home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



2 «Облико морале»

Сказать, что я был ошеломлен этим поступком Сары, значит не сказать ничего. Где-то в голове сверлила мысль: ну не сволочь ли ты, Володя?! Говори ей теперь про «облико морале». И что означали твои слова про то, что она, мол, "покажет мне все"??

А она тем временем стащила мою футболку, шорты (где-то в голове проскочила мысль, что зря я сегодня надел спортивные шорты – будь у меня молния, она не справилась бы; а потом подумал, что она просто оторвала бы пуговицу и разорвала молнию). На секунду замешкалась, увидев трусы, но потом одним движением стащила и их. И только сейчас я очнулся от оцепенения.

Я, надо сказать, не дрался по-настоящему лет, наверное, с десяти. Да, я играл в американский футбол (впрочем, я был всего лишь wide receiver, тот, кто бежит и ловит мяч – нужно уметь держать удар, когда тебя потом припечатают защитники, а самому лишь пытаться вырваться из их объятий); да в аспирантуре я два года занимался тхеквондо и вышел оттуда с зелёным поясом. Но даже там я не мог сражаться с девушками – пару раз, когда мне довелось заниматься с ними спаррингом, я всего лишь ставил блоки, да и то не очень сильно, чтобы им не было больно.

Чтобы сделать Саре больно, не могло быть и речи. Я с трудом расцепил ее руки и выскользнул из ее объятий – но Сара тут же схватила своё платье и мою одежду и запустила их через живую стену ежевики, затем еще раз подскочила ко мне.

Единственно правильное решение пришло инстинктивно. Когда она ухватила меня за причинное место, которое к тому же при виде всех прелестей Сары предательски увеличилось в размерах, я вдруг подумал – а ведь мы находимся в другом времени, где мы катастрофически не готовы к местным условиям. Нас мало, у нас скоро кончатся ресурсы, а всё моё скаутское прошлое и поход во время курса молодого бойца – и, полагаю, военное прошлое моих друзей – не подготовили нас к тому, что походная ситуация затянется навечно. А тут мне приходится избегать молодую и прекрасную девушку. Расскажешь кому, не поверят. И я неожиданно для самого себя захохотал.

У Сары на лице промелькнула обида, потом она выпустила предмет моего организма, который уже по-хозяйски лежал в ее руках, и звонко рассмеялась вместе со мной. Через пару секунд она, впрочем, опомнилась и с некоторой обидой спросила, что же для меня оказалось таким смешным в ее поведении.

– Сара, – сказал я, – понимаешь, у нас тут вообще ничего не понятно, мы не знаем, что будет дальше. А тут на меня со всех сторон насели женщины…

Сара резко отпрянула от меня и спросила:

– Так у тебя есть женщина?

– Да.

– В вашей России?

– Нет, здесь, на корабле…

Она горько заплакала, да так, что теперь уже мне пришлось её успокаивать. Потом она сказала:

– Понятно… Она ещё и не индианка, а белая. Небось, красивая…

– Да, Сара, очень. Но и ты тоже красавица. Ничего, найдём тебе хорошего мужа. Если б у меня не было Лизы…

– Так вот как эту сучку зовут.

– Нет, она хорошая. А ты ещё очень молодая. У нас считается, что замуж женщине нужно не раньше, чем после двадцати. Или, в любом случае, когда ей не меньше восемнадцати. А тебе даже шестнадцати еще нет. – Женщина должна стать женой и матерью. Так мне говорит мама. Зачем ждать до восемнадцати? – Тебе учиться надо… – Зачем? Читать и писать я умею. – Сначала выучишь русский язык. Затем получишь профессию. Станешь, например, врачом или учителем. Мы это организуем. А потом ты найдёшь себе человека по душе.

Сара снова заплакала, но в этот раз быстро успокоилась, посмотрела на меня и тихо сказала:

– Учиться – это ладно… Но все равно ты будешь моим. Не нужно мне другого. Когда я тебя увидела, то сразу поняла, что нашла свою судьбу. Подожду уж два года до восемнадцати – а там посмотрим. Ладно, прости, что я так себя вела. Обними меня, и пойдём дальше.

Я, вздохнув про себя, обнял её, про себя подумав, что только этого мне и не хватало для полного счастья.

Следующей проблемой было достать нашу одежду. Часть её висела на ежевике, но так, что до нее было не дотянуться. Часть же улетела куда-то за ежевику. Будь у меня нож, может быть, я и сумел бы прорубиться к ней ход сквозь колючие ветки. Но лезть голым в заросли ежевики… Бр-р-р…

– Ничего, – с ехидной усмешкой на лице сказала Сара, наблюдая за моими мучениями, – есть здесь одна тропинка сквозь кустарник.

Но и она успела зарасти колючими лианами. Хорошо ещё, что Сара не сняла с меня обувь. Я отказался наотрез пускать её туда – всё же она девушка, и направился туда сам. Одной рукой, превозмогая боль, я раздвигал ветви ежевики, другой защищал самое свое нежное место. Через какое-то время, весь исколотый, я все-таки добрался до крохотной прогалины, где лежали мои трусы и шорты, а в кармане шорт – швейцарский перочинный ножик «Victorinox», чуть ли не первое, что я купил, когда приехал в Германию.

Конечно, он мало подходил для стоявшей передо мной задачи – мне бы мачете… Но и этим ножиком я как-то сумел проложить путь к месту, где на ежевике лежали моя футболка и её платье, и даже сумел снять их оттуда, не порвав тонкую ткань. Только вот руки и тело у меня были все исколоты. Когда я с большим трудом вышел из зарослей, Сара стояла лицом ко мне без тени смущения. Я машинально обратил внимание на то, какая же она была красавица – смуглая, ладно сложенная, без грамма лишнего жира, с небольшой, чуть конической, но очень красивой грудью и великолепными бёдрами. Я отдал ей платье, она повернулась ко мне на секунду задом (полагаю, чтобы я увидел её и с другой стороны – зрелище и здесь было незабываемым) и ловко накинула его на себя, схватила меня за руку, и повела вверх по склону.

Через две-три минуты мы были на вершине. Здесь цвели какие-то жёлтые цветы, от которых пахло медом, а вокруг вились десятки колибри. Отсюда, как на ладони, был виден весь остров, а также гористый Северный полуостров, холмистый Россовский, и более равнинный Восточный (так мы их окрестили).

– Смотри, Алекс! Вон «Выдра»!

Как Джон и рассказал нам, «Выдра» была вытащена на пологий берег с другой стороны острова. Но, пока я её рассматривал, Сара вдруг прижалась ко мне. Я хотел было отодвинуться, но причина на этот раз оказалась далеко не сексуальной: девушка вдруг испуганно сказала:

– Алекс, что это?

И показала рукой на островок, известный в той истории, из которой мы прибыли, как «Алкатраз». Мы с Володей решили так и назвать его – Пеликаньим ("Алькатрас" по-испански – пеликан). До него было не более двух километров. Мимо него в сторону Оленьего острова шёл корабль, размерами, наверное, не больше, а, может быть, и меньше нашего «Форт-Росса». Вот только приближался он очень уж быстро. Если я, как дурак, не взял с собой нормального ножа, то уж бинокль-то у меня был всегда с собой. Равно как и нож, он лежал в застёгнутом кармане и, несмотря на все мои попытки сохранить относительную девственность, оказался на месте. Он был всего лишь десятикратным, но и этого мне вполне хватило.

Кораблей с подобными очертаниями я ещё никогда не видел. Флаг на таком расстоянии было видно плохо, даже в бинокль, но у меня почему-то сложилось впечатление, что на корме корабля развевался именно андреевский стяг.

Андрей 1969, Колко и Vlad-23 изволили поблагодарить #19 Road Warrior


Администрация Пол:Мужчина


1.  «О, сколько нам открытий чудных…» | О дивный Новый Свет! | 3.  Нашего полку прибыло