не работает. Надо о земном думать, о приземлённом. Ладно, лирика это всё, проси, давай.

– А как попросить-то? – пожал я плечами.

– Просто вслух скажи и всё, она услышит, – в конце предложения, которое произнёс командор, явно слышалась концовка «сука такая!».

Я ещё раз пожал плечами и чуть громче, как будто боялся, что вездесущая Система действительно немного туга на ухо, произнёс:

– Хочу ячейку личного инвентаря, максимально возможного размера.


Принято. Поздравляем! Вам доступна одна ячейка личного инвентаря, способная вместить до четырёх предметов с общим весом не выше пятидесяти пяти грамм. Эта ячейка не привязывается к прогрессу характеристик, её невозможно лишиться, её существование не сказывается на лимитах инвентаря, вес этих предметов не суммируется с общим весом, вы его не ощущаете, он не сказывается на вашей утомляемости. Предметы, помещённые в ячейку, не теряются при смерти и оказываются у вас сразу при воскрешении, их не придётся извлекать из удалённого индивидуального тайника для воскресшего.

Совершайте великие деяния, это хорошо вознаграждается! Удачной игры.


– Сколько и чего даёт Система, никому и никогда не говори. Это только твоё. И помни, о чём я тебе говорил – никогда и никому не доверяй полностью. Сегодня вы братья навек, а завтра убили матёрого элитника, и кому-то может показаться, что трофеи на два не делятся. Так очень часто бывает. Человек на Континенте друг другу волк.

– Боливар не выдержит двоих? – я горько усмехнулся.

– Именно. А теперь закусим трофеями и в путь.

Привычными уже действиями я приготовил необходимые жидкости и влил их в себя. Больше таких шикарных трофеев нет. Последняя золотая горошина, звезда и узелковый янтарь.

Зиверт тоже не отставал, как он выразился – копейка рубль бережёт. Кому копейка, а кому и целый рубль пока что. Понятно, чем выше ты по уровню, тем больше тебе надо для преодоления новой планки. Но где пока я, и где тот хайлевел.


Внимание! Вы приняли золотую горошину. Получено 19 очков к прогрессу ментальной силы. Получено 3 очка к прогрессу выносливости.

Внимание! Вы приняли золотую звезду. Ваша шкала здоровья увеличивается на 16 единиц. Ваша шкала бодрости увеличивается на 15 единиц. Ваша шкала спорового баланса увеличивается на 18 единиц. Ваша шкала сытости увеличивается на 11 единиц. Ваша шкала жажды увеличивается на 13 единиц. Ваша шкала Духа Континента увеличивается на 23 единицы. Ваша шкала удовольствия увеличивается на 25 единиц. Вы получили 22 распределяемые единицы, которые можете распределить по важным для вас шкалам.

Внимание! Вы приняли нить узелкового янтаря. Получено 32 очка к прогрессу опеки Континента. Получено 23 очка к прогрессу скрытности. Вы получили 21 свободное очко к дополнительным характеристикам и можете распределить их по важным для вас характеристикам.


Я раскидал образовавшиеся свободные очки и обратился к Зиверту с давно мучившим меня вопросом:

– Написано, что нельзя принимать растворы слишком часто. С чем связано такое ограничение? И что будет, если не послушаешься?

– Всё потому же – Система не любит хитросделанных индивидуумов в любых их проявлениях. Представь ситуацию, если не было бы ограничений, а у тебя просто мешок звёзд и горошин. Да тут за сутки можно сверхчеловеком стать и элиту за пивом гонять.

– Насколько я понимаю мешок трофеев раздобыть не просто. И уж если ты смог такое провернуть, то ты и сам по себе крут неимоверно.

– В целом, да. Но, Система всё равно не любит такого. А вдруг тебе халява подвернулась? Ей надо чтобы всё было через пот, слёзы, ну и конечно, чтобы кровушка рекой лилась. А касаемо, того, что с тобой будет, если не будешь соблюдать ограничения, то тут всё совсем просто. Сначала замигает споровая шкала, как последнее китайское предупреждение, а если найдётся индивид с напрочь отшибленными мозгами, не внемлющий голосу разума, то всё, привет новая и очень интересная жизнь.

– На перерождение уйдёт?

– Нет, в кваза превратится.

– И кто это?

– Квазы – это иммунные, но в телах заражённых. Организм такого неудачника начинает изменяться – немного обрастает бронёй, голова раздувается как шар и прочие радости жизни. Существование становится гораздо труднее и намного неприятнее, чем раньше. Умения сбоят или вообще отключаются наглухо. Ты, конечно, становишься сильнее и выносливее, но минусы намного перевешивают плюсы. Тут всё индивидуально. Одна Система знает, насколько сильно ты пострадаешь.

– И это навсегда?

– Не навсегда, но и вернуть прежний облик непросто. Можно на перерождение слетать Система знает сколько раз, тут от твоего уровня всё зависит и маленько от рандома корейского. И постепенно к тебе вернётся нормальный облик. А ещё можно жемчуг белый внутрь принять и сразу вылечиться. Белый вообще практически всё лечит.

– А другие жемчужины что, не помогают? Только белая?

– Другие, наоборот, могут сделать из тебя кваза, – Зиверт плотоядно ухмыльнулся. – У той, что ты принял, шанс на то, что ты вырастешь большим и сильным – полпроцента.

– Так на кой болт такие мутагены внутрь принимать?!

– Всё дело в умениях, вернее в том, что они даруют. Жить становится легче, когда есть пара-тройка нужных умений. А если есть пять-шесть, то и вовсе всё хорошо становится. Про десятки промолчу, там совсем другие перспективы.

– Ясно. Но у меня ещё вопрос есть. Или по дороге поговорим?

– Давай сейчас. Ехать ты будешь в кузове, за пулемётом. Могут возникнуть разные ситуации, потому так будет правильнее.

– Я так понимаю, уровень гуманности определяет, плохой или хороший перед тобой человек стоит, так?

– В целом, да. Хотя бывают и нормальные люди с краснотой, и зелёные ублюдки.

– Тебе тоже просто не повезло покраситься?

– Нет. Я сам виноват, – он тяжело вздохнул и ненадолго задумался. – Ты не первая моя попытка найти нулевого иммунного и прокачать его до нужных мне параметров. Был у меня один подопечный – Брюлик. Так вот, всё там хорошо было, до самого подъезда к стабу. Раскачали мы его до четвёртого, немного до пятого не хватало. Но ничего страшного в этом не было – в стабе давно всё было приготовлено. Махнул бы пару нужных растворов и стал бы пятым. Только вот человек этот, Брюлик, так себе оказался – мелочный, склочный и что та моська, вечно на слонов прыгать пытался. Гонору на десяток человек, а сам по себе он так, шелупонь подзаборная. Да и гнили в нём изрядно. И вот, почти у самого стаба тормознул нас патруль. Всё бы ничего, но тут ещё одна группа подошла, а у них в составе девушка одна, красоты небывалой, но недотрога та ещё. А Брюлик только её увидав, воспылал любовью сильной к ней, в простонародье похотью зовущийся, если ты не в курсе. И буром попёр эту самую любовь ей предлагать в особо грубой форме.

– Он дебил, или бесстрашный такой?

– Тут и моя вина отчасти была, – снова вздохнул командор. – Уверовал он, в своё величие на почве своей глубокой нужности мне. А мои возможности по части смертоубийства монстров он лицезрел изрядно, – непонятно с чего, но Зиверт в своей речи переключился на грустную патетическую речь. – Вот и проснулось в нём мнимое ощущение пупа Земли, которое вседозволенностью величают. Лапать барышню прилюдно начал, перешёл, так сказать, от слов к делу.

– И чем всё закончилось? – предполагая несчастливый финал, поинтересовался я.

– Да грохнула Гюрза его, и вся недолга! И я бы грохнул, да нужен он мне был, паскуда! А потом у меня просто планка вниз упала от осознания произошедшего.

– И чего?

– Ничего. Положил их там всех. И группу эту, и патруль в придачу. А там все как один – зеленей другого. Вот и унесло меня в красноту по самые гланды.

– Чего-то я не понял, Зиверт. Это что, такая проблема – найти нулёвку?

– Нет, не проблема. Редко, но такие как ты, появляетесь. В другом тут дело. Полный расклад дам в стабе у НПС, раньше не могу, извини.

– Ты ведь понимаешь, насколько это всё странно для меня выглядит? Тебе нужен полный ноль в мире Континента, после этого тебе необходимо его прокачать как минимум до пятого уровня, и чтобы он получил звание героя. А потом отвезти его куда-то в стаб, непонятно для чего. Больше всего это напоминает, как свинью откармливают на убой.

– Не могу я тебе ничего сказать сейчас, Метиз. Но даже если это и так, то цена в одну потраченную жизнь – это кроха по сравнению с тем, что ты уже получил, и что ещё получишь.

– Значит всё же ждать жертвенный алтарь? Так, товарищ некромант?

– Ну не могу я тебе сказать, не могу!

– Условия такие что ли? – нежданная догадка осенила мою голову. – Типа квест, как в играх? А направляемся мы в стаб неписей, – продолжал я высказывать вслух свою мысль. – И выдал его тебе тоже НПС.

Пока говорил, я смотрел на реакцию Зиверта – либо мужик кремень и безупречно владеет своими эмоциями, либо я ткнул пальцем в небо. Он вообще никак не среагировал – как смотрел на меня, так и продолжает смотреть. Есть ещё вариант, что он просто был готов к такой ситуации и мои выводы не застали его врасплох. Ну что ж, зайдём с козырей. Я ведь давно слушаю речи командора, слушаю и анализирую. Пусть у меня и угнетённые функции мозга, связанные с логикой, но сложить два и два я всё же могу даже в таком состоянии. Последним паззлом в моих размышлениях стал рассказ Зиверта о квазах. Он хоть и не касается его проблемы, но поведал мне о некоторых нюансах жизни на Континенте.

– Ты смог бы достать белый жемчуг?

От моего вопроса командор вздрогнул, и лёгкая улыбка на его губах вмиг растаяла.

– Пусть и не сразу, но скорее всего смог бы. Не добыть, тут без вариантов, а купить в соседних регионах.

– Ясно.

– Говори чего тебе ясно, – подобравшись Зиверт, стал похож на атакующего тигра.

Я решил, что хуже не будет, и почти скороговоркой сразу выпалил всё, что надумал.

– Есть у тебя товарищ боевой, роднёй которого нет никого на всём Континенте. И звать её Иволга. Вдвоём вы ходили там, где не надо, и откапывали то, что скрыто от глаз. И вот в одной такой археологической экспедиции, вы набрели на чудо чудное, диво дивное и решили его себе присвоить. Иволга решила взять «это» себе, или вы вместе решили, что обладать «этим» будет она, неважно. Только вот, не всё там было так просто. Случился инцидент, после которого с Иволгой стало плохо. Очень плохо. Так плохо, что даже белый жемчуг не смог бы тут помочь. Но лечение возможно, и сделать это могут в стабе НПС. Но для этого тебе надо привезти туда новичка, прокачавшегося с полного нуля до пятого уровня, ни разу при этом не погибшего, да ещё и со званием героя. А чтобы ты не сболтнул лишнего, тебе выдали квест с определёнными условиями.

– Как? – только и выдал ошарашенный командор.

– Элементарно… Зиверт, – задумчиво отозвался я, разглядывая загородившее обзор не виданное до сих пор системное сообщение.


Глава 10 Жизнь третья. Старые знакомые, или самые оправданные вложения – это модификация себя | Долгая дорога в стаб | Глава 12 Жизнь третья. Самостоятельный поход