home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



4. Совет в Филях

– Дорогие друзья и товарищи по несчастью. Совет в Филях объявляю открытым. Для того, чтобы это соответствовало истине, предлагаю переименовать бар в «Фили», тем более, что именно Фили – моя малая родина. Кто «за»?

Я засмеялся и поднял руку. За мной последовали и остальные.

– Вот и ладушки. Первый вопрос решен единогласно. Переходим ко второму. Позволю себе процитировать бессмертное выражение дорогого Леонида Ильича, согласно анекдоту – «иде я нахожусь?»

Все промолчали. Выждав паузу, я с трудом поднялся и подошел к стене, где Володя разместил один из подаренных ему мной прошлой осенью календарей с видами США. Сейчас он открыт был на июле, с видом на колониальные здания Филадельфии – все-таки день нашей независимости – четвертого июля, и подписана была декларация именно там.

Я снял календарь и перекинул одну страницу назад; Сан-Франциско был основан 29 июня, поэтому именно вид на сей прекрасный город с залива был представлен на июньской фотографии.

Задняя стена бара представляла из себя длинную череду окон. Подойдя к ним, я сказал:

– Господа, посмотрите наружу и сравните пейзаж с тем, что мы видим на календаре.

Один за другим, участники совета подходили, присматривались к календарю, затем к очертаниям берега, и с обалдевшей физиономией уступали место следующему. Когда все насладились сравнением, я добавил:

– Как видите, господа, мы находимся либо в заливе Сан-Франциско, либо в абсолютно идентичном по ландшафту месте… Вот разве что не хватает части прибрежных районов – но их намыли в девятнадцатом и частично в двадцатом веках.

На меня смотрели три десятка пар квадратных глаз. Затем Лена неуверенно спросила:

– Леш, ты уверен?

– Увы, да. Профиль гряды холмов – практически такой же, разве что чуть менее сглаженный – его немного сровняли во время строительства.

– Но почему мы не видим ни единого здания?

– Знаешь, как сказал Шерлок Холмс: «Отбросьте всё невозможное, и останется один-единственный факт, который и есть истина». Вряд ли где-нибудь еще в мире есть место, в точности повторяющее контуры берегов Сан-Францисского залива. Значит, мы, скорее всего в прошлом, причем не позднее, чем тысяча семьсот семьдесят шестой год. 29 июня того года здесь была построена испанская крепость Святого Франциска Ассизского, которая и дала название городу.

Один из Володиных друзей мрачно произнес:

– Час от часу не легче. Ты уверен в том, что говоришь?

– Я провел здесь достаточно много времени. Так что, да, уверен. Кроме, конечно, временных рамок. Это может быть и восемнадцатый, и семнадцатый, и шестнадцатый век, а может быть и намного более седая старина. Либо, конечно, отдаленное будущее – но вряд ли в таком случае не осталось бы никаких следов города. И вряд ли бы холмы вновь поросли секвойями.

Наступило напряденное молчание. Я сел – все-таки я не полностью оправился от недавнего купания. Но, минуты через полторы, послышался спокойный голос отца Михаила:

– Значит, Господу было угодно, чтобы мы попали в это место и в это время. И я вижу две альтернативы – либо мы сможем найти возможность вернуться в наше время, либо нам нужно будет устраивать наш быт здесь. Первое, как мне кажется, маловероятно; и даже если у нас это и получится, то не исключено, что мы попадем в совсем другое будущее. Вспомните "Эффект бабочки" Брэдбери. Да и вряд ли нас Всевышний отправил бы сюда просто так.

Володя вздохнул и ответил:

– Понятно… Как говорится, «Картина Репина – «Приплыли»[3]… Ну что ж, если Господь с нами, то кто на ны?[4]. Значит, придется нам обосноваться здесь для начала. Неплохо бы разведать этот район. Вдруг где-то здесь уже есть, к примеру, испанцы. Или враждебно настроенные индейцы. Леш, тебе про них что-нибудь известно?

– Здесь жили – точнее, наверное, живут и сейчас – индейцы нескольких племен. На самом заливе – племя мивок; они были впоследствии полностью истреблены золотоискателями, лишь севернее осталось небольшое их количество. Но геноцид в нашей истории проходил в девятнадцатом веке, после перехода Калифорнии к Соединенным Штатам. Они считались мирными индейцами – занимались охотой и рыболовством. И практически не оказали никакого сопротивления золотоискателям. А их сюда понабежало много – чего-чего, а золота здесь немало.

– Золото – это хорошо, – задумчиво сказал Володя. – Но есть его как-то несподручно. А кушать нам и нашим потомкам что-нибудь надо будет. Можно, конечно, торговать с испанцами. Или с Китаем каким-нибудь…

– Можно, конечно, – сказал я, – но у китайцев в почете скорее серебро. Оно, впрочем, в Калифорнии тоже есть. Только чуть южнее. А если пойти на восток, в Аризону и Неваду, так там его немерено – и тоже все бесхозное. Пока еще бесхозное.

– А может, здесь еще и нефть и газ есть?

– Навскидку – нефть и газ – под Лос-Анджелесом. Там же и уголь, хотя не уверен, какого сорта. Есть железная и медная руда, да и еще много чего. И для сельского хозяйства места здесь идеальные – в Форт-Россе снимали по два, а то и по три урожая в год. Овощи, плодовые деревья, цитрусовые растут хорошо. А в Напе, Сономе и других долинах замечательные места для виноделия.

– А что с соседями?

– Здесь – одни индейцы. Если мы в пятнадцатом веке или раньше, то больше никого. Если в шестнадцатом, то, начиная с 1519, в Мексике испанцы, примерно в двух тысячах миль – это около трех тысяч километров. В семнадцатом веке появятся и французы, и голландцы, и англичане – но до них будет еще дальше. Зато испанцы будут осваивать земли все севернее – и в конце семнадцатого века появятся и в Нижней Калифорнии, а во второй половине восемнадцатого – и в собственно Калифорнии. Русская экспедиция Креницына появится в этих водах в шестидесятых годах восемнадцатого века, именно поэтому в 1776 году испанцы решили основать крепость Святого Франциска. На Аляске, по одной из версий, могли появиться русские уже в семнадцатом веке – но официально первая колония, на острове Уналашка, возникнет только в 1772 году. То есть, может быть, она уже существует, но до нее и в этом случае две с лишним тысячи миль.

– Увы, наш теплоход не дойдет ни туда, ни туда. Так что придется пока обойтись своими силами. Эх, нам бы людей побольше… А то нам придется породниться с индейцами. И будут наши потомки со временем краснокожими.

– На самом деле кожа у индейцев коричневая.

– Не все ли равно… Лишь бы наши внуки и правнуки по-русски говорили и, с Господней помощью, в православную церковь ходили. А пока начнем с малого – поищем, где можно пока будет обосноваться. А потом пойдем на разведку местности. Желательно для начала остров какой-нибудь.

– У моего дяди была яхта, я ходил по Заливу. Попробую вспомнить, – я наморщил лоб. – Значит, так. У Алькатраза нет хорошей гавани, а у Йербы Буэны весьма коварные воды. Острова Сокровищ и Аламиды еще нет – их намыли – пардон, намоют – или уже не намоют – в девятнадцатом веке. А вот остров Ангелов нам подойдет. Там находились охотничьи и рыболовные угодья местных индейцев, но сами они там не жили. Остров не слишком большой, всего три квадратных километра, но нам пока больше и не нужно. И там есть одна неплохая бухточка.

– Ты сможешь нас туда провести?

– Смогу. Не раз там бывал. Именуется, кстати, бухтой Айала – в честь ее первооткрывателя.

– Ну, первооткрывателем у нас будешь ты. Поэтому назовем остров «Русским», а бухту – «бухтой Алексеева». Пошли на мостик. Покажешь дорогу…


3.  Дело рук самих утопающих… | О дивный Новый Свет! | 5.  В флибустьерском дальнем синем море…