home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



9. Как много девушек хороших…

Я уселся за письмо. Подумав, написал лишь:

«Начальнику моей охраны. Заклинаю вас, подобно святому Михаилу Меченому, дайте этим людям все, что они просят, ведь они столь же честны, как и заморские друзья сего великого святого, и так же выполнят все, что обещают. Князь».

Намек про меченого Вася поймет, а Поросуко – блин, удачное у него имечко в испанском варианте – определенно нет, ведь Мишка Горбачев в его время был рядовым членом Политбюро и ничего ещё не успел порушить. Мы с Васей примерно одинаково относимся к Горби и всему, что он сотворил. Другими словами, я распрощался с жизнью и дал ребятам понять, чтобы ни в коем случае ничего не давали этим гадам.

Письмо я передал Тепин; она кивнула и вышла с ним, не забыв демонстративно запереть дверь. Минут через пять пришли все четыре девушки. Первым делом меня вновь выпарили в бане, после чего последовал еще один замечательный обед. Затем, конечно, вновь пришлось делать девушек «счастливыми», на этот раз сначала Патли, потом все-таки Тепин – Местли сразу поняла, что произошло вчера ночью, а мне пришлось опять представлять себе на месте надсмотрщицы Лизу – иначе вряд ли бы получилось её удовлетворить. Как бы то ни было, кошки скребли на душе все сильнее.

После этого Местли переговорила с Тепин и сказала:

– Дон Алесео, вам нужно срочно отсюда уходить. Не сегодня – Антонио отлучился, но его люди здесь, а он вечером вернется. Завтра в первой половине дня он планирует уехать, а в среду вернуться ближе к вечеру. Днём уходить опасно – заметят. Ночью – ещё опаснее, можно запросто сломать себе шею. Так что если уж идти, то послезавтра на рассвете.

– А что будет с вами, если я вдруг исчезну?

– А вам не все равно, какова будет судьба у четырёх индианок?

– Нет, не всё равно. Вы – дамы. И, несмотря на… в общем, вы очень хорошие женщины. Лучше уж я останусь – моя жизнь никак не перевесит четыре ваших.

– Алесео, нет. Ты нам тоже – и она впервые потупила взор – далеко не безразличен.

– Да нет, тут или-или. Или убьют меня, или вас.

– Алесео, есть и третий вариант. Мы уходим все вместе. Тем более, что без нас ты не сможешь добраться до Санта-Лусии, минуя дорогу.

– Вы уверены?

– Да, уверены. Мы уже это обсудили. Все согласны.

– Даже Тепин?

– Тепин в первую очередь.

Я вздохнул, потом обнял её и сказал:

– Местли, я вам всем очень благодарен. Только где мы сейчас?

– В горах к северу от Санта-Лусии. В одном из небольших укреплений, построенном рабочими, приглашенными три года назад для строительства дома сеньора Пеньи. На обратном пути их захватили. Не спрашивайте, что с ними произошло после завершения строительства, Антонио сказал тогда, что новых найти не проблема.

– Понятно. И, скорее всего Пенья дал знать людям Антонио про то, что те собирались вернуться в Мехико.

– Именно так. Далее. Из укрепления есть всего один выход, охраняемый несколькими его людьми. Да, и еще – вы не боитесь высоты?

– Нет, Местли, не боюсь.

– Можно сделать так – в комнате, где мы живем с девочками, есть окно, из которого при желании можно было бы спуститься на веревке. Если это сделать еще ночью, то на рассвете можно было бы уйти. Но проблема одна – Тепин через окно не пролезет.

– А что будет с ней, если она останется?

– Ее убьют, причем весьма жестоко – люди Антонио иначе не действуют. Наверное, она сможет прихватить парочку из них с собой…

– Не годится. Или все, или никто. Умру – не я первый, не я последний. Все лучше, чем, если ради меня погибнет женщина.

Местли перевела это Тепин, та обняла меня от избытка чувств и чуть не раздавила. После чего – впервые за все время – мы сели ужинать вместе. Конечно, после обеда девушки не дали мне отдохнуть – пришлось еще раз заняться Шочитль и Местли, очень уж они просили. Затем Местли вдруг сказала:

– А не сходить ли мне на рассвете в близлежащую индейскую деревню? Мол, нужно купить еды. Точнее, забрать – индейцы боятся Антонио и денег никогда не просят.

– Зачем?

– А затем, что мне вдруг стало интересно, как именно охраняются ворота. И нет ли постов вне крепости.

На следующее утро, она ушла, и мыли и парили меня только две девушки – Шочитль и Патли. Через полтора часа, Местли вернулась.

– Вот, заодно купила индейку. Когда я выходила, у входа были всего двое – остальные шестеро находились в помещениях по обе стороны от сторожки. А сеньор Антонио сделал такую вещь – любую комнату можно закрыть снаружи, есть петли для замков. А замки у меня есть, все-таки охрана заложников – моя задача.

– И ты всегда забавляешься с заложниками?

– Ты первый. Очень ты нам с девочками понравился. Поэтому мы тебя сначала и оставили там, на соломе, чтобы ты почувствовал разницу; обычно туда складывают лишь трупы.

Чудеса, подумал я. Никогда девушки так мною не интересовались. А тут сначала Сара, а потом и эта четвёрка… Слава Богу, что хоть от Сары я смог успешно отбиться.

– Девушки, только огромная просьба, – сказал я. – Никогда не рассказывайте моей жене про наши здешние игры.

Местли посмотрела на меня с грустью.

– Я так понимаю, что забав больше не будет…

– Увы, девочки, но у нас есть достаточно много хороших молодых людей. Вы будете выбирать, не вас.

– Да кто захочет жену-индианку? Обычно мы нужны для того, чтобы повеселиться. Знаете, как здесь говорят? "Для развлечения бери девушку с кожей потемнее, для женитьбы посветлее". Метиску, да, могут взять – но только если не смогут найти белую.

– Думаю, у вас среди наших ребят от женихов отбою не будет захотят. Вы ведь красавицы… Будете любимыми женами, такими, как и все остальные.

– Но у Тепин, наверное, будут проблемы…

– Кто знает? На вкус и цвет товарища нет – так говорят у нас.

Она перешла на науатль, обсудила что-то с девочками, и потом сказала:

– Мы все согласны, Тепин в том числе. Сделаем так. Сегодня нужно выспаться, и пульке лучше больше не пить – нам завтра с утра понадобятся все силы. Перед рассветом, Тепин заходит в сторожку и убивает обоих стражников. В это самое время, мы с Шочитль запираем боковые двери в помещения охраны. Затем возвращаемся за тобой и все вместе тихо уходим к индейской деревне. Не доходя до нее, начинается тайная тропа, которую знают только местные, а также Тепин, которая сама из этой деревни. Но ни Антонио, ни его люди о ней даже не подозревают. Тропа нас выведет через хребет и прямо в Санта-Лусию. Идти там, наверное, дня два, а то и все три. И, скорее всего, Антонио, увидев в среду вечером, что нас нет, попытается нас подкараулить на подходах к городу. Но он будет ждать на дороге, причём в месте, которое не просматривается из города, и мы его сможем обойти.

– Полагаю что, когда он увидит, что меня нет, он он попытается получить хоть какой-нибудь выкуп. Конечно, главного аргумента – куска отрезанной плоти – они прислать не смогут, и у них нет никого, чьи пальцы либо… другая часть тела похожи на мои, так что этот вариант отпадает. Единственный их шанс – что наши согласятся хоть на какие-нибудь условия. Думаю, он резко снизит требования, а затем попытается обмануть наших ребят.

– Именно так, – кивнула Местли. – И если вам удастся дойти до своих, то ему ничего не останется, как затаиться здесь или в одном из других схронов.

– А много их, этих схронов?

– Я знаю только про этот, а вот Тепин… – и она перешла на науатль, потом сказала мне, – Есть еще один – южнее. Она слышала и про третий, где-то на берегу недалеко от Санта-Лусии. Но сама она там никогда не была и не знает, как его найти.

День прошел спокойно, на ужин мы доели индейку, после чего я уснул сном праведника. Вдруг меня начали трясти. Я проснулся и увидел Патли со свечой в руке.

– Алесео, пора.


8.  К нам приехал, к нам приехал… | О дивный Новый Свет! | 1.  Здесь вам не равнина, здесь климат иной…