home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



6. Нет таких крепостей, которые не взяли бы русские…

Саша меня убил наповал. Оказывается, когда он собирал «все, что нужно» для «Святой Елены», он не забыл не только про винтовки, пулеметы и гранаты, но и взял с собой парочку 57-мм безоткатных пушек М-18 с набором боеприпасов. Объяснил он это так:

– Гранатометы, увы, есть только на «Астрахани», а мы с ребятами порешили – все что у нас хранится на «Астрахани», будет своего рода НЗ – на самый крайний случай, и в качестве образцов для будущего. А вот этих «труб» у нас вагон и маленькая тележка. Они легкие, и из них можно стрелять с плеча. Но все же лучше с упора – есть у него в комплекте двуногие сошки. И снаряды есть самые разные – противотанковые, они нам не очень нужны, осколочные, дымовые, картечь и болванки. Думаю, для нашего дела хватит.

– А кто умеет из них стрелять?

– Да мы с Васей немного потренировались с ними еще в Форт-Россе. Точность неплохая, с двухсот метров мы их уделаем, причем, вне зоны досягаемости их аркебуз. Да, и еще. Мы с Васей тут заказали вот такую штуку, – и он показал нам телегу с дубовыми бортами с бойницами. – Если надо, лежишь себе и стреляешь через бойницы. А если хочешь, то вот на этой платформе можно и пулемет установить, или такую ручную артиллерию. Чем не тачанка? Разве что рессор нет. А для ближнего боя есть это.

Он вздохнул и показал мне две тачки, тоже с дубовым щитком спереди.

– Подходишь к врагу под защитой такой вот дуры, – дура, похоже, было его любимое слово по отношению к оружию, – ведь их аркебузы местный дуб не пробьют даже с пяти метров…

Подумав, мы решили нанести первый визит во вторую крепость, Эль-Алькасар, что означало "замок". Она, по рассказам Тепин в переводе Местли, была побольше, чем Эль-Нидо. С собой мы решили взять Тепин и Местли, десяток «идальго», и четырех матросов, выразивших желание присоединиться к нашей веселой компании. Саша выдал всем, кроме девушек, по винтовке, девушкам по пистолету (надо будет их по дороге научить стрелять), поставил пулеметы и пушки на телеги. Но тут мы заметили, что шлюпок нет, хотя пять минут назад они были.

Зато мы увидели Федю с сияющей физиономией. На наш вопрос, куда делись шлюпки, он радостно сказал:

– Ребята, у этих индейцев хлопок – самое оно, все наши бабы будут писать кефиром. Я тут одну местную увидел в такой блузке, аж обомлел. Вот ее – и он показал на Шочитль, сидящей в подплывающей шлюпке. – Она и ее подруга и занимались переговорами. Кстати, шеф, я, похоже, влюблен. А что значит «Шочитль»? Так ее вроде зовут.

– Это значит «Цветок».

– Была у меня подруга Света, осталась там, в далеком тысяча девятьсот восемьдесят третьем. Теперь, с Божьей помощью, будет Цветок…

– Кстати, а почем материал-то?

– Да хотели они по реалу за рулон, мы сторговались на двадцать мараведи. То есть чуть более половины. Ну и по пять мараведи за готовую блузку. И еще, скажу по секрету, у них есть серебряные украшения – они обязаны продавать все серебро, кроме монет, испанцам, причем задешево – понятно, что они этого не делают. Договорились, что я куплю у них столько, сколько продадут. Практически по цене серебра…

Да, подумал я, из моих боевых подруг теперь только Патли не пристроена – а она, по-моему, самая красивая из всех четырех.

Когда пришли шлюпки, мы помогли их разгрузить и пошли на берег, где нас – точнее, Федю – ждала целая гора хлопка. Нас же находились два десятка конных кирасир и столько же заводных лошадей. Часть запрягли в телеги, на которых примостились Вася, Саша и еще двое «идальго», а также обе девушки, и мы тронулись в северном направлении. В последний момент, «купцы» передали нам еще две телеги.

– Мало ли что вы там нароете…

Часовые у выезда из города сняли шляпы и закричали:

– Вива эль рей католико! Вива эль рей русо! [26]

Сразу после сторожки, примерно там, где мы всего лишь два дня назад вышли из леса, дорога пошла резко вверх. Через два часа, Саша – которому я передал оперативное командование – скомандовал привал, а Тепин и Местли они с Васей отвели в лес – как оказалось, не для утех, ибо практически сразу оттуда послышались пистолетные выстрелы.

Вскоре сияющие девушки с их кавалерами вернулись к нам. Местли закричала:

– Алесео, представляешь себе, я попала целых три раза! А Тепин пять!

Саша, ворча, сказал:

– Ну что ж, с трех метров есть шанс, что попадут. Для первого раза не так плохо… Васина оказалось получше, чем моя. Лёх, а что такое "mi oso"?

Я расхохотался.

– К Васе это подойдет лучше, чем к тебе. Это значит – «Мой медведь».

– Ну да ладно, медведь так медведь, – философски сказал Саша.

Вскоре мы опять тронулись, и через два часа слева от нас показалась индейская деревня. Тепин вдруг что-то сказала на своем языке, Местли перевела:

– Это Йопико. А вот за тем поворотом и будет Эль-Алькасар.

Я перевел. Саша сказал:

– Ну я и дурак. Забыл спросить заранее, сколько туда ехать от дороги. План Тепин Васе набросала, а про масштаб забыли…

– Пешком полчаса, – сказала Местли, когда я ей перевел вопрос. – Через лес, он кончается он в ста варах примерно.

– Полчаса пешком, то есть километра два, наверное, – сказал я. – И восемьдесят метров от края леса.

– Ладно, – сказал Саша. Пусть предупредит, когда мы уже будем близко. Скажи, семь-восемь минут пешком.

После того, как Местли объявила об этом, Саша затормозил всех. Взял с собой троих «идальго» и растворился в лесу. Местли открыла рот.

– Нет, мой Саша не медведь, – прошептала она. – Он змея. Или дикая индейка.

Я перевел. Народ сдерживал смех, как мог. Она не знала, что к ее бедному жениху надолго прилипнет кличка «индейка». Хотя… дикие индейки, в отличие от домашних, умные и хитрые птицы, известные тем, что их в лесу может быть множество, но, тем не менее, их очень трудно увидеть или услышать. В свое время (в далеком будущем), Бенджамин Франклин даже предложит сделать индейку американским национальным символом.

Потом Саша так же бесшумно материализовался.

– Все нормально. Стражи никакой. Лишь одна дверь, и с каждой стороны по окну. Из каждого торчат по два ствола. Бдят. Ну что, ребята, пошли?

Мы оставили лошадей и телеги под присмотром испанцев, попросив их контролировать дорогу. Саша и Вася взяли по тачке, на которые они установили на сошках по М-18, и положили по несколько зарядов, ребята взяли пару пулеметов и винтовки, и мы как можно тише пошли к крепости. Девушек, понятно, брать не стали – они напрашивались, но Саша взмолился:

– Скажи Маше – если с ней что-нибудь случится, то я не переживу. То же и про Васю и Таню.

– Ну да, только встретились и уже любовь до гроба.

– Ну скажи, тебе трудно, что ли.

Я перевел. Местли в свою очередь перевела Тепин, потом сказала мне:

– А если с ним что-нибудь случится, он подумал?

Я перевел и это. Саша посмотрел на свою любовь, затем на меня:

– Скажешь, что и со мной, и с Васей все будет хорошо.

Крепость взяли, как говорил Лёлик в известном фильме, «без шума и пыли». По осколочному снаряду в окна (действительно, Саша с Васей были асами – с первого раза и сразу в цель), потом болванку в двери, затем они с ребятами пошли на зачистку; что там было и как это произошло, я не видел, но через несколько минут, за которые мы услышали несколько выстрелов, из крепости вышли трое с поднятыми руками, за которыми высились наши ребята – без единой царапины.

– Одиннадцать завалили, восемь погибли в сторожевых помещениях от нашей «артиллерии», одного раздавило рухнувшей дубовой дверью. Внутри остались одни мертвые, плюс склад.

– Этих трех пока свяжите, дай мне парочку ребят, вернемся за остальными.

Втроём – я, Женя Жуков и Марат Хабибулин – побежали обратно, но вдруг послышались несомненные выстрелы из аркебуз, за которыми последовало два пистолетных выстрела.

На поляне Тепин и Местли стояли с "кольтами", перед ними лежал один труп и на земле корчился еще один, пока еще живой, по внешнему виду явный метис. Двое из испанских солдат лежали мертвые, с развороченными черепами. Да, пуля из аркебузы – страшная штука, особенно если её выпустили с близкого расстояния. Другие испанцы еще не успели прийти в себя.

– Там… двое из кустов выскочили, убили этих двоих, а мы их подстрелили, – сказала Местли.

Я взглянул на испанского офицера.

– Ну и что это должно означать? – спросил я.

– Сеньор… простите нас… мы их не увидели, а потом…

Вася в два счёта расколол пленного. Выяснилось, что эти двое возвращались в форт из деревни, куда они ходили за едой. Услышав испанскую речь, они решили подстрелить парочку солдат, порезать других, и уйти. И, надо сказать, если бы не мои боевые подруги, то кончилось бы это для наших союзников весьма плачевно.


5.  На индейском на базаре… | О дивный Новый Свет! | 7.  Здравствуй, Эль-Нидо!