home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



3. Зона низкого давления

Климат в Сан-Францискском, тьфу ты, Русском заливе очень изменчив. Город, точнее, место, где будет город, часто окутывают туманы, и никого не удивляет, если едешь по улице, солнечно, двадцать пять градусов Цельсия, и вдруг за пятиметровым пригорком въезжаешь в облако с температурой в двенадцать градусов. Особенно часто туман опускается на Золотые ворота и на всю зону вдоль Тихого океана. А вот в восточной части Залива такое бывает реже.

Но иногда туман сдувает дальше на восток, и иногда случается, что Золотые ворота – в лучах яркого солнца, а остров Ангелов, а ныне Русский остров – в тумане и под дождем. А могут погрузиться в туман и Лиличик, и Залив Елизаветы, как теперь назвали бухту между мысом Алексеева и индейской деревней.

Так случилось и в это утро. Еще вчера ярко светило солнце, и наше ополчение под командой Васи (к которому меня, увы, не подпускали врачи) пристреливало новое оружие, добытое на десантном корабле, с другой стороны горы Колибри. До того, наши спецы с Ваниной помощью смогли заправить и "Астрахань", и "Форт-Росс", а на самих кораблях были размещены патрули на случай, если кто-нибудь из посторонних заинтересуется нашими новыми приобретениями. Команды для них у нас, увы, не было.

А сегодня с утра нас окружала молочная пелена, видимость была от силы пятьдесят метров, и мы сидели спокойно за завтраком – все равно, пока туман не рассеется, ничем полезным не займешься. И вдруг где-то далеко, со стороны Россовского полустрова, послышалась канонада. В конце шестнадцатого века порох и ядра были не так уж и дешевы, чтобы бездумно палить по площадям, так что это могло означать лишь, что те, кто открыл огонь, видят, куда они стреляют.

«Астрахани» было приказано готовиться к срочному выходу – радар мог видеть наземные и наводные цели, а многие подводные камни и мели были известны. Но все равно нам не улыбалось потерять единственный наш патрульный корабль, и в тумане он двигался весьма осторожно. На его палубе собрались полтора десятка ополченцев, все с американским оружием – для своего было маловато боеприпасов.

Лишь недалеко от той самой безымянной деревни, где ранили Сару, мы вышли из серого марева. Теперь красные хижины пылали, а метрах в ста от берега стоял корабль под белыми флагами с красным крестом. Я посмотрел в бинокль и увидел, как за фигурками индейцев гоняются другие, в европейской одежде. Судя по флагу, это были англичане.

«Астрахань» мчалась к кораблю, с которого в нашу сторону был сделан пушечный залп. Мы были вне досягаемости их орудий, и ядра упали в воду где-то в двухстах метрах от нас, подняв высокие фонтаны воды.

То, что произошло после этого, иначе как избиением младенцев назвать было нельзя. Лёня решил не тратить почем зря боеприпасы шестиствольных АК-306. Вместо этого, на баке разместился Миша Неделин с тяжелым пулеметом Браунинга М2. Две очереди разворотили заднюю настройку и пушечные порты справа, и больше с пирата не стреляли. Кто-то копошился у носовой пушки, но еще одна короткая очередь, на этот раз из Васиного легкого Браунинга 1919М6, и, желающих сражаться на том корабле больше не осталось.

«Астрахань» летела дальше к берегу, где пираты уже бежали к своим шлюпкам. От сторожевика отделился катер, помчавшийся им наперерез, и другой, в направлении корабля, чье название нам не было известно.

Несколько очередей из Васиного пулемета по скоплению пиратов на берегу, и немногие выжившие повернули обратно, помчавшись вверх по склону. Вокруг валялись мертвые мивоки – мужчины, женщины, дети… Живых индейцев в пределах видимости не было. Катер выскочил на узкий пляж, с него посыпались ополченцы, и через десять минут все было кончено – без единого убитого или раненого с нашей стороны.

Из пиратов на берегу выжили лишь трое – причем все они были ранены. На всякий случай проверили все тела, но ни одно из них не подавало признаков жизни. Немногих выживших индейцев мы обнаружили в бане, до которой сыны туманного Альбиона просто не успели добраться, но по которой они сделали несколько выстрелов. Из ста шестидесяти жителей в живых остались восемь женщин, почти все раненые, и трое детей – две девочки и один мальчик лет шести.

Мы не взяли с собой Сару, так что мне пришлось объясняться с ними самому. Вряд ли они что-либо поняли. Но нас они уже не боялись, хотя, когда Саша Дерюгин начал их перевязывать, смазывая раны и ссадины йодом, они снова начали кричать. Но, увидев, что мы не желаем им зла, индейцы быстро успокоились, и одна из девочек даже доверчиво взяла меня за руку, когда мы пошли вниз к нашей шлюпке.

На корабле же из двенадцати человек, десять из которых были в кормовой надстройке, двое в носовой, в живых остался лишь капитан корабля, запершийся в своей каюте. Потом мне рассказали, что, когда ребята вышибли дверь, тот попытался было качать права, утверждая, что имеет корсарский патент и волен воевать со всеми, кто не является подданным британской короны. Но, осознав, что именно произошло, чему поспособствовала пара пинков, он резко поменял свой тон и рассказал, как они здесь оказались.

Вскоре после похода Дрейка, два корсара попытались повторить его «подвиг» и отправились в обход Южной Америки, но ни один из них не вернулся. С тех пор корсары действовали, как правило, в Карибском море, где французов было намного больше – и они не гнушались время от времени поохотиться на своих английских коллег.

В прошлом году, в Англию вернулся некий капитан Гор, который живописал, как, обогнув Южную Америку, он сумел захватить манильский галеон, набитый золотом и серебром. И несколько капитанов отправились туда же в составе эскадры из пяти кораблей; командовал ей все тот же Гор. Но когда они проходили пролив между Южной Америкой и какой-то землей южнее, начался шторм, и два корабля – включая флагман, которым командовал Гор – налетели на камни и погибли. Три других благополучно избежали участи своих собратьев, но их разметало сильнейшим ветром у гряды островов к западу от Южной Америки.

Вскоре "Золотому Руну" – именно так именовался корабль нашего пленника, капитана Симмондса – улыбнулась удача – они смогли захватить галеон «Энкарнасьон», направлявшийся в Манилу. Сам корсар получил при этом несколько пробоин, и капитан принял решение, как когда-то Джон, уйти к берегам Нового Альбиона для ремонта.

У индейцев, живших на побережье, они увидели золотые украшения, и англичане перебили их всех, позабавившись сначала с индианками; один из индейцев знал немного испанского и перед смертью успел рассказать, что «солнечный камень», как они именовали золото, они выменивают у индейцев «большой воды между холмами», по направлению к «полуночной звезде». А еще они услышали, что другая «большая лодка» недавно проходила тем же маршрутом, под английским флагом – вероятно, именно они заразили жителей Лиличика.

Вчера они уничтожили еще одно селение двадцатью милями южнее, но золота там не нашли. Видимость резко ухудшилась, но они шли далее на север, пока не увидели вход в залив. Там они обстреляли известную нам деревню мивоков, после чего высадились и стали отлавливать всех индейцев. Действительно, у многих из них, даже детей, были браслеты либо нагрудные украшения из золота. Индейцев убивали – кого из пистолетов, кого саблями – и поджигали их хижины, и лишь наше появление заставило их попытаться уйти.

Англичан мы пока заперли в одном из помещений «Астрахани» – хотя, вероятно, жизнь их будет непродолжительной. Выживших индейцев доставили в лазарет, где после Ваниной выписки пациентов не было. А вот «Золотое Руно» – так назывался пиратский корабль – решили по возможности восстановить. Его взяли на буксир и потащили к бухте Провидения.

Пока мы туда шли, я, Володя и Леня Голубкин осмотрели наше приобретение. В трюме мы обнаружили большое количество испанских золотых и серебряных монет и слитков, мешки с кукурузой, какао-бобы, а также два ящика с ювелиркой. Всего это было так много, что мы не могли понять, зачем им понадобилось еще и индейское золото. Впрочем, есть древняя история про репортера, который спросил у Джона Рокфеллера: «Мистер Рокфеллер, а сколько денег, по вашему, достаточно?» Тот подумал, и сказал: «Немного побольше, чем у тебя есть, сынок.»

В кубрике мы не нашли ничего интересного – вонючие гамаки команды, какие-то тряпки, пара ненужных нам мушкетов и сабель. В пороховом погребе тоже ничего интересного, ведь зачем нам их порох столь скверного качества? То же и с их пушками – они нам если и понадобятся, то либо на продажу, либо на переплавку, либо как музейный экспонат.

Но вот каюты капитана и других офицеров оказались поинтереснее – там мы нашли золото и драгоценности весьма искусной работы, с крупными камнями, а также карты и другой инвентарь. Карты, конечно, нам были не особенно-то и нужны, тем более что особой точностью они не отличались. Но нам было интересно сравнить их с нашими. Да и кое-какие обозначения на них – испанские населённые пункты, индейские деревни, а также карты Карибского бассейна, побережья Южной Америки, Филиппин, Африки, и Европы тоже заслуживали внимания. Судовой журнал мы взяли для тщательного изучения.

И тут мы неожиданно услышали чей-то голос. Один из ключей на связке, отобранной у капитана, открыл ничем не приметную дверь. Там мы увидели молодого человека, связанного по рукам и ногам. Одежда его, когда-то богатая, превратилась в лохмотья.

– Кто вы? – спросил я его по-английски.

– Senor, perd'oneme, no hablo ingl'es. Soy espanol.[19]

Его акцент несколько отличался от привычного мне, но все же я сумел его понять.

– Кто вы? – спросил я его уже по испански.

– Диего Хуан Альтамирано де Веласко, испанский дворянин. А вы?

– А мы русские. Добро пожаловать в Русскую Америку. – Сказав это, я развязал ему руки и ноги.

– Никогда не видел русских. Слышал, что вы живёте там, где всегда снег, и носите шкуры медведей.

– Как видите, сеньор Альтамирано, мы и сейчас так одеты, а вокруг снег и лед. – пошутил я.

Он засмеялся, а я продолжил:

– Идите с нами, вас необходимо показать нашим врачам, а также накормить. Пейте, – и я дал ему свою флягу с водой.

Испанец жадно припал к ней, и выпил почти все, что там было.

– Спасибо, сеньор…

– Алексеев.

– Спасибо, сеньор Алесео, – сказал он. – Надеюсь, вы сохраните мне жизнь? За нее, я полагаю, можно получить неплохой выкуп.

– Сеньор Альтамирано, мы не пираты и не воюем с Испанией. Мы вас передадим испанским властям при первой возможности. И никакого выкупа мы за вас не потребуем.

– Сеньоры, я у вас в неоплатном долгу, – сказал кабальеро. – Эти пираты захватили корабль, на котором я шел в Манилу с распоряжением Его Величества Католического Короля. И я уже два месяца их пленник – всех остальных моих спутников они заставили пройти по доске. А вот за меня они захотели получить большой выкуп. Поэтому я до сих пор жив.

– Сеньор Альтамирано, а не могли бы вы передать испанским властям послание от нас?

– Сеньор Алесео, сочту за честь.

– Мы хотели бы договориться о мире и торговле между нашими великими державами, а также о границах Русской Америки,

– Сеньор Алесео, я полагаю, что это будет не только в ваших, но еще более в наших интересах. Во-первых, вы уничтожили наших врагов и спасли жизнь посланцу Его Величества. Во-вторых, я не знаю, как именно вы это сделали, но вам это не составило, как я понял, никакого труда. Не думаю, что в интересах Его Католического Величества воевать с таким противником. Я только надеюсь, что мы сможем найти разумный компромисс по поводу границ Русской Америки и владений Его Католического Величества.

– Сеньор Альтамирано, а теперь давайте отправимся на наш корабль.

Сам вид «Астрахани», а также катер, на котором мы перебрались на нее, ввергли его в ступор. После врачебного осмотра, который выявил сильную степень истощения, но не более того, мы решили переправить его на «Форт-Росс». Впрочем, вряд ли испанский гранд шестнадцатого века обрадуется врачам женского пола. Поэтому было решено, что Саша Дерюгин будет навещать его ежедневно и заберет обратно на «Астрахань», если ему вдруг понадобится стационарное лечение.


2.  Иван | О дивный Новый Свет! | 4.  Огненное прощание