home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



5. Мы поедем, мы помчимся…

Часть здания Министерства иностранных дел была передана Третьей школе до окончания её строительства, так что большинство наших собраний проходили в моём кабинете. Всех сотрудников он, конечно, и близко не вмещал, поэтому общие собрания назначались на вечерние часы, после закрытия всех учебных заведений. Сегодня был выходной, и, при желании, я мог бы пригласить всех своих сотрудников. Но я решил, что негоже отрывать сотрудниц индейского отдела от семей либо молодых людей – немногие, кто не успел выйти замуж, были, что называется, "в активном поиске", который, по всем признакам, вскоре успешно завершится. Единственным исключением была Сара – не потому, что она – мой заместитель, но и потому, что она сама вызвалась – "я время найду, а Маша пока поиграет с Колей". Ведь, в отличие от своих девочек, она не только не вышла замуж, но и не выказывает никакого матримониального интереса.

И это несмотря на то, что вчерашняя немного угловатая метиска-подросток превратилась в стройную девушку необыкновенной красоты двадцати одного года от рода. Смуглая кожа, черные волосы, карие глаза, лицо, по Лизиному определению не отвечающее обычным канонам красоты, и, тем не менее, прекрасное, фигура, где "всего ровно столько, сколько нужно" – ухажёров за ней было хоть отбавляй, да вот никем она не интересовалась. На все мои вопросы, почему, она отвечала:

– Нашла я такого человека, да он выбрал другую.

И почему-то выразительно смотрела на меня.

Когда я ей на это отвечал, что, мол, на этом неизвестном свет клином не сошёлся, она обижалась. Один раз я её спросил, а как же отец её ребёнка, и она просто заплакала. Сволочь, похоже, этот Машенькин отец, и если я его найду, то даже не знаю, что я с ним сделаю… А вычислить его, вероятно, не так уж и сложно – сколько нас тогда здесь было? Это сейчас одних взрослых по Русской Америке несколько тысяч, не считая индейцев, а также население Святой Елены и Бермуды. И, если уж на то пошло, население Невского устья и Гогланда, и даже Измайлово и Радонежа – тоже скорее наше. Впрочем, как там сейчас, мы, увы, ничего не знаем.

Но, как бы то ни было, Сара с головой погрузилась в работу – именно она смогла добиться того, что всё больше племён принимает российское подданство, и что то и дело приходят ходоки от племён в районах, которые номинально наши, но до которых мы просто не успели добраться. Если нужно, она помогает и ребятам из европейского отдела, который, впрочем, в последнее время занимается лишь Испанией. Как и сейчас.

Европейский отдел состоял из четырёх человек – Коля Корф, являвшийся начальником отдела и моим вторым заместителем, Лилиана де Альтамирано, Сильвия Иванова, урождённая Мендес, и Саша Иванов, её муж. Кроме них, в нём официально числился консультантом Джон Данн, но после его переезда в Алексеев это стало чисто номинальным.

С собой я решил взять Колю и Лилиану. Кроме них, я пригласил Федю Князева из Экономического управления, нашего консультанта по вопросам торговли, а также Косамалотль, она же Ксения Ларионова из Отдела индейских сношений, которая поедет в качестве переводчика с науатля, а заодно и посетит свою родню.

Хоть мы и пришли раньше времени, все уже были в сборе и занимались важными делами – Саша с Сильвией играли в шахматы (и Сильвия, как обычно, выигрывала), Федя с Ксюшей мило болтали, а Лилиана читала книжку на испанском – их было немало в библиотеке Святой Елены – на обложке которой легко одетая девушка прижималась к мачо с голым торсом. Вот интересно, романтическую литературу она обожает, а сама мужчин сторонится после печального опыта, когда её захватили бандиты по дороге в Санта-Лусию. Лиза уверяет меня, что рано или поздно она себе кого-нибудь найдёт, но прошло уже как-никак семь лет. Хотя мужененавистницей её не назовёшь – иногда я ловлю на себе её томные взгляды; но что пардон, то пардон, я, хоть с опозданием, но всё же начал хранить супруге верность. Чего и остальным желаю.

Сильвия же, её тогдашняя спутница, уже пять лет как замужем, и у них с Сашей трое очаровательных малышей, один из которых, Алёша, тоже мой крестник. Да и сейчас у неё пузо начало расти…

Впрочем, в Русской Америке неженатых и незамужних возрастом свыше двадцати лет исчезающе мало. Исключения есть, те же Лилиана, Сара, или один из наших ведущих врачей, Рената Башкирова (которая, впрочем, была замужем, но овдовела) – но они лишь подтверждают правило.

Я с молодости недолюбливаю собрания ради собраний, поэтому я подождал две минуты, пока Лилиана дочитала главу, а Саша записал позицию и убрал фигуры в доску, и, вместо длительного вступления, открыл заседание напоминанием о причине его созыва. Уже послезавтра, в понедельник, "Святая Елена" отбывает в Санта-Лусию, и меня всё это время будет замещать Сара, а Европейский отдел будет возглавлять Лилиана.

Последняя на пару с Сильвией приготовили выписку по протоколу встречи с Его Превосходительством Вице-Королём Новой Испании, Хуаном де Мендоса и Луна, маркизом де Монтескларос. Когда я был в Испании, Мендоса был губернатором Севильи, но на тот момент находился по поручению короля в Португалии, так что я с ним знаком не был. Лилиана тоже знала про него лишь понаслышке, но то, что она про него слышала, было весьма интересным. Дон Хуан отличился в Португальской кампании, где служил у самого герцога Альбы. А ещё он был писателем, причём не столь уж и плохим, а также другом некоторых из тогдашних литераторов, включая Лопе де Вегу и даже Мигеля де Сервантеса. Последнего, впрочем, посадили было в севильскую тюрьму за растрату казённых денег, когда сам дон Хуан был там губернатором; но именно он вскоре добился освобождения писателя. Кроме того, Мендоса любил разные хитрые механизмы.

Поэтому мы решили привезти ему, в числе других подарков, позолоченные наручные часы с самовзводом (из груза Святой Елены), пластиковые часы с кукушкой (оттуда же, ведь дон Хуан пластмассы никогда не видел, и ему они должны были понравиться), а также стихи Пушкина в испанском переводе. Последнее, как ни странно, нашлось в библиотеке "Москвы" – причём в подарочном издании, с золотым тиснением. Откуда этот томик там появился, не знал никто. Ничтоже сумняшеся, мы аккуратно удалили первую страницу с годом выпуска, чтобы не наводить вице-короля на ненужные ему мысли.

Следующим вопросом было получение своевременных данных из прекрасного далёка. С Новой Испанией, она же Мексика, и в некоторой мере Испанией было всё более или менее ясно. Радиостанция во Владимире уже работает вовсю, и связь с Форт-Россом действует бесперебойно. Следующий приёмопередаточный пункт будет установлен на Сокорро, главном острове архипелага Ревильяхихедо; так они именовались в нашей истории, а в здешней архипелаг будет называться Царским, а остров получит имя Бориса Годунова. А радиоточка в бухте святого Марка уже работала.

Неплохо было бы открыть посольство в Мехико, чтобы была возможность установить рацию и там, чтобы можно было быстрее реагировать на любое изменение обстановки в столице Новой Испании. Но в те времена постоянных представительств ещё практически не существовало. Впрочем, этот вопрос я попробую провентилировать при личной встрече с доном Хуаном и его людьми.

Надо признать, что людей и ресурсов на большее пока ещё нет – ведь для каждой станции нужна будет база, нужно будет наладить её защиту, обеспечение… Уже принято постановление о ротации нашей небольшой профессиональной армейской группировки, в том числе и между подобными базами, но она ещё, увы, слишком мала, да и вопрос снабжения не проработан. Но, тем не менее, мы всё-таки обсудили наработки для будущего.

Для связи с Перу и Чили предусмотрены станции на Кокосовом острове, к западу от будущей Коста-Рики, далее на Галапагосских, тьфу ты, Черепашьих островах, и на острове Александра Невского, в моей истории носившего имя Робинзона Крузо. Тогда наши торговые корабли в Кальяо и Консепсьон смогут транслировать любую информацию. Со временем такие же радиобазы можно будет основать и далее на юг, на Огненной Земле, островах святого Михаила (с выходом на Буэнос-Айрес и Южную Бразилию), и, вероятно, острове Ронкадор – для связи с севером Бразилии. Но это всё, как говорят немцы, музыка будущего.

Но важнее всего для нас связь со Святой Еленой, Бермудами, и особенно Европой. Первый этап будет осуществляться через остров Провидения на на юго-западе Карибского моря и Барбадос. Можно было, конечно, попробовать прямую связь с Барбадосом, минуя промежуточную станцию; но между Кокосовым островом и Барбадосом высятся несколько горных систем на севере Новой Гранады, включая Сьерру Неваду де Санта Марта – с вершинами до пяти тысяч семисот семидесяти пяти метров. А путь через остров Провидения пролегал по морю, и лишь при пересечении Центральной Америки чуть более ста километров по суше, но больших гор там нет, имеются лишь невысокие холмы.

С Барбадоса можно было бы связаться с Бермудами напрямую. Для острова святой Елены планировалась промежуточная станция на острове Вознесения, а для Европы – на острове Корву. Этот остров представляет собой потухший вулкан, с чьих склонов должна получиться связь даже с Гогландом. А то про происходящее на нашей Родине после нашего ухода в конце 1602 года мы не знали ничего.

Но и это всё в будущем. А пока я хотел бы обговорить с Мендосой вопрос посольства в Мехико, а также возможность переправлять будущих переселенцев по суше. Я видел два варианта – из Веракруса через Мехико в бухту Святого Марка, и через Панамский перешеек. Сухопутная часть второго маршрута была намного короче, там не было гор, а неплохая испанская дорога уже существовала. Но там была одна проблема, причём круглогодичная – комары, переносящие малярию и другие болезни. А от малярии вакцины не существовало, были лишь таблетки для её профилактики, а также лекарства. Но если один раз ей заболеешь, то существует вероятность, что болезнь в будущем вернётся… Поэтому я хотел бы договориться о маршруте через Веракрус.

Планы не раз обсуждались в прошлом, поэтому вопрос у нас был ровно один – протокольный, но там оказалось такое количество подводных камней, что провозились мы с ним до часу дня, а затем отправились в местную столовую, где присоединились к начальникам и заместителям начальников других управлений, включая и мою Лизу. Хоть суббота и не постный день, но мы собирались исповедоваться и причаститься перед дальней дорогой, и кормили нас соответственно.


4.  Дела подвальные и не только | За обиду сего времени | 6.  Всё хорошо, прекрасная маркиза