home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



8. Мы наш, мы новый мир построим…

Итак, теперь у нас количество женщин и количество мужчин практически сравнялось, и это даже если не считать индианок, спасённых нами от англичан.

Все они были либо замужем, либо обещаны в браке. От сынов туманного Альбиона бежал один лишь вождь, тот самый Хуслу, чье огненное погребение мы так и не увидели. Все же остальные погибли в бою. Мэри разъяснила нам, что каждая считалась теперь вдовой, и, по правилам мивоков, три луны не сможет даже говорить с другими мужчинами. Но взгляды, которые практически все они бросали на некоторых из проходящих мужчин, показывали, что они ждут не дождутся конца этих трех лун. Впрочем, и без них у нас теперь был небольшой перевес женщин.

Все взрослые пациентки, и двое из троих детей (третий, мальчик, был слишком мал), учили русский язык на экспресс-курсах, организованных девочками-языковедами. Заодно две из них, пользуясь случаем, составляли грамматику и словарь мивокского языка.

Впрочем, и у врачей было пополнение – одиннадцать девочек и трое мальчиков. Две из девочек и один из мальчиков учились на стоматологов, что не могло не радовать; матушка Ольга с облегчением призналась мне, что она с ужасом думала, что делать, если у кого-нибудь придется сверлить зубы. Ведь бормашина на «Форт-Россе» была, равно как и необходимые материалы, а вот обращаться с ней никто толком не умел. Еще одна бормашина, только более примитивная, нашлась на «Победе», которой решили оставить это название. Другие два американских корабля переименовали в «Мивок» (десантный) и «Колибри» (танкер).

БАМовцы же заявили, что мы все строим неправильно, потребовали ознакомиться с планами, и откомандировали для этого дела двоих – Саню Телегина и Валеру Ивлева. Подумав, мы пригласили еще и Витю Ефремова, единственного четверокурсника из студентов-архитекторов, и двух студентов-строительных инженеров. Как ни странно, вся пятерка спелась с первой же минуты, и они не не только сумели серьезно скорректировать наши планы, но и решили, не откладывая дел в долгий ящик, начать строительство форта. Ведь трактор, экскаватор и бульдозер имелись, равно как и бетономешалка, и куча прочих строительных механизмов. Радовало, что у них еще и имелся опыт строительства в сейсмически нестабильных регионах.

Тем временем, студенты-геологи уже начали изучать найденные у Лёхи Иванова книги про Калифорнию и про полезные ископаемые в Америке. А передовики сельского хозяйства, и единственный студент-агроном, начали работать над нашими посевами. Тут, конечно, имели место некие трения с Мэри, которая до сего момента была нашим сельскохозяйственным экспертом. Но вскоре все друг друга зауважали.

Катастрофически не хватало семян, а крупного рогатого скота и вовсе не было, что весьма огорчило наших знатных доярок. Но, тем не менее, рядом со стройкой на Россовском полуострове появились поля. Плуг, борону, серпы наши инженеры сделали на станках на «Мивоке» и «Победе». А колючая проволока, которой было много на «американских» кораблях, позволила защитить поля от оленей и других незваных гостей.

Те же из мужиков, которым было относительно нечего делать, поняв, что бухла у нас почти нет, а если и есть, то только по торжественным случаям и в малом количестве, сначала начали скандалить. Но после разговора с парочкой-троечкой из Володиных ребят они перестали качать права. Кто пошел на стройку – лопатой мог орудовать практически каждый – а кто принял предложение войти в команду к Джону, который, с помощью Лени и его ребят, ремонтировал и переоборудовал «Золотое Руно».

Конечно, большинство пассажиров «Паустовского» до сих пор считали себя атеистами, Но, как ни странно, почти все, кто был некрещен, неожиданно прониклись после переноса в прошлое, и пошли на курсы катехизации к отцу Николаю. Как мне сказал один студент, «кто знает, может, и правда Бог есть, а тогда лучше уж быть крещеным…»

На «Победе» мы нашли и портативные генераторы. Большая их часть работала на бензине, но были и гидрогенераторы (газогенераторы?), после чего и в Россе, и в Николаевке появилось электричество. Вскоре БАМовцы переехали из клуба в Николаевке в общежитие в Россе, где теперь было и электричество, и пара туалетов, пусть относительно примитивных, и даже вода из одного из родников.

Одну из боковых комнат в опустевшем теперь клубе Николаевки решили отдать под музей, куда и поместили индейскую работу с «Выдры» и «Руна». Сеньор Альтамирано даже подарил новоявленному музею необыкновенной красоты золотую фигурку явно индейской работы – где он ее прятал, я так до сих пор и не понял. Когда я ему шепнул, что этот подарок слишком дорог, он ответил:

– Дон Алесео, это пустяки. Это работа индейцев Новой Гранады – а четверть всего, что они приносят, принадлежит администрации, к коей относится и мой отец, герцог Альтамирано. Обычно золото отправляют на переплавку, но мой отец знает, как я ценю искусство индейцев, и отдает мне наиболее интересные вещи. У меня дома в Картахене огромная коллекция, надеюсь вам ее когда-нибудь показать.

Тут я понял, что это еще и намек на то, что, дескать, в гостях ему хорошо, а дома лучше.

– Дон Хуан, мы надеемся уйти в плаванье в скором времени, и тогда мы вас доставим в один из портов на тихоокеанском побережье колоний Его Католического Величества.

– Тогда, если вас не затруднит, то лучше в Санта-Лусию – там основная база торговли с Манилой, а мне нужно либо самому туда отправиться, либо послать туда человека. Кроме того, это лучшее место и для вас – другие порты, Колагуа и Сан-Блас, представляют из себя маленькие деревушки.

– Хорошо, дон Хуан, мы пойдем именно в Санта-Лусию. Тем более, я в ней… – и прикусил язык. Конечно, я уже успел побывать в Акапулько в восемь лет, вместе с бабушкой и дедушкой, но не рассказывать же об этом нашему гостю!

В тот же вечер – на календаре было тридцатое июня по старому стилю – Совет собрался на совещание. Главным вопросом повестки дня были наши планы на дальнейшее будущее.

– Неплохо бы сходить в Санта-Лусию и попытаться наладить контакты с тамошним начальством, – сказал я. – Во-первых, мы высадим там Альтамирано – а это наш пропуск в испанский мир. Во-вторых, можно заняться кое-какой торговлей, в частности купить там хотя бы коров и лошадей. И заложить основы наших отношений.

– Слова какие у тебя умные, – усмехнулся Миша Неделин. – Но смысл действительно есть. И когда ты хочешь туда пойти?

– Где-нибудь через месяц. Наверное, на «Мивоке». Все-таки он вооружен, и не испугается ни пиратов, ни испанцев, а горючего туда и обратно должно хватить. Только вот еще какое дело.

– Рассказывай, не томи.

– Дон Хуан дал мне понять, что глава экспедиции должен быть как минимум грандом. Я наврал, что я таковым являюсь. Но, хоть я и дворянин – кто из моих предков служил еще Иоанну Грозному, кто получил дворянство за боевые заслуги – но ни князей, ни даже графьев с баронами у меня нет. Но авось проканает.

Лена, улыбнувшись, подняла руку.

– А что если… давайте придумаем княжеские титулы для тех, кто будет непосредственно общаться с испанцами. Таких людей я вижу в первую очередь двоих – президент и министр иностранных дел. Так что сделаем Володю князем Россовским, а тебя, например, Николаевским. Вот только передавать мы их будем не по наследству, а по должности. А все остальные пусть будут дворянами – для испанцев идальго.

– Не все, – сказал я. – Испанцы не поймут, если идальго станут вдруг заниматься торговлей. Не царское это дело. И не дворянское.

– Ну тогда те из нас, кто займется этим непосредственно, будут именоваться купцами.

На том и порешили.


7.  Привет из Крыма | О дивный Новый Свет! | 9.  Росс не сразу строился…