home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



2. О пользе кружев и титулов

Мы увидели небольшую деревушку у подножия гор. Чуть правее от центра располагались длинные одноэтажные строения, а перед ними – два длинных пирса. У правого стояло два трехмачтовых корабля неизвестного мне типа, а левый был девственно пуст.

По заверениям Хуана, залив весьма глубок, и к причалам беспрепятственно подходят галеоны с осадкой до одиннадцати вар, или примерно девяти метров. Это же подтверждали и найденные нами лоции Санта-Лусии. Тем не менее, мы решили пока не дразнить судьбу и не подходить к пустому пирсу – а вдруг это не понравится местному начальству? Вместо этого, мы остановились метрах в пятидесяти от берега.

За полчаса до этого, мы с Лизой переоделись в сшитую специально для этих событий одежду. Необходимость последнего была обусловлена словами Хуана, который деликатно дал нам понять, что в Испании встречают не только по титулам, но и по одежке. Он тогда добавил:

– Досточтимые доны, так не только в Испании, но и во многих других странах – и у голландцев, и у жителей стран Италии, и у еретиков-немцев, и даже у шведов и этих исчадий ада-англичан. Наверное, ваша Россия находится так далеко, что вам неизвестна европейская мода.

Пришлось поискать книгу про средневековую одежду. После длительных поисков, Леха Иванов показал мне портрет испанского короля Филиппа II, умершего всего лишь год назад. Монарх был изображен в черном одеянии с кружевным воротничком и кружевными же манжетами. В описании было отмечено, что черные ткани были весьма дороги – ведь на них уходило много краски. Чего-чего, а черной ткани у нас было более чем достаточно, даже занавески у нас были из черного шелка. Кружева мы нашли не сразу, но на «Святой Елене» оказался ящик, полный кружевных трусиков из дешевой синтетики. Так что мне и моим заместителям-мужчинам (испанцы не могли представить себе женщин-дипломатов, так что, по крайней мере, все «официальные лица» были мужиками) сшили шелковые кафтаны и шелковые панталоны с воротниками и манжетами из женских трусиков; моя Лиза удостоилась нескольких платьев по образцу женских портретов Веласкеса, разве что не столь тяжеловесных. Хуан, увидев нас в новом одеянии, благоговейно изрек, что такой роскоши иначе, как при королевском дворе в Мадриде, или, в крайней случае, вице-королевском, в Мехико, нигде не увидишь.

Письма от «дона Ладимиро, князя Россовского и Русско-Американского», свидетельствовали, что податель сих – Aleceo Alecseyev, Principe de Nicolayevca – Алесео Алексеев, князь Николаевки собственной персоной. Мэр города, конечно дворянин, но по сравнению с ним я практически небожитель, человек, стоящий на две, а то и три ступеньки выше его по социальной лестнице. Конечно, он не знал, что Николаевка состоит всего из десятка домов и пристани, да и Хуану мы этого не говорили, чтобы не ронять свой авторитет в его глазах – он даже не подозревал, что так именуется поселение на Оленьем острове. А Лиза моя в одночасье оказалась княгиней – по-испански «princesa», над чем она все время потешалась.

И вот я, в величественной позе, с Хуаном и четырьмя «идальго», подхожу на шлюпке к причалу Санта-Лусии. Там нас уже ждали с десяток испанцев с алебардами и мушкетами. Сказать что они смотрели на нас квадратными глазами – значило не сказать ничего. Огромный самодвижущийся корабль, самодвижущаяся лодка, странно экипированные солдаты – и между ними два, с их точки зрения, роскошно одетых человека с надменными лицами.

Первым нас встречал, судя по всему, офицер – в широкополой шляпе, кафтане, короткой юбочке (!) и со шпагой на боку. Он внимательно посмотрел на нас и вдруг, отвесил поклон, почтительно сняв шляпу. Дальнейший диалог протекал на придворном испанском, который я довольно плохо понимал, но смысл разговора был примерно таким:

– Ваше превосходительство, сеньор Альтамирано! Какая радость, что вы живы! А мы думали, вы погибли от рук этих проклятых англичан!

Дон Хуан небрежно кивнул и сказал:

– Сеньор де Аламеда, меня, хвала Господу нашему, спасли наши русские друзья под командованием князя Алесеево – мою фамилию он так и не смог правильно выговорить, зато величественным жестом указал на мою персону. – А теперь доставьте меня как можно скорее к сеньору алькальде (мэру).

– Слушаюсь, ваше превосходительство! А как прикажете принять наших гостей?

– Сеньор де Аламеда, его превосходительство князь изволит вернуться на свой корабль в ожидании встречи, соответствующей его высокому статусу – не каждый день Санта-Лусия встречает таких важных гостей. Надеюсь, что его светлость мэр – он подчеркнул слово «светлость» – не заставит ждать его превосходительство и его очаровательную супругу, ее превосходительство княгиню.

Мы дружески обнялись (Хуан сказал заранее, что это не противоречит протоколу), де Аламеда помог ему выбраться на пирс, и наша шлюпка вернулась к «Святой Елене».

Вскоре у пирса начали происходить весьма интересные события. Откуда-то приехало несколько карет, из которых вышли с десяток людей в парадной форме, часть с алебардами, часть со шпагами – наш почетный караул. Из лодочного сарая кто-то вынес весьма красивую весельную лодку. Вскоре к пирсу подъехала нарядная черная карета, запряженная черными же лошадьми. Лакеи в вышитых золотом ливреях помогли выйти двоим – толстяку и, судя по всему, его секретарю, одетому в кафтан победнее. Они сели лодку и отправились на ней к «Святой Елене». Матросы помогли толстяку подняться на борт нашего корабля – он, похоже, пребывал в состоянии полного обалдения – и не только потому, что к нему пожаловало высокое начальство, и даже не потому, что к нему приехал князь, пусть и из непонятной страны. Сам наш корабль, его внешний вид, никак не укладывался в его картину мироздания.

Он низко поклонился, зацепив шляпой палубу, и сказал:

– Ваше превосходительство, сеньор князь! Я идальго Висенте Гонсалес и Лусьенте, мэр этого города. Для меня было бы огромной честью, если бы ваше превосходительство, ее превосходительство княгиня, и другие русские идальго согласились бы прибыть в мой скромный дом на ужин в честь столь высоких гостей! В любое время, когда вам будет угодно.

Я, вспомнив советы дона Хуана, так же небрежно кивнул и сказал:

– Сеньор Гонсалес и Лусьенте, мы с радостью примем ваше приглашение. Скажите, когда это будет удобно хозяину?

– Ваше превосходительство, если вы прибудете к пяти часам, то тем самым вы дадите время моим поварам приготовить обед, который сможет понравиться их превосходительствам. И если сеньор князь скажет, какие именно блюда любят русские гранды, то мы попытаемся приготовить именно их.

– Ваша светлость, я лично имел удовольствие попробовать кухню мексиканских владений Его Католического Величества, и она мне весьма понравилась. Полагаю, что сеньора княгиня тоже отнесется благосклонно к подобным блюдам. Кроме того, я хотел бы взять с собой господ купцов, дабы они могли встретиться с вашими негоциантами.

Сеньор алькальде опять низко поклонился, заверил меня, что это и в интересах вверенного ему города, предложил нам пока пришвартоваться к причалу, и попросил моего разрешения вернуться домой, дабы распорядиться о подготовке нашего пиршества. Получив таковое дозволение, он с поклоном спустился по трапу в свою лодку и отбыл на берег.


1.  Если уж путешествовать по морям… | О дивный Новый Свет! | 3.  В гостях у его светлости