home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



2. В древнем Теночтитлане

А на следующий день мы въехали в Мехико. В отличие от моего визита в двадцатом веке, смога не было, и вид на вулканы был даже лучше, чем из Куэрнаваки. Но вот сам город, как оказалось, недавно пережил наводнение, и был не в лучшем состоянии – многие дома были полуразрушены, а на улицах до сих пор лежал строительный мусор, принесённый потоками воды. Тем не менее, центр успели восстановить, и он был весьма красив – центральная площадь города, так же, как и в Санта Лусии, именовавшаяся с'oкало, но намного больше и красивее, была окружена церквями и дворцами. С его восточной стороны находился величественный дворец вице-короля в стиле барокко, а вдоль северной строился грандиозный собор рядом с небольшой Главной Церковью, построенной сразу после конкисты, которая уже давно не вмещала всех желающих.

Единственное, что меня удручало – от древнего Теночтитлана остались разве что отдельные структуры на окраинах города. В центре всё, связанное с ацтеками, лежало в руинах, а чаще было уже снесено либо находилось под другими зданиями. Так, по рассказам де Аламеды, ребёнком он ещё видел часть руин древнего Большого храма ацтеков, но теперь то, что от него осталось, погребено под домами Острова собак – так назывался холмик рядом с сокало, на котором при наводнениях собирались бродячие собаки. А камень, из которого он был построен, как и камень дворца Монтесумы и других зданий, был использован при постройке собора, вице-королевского дворца, церквей и даже частных особняков.

Теночтитлан ранее находился на острове посреди крупного и мелкого озера, именовавшегося Тешкоко, и попасть в него можно было только по дамбе, построенной ацтеками, либо на лодке. После наводнения три года назад его было решено осушить, и место, где оно находилось, успело зарасти высокой травой, а те его части, которые располагались ближе к центру, теперь усиленно застраивались. А чуть дальше на дне бывшего озера зеленели поля.

Лучше сохранились руины второго города ацтеков, Тлательолько, находившегося на том же острове к северу от Теночтитлана, а ныне вошедшего в черту города. Увы, и их постепенно сносили. В самом Тлательолько жили в основном ацтеки, управлявшиеся небольшой элитой. Как я потом узнал, для их детей даже была построена школа, Коллегия Святого Креста. Подавляющее большинство же индейцев либо работала на стройках Мехико, либо занималось сельским хозяйством и платила оброк. Как и в доиспанские времена, именно там находился главный рынок Мехико.

Но об этом я узнал чуть позже. А сегодня нас торжественно встретила делегация у ворот и провела в один из флигелей вице-королевского дворца, переданного в полное наше распоряжение. Самого дона Хуана на месте не было, но, по словам Лопе, его дворецкого, "Его превосходительство обещал прибыть к вечеру. А вас он ожидал только завтра." Тем не менее, нас разместили в покоях дворца и накормили так, что мне вспомнились слова Марка Твена: "Проблема с мексиканской кухней заключается в том, что через пять дней вновь хочется есть."

Во время обеда, я спросил у Лопе, где можно узнать о домах, выставленных на продажу – ведь мне не хотелось, чтобы наша миссия располагалась в самом дворце.

– Сеньор Диас де Авила вернулся в Испанию, не успев продать свой дом. Он в сотне метров от дворца, не очень большой, но с большим садом. И, самое главное, он практически не пострадал во время наводнения. Я пошлю человека, который проведёт вас к его кузену, сеньору Диасу Гонсалесу. Он покажет вам дом, и он же сможет вам его продать. Вот только не забывайте, что после обеда в Испании, как в старой, так и новой, послеобеденный сон. Рекомендую вам заняться тем же, а в четыре часа мой человек придёт за вами. Раньше сеньор Диас всё равно будет спать.

Дом оказался на загляденье – трёхэтажный, неплохо обставленный, построенный на ацтекских фундаментах. Находился он метрах в ста-ста пятидесяти от дворца, на Острове собак, но чуть в отдалении от строящегося собора и Главной церкви. Сеньор Диас уверил меня, что слышно разве что колокола, да и то высокие каменные заборы между участками и толстые стены самого дома, вкупе с небольшими окнами, скрадывают звук. И действительно, когда во время осмотра дома зазвонили колокола, мы их практически не услышали.

Дом наводнение практически не затронуло – даже в саду до сих пор оставалась ацтекская баня, очень похожая на ту, которую я помнил по Эль Нидо. Как мне сказала служанка, сеньор был ацтеком по матери, которая приучила его к телесной чистоте. Кстати, слуги – садовник, повариха и две их дочери, четырнадцати и шестнадцати лет, служившие горничными – продавались вместе с домом.

Сеньор Диас согласился на довольно-таки смешные деньги за дом и людей – с условием, что они будут выплачены золотом. Серебра в Мексике было столько, что, если ранее за один адарме[18] золота давали три адарме серебра, то теперь неофициальный курс превышал один к двадцати. Так что здание посольства в тот же день стало нашим со всей мебелью "и прочей обстановкой", включая и слуг.

Я заехал и объявил им, что они теперь свободные, на что Ампаро – так звали повариху, начала умолять меня не выгонять их. Именно это, как я потом узнал, и означала бы вольная. Пришлось сделать так – я всё-таки предложил даровать им свободу, но положить всем четырём жалование, чтобы они остались в новоявленном посольстве, и Ампаро, которая была главной среди слуг, с радостью согласилась.

На первом этаже мы решили устроить дежурку и комнаты для приёмов, там же находилась и кухня. На втором ранее размещались спальни хозяина и его жены, а также детей, её мы сделали резиденцией посла и его супруги, а также кабинет посла и спальня для VIP – в данный момент её делили Вася и я. А на третьем, где ранее находились кабинет и гардеробная, мы устроили жилые помещения охраны и радиоточку. У слуг же был отдельный флигель. Единственным минусом был "туалет типа сортир" на улице, но это было обычной историей не только в Новой Испании.

Нам повезло, что крыша была относительно плоской, и на неё был отдельный выход. Ребята укрепили там солнечные батареи для зарядки рации и антенну, и мы практически сразу сумели связаться с бухтой Святого Марка, несмотря на горы между Мехико и Санта-Лусией. Впрочем, новостей было мало – "Святая Елена" вчера была в Алексееве, сегодня уже во Владимире, а завтра будет в Форт-Россе. Нам передали привет от Володи, Лены, и, конечно, Лизы, а также Мэри и Джона. Я же послал краткий рапорт о нашей поездке.

Когда мы вернулись во дворец, нам сообщили, что дон Хуан прибыл и ждёт нас к ужину. "Нас" означало меня, Колю и Васю. Александру пригласила к себе донья Ана, а для "идальго" организовали питание вместе с придворными.

Дон Исидро встретил нас у входных дверей дворца и лично отвел нас в частный обеденный салон дворца, где нас уже ждал вице-король.

– Рад вас видеть, дон Алесео, дон Николас, дон Басилио!

– Дон Хуан, позвольте представить вам дона Николаса в его новом качестве – он будет представлять Русскую Америку в Мехико.

– Очень рад, дон Николас. Но, как я понял, вы заместитель министра иностранных дел…

– Именно так, дон Хуан, – ответил тот с поклоном. – Но для нас отношения с Новой Испанией столь важны, что первые месяцы здесь буду именно я. А в новом году прибудет новый посол, ведь мне, пока дон Алесео в отъезде, нужно будет руководить министерством.

– Я очень рад, что мы сможем насладиться присутствием вас и очаровательной доньи Алехандры хотя бы некоторое время.

Он повернулся ко мне:

– Расскажите мне, дон Алесео, как вы доехали?

– Да так, без особых приключений.

– А нам рассказали о том, как бандиты вас испугались. Неплохо бы, чтобы такие караваны с вашим участиям ходили по нашим дорогам почаще.

Тогда я рассказал о своём предложении. Тот задумался.

– Знаете, я думаю, идея хорошая. Про цену договоримся так – лично для вас в сопровождении десяти или менее повозок проезд всегда будет бесплатным. Если вас не будет, а в вашем присутствии за каждую повозку сверх десяти, по четверти реала за человека и четыре за повозку. Лошадей, увы, придётся вам брать своих – у нас на станциях они только для официального пользования. Но с вами будут путешествовать наши купцы – под вашей защитой. И платить за это они будут не вам, а нам, причем половину уплаченной суммы мы вычтем из оплаты за караван.

– Это деньги за всю дорогу – из Веракруса в Санта-Лусию?

– Именно так.

– Хорошо, дон Хуан, – сказал я с облегчением; как мне рассказали, тариф для купцов только за дорогу из Веракруса в Мехико составлял один реал за человека и десять за повозку. – Но количество купцов должно строго регламентироваться, ведь мы должны будем обеспечить охрану и им.

– Пусть об этом договорятся ваши и наши люди, дон Алесео. А ещё мы вам разрешим пользоваться военными причалами в Веракрусе, а также дозволим вам и вашим людям отдыхать в крепости в Веракрусе, а также здесь, в Мехико, в цитадели.

– Благодарю вас, дон Хуан.

– Тогда я распоряжусь, чтобы мои люди подготовили договор. Можете показать его адвокату по вашему выбору.

– Мне будет достаточно, если вы и дон Исидро подтвердите мне, что в нём нет подводных камней.

– Конечно, дон Алесео. Кстати, а что вы собираетесь делать дальше?

– Мы вернёмся в бухту Святого Марка. Можем отконвоировать небольшой купеческий караван в Санта-Лусию. А потом мне придётся идти на Бермуды.

И я рассказал дону Хуану о вероломном захвате Бермуд англичанами.

Тот резко погрустнел:

– Дон Алесео, я помню гостеприимство тамошних русских и их неоценимую помощь. Если вам будет нужно, я могу отправить с вами своих солдат.

– Думаю, мы справимся, дон Хуан. А потом мы пошлём в метрополию за новыми поселенцами. Часть из них пойдёт первым же караваном из Веракруса, вероятно, в конце весны либо начале лета.

– И сколько это примерно будет человек?

– Предположительно, от двух до четырёх тысяч. Второй же караван прибудет в Веракрус в конце лета-начале осени; его численность будет, наверное, от пяти до семи тысяч. После этого, вероятно, они будут приходить раз в два-три месяца, с перерывом на то время, когда наши порты на Руси скованы льдом.

– Хорошо, дон Алесео. А когда вы собираетесь уходить в Санта-Лусию?

– Нам неплохо бы попасть туда не позже первого декабря. Точнее я смогу вам сказать в ближайшее время.

– А сегодня у нас десятое ноября. Чтобы быть в Санта-Лусии первого декабря, или даже тридцатого ноября, вам достаточно будет выйти не позднее двадцать второго ноября…

– Именно так, дон Хуан, хотя, возможно, мне придётся уйти чуть раньше. Но не более чем на три-четыре дня.

– Значит, у вас будет время остаться на театральную премьеру – как вы помните, она состоится завтра – и ещё на одно мероприятие. В следующую субботу, семнадцатого ноября, во дворце состоится осенний бал.

– Но моя супруга, увы, в Россе…

– Видите ли, дон Алесео… У меня в гостях племянница, Клара де Мендоса. Не могли ли вы побыть её кавалером на этом балу? Вам я могу доверить её честь, а вот местным повесам – вряд ли. А на вашу она покушаться не будет, у неё очень хорошее воспитание, да и девушка славная. Вы с ней познакомитесь завтра на обеде после мессы, и она будет нас сопровождать в театр.

Так, подумал я. Супруге я больше не изменяю, и до сих пор раскаиваюсь в том, что не всегда блюл свою честь – но с моего возвращения три с половины года назад я был образцом верности, и намереваюсь оставаться таковым впредь. Но на эту просьбу отвечать отказом нельзя – я здесь не как частное лицо, а как дипломат, точнее, даже министр. Так что придётся подчиниться – но вот с этой Кларой придётся держать ухо востро…


1.  О пользе репутации | За обиду сего времени | 3.  Пришёл из ставки приказ к отправке…