home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Жизнь третья. Старые знакомые, или самые оправданные вложения – это модификация себя

– Повезло! – зло усмехнулся Зиверт, глядя как во двор заезжают два пикапа, очень знакомой формы, со знакомыми пулемётами на вертлюгах.

– У нас с тобой разные представления о везении, – отозвался я, обдумывая как лучше приспособить пулемёт к окну.

– Нам с тобой, Метиз, гуманность поднять надо. Тебе до первого героя, мне просто в ноль выйти. А эти товарищи для такой цели хорошо подходят. Так что будем считать, что повезло.

– А ты уверен, что эти товарищи по наши души? – воевать с превосходящими силами противника не хотелось совершенно.

– Я тебе больше скажу – они сюда именно за тобой приехали, – жизнерадостно улыбаясь во все тридцать два, поведал мне Зиверт.

– Не понял?..

– У них на всех машинах с недавних пор жучки стоят. Вот они и прикатили посмотреть, что это за новичок одну из их групп положил. И представь себе их изумление, когда они видят всё вот это, – взмахом головы он указал на двор, заваленный трупами заражённых. – Они теперь просто обязаны всё проверить.

– А если ты знал, то почему жучок не снял?

– А как нам гуманность поднимать? На мертвяках долго, а эти красные, как раки для пива, на них быстро поднимемся.

– Ты не забыл, что мы в башне? Нам не выйти отсюда. А они с двух «Кордов» нас тут в фарш перемолотят.

– Не дрейф напарник, всё будет как надо. Ты, главное, стрелять первым начни и постарайся попасть. А остальное – дело техники.

Я пожал плечами и потащил пулемёт к окну в спальне – оттуда получался лучший обзор по противникам. В сам двор машины не заезжали, остановились у проезда, и в нашу сторону, низко пригибаясь, побежали разведчики – трое в камуфлированных комбинезонах разнообразной расцветки.

– До машин достанешь?

После вопроса командора мне даже проверять было не надо – я и так разглядывал пулемётчиков в прицеле. До машин было метров триста, не больше – детская дистанция для пулемёта. Другой вопрос, что пулемёт не пристрелян, и его отклонения я не знал. Хотя, с другой стороны, на такой дистанции отклонений быть не должно, и попади я в руку, вместо центра груди, разница будет не велика. Противник гарантированно выйдет из строя. Позиция у меня удобная – успел натаскать мешков с цементом и организовать нечто вроде огневой точки. Так что к бою я готов.

– Сто процентов, – оповестил напарника.

– Тогда вали всех по готовности, до кого дотянешься.

– А разведка? – я отпрянул от окуляра и посмотрел в сторону Зиверта.

– А этих я сам! – командор, скалясь, стоял на одной ноге, держа автомат в правой руке.

Мне стало жутко интересно, до какого уровня надо прокачаться, чтобы вот так, не обращая особого внимания на отсутствие половины тела, вступать в бой с заведомо превосходящими силами противника? И есть ли граница, до которой в мире Континента можно развить характеристиками своё тело? А ещё…

Я с силой мотнул головой, отгоняя ненужные мысли, и прижался к окуляру прицела.

– Огонь! – скомандовал я сам себе и потянул спусковой крючок.

Первые три очереди не долетели до машин – они просто вязли в сгустившемся воздухе и плюхались на асфальт. Но останавливаться я не собирался, а потому так и долбил короткими и скупыми очередями. Рядом загрохотал автомат Зиверта, но отвлекаться и смотреть, как у него там дела, было нельзя. Пришло понимание, что как только защитное поле вокруг машин спадёт, то в меня полетят точно такие же пули. И мешки с цементом их не остановят, не те у них размеры и скорости.

Я бил в ближайшую машину и именно в пулемётчика, так как стояла задача номер один лишить противника поддержки крупнокалиберного оружия. За вторую огневую точку я не переживал – не вояки это, сразу видно, поставили одну машину перед другой, напрочь перекрыв второй зону обстрела.

Моё прогрызание защиты наконец дошло до финала, и пули начали попадать по металлу. Первой же просочившейся очередью снесло пулемётчика. Увидев результат, я перенёс стрельбу на водителя, не успевшего вылезти из машины. Остальные пассажиры давно выкатились наружу и залегли где только можно.

Зря я ругал бандитов в неумении воевать. В то время, пока я стрелял по пулемётчику и водителю, вторая машина рванула вперёд, не переставая изрыгать летающую смерть в сторону башни. И стрелял явно человек умеющий обращаться с пулемётом – пули легли кучно, точно в окно, но так как я был ниже, то все они пролетели мимо. А я как долбил, так и продолжал долбить по укрывшимся бойцам первой машины.

Во дворе жилого дома в принципе не может быть укрытий от пуль калибра 12,7, так что у меня неплохо получалось. Пулемётчик и водитель мертвы, ещё одного я зацепил, прошив насквозь мусорные баки, за которыми он прятался. Оставался последний, явно не блиставший интеллектом – вскочив из-за своего укрытия, старенькой машины, он ринулся напрямую к башне, прямо под мой обстрел. Только вот попасть в него у меня не получилось – двигался этот боец чересчур быстро. За секунду преодолев сотню метров зигзагами, он на долю мгновенья остановился перед башней и метнул что-то в её сторону.

Понять, что именно метнул бандит, труда не составило. Я вскочил на ноги и метнулся на кухню с криком «Граната!», на что развернувшийся Зиверт махнул покалеченной рукой и огромный двухкамерный холодильник, стоявший возле проёма, с шумом переместился, закрыв этот самый проём. Бумкнуло, разлетелись осколки, и я, отодвинув холодильник, снова пробрался в спальню. Когда подходил к пулемёту, во дворе снова что-то взорвалось. Не граната и не мина, не получилось распознать звук, но грохнуло знатно.

«Всё, отвоевался пулемёт» – глядя на разбитый ствол, констатировал я.

– Хана пулемёту! – снова вбегая на кухню, оповестил я Зиверта.

Тот лишь кивнул, постреливая в пикап. Я, схватив автомат, вновь выбежал. Автомат до этого с собой не брал, нужды не было. Украдкой выглянул во двор – никто не стреляет, что очень странно. Второй пикап стоит изувеченный взрывом, вокруг него валяются четыре тела, а чуть поодаль лежит пятый, бегун, который. Это что, всё что ли? Мы вдвоём положили восьмерых? Понятно, что почти всю работу проделал Зиверт, но как-то уж слишком быстро всё произошло.

В подтверждение того, что противников больше нет, Система выдала лог победы:


Личная победа – иммунный Агрегат уничтожен. Уровень – 26, гуманность – низкая отрицательная. Личная победа – иммунный Валет уничтожен. Уровень – 24, гуманность низкая отрицательная. Личная победа – иммунный Гудини уничтожен. Уровень – 29, гуманность низкая отрицательная.

Отрядная победа – иммунный Волк уничтожен. Уровень – 34, гуманность высокая отрицательная. Отрядная победа – иммунный Веник уничтожен. Уровень – 22, гуманность низкая отрицательная. Отрядная победа – иммунный Лопасть уничтожен. Уровень – 31, гуманность средняя отрицательная. Отрядная победа – иммунный Дельфин уничтожен. Уровень – 21, гуманность низкая отрицательная. Отрядная победа – иммунный Пьеро уничтожен. Уровень – 25, гуманность низкая отрицательная.

В ходе боя проявлена скорость, меткость, ловкость, реакция и скрытность. Получено 62 очка к прогрессу ловкости. Получено 24 очка к прогрессу скорости. Получено 79 очков к прогрессу меткости. Получено 21очко к прогрессу реакции. Получено 41очко к прогрессу скрытности. Получено 112 единиц гуманности.

Получена прибавка к уровню. Текущий уровень – шесть.


– Вот так вот, – удовлетворённо выдал Зиверт. – Давай в темпе собирай трофеи, и обедать будем. Есть хочу, спасу нет.

– А чем ты пикап взорвал? Гранатомётов-то у нас нет. Или есть?

– Осколочно-фугасным кумулятивным желанием, чем же ещё? Чего смотришь как прыщавая девица на выданье, которой раз в жизни фартануло и ей предложили под венец? Дар у меня такой – особо эффективный против скоплений людей или монстров. Весь мир в труху!

– А сколько у тебя всего умений?

– А это Метиз, очень личный вопрос, который на Континенте задавать не принято. Потому как за такой вопрос можно запросто по бестолковке получить. Ясно?

– Ясно.

– А если ясно, так чего ты ещё здесь? Трофеи сами себя не соберут.

На это я лишь кивнул головой и спустился по ещё одной деревянной лестнице на первый этаж. Мама дорогая! Филиал ада, не иначе! Покромсанные тела никто не убрал и лужи крови никто не вытер, да и амбре висело в воздухе такое, что хоть в нос затычки вставляй. И почему этот тошнотворный запах не проникает на верхние этажи? Ещё одно умение Зиверта? Очиститель воздуха какой-нибудь?

А тела ведь трогали – они раньше почти все лежали на спине. Это понятно и вопросов не вызывает, Зиверт ведь потрошил споровые мешки. И как только умудрился в своём усечённом варианте с такой работой справиться? Как-как… молча, наверное. Нашёлся и ответ на другой мой вопрос – куда подевалось тело элитника со второго этажа. Вон оно лежит, рассечённое на фиг его знает сколько кусков. Лежит и воняет. Ну, рассёк он его мечом в режиме «смерть всему», а как он сюда куски-то перетащил? Непрост командор, совсем не прост.

Наружу я выбрался через проём, сделанный элитником. Он и пошире чем дверь, да и трупов возле него нет, и что особо немаловажно – чисто там. Выбрался, осмотрелся, увидел в окне мотивирующе машущего Зиверта и принялся за дело. Провозился полчаса, собрал всё что мог. Трофеев не сказать, что получилось много, но на очередную войнушку хватит с запасом. Споранов штук под тридцать и неизменные шприцы со спеком. Нарки долбанные! Хотя, не будь такого вот ширева, то лететь бы мне тогда на очередное перерождение, а не с элитой в самураев играть.

Всё оружие и патроны я сложил в наш пикап, критически повздыхал, разглядывая убитую в ноль машину, после чего направился к проёму и резко остановился, почуяв ветер смерти. Обернулся, вскидывая автомат, и напряжённо замер, увидев трёх лотерейщиков у первого пикапа, застрявшего на въезде во двор, внимательно смотрящих на меня. Умные, что ли? Смотрят, но не бегут. Ну, не хотите и не надо.

Я зашёл в башню и поднялся на кухню. Предупредил командора о лотерейщиках, на что он просто махнул рукой. А потом настало время очередного обеда, за которым я поинтересовался у Зиверта его мыслями по поводу очередной проблемы.

– Пикап никуда не поедет – двигатель в хлам разбит пулями.

– Ожидаемо. Вариантов много. Можно найти другую машину, что с одной стороны хорошо, а вот с другой не очень. Можно отправиться пешком с теми же проблемами выбора. А есть ещё и третий путь.

– Можно с подробностями? – стоя у окна с очередной кружкой кофе и разглядывая двор, поинтересовался я.

– На машине быстро, но шумно. Твари очень любят шум и сбегаются на него со всей округи. Получится ли вырваться из города на машине, я не знаю. Был бы я весь целый, мы однозначно выбрали бы этот вариант. Пешком долго и муторно, но безопаснее. А вот третий вариант – это пуля в лоб и встаём на новых кластерах.

– Мне третий вариант не особо по душе, – признался я.

– Мне тоже. Всегда есть риск, что ты бездарно потратишь очередную жизнь, так и не выбравшись из города. Хотя по уровню ты теперь шестой, но по факту ты – не нюхавший пороха Континента нулёвка.

– Тогда что мы решаем? – пропустил я мимо ушей замечание про нулёвку.

– Съезжаем из башни – вот что мы решаем. Подберём подходящую конуру в соседнем дворе и посидим там денька два или три. А потом и будем решать.

– Почему так?

– Мне отдохнуть ещё надо перед дорогой, а здесь нам оставаться точно нельзя. Башня привлекает заражённых трупами их собратьев, а банда Кракенов сюда может заявиться просто проверить, может мы здесь ещё. И нагрянуть они могут куда большими силами, чем два пикапа. Их стаб тут совсем недалеко, вот и ездят сюда за добычей как к себе домой.

– Кто они вообще такие?

– Муры, активно ведущие дела с нолдами. Те их снабжают всяким разным, а взамен забирают товар.

– И чем муры платят?

– Тем, чем и всегда – нашими с тобой частями, Метиз.

– Это как?

– Ловят такие твари простых людей и сажают на ферме. Мы регенерируем, Метиз. По меркам прошлого мира просто феноменально быстро регенерируем. И если у тебя отрезать одну почку, то ты со временем её восстановишь. Да даже если сердце у тебя вынуть и подключить вместо него искусственное, то и оно скоро вырастет вновь.

– А зачем нолдам наши внутренности?

– Да кто ж его знает? С нолдами никто из нормальных людей не встречался. Нолды, они, знаешь ли, не слишком разговорчивые сами по себе.

– А если очень сильно расспросить?

– Нереально это. Никто даже не слышал о взятом в плен нолде. Их вооружение и оборудование настолько превосходит наше, как межконтинентальная ракета превосходит каменный топор. Хотя очень редко можно найти кое-что из их вещей. Но только не у торговцев, в свободной продаже таких вещей не встретишь. Нательное бельё, что сейчас на тебе, кстати, их вещица.

– И чего в нём необычного? Кроме того, что терморегуляция отличная?

– Удар держит хорошо, мгновенно твердея в точке соприкосновения, после чего распределяет его по всему объёму. А ещё его практически ничем не разорвёшь.

– Хорошая штука, – по-новому глядя и ощупывая ткань белья, пробормотал я. – А силовое поле тоже его работа?

– Нет, это основное свойство наручей.

– И много у тебя таких вот необычных вещичек? Они нам явно пригодились бы.

– Есть ещё парочка, но нам сейчас это не сильно поможет. Всё самое необходимое я привязал, а остальное, не такое нужное, было в моих поисках.

– Это ты сейчас про кейсы, найденные нами в этой башне?

– Да, Метиз. Это ещё одна магия Континента. Есть такое правило – каждые десять уровней физической силы дают одну ячейку привязываемого имущества. Через неопределённое время после смерти у тебя на карте возникает ориентир на спрятанные где-то на кластере привязанные вещи.

– Круто, – отозвался я, и немного задумавшись, выдал. – Так у тебя всего тридцатый уровень силы?

– Наручи идут как два предмета. Но у меня не тридцатый уровень силы. Больше. А точную цифру я тебе не скажу. Ненужная для тебя информация.

– А вот если вернуться к моим предыдущим вопросам. Скрытая характеристика – это вообще что? И откуда она у меня?

– Скрытые характеристики – это вожделенная мечта любого иммунного. Считается, что если совершать одно и то же действие, то со временем Система активирует тебе ту или иную скрытую характеристику, завязанную на это действие. Любишь ты, к примеру, головы заражённым рубить, и не абы чем, а именно мечом, ну или там кувалдой черепа плющить. Тогда со временем, тебе дадут характеристику «Воин меча» или же «Крушитель черепов» или что-то наподобие. Вот все и стараются, в меру своего ума и фантазии, открыть что-то скрытое и неведомое. Потому как скрытые характеристики, помимо своих полезных бонусов, дают ещё и нехилую прибавку ко всем остальным характеристикам.

– Ты говоришь это таким тоном, что складывается впечатление, будто все они всё зря стараются.

– Может да, а может, и нет. Я могу судить только на своём примере. И даже парочку тебе расскажу. Хочешь послушать?

Вместо ответа я интенсивно закивал головой в жесте согласия.

– Тогда слушай. Нашли мы как-то с Иволгой захоронку одну, обрадовались поначалу сильно. Обычно в таких мавзолеях чего только не встретишь, там и всё нужное, и особо ценное бывает. Только в тот раз не особо повезло, как поначалу показалось. Могилка размером с трёхэтажный дом, выстроенный глубоко под землёй, а в ней похоронен знатный вельможа давно забытой Империи, хрен его знает из какой параллельной вселенной. И там, в могиле той, ничего кроме дорого вина не было. Вообще ничего. А вино было. Много его там, Метиз, было. Чересчур много. Все три гребаных этажа бутылками заставлены. Горевали мы недолго, до вечера примерно, или вернее до ужина, пока бутылочку одну не откупорили и не приговорили её под картошку с мясом.

– И тут начались чудеса? – догадался я, куда клонит Зиверт.

– Чудесатее не придумаешь. Началось с того, что нам сразу открыли скрытую характеристику «сомелье». Потом, после второй опробованной бутылки у нас появился бафф на скорость перезарядки умений. Да не простой, а просто с какими-то фантастическими показателями. Понимаешь, там не бутылки были, а хранилище жидких баффов. Это не просто сокровище нам обломилось – это Клондайк. Только вот проблема одна вырисовывалась – не унести нам такой груз, никак не унести. А что делать, непонятно. Оставить? Так жаба и пару шагов сделать не даст, задушит, выучится некромантии, подымет труп и обратно в захоронку вернёт, дабы никогда не покидать это божественное место. А ещё я забыл упомянуть о том, что каждая бутылочка, распитая на двоих, добавляла нам нехилые прибавки к новой скрытой характеристике.

– И надолго вы там остались?

– Две недели беспробудного пьянства. Сейчас и вспомнить страшно, но оно того стоило.

– Три этажа вина выдули за две недели? – поразился я новым талантам моего боевого товарища.

– Да какой там, – вяло махнул рукой Зиверт. – Половину одного этажа даже не осилили. Собрали самые ценные бутылки, максимально незаметно закопали вход, да и отправились в стаб.

– А чего не вернулись за ними после? Или вернулись, но там уже кто-то побывал? И где такие захоронки найти можно?

– Почему, не вернулись… У нас зацепка была, на одно уж очень хорошее место. Сначала его проверить хотели, а уже потом собрать проверенный отряд и забрать оттуда всё подчистую. Да вот не срослось… Именно в следующем захоронении я и нашёл этот меч. Меч, и кучу проблем на свою многострадальную… Так вот, у этого меча есть одно свойство – первым трём людям, которые убьют им определённое количество мертвяков, открывается скрытая характеристика. Какая, ты уже знаешь. Способность возобновляемая, но до следующей перезарядки ждать три года. Честно скажу: я не планировал награждать тебя этой характеристикой. Но раз уж так выпали карты, то значит, так было надо.

– Продать планировал, или кому нужному подарить? – сделал я несложный логический вывод.

– Что-то в этом роде. Так вот, к чему я это всё рассказал – по моему мнению, скрытые характеристики можно открыть только очень редкими поступками, или столь же редкими вещами. Есть ещё примеры, но я про них промолчу.

– А я смогу прокачивать эту скрытую характеристику обычными мечами?

– Да, но это должен быть именно меч. Хоть катана, хоть двуручник, хоть сабля, но именно меч.

– Пусть даже это и получилось у тебя не специально, но спасибо. Я так понимаю, это дорогого стоит.

– Пожалуйста. Ты мне нужен, а я добро помню. Но не думай, что я альтруист, на Континенте такие не водятся – мрут быстро, теряя все жизни. И ещё бесплатный совет – не верь никому. Тут в некоторых местах за горошину удавят и не побрезгуют.

– Тебе тоже не верить?

– Пока можешь, но всегда старайся думать своей головой. Понимаю, что пока это для тебя трудно, но ты всё равно старайся.

– Так не расскажешь, зачем я тебе такой пригодился?

– Доберёмся до нужного стаба и я всё тебе расскажу. Слово.

– Хорошо.

Я легко согласился и не стал дальше лезть с расспросами на эту тему. Хочется Зиверту темнить, ну и пусть. Знакомство с ним на мне негативным образом не сказывается. Я бы даже высказался, что знакомство с командором – это лучшее, что со мной случилось в этой жизни. О чём ещё спросить, пока у нас выдалось относительно свободное время, я знал.

– Что можешь посоветовать по характеристикам? Как лучше развиваться? Во что вкладывать свободные очки?

– Я дам тебе совет, но после этого ты ещё подумаешь, поскольку жить дальше тебе. У тебя необычные стартовые условия и твоя прокачка с самого начала идёт не как у всех. Да к тому же ты почти сразу начал принимать внутрь трофеи из монстров, а это неплохое подспорье для будущего. Да и принимать трофеи ты ещё долго не прекратишь, их у тебя много. Вот это всё, – он указал на лежащие на столе запчасти из споровых мешков монстров, – твоё. Ещё столько же я гарантированно передам тебе в стабе. Это много, поверь. Так вот, я расскажу тебе одну теорию, а потом ты решишь, следовать тебе ей или нет. Но сначала, прими-ка вот это всё, а то жемчужина глаза мозолит, спасу нет.

Я быстро приготовил отложенные в отдельную кучку трофеи, остальной немаленький запас аккуратно сложил в пластиковый пакет к предыдущим. После чего залпом влил в себя все жидкости и напоследок проглотил зелёную жемчужину.


Внимание! Вы приняли золотую горошину. Получено 15 очков к прогрессу ментальной силы. Получено 2 очка к прогрессу силы.

Внимание! Вы приняли золотую звезду. Ваша шкала здоровья увеличивается на 20 единиц. Ваша шкала бодрости увеличивается на 5 единиц. Ваша шкала спорового баланса увеличивается на 14 единиц. Ваша шкала сытости увеличивается на 16 единиц. Ваша шкала жажды увеличивается на 10 единиц. Ваша шкала Духа Континента увеличивается на 18 единиц. Ваша шкала удовольствия увеличивается на 15 единиц. Вы получили 13 свободных единиц, которые можете распределить по важным для вас шкалам.

Внимание! Вы приняли нить узелкового янтаря. Получено 48 очков к прогрессу реакции. Вы получили 16 свободных очков к дополнительным характеристикам и можете распределить их по важным для вас характеристикам.

Внимание! Вы приняли зелёную жемчужину. Получено 64 очка к прогрессу ментальной силы. Получено 78 очков к прогрессу Граней Таланта. Внимание! Вы не достигли минимально необходимого уровня для получения особого умения игроков! Активируется протокол слежения! Вы получите заслуженное вознаграждение как только будут выполнены минимальные требования.


Дождавшись, когда я кивну, Зиверт продолжил.

– Обычно первый дар активируется на десятом общем уровне. И какой он будет, ведает одна лишь Система. Может, повезёт, а может и достанется что-то совсем уж убогое. И вот тут-то и начинается наша теория. Можно открыть дар на девятом уровне, но для этого надо иметь звание героя. У тебя сколько гуманности?

– Девятьсот сорок восемь, – ответил я, сверившись с интерфейсом.

– Немного подымем, и будешь ты у нас герой первого уровня. Мне это тоже надо, так что подымем абсолютно точно. Так вот, при открытии умения на девятом уровне со званием героя, существует вероятность, что умение будет завязано на самую прокачанную характеристику. А при наличии скрытых характеристик умение с девяностопроцентной вероятностью будет связано с ней.

– Процент больно точный. Откуда такие знания?

– Давно тут живу, – Зиверт картинно развёл руками, – много видел, много слышал.

– Получается, что умение будет боевое?

– С большой долей вероятности. А первое боевое умение – это, во-первых, заметная помощь в умении выживать, а во-вторых, при убийстве с помощью умений идёт прокачка ментальной силы и граней таланта.

– И о чём мне надо думать, если тут от меня ничего не зависит? Какое умение даст Система, такое и даст.

– Думать тебе надо по поводу своей прокачки. Нет характеристик, которые не пригодились бы в том или ином случае. Важно всё. Просто нужно расставить правильные акценты. Хочешь ты быть быстрым, сильным, метким или резким как сам знаешь что. Или может быть, ты хочешь далеко видеть и прятаться от монстров, так что и руберу тебя в десяти метрах будет сложно рассмотреть? А может хочешь идти по пути прокачки умений Континента и больше не над чем не заморачиваться? Тебе решать.

– А как-то всё сразу нельзя? – немного подумав, поинтересовался я.

– Можно. Практически все так и делают. Как я и говорил, нет характеристик, которые не пригодились бы. Разве что в меткость не стоит что-то вкладывать – она волей-неволей прокачается сама, поскольку основным оружием у тебя будет автоматическое, а от него в основном прибавка на неё и идёт.

Магичить, или не магичить, вот в чём вопрос. Да и не вопрос это. Будет умение боевое, тогда, естественно, будем вкладывать все свободные очки туда. А пока тех характеристик-то всего ничего. Значит, пока просто пытаемся добраться до девятого уровня как можно раньше.

Я открыл интерфейс и взглянул на свои параметры. Самой отсталой из основных характеристик была выносливость, второе место занимала ментальная сила. Вроде бы всё в отстающие надо вкладывать, но я помнил, что мне также нужен и десятый уровень силы. Эх, вот бы мне очков больше. Ага, миллион, примерно.

В итоге я довёл выносливость до четвёрки, ментальную силу до пятёрки, а остальное вложил в силу. Чем и повысил себе уровень до седьмого – расту потихоньку. С дополнительными характеристиками было проще всего – влил всё что было в опеку Континента. Эта характеристика была так называемой «маной» этого мира. А её, как всем известно, много никогда не бывает, тут всё как с патронами.

После чего перешёл к шкалам, там у меня тоже имелся определённый запасец свободно распределяемых очков. Двенадцать сразу слил в шкалу удовольствия, на этом настоял Зиверт – очень уж своеобразная шкала. Падает от любой мелочи, даря всевозможные дебаффы на всё подряд, а поднимается только в исключительных случаях. По десятке вложил в дух Континента и споровый баланс, и на этом распределение закончилось.

– Начинаем переезд? – поинтересовался я, как только закончил со всеми делами.

– Да, только ещё перекусим немного.

Если мой голод понемногу шёл на спад, то Зиверт продолжал есть за троих. Процесс регенерации, подстёгнутый «яйцом», заставлял организм перемалывать пищу в промышленных масштабах. Пока проблем с едой у нас нет, а вот что будет в будущем, неясно.

– Куда уходить будем? В какой двор? – стоя у пикапа и навьючиваясь как осёл, поинтересовался я.

– За этим пролеском частный сектор начинается. Там базу и соорудим, временную.

Я кивнул, соглашаясь. Как это ни печально, но пулемёта у нас больше нет. Наш раздолбали гранатами муры, а те, которые были у них, сломали уже мы, в ходе боя. Поэтому брали только автоматы и патроны, ну и пистолет у каждого был. Из еды взяли только замороженное мясо, завёрнутое в пару полиэтиленовых мешков. По словам командора, картошку и прочие макароны с разносолами мы найдём, а вот с мясом будут проблемы, потому как со времени перезагрузки прошло значительное время и все холодильники в округе превратились в химические бомбы.

Да и мяса брали немного – нести мог только я один, Зиверт тут не помощник ни разу. Самостоятельно передвигается, и то хлеб. А передвигался он мастерски, но очень уж не по-человечески. Сам собрал себе костыли, и если правый выглядел обычно и привычно, то левый был оснащён хитрой системой для удержания его в повреждённой конечности. Разгонялся Зиверт на своих ходулях прилично, и даже порой обгонял меня. И ведь не скажешь по нему, что сутки назад при смерти лежал!

Перебрались через пролесок, и выбрались к окраине жилого сектора. Указав костылём направление, Зиверт первым направился в указанную сторону. Старые, практически обветшалые одноэтажные дома – вот первое, что мы увидели, шагая по улицам частного сектора.

– Не густо. Сюда и заходить-то, смысла нет, – разглядывая очередную халупу, покрашенную в синий цвет, выдал командор.

– Так может, в другую сторону пойдём? Там, может, дома получше будут?

– Нет, искать надо именно здесь. Там, дальше, – он указал в конец улицы, скрывающийся за горизонтом, – выход к реке.

– Нам надо к реке?

– В моём состоянии так будет проще выбраться из города. Так что потопали дальше.

Зиверт не подавал вида, но я видел, что переход ему даётся тяжело. Он, конечно, тот ещё терминатор, но и у них есть предел прочности. Прошли ещё с километр, и район резко изменился – дома стали добротные и явно недавней постройки.

– Вот этот подойдёт, – ткнул практически в первый попавшийся дом Зиверт.

Одноэтажный кирпичный дом из красного кирпича, с пристройкой. Я подошёл к калитке, но открыть не успел, остановленный окриком Зиверта:

– Там внутри заражённый стоит. Мечом его упокой, и вон, в соседский двор забрось.

Одновременно со словами командора за калиткой раздалось голодное урчание. Вообще мы шли хорошо и мертвяков практически не встречали. Так, пару третьих уровней встретили, и всё. Я их быстро срубил, с удовольствием замечая, что обращаться с мечом стало удобнее. С ним в руках я и раньше чувствовал себя суперменом, а сейчас как будто родство какое-то появилось.

Я сбросил рюкзак, перекинул за спину автомат и, достав меч, снова подошёл к синей калитке из тонкого профлиста. Заглянул в щель и увидел мужика в майке-алкоголичке и семейных трусах, стоящего прямо возле двери и тщетно пытающегося выбраться наружу. Он тянул дверь на себя, не догадываясь дёрнуть за ручку. Шумел он при этом изрядно, так что я поспешил приоткрыть дверь на себя, и когда тот дурниной рванул в образовавшуюся щель, просто проткнул его голову лезвием меча.

Мертвяк повалился на бетонную дорожку, я же, обойдя его, схватил за ноги и поволок к следующему дому. Подошёл к воротам маленького бревенчатого соседского дома, покосившегося от времени. Остановившись, прислушался. Вроде нет никого. Отворил незапертую дверь в воротах, держа в руках меч, прошёлся по маленькому двору – никого. Протащил тело внутрь и оставил лежать на земле дворика.

Я вернулся к «нашему» дому и прошёл во двор. Такой же маленький двор, буквально метров семь между домом и соседским забором. Такая плотная застройка из-за дороговизны земли, или ещё по каким-то причинам? А не всё ли мне равно? Может проект такой у местных аграриев? Участок в ширину с гулькин нос, зато в длину с километр. Я дошёл до заборчика, отделявшего двор от огорода – да нет, не километр, почти тот же десяток метров до соседей. И что на такой квадратуре вырастить можно? Два мешка картошки? Примерно так, если кроме неё больше ничего не сажать. А ведь надо же ещё морковь посадить, капусту, чеснок и лук. Ещё пару плодовых деревьев не помешало бы, да и смородину, хотя бы чёрную посадить надо.

И тут я оторопело замер, поняв, о чём я сейчас думаю. Я что, агроном какой-нибудь, в прошлой жизни? Или, что более вероятно, жил в своём доме и активно эксплуатировал огород. Хмыкнул, пожал плечами и направился к Зиверту, который уже хозяйничал на кухне нашей временной базы, тихонько гремя посудой. Мой рюкзак был распотрошён полностью и всё мясо уже лежало на кухонном столе. Я посмотрел за действиями напарника и, поняв, что помощь ему сейчас не нужна, направился на осмотр дома.

Ничего примечательного – две комнаты: спальня и зал. В зале я сразу обратил внимание на чёрный кожаный диван. И так у меня страшно зачесалось его опробовать, что не медля ни секунды я опустился на него и, немного поёрзав, принял удобное положение.

– Ты чем там скрипишь? Сюда иди, дело есть, – раздался голос Зиверта из кухни.

– Шкалу удовольствия поднимаю, – тихо буркнул я, и со вздохом поднялся с удобного ложа.

– В пристрое подпол есть, посмотри, чего там полезного, – отдал новое распоряжение командор.

Я направился куда послали, а Зиверт, прислонившись к входной двери, положил руку на автомат. Прикрытие – это хорошо, оно никогда не помешает. Хотя мы перед походом зарядили ману командора под пробку, как он сказал. Для этого я снял наручи и надел на него, а ещё он всё это время держал в руках меч. Как он пояснил, во всех вещах были встроены модификаторы на регенерацию маны, да и его личная способность к пополнению была довольно высока, поэтому весь процесс не занял много времени. И со всем своим запасом маны Зиверт представлял собой очень тяжело убиваемую цель. Как он выразился, бояться надо тварей от кусача и выше, от остальных он отобьётся легко. Да ещё стоило опасаться толпы. Какой бы ты ни был крутой игрок, но толпа и слона завалит.

Так что лез я в погреб, относительно спокойно, хоть и не забыв взять с собой автомат. Подвал ничем особо шибко не порадовал – два мешка картошки да пара банок солёных огурцов. Нашлась ещё литровая банка малинового варенья. Особо шибко не разгуляешься, в общем.

Я поднял наверх всё что нашёл и под критическим взглядом Зиверта развёл руками.

– Больше ничего нет? – не поверив моим невербальным посылам, поинтересовался он.

– Кошачьи какашки интересуют?

– Пожалуй, нет, – немного поразмыслив, выдал Зиверт. – Ладно, придётся прогуляться по соседям.

– Зачем? Нам этой картошки на неделю хватит, ещё и останется.

– Хватит, согласен. И я даже согласен есть одну только картошку. Только вот что мы в дороге есть будем? Нам нужен походный запас, желательно тушёнка и побольше.

– А где мы здесь, – я обвёл рукой ближайшие дома, – тушняка найдём? Это в городе, в магазинах брать было надо.

– Может и не найдём, но искать всё равно надо. Лучше сейчас об этом побеспокоиться, пока время есть.

– Когда пойдём? – подумав и решив, что Зиверт всё же прав, спросил я.

– Пойдёшь. Я на сегодня уже отходился. Вот как аура откатится, так и пойдёшь. А пока картошку чисть, варить будем.

Через четыре часа я, сытый и довольный, вместе с командором обследовал чердак нашей базы. Смотровых окон было два, одно из которых занял Зиверт с автоматом.

– Обзор, конечно, так себе, но за неимением лучшего… Ты, главное, как нарвёшься на большие неприятности, пулей лети обратно. И предварительно в чате напиши. А тут уж отобьёмся.

– А вариантов, что я тихо схожу, у тебя нет?

– Есть. Такой вариант всегда есть. Но шанс у тебя маленький. Ты сильно «светишься», даже с мечом в руке.

– Свечусь? – зацепился я за новое слово.

– Вернёшься из похода, тогда и расскажу. Давай уже топай.

Подбодрённый таким напутствием, я отправился за провиантом. Для начала решил залезть в дом напротив. Довольно длинный дом, обшитый серым сайдингом, с металлическими воротами, у которых стоял белый автомобиль «Ока». Заглянул во двор, послушал, вроде тихо всё. Скрипнул дверью калитки и, держа автомат наизготовку, проскользнул во двор. Сделал пару шагов вперёд и услышал в голове зуммер входящего сообщения. Чего там ещё Зиверту понадобилось? Мертвяков где-то увидел?

Я открыл сообщение и с удивлением осознал, что писал не Зиверт.


Читай внимательно эти строки, Метиз. С тобой разговаривает Акула. Я заместитель по общим вопросам такой известной в нашем регионе личности, как Аладдин. В общем, расклад такой – ты завалил много моих ребят. И все они очень на тебя злы. Но этот вопрос мы замнём, если договоримся. Мне нужны ответы на пару вопросов. Правдивые ответы. После чего мы поговорим дальше. Если же мы не договоримся, то регион ты сменишь, но не быстро. Сначала ты пройдёшь все круги ада Континента. Это я тебе обещаю. Жду ответа, и поторопись. Долго ждать я не люблю. И не сообщай об этом письме Зиверту. Если он узнает, то мы точно не договоримся.


Глава 9 Жизнь третья. Осада башни | Долгая дорога в стаб | Глава 11 Жизнь третья. Элементарно, Ватсон…