home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



5. А поезд всё быстрее мчит на юг…

– Кальяо, – сказал Ваня, показывая рукой на белый городок у моря.

– А где же Лима?

– Чуть дальше на восток. Кальяо – порт Лимы.

К нам направлялись несколько парусников. Похоже, местные власти пожелали узнать, что это за огромные железные корабли, и кто это к ним прибыл. Конечно, до них могла уже дойти весточка из Санта-Лусии или Мехико, но кто знает? У нас было чем торговать с Перу – а также были заготовлены подарки для местного начальства. Ну и хотелось на всякий случай пополнить запасы пресной воды и прикупить свежего мяса.

До сего момента, путешествие было скучноватым, но относительно приятным – на «Победе» на офицерской палубе были даже кондиционеры – но, конечно, не было ни бассейна, ни роскошных кают, и ничего другого, чем нам так запомнилась «Святая Елена».

К Кальяо мы подошли двадцать первого ноября. Было нежарко – впрочем, как нам рассказывали, так обычно и бывает на тихоокеанском побережье Южной Америки к югу от Эквадора; зимой, то есть нашим летом, здесь было бы прохладно – градусов 15–18. А сейчас термометр показывал двадцать два градуса.

До этого, мы успели зайти в Санта-Лусию, где мы проведали как сеньора алькальде (увидев «Победу» – «Колечицкий» к берегу не подходил – он воскликнул: «Я-то думал, что ваша «Святая Елена» огромная…»), так и «наших» йопе в бухте Эль-Маркес, которую мы переименовали в бухту Святого Евангелиста Марка. Висенте хотел знать, когда наконец туда придет корабль для охраны Санта-Лусии. Я ответил, что, если Бог даст, не позже апреля – так пообещали наши корабелы, которые работали над первым кораблем местной постройки, парусником с паровой машиной.

После нее, мы пошли на Черепашьи острова, в нашей истории известные как Галапагосские. Их мы, согласно решению Совета, торжественно присоединили к Русской Америке в ходе церемонии на острове Святой Елизаветы, который в моем будущем носил имя королевы Изабеллы. Имя было выбрано неслучайно – именно я просил Совет об этом перед выходом в море, пользуясь отсутствием родной супруги. В бухточке в сени вулкана реял специально сшитый триколор, а под навесом располагались икона святой Елисаветы и текст прокламации о присоединении островов к Русской Америке.

Перед заходом на остров, мы пересекли экватор. Ваня Алексеев, наш капитан, заставил всех тех, кто ни разу не пересекал его на корабле, искупаться в море – для этого была спущена специальная морская купальня, взятая «напрокат» со «Святой Елены». В ней не было ни опасности утонуть, ни попасть в пасть акуле, чего особенно боялись наши немногочисленные дамы, начиная с Регины. Увидев, впрочем, что акул в море не наблюдается, наши прелестницы осмелели и упросили нас с Ваней разрешить всем провести денек на пляже, среди черепах и морских игуан, периодически заплывая в море. Вечером, когда мы вернулись на борт, Регина с Верой пришли еще раз и попытались нас уговорить на ещё один день; я был готов согласиться, но Ваня оказался неумолим – мол, мы сюда не купаться пришли.

А следующей запланированной остановкой значился Кальяо.

Первый же корабль, подошедший к «Победе», оказался галеасом береговой охраны. Мы помогли нескольким испанцам в кирасах и шлемах взобраться по штормтрапу на борт «Победы». В отличие от Санта-Лусии, здешние испанцы при первом контакте были намного менее приветливы.

– Что это за дьявольский корабль? – спросил человек в позолоченном шлеме, судя по манере и по богатству костюма, главный.

– Сеньор, мы из Русской Америки. Я князь Алесео де Николаевка, а это сеньор капитан Хуан де Алексеев. А с кем мы имеем честь?

– Не знаю никакой Русской Америки. И хочу вас предупредить, что или ваше исчадие ада немедленно покинет наши воды, или мы вас уничтожим.

– Сеньор, не знаю, кто вы такой, но мы личные друзья Его превосходительства графа де Медина и имеем письмо от графа к Его Католическому Величеству.

Это заставило грубияна задуматься, тем более, что, как я полагаю, наше пришествие было для них страшнее, чем появление испанцев на конях для местных инков менее восьмидесяти лет назад. Потом он тряхнул головой и отчеканил:

– По приказу Его Превосходительства Вице-Короля Перу, вам запрещен вход в Кальяо или любой другой порт Вице-Королевства. Тем более, что по словам падре Агирре, главы местного отделения Святой Инквизиции, ваш корабль – порождение нечистых сил. И Новая Испания нам, в Перу, не указ. Убирайтесь вон.

Ваня сказал мне по-русски:

– Лёш, а что если мы немного постреляем по их укреплениям? Покажем, так сказать, где раки зимуют.

– Нет, не надо, – сказал я, подумав. – Нам еще предстоит поговорить с ихним католическим величеством. И если мы не причиним его городам никакого вреда, то, полагаю, результат будет получше, чем если мы до того обстреляем их город. А вот то, что различные вице-короли, похоже, не ладят между собой, мне лично весьма интересно. Да и таких манер я от испанцев не ожидал. Привыкли здесь третировать местное население.

И, повернувшись к пижону в золотом шлеме, сказал надменно:

– С кем имею честь – я сказал «имею честь» учтиво, но весьма насмешливо – разговаривать?

– Меня зовут де Молина. Я комендант Кальяо.

– Ваша светлость, – сказал я с насмешкой, потому как сам был для них «превосходительством», хоть это невежа меня так и не называл. – Я поговорю с Его Католическим Величеством и про вас, и про вашего падре Агирре. А теперь извольте покинуть наш корабль – мы отходим от вашего порта. С невежами, порочащими честь испанского идальго, нам не по дороге. И попрошу поторопиться.

Де Молина немного побледнел, услышав и мой тон, и мои скрытые угрозы, схватился было за шпагу, передумал, и пошел к штормтрапу, по которому уже ползли вниз его люди.

Когда испанцы наконец спустились – а с высоты почти в двадцать метров это не так уж и просто – «Победа» развернулась и пошла на юго-запад, где нас уже ждал «Колечицкий».


4.  И ты тоже? | О дивный Новый Свет! | 6.  «Провидение»