home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



8. Ложка дёгтя

Я не выдержал и достал фотоаппарат. Панорама, открывшаяся с дороги на Санта-Лусию, была необыкновенна – зеленые и коричневые горы, синее море, живописные островки, и белый городок у моря.

Миссия выполнена, и выполнена на отлично. Банда Антонио обезврежена, сам Антонио и Гонсало в наших руках, амбары нашей молодой колонии пополнятся новой добычей, наша колония приросла новыми гражданами, точнее, гражданками по цене одного Поросюка. Ну и, самое-то главное, отношения с испанцами и так выше всяких похвал, а тут мы ещё смогли спасти двух аристократок, родственниц самого графа.

Первым делом мы отправились на «Санта-Лусию». Вася начал командовать выгрузкой, а я отвёл трёх новых индианок к моему заместителю по медицинской части. Увидев их, она лишь вздохнула:

– Лёш, и эти никому не нужны…

– Никому, кроме нас. Они же не аристократки.

– Они тоже хотели поговорить с тобой, как только ты вернёшься.

– О чём? – спросил я с удивлением.

– Мне не сказали. Точнее, Феде – он был у них переводчиком. Ладно, они в седьмой каюте, сходи уж к ним. Только не забывай, что женат, – и Лиза улыбнулась, давая мне понять, что это шутка. Хотя, конечно, в каждой шутке, как известно, есть доля правды…

Я постучал в дверь каюты.

– Кто там? – спросили меня по-испански.

– Дон Алесео.

Дверь распахнулась, и девушки поочерёдно протянули мне руки для поцелуя.

– Сеньориты, как вы себя чувствуете?

На что Сильвия вдруг выпалила:

– Дон Алесео, возьмите нас с собой!

– То есть как это – с собой?

– Дон Алесео, мы обесчещены. Наши семьи отвернутся от нас, наши женихи откажутся от своих предложений, и нам останется только одна дорога – в монастырь. А мы ни в чем не виноваты!

Да, подумал я, не было печали… Не возьмешь – испортишь девочкам жизнь, возьмешь – рассоришься с испанцами. Понятно, что придется взять, ведь как же иначе. Но все, что мы смогли создать этим своим визитом, рухнет.

– А что если я поговорю с родственником сеньориты де Альтамирано, графом де Медина?

– Сеньор граф очень хорошо к нам относится, но что он сможет сделать? Даже если мы уедем в Испанию или, скажем, в Манилу, и даже если каким-то чудом сведения о том, что нас насиловали бандиты, не дойдут до нашего нового обиталища, то после свадьбы сразу станет ясно, что мы больше не девственницы. А это чревато огромными проблемами для наших семей. Или у вас, у русских, мы тоже станем париями?

– У русских вы – безвинные жертвы. Никому и в голову не придет винить вас в ваших злоключениях. Но жизнь у нас весьма неустроенная, и у нас все равны. Вы там будете не дворянка, а ваша подруга не грандесса, а такие, как все.

– Но вы же князь? – выпалила Лилиана.

– Князь, – ответил я, слегка покривив душой. – Но я ничем не лучше любого крестьянина. И не хуже.

Девушки задумались. А я вспомнил историю про прабабушкину сестру, Александру, которая ушла в монастырь и стала там сестрой Алевтиной. Во время Красного террора, ее в числе других заложников расстреляли, и Русская Православная Церковь Заграницей причислила ее к лику святых как новомученицу российскую. У меня в каюте на «Форт-Россе» хранится ее образок. Но Александра ушла в монастырь по своей воле – а девочек хотят заставить это сделать.

И вдруг Лилиана сказала:

– Ваше превосходительство, лучше быть такой, как все, чем вечной парией, или постричься в монахини, не имея к этому ни наклонности, ни желания.

Сильвия, вздохнув, добавила:

– Лилиана права. Ваше превосходительство, пожалуйста, возьмите нас с собой!

– Ладно, посмотрим, что я смогу сделать… – сказал я, поцеловал руки обеих на прощание, и, поклонившись, ушёл, подумав про себя, что индейцы и испанцы мало отличаются друг от друга – и те, и другие сжигают своих врагов, и те, и другие отвергают безвинно пострадавших женщин…

На центральной площади нас ждали граф де Медина, сеньор алькальде, падре Лопе, и другие – один из испанцев поскакал вперед, чтобы их предупредить. Сеньор граф, увидев нас, поклонился и сказал:

– Дон Алесео, от имени короны Его Католического Величества, благодарю вас за очищение наших дорог от бандитов и за спасение моей родственницы и ее подруги!

– Рад, что у нас получилось оказать эту небольшую услугу, дон Исидро.

После дальнейшего обмена любезностями, граф спросил:

– А где сейчас пребывают девушки, а также захваченные главари бандитов?

– Дон Исидро, девушкам была необходима срочная медицинская помощь, они сейчас на «Святой Елене».

– Да, я слышал, что кое-какие тяжелые медицинские проблемы были решены с помощью ваших врачей. А когда мы сможем их увидеть?

– Дон Исидро, для меня было бы большой честью пригласить вас посетить наш корабль. Кстати, туда же отправили захваченных нами Антонио и Гонсало Суаресов. Наши люди побеседуют с ними, а потом мы их вам передадим. Надеюсь, дон Исидро, сеньор алькальде, вы не гневаетесь на нас.

– Да какой же там гнев… Только хотелось бы с ними потолковать как можно скорее – падре Лопе просил, чтобы они присоединились к сеньору Поросуко во время «дела веры».

– Падре Лопе, я согласен, что они заслуживают казни, но почему именно «аутодафе»?

– Сын мой, они не раз убивали священников, а месяц назад пропали три монахини, которых отправили в Санта-Лусию для учреждения здесь монастыря кармелиток. Их обнаженные тела со следами насилия и издевательств и были вами найдены в Эль-Алькасаре. А это уже действие, направленное против Святой Церкви.

– Хорошо, падре Лопе. Я думаю, их можно будет передать Святой Инквизиции сегодня вечером. А сеньора Поросуко, скажем, за два часа до аутодафе. Только его будет сопровождать сеньор де Нечипоруко и один из наших купцов – в качестве переводчика.

– Ладно, дон Алесео. Аутодафе мы устроим завтра днем. Вы хотите на нем присутствовать?

– Падре Лопе, а это обязательно?

– Нет, – улыбнулся тот. – Я чувствую, что подобное действо вам вряд ли понравится – у вас другие взгляды на жизнь. Так что, если в это время вы будете на Святой Елене, мы вас не осудим.

Я про себя подумал, как же нам повезло, что главным инквизитором в Санта-Лусии являлся именно падре Лопе. Позже я догадался, что Инквизиция здесь недавно, и что послали сюда людей, которым не светила карьера в Мехико, поэтому это место являлось своеобразной ссылкой, но наш знакомый был чужд политического честолюбия и очень неплохо справлялся со своей работой.

– Дон Алесео, а когда бы я смог посетить ваш корабль? – спросил вдруг граф де Медина.

– Ваше превосходительство, да хоть сейчас.

– Вот и ладненько. Прогуляемся пешком? А то мне так надоели кареты и верховая езда…

Сеньор алькальде недовольно скривился, но ничего не сказал – графу де Медина он был не указ. А мы пошли к кораблю – в присутствии десятка конных спутников.


7.  Здравствуй, Эль-Нидо! | О дивный Новый Свет! | 9.  В ту степь…