home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



1. Культ личности

После банкета, Володя сказал мне, что в девять вечера будет заседание Совета. Лиза отпросилась, мол, слишком устала, и утащила меня в нашу каюту на «Форт-Россе», где выяснилось, что не так уж она и устала. Наконец, где-то без четверти девять она меня отпустила, повернулась на правый бок, и мгновенно заснула. Я же быстро помылся, оделся, и отправился на это самое заседание.

Там сидели все знакомые мне уже члены совета, плюс с дюжину новых, с «Колечицкого» и «Москвы»; в их числе были и капитан Ермолаев, и капитан Неверов, и мой родич Коля Корф. И, когда я вошел, меня встретили аплодисментами.

– Лёха, ты молоток! Столько всего добыл, столько всего сделал! Одни лишь базы у Санта-Лусии и по дороге на Мехико чего стоят! Нам Вася с Саней все рассказали, так что не отпирайся!

– Володь, ну не надо! База по дороге на Мехико еще не наша. Эль-Маркес наш – это да, так ведь нет там пока никого…

– Не прибедняйся. Итак, что, по-твоему, было сделано неудачно?

– Нужна более четкая организация. Нужна спецслужба – чтобы не было таких сюрпризов, как с Кирюшей. Мы могли привезти намного больше – все бы продали за серебро и золото. Кроме того, имеет смысл подумать, что мы можем еще закупать у испанцев.

– Все будет. Первый блин обычно комом, а у тебя наоборот – еще и пятнадцать новых жителей, точнее, жительниц, привез. А еще рассказывают, что ты у Лос-Анджелеса тоже деревню в русское подданство соблазнил.

– Да ладно. Не я, а Патли.

– А кто Патли нашел?

О том, что не я ее, а она меня, и при каких обстоятельствах, я, понятно, рассказывать не стал.

– Итак. Что произошло за время вашего отсутствия? Ну, мы немного отстроились, ты уже видел. Кроме того, теперь по всему Заливу, да и по низовьям рек Русской и Стикса, индейцы приняли наше подданство. Что это для них означает, другой вопрос, но то, что их всех лечат, им нравится. Будут у нас там города, будут и школы, и церкви. Пока, понятно, ничего этого нет, ну и ладно, лиха беда начало. А вот на Русской реке наши ребята золото уже нашли, и медную руду чуть восточнее, причем и того, и другого оказалось очень и очень немало.

Первое поселение вне Залива начнет строиться на Русской реке в понедельник, первого октября, ровно через восемь дней. А второе – в Лос-Анджелесе – неплохо бы основать как можно скорее; проще всего, если вы выгрузите там стройматериалы и людей по дороге в Европу.

– Мы?

– Ну да, экспедиция, как ты и предлагал, пойдет в ноябре, на «Победе» и «Колечицком». Главным будешь ты, как министр иностранных дел. Твоё дело – маршрут. Хозяйственной частью будет заведовать Миша Сергеев, он в этом деле дока.

– Дай мне еще Васю.

– Ага, щас. Вася нам и самим нужен. Миша, конечно, неплохо его замещал, но теперь, после предательства Поросюка, самое время создавать министерство внутренних дел, включая определенные функции спецслужб – в этом деле он профессионал. Так что Васе придется заниматься своими прямыми обязанностями, а не путешествовать по тёплым морям.

– Тогда кто со мной-то пойдёт?

– Вообще-то мы решили не посылать с тобой никого, кто уже женат либо помолвлен. Не дело это, когда муж и жена долго не видят друг друга. Знаю, знаю, тебя это тоже касается в полной мере, но как раз тебе идти придётся, иначе вряд ли что-нибудь получится.

– А со мной?

– С тобой хоть какой-то шанс есть. Итак. Заместителем по военной части можешь взять Виталия Андреева, он майор спецназа в отставке. Оставшихся ополченцев он же и наберет. А вот экономистов твоих, за исключением Феди Князева, оставим тебе – ребята хорошо себя показали, а тебе еще предстоит много чем торговать.

– Главным тогда возьму Лёню Пеннера. Теперь насчёт планов. Какие вводные?

– Мы тут в твоё отсутствие кое-что обсудили. Во-первых, какой мы видим Русскую Америку через несколько лет? Понятно, что даже если все наши дамы родят в следующем году, и будут рожать раз в год, то заметного роста взрослого населения у нас все равно не будет до того, как эти дети вырастут. А нам расти нужно уже сейчас – причем, чем скорее, тем лучше. И именно за счет русских – мы же хотим остаться русской колонией.

– А что насчет индейцев?

– С индейцами мы решили поступить так. Есть два уровня – протекторат Русской Америки над племенем и гражданство. Ради гражданства племя должно согласиться на присягу верности Русской Америке, принятие законов Русской Америки, обучение их детей в наших школах, курсы русского языка и культуры, и открытие церквей и миссионерскую деятельность в их районах. Не будет никаких ограничений их прав по сравнению с правами «настоящих» русских, и наша цель – сделать из них наших людей, без потери самобытности и языка. Но именно поэтому необходим приток русского населения – чтобы сохранить нашу идентичность.

– А что насчет других народов?

– В единичном количестве – такие, как Джон или испанки, которых ты привез – приветствуются. То же произойдет, если в присоединенных к нам землях окажутся, скажем, испанские, французские или английские поселения – и их жители согласятся на те же условия. Но и здесь важно, чтобы большинство все-таки были именно русскими по культуре. А вот негров, как мы решили, нам не надо.

– А это ещё почему? – сказал я, все еще находясь под впечатлением движения за расовое равноправие в США, при котором я вырос.

– А ты вспомни, чем заканчивались переходы власти к черному населению на Ямайке, в Гаити, в ЮАР, в Родезии, да и в той же Анголе, где кое-кто из нас успел побывать. А вот обратных примеров я не знаю. Впрочем, ты и сам рассказывал про Детройт и Кливленд в конце восьмидесятых…

Да, когда я впервые приехал в Детройт в детстве, это был красивый город, с первоклассным музеем, хорошей музыкой, неплохими магазинами и ресторанами, и массой зеленых приятных районов, в одном из которых – на Чалмерс Стрит – жили мои родственники по матери. Теперь (точнее, в далеком моем прошлом, тьфу ты, будущем, из которого я сюда попал) это город развалин, выгоревших домов, закрытых магазинов и вокзала, а Чалмерс Стрит – одна из самых опасных улиц в городе, где более половины домов уже успели сжечь. Примерно то же можно сказать и про центр Кливленда, и про многие другие города и районы Соединённых Штатов.

– Но это из-за дискриминации и наследия рабства, – слабо вякнул я, вспоминая, что нам талдычили в школе.

– Так ведь рабство отменили больше века до этого момента, а кое-где и за сто пятьдесят и более лет. А про дискриминацию ты сам рассказывал, что она происходит скорее наоборот. И какая такая дискриминация на Ямайке или в Гаити? Разве что против белых. Впрочем, взять любое черное государство в Африке, получившее независимость в двадцатом веке – везде была подорвана экономика, упал уровень жизни, выросла преступность. Оно нам надо?

– А что же мы будем делать, если к нам перебегут африканские рабы? В Мексике, тьфу ты, Новой Испании, их мало, но они есть.

– Мы против рабства во всех его формах. Рабовладельческие суда будем захватывать, рабов репатриировать в Африку. То же и с беглыми рабами. Но для этого неплохо бы получить выход к Атлантике. Впрочем, это всё в будущем. Ладно, вернемся к нашим баранам.

– Баранам?

– Присказка такая. Итак, зачем наша экспедиция идет в Европу? Первое. Помочь спасти население России от голода тысяча шестьсот первого и второго года, и заодно хоть немного укрепить российскую государственность, промышленность, и обороноспособность. Это самое главное. Ты об этом и говорил.

Я кивнул, а Володя продолжил:

– Второе. Неплохо бы договориться с ними о том, что мы будем формально числиться частью России, но полностью автономной.

– Зачем?

– Одно дело – небольшая колония, другое – колония великой державы.

– И Россия на данный момент является таковой.

– Именно. Третье. Нам нужно, чтобы нам прислали епископа – по словам отца Николая, только так можно будет рукополагать новых священников. Конечно, тебе придётся обязательно проследить, чтобы сей епископ был достаточно широких взглядов.

Четвертое. Привезти в Русскую Америку население из России, преимущественно молодежь, причем такую, которая изъявит желание учиться. По дороге обучить их хотя бы читать, писать, и считать.

Пятое. Наладить дружеские отношения с другими испанскими провинциями в Америках, да и, если возможно, с испанской метрополией. С другими странами – как получится. Меньше всего я доверяю Англии, Польше и Швеции, так что с ними поосторожнее – впрочем, ты это и сам знаешь.

И шестое. Такую экспедицию можно будет повторить максимум один раз – потом у нас банально кончится мазут, да и полноценного ремонта кораблей мы провести не сможем, хотя кое-какие запчасти, конечно, имеются. Поэтому дополнительная цель – как ты сам и предложил, положить начало цепочке колоний по пути из Америки в Европу. Тогда мы сможем строить корабли на угле или мазуте, а в этих колониях создать запасы топлива и ремонтные мощности. Кстати, там же можно будет устроить и радиоточки, для связи между Форт-Россом и отдаленными территориями.

Так что напомни нам еще раз, где ты предлагал создать колонии.

– Во-первых, в районе мыса Святого Луки на юге Нижней Калифорнии. Эль-Маркес уже наш, но он остается под испанской юрисдикцией – и никто не знает, когда очередному вице-королю придет в голову лишить нас бухты. Далее, неплохо бы организовать колонию на островах Ревильяхихедо, они в трехстах с небольшим морских милях от мексиканского побережья, чуть севернее широты Акапулько; она еще и позволит нам контролировать манильские галеоны, если мы когда-либо окажемся в состоянии войны с Испанией.

– Но с этим, наверное, можно повременить – ведь в ближайшее время проблем с Эль-Маркесом не предвидится.

– Повременить-то можно, но слишком затягивать я бы не стал. Сначала, конечно, колония может быть маленькой, для обозначения присутствия. Если нас попросят из Эль-Маркеса, перевозим все туда. Думаю, и местные индейцы согласятся, им вряд ли улыбается еще раз попасть под власть испанцев.

– А дальше?

– Остров Кокос к западу от Центральной Америки. Галапагосские острова. Острова Хуана Фернандеса к западу от Чили. Что-нибудь в районе Патагонии, например остров Гуамблин – а, может, и что-нибудь на побережье материка. Огненная Земля. Фолькленды.

– Не самые удобные места для жизни. А что потом?

– Два направления. Первое – восточное. Южная Георгия – там, впрочем, жить никто не захочет, а вот военную базу можно будет устроить. Тристан-да-Кунья. Святая Елена, остров Вознесения. Западные Азоры. И второе – западное. Триндаде и Фернанду ди Норонья – к востоку от Бразилии. Тринидад и Барбадос в Антильских островах. Один из Виргинских островов. Флорида и Багамы. Бермуды.

– Надо будет посмотреть, я даже не слыхал о Триндаде или Гуамблине. Но да, пора начинать. «Колечицкий» последует с «Победой» до точки Х – где-нибудь в Атлантике. Подумай, где имеет смысл это сделать – Бермуды, Святая Елена, или еще где из твоего списка. «Колечицкий» там останется, а «Победа» пойдет дальше в Балтику – впрочем, ты нам уже сам рассказывал, что бы ты сделал, если бы у тебя появился такой шанс. Шанс теперь есть, действуй. Только представь план действий на следующем Совете, лады?

– Спасибо за доверие, конечно… Только давай я это обсужу с Мишей и с Сашей. И дай мне еще Леху Иванова в подмогу. И пару студентов.

– Леху я тебе не дам, а студентов бери. Только не хватай никого, кто занят другими важными делами.

– Володь, ты мне так и не дорассказал, что еще произошло в наше отсутствие.

– Мы нашли источник угля. Да, пока мы не нашли месторождения под Лос-Анджелесом, но у нас есть «Москва»! Сам корабль в ужасном состоянии, и как только у нас будет куда расселить народ, мы снимем все, что можно, и пустим его на переплавку. Металл нам нужен.

– А каким образом? «Москва» же огромная!

– Как едят слона – по кусочку. Но это лишь потом. Сначала нужно разгрузить все, что там есть. И вот что интересно. Угля на нем много, похоже, туда загрузили все, что оставалось на берегу. Кроме того, есть оборудование кают – старое, но пригодится. Есть котлы – возможно, с помощью них можно будет построить угольную электростанцию для Лос-Анджелеса, или как его мы там назовем, ведь добычу угля мы там наладим.

Еще у нас строится завод – мы туда перенесли пару станков с «Москвы» и «Мивока» – последние с электроприводом. Электричества нам пока хватает, от гидроэлектростанций – но, боюсь, рано или поздно придётся создавать новые мощности, не знаю даже, какие. Ребята уже планируют верфь – будем делать парусно-винтовые корабли, сразу на нефти, если сумеем, если нет, то на угле. А в ящиках со «Святой Елены» нашли несколько игрушечных радиоуправляемых самолетов и вертолетов, с видеокамерами на борту. Ими уже активно пользуются геологи – и, думаю, нелишне бы тебе, Леха, взять несколько штук с собой, вдруг воевать придется… Кстати, в контейнерах со «Святой Елены» мы нашли два разобранных гидроплана Seawind 30 °C, два легких самолёта CGS Hawk II Arrow, а также два вертолета CH-77, плюс запчасти к ним – так что и авиация у нас какая-никакая, но есть. Хотелось бы их испробовать поскорее, жаль, пилотов нет.

– У родителей одного моего университетского приятеля были и Arrow, и CH-77, я на них уже летал. Только нам понадобится ровное поле.

– Есть такое, с той стороны залива – и он показал на восток, туда, где в моем будущем находился Окленд. – Они уже там, построен и ангар, и проложена взлётно-посадочная полоса, грунтовая. А инициатива, как ты знаешь, наказуема.

– Без проблем.

– Ну и хорошо. Все самое главное мы тебе рассказали, а по одному или двум вопросам неплохо бы проголосовать. Ну что, ребята, кто за то, чтобы создать «Управление безопасности Русской Америки», и утвердить Мишу его главой, сиречь главным гебистом и ментом?

Поднялись все руки, кроме одной – Мишиной. Миша растерянно проблеял:

– Володь, а меня спросить не подумал?

– Ну у тебя ж опыт службы в военной разведке, тебе и карты в руки.

– Спасибо, конечно, но…

– Миш, а кто, если не ты? Кандидаты есть?

– Спроси на «Колечицком» или на «Астрахани»…

– Сам и спросишь. Проверишь их в деле – а потом можешь предложить другую кандидатуру – месяца этак через три. Тогда и посмотрим. Итак, почти единогласно – Миш, тебе не отвертеться.

– Да вижу я, я что, тебя не знаю? Врешь ты все про три месяца. Да уж ладно, – и Миша вздохнул. – Партия сказала, надо…

– Вот то-то же. Следующее. Не хотел этого делать до Лёхиного приезда, а теперь давайте придумаем названия для новых поселений. Лёх, ты как думаешь?

– Там, где Русская река, можно сделать Новую Москву. Или, скажем, Новомосковск. А там, где Лос-Анджелес, да хотя бы Китеж.

– Новомосковск мне нравится, а Китеж… Не хочется как-то, чтобы он под воду уходил.

– Ну тогда Владимир на Тихом океане. В честь древнего русского стольного города Владимира.

– Нет уж, вот чего не надо…

Тут Миша с мстительным видом сказал:

– Кто за Новомосковск и Владимир?

Все, кроме Володи, подняли руки.

Володя недовольно сказал:

– А я не согласен.

– «А баба яга против», – насмешливо пропел Миша. – Нет уж, ты меня спрашивал, когда делал наследником Берии? Так что и ты давай, внемли гласу народа и колебись вместе с линией партии. А то каак одену пенсне и каак возьму в разработку…

– Ребят, вы меня еще и царем назначьте. Ну что это за культ личности такой?

– Нет, царем не надо, – сказал Вася. – А вот вице-королем Индии, как в «Золотом теленке»…

– Тьфу на вас! – сказал Володя. – Ну что ж, заседание объявляю закрытым. Давайте по стаканчику пива, пока у нас оно еще есть, и баиньки. Не будем зря электричество тратить.


11.  Возвращение | О дивный Новый Свет! | 2.  Ну а девушки, а девушки сначала