home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Пропущенный урок по астрономии

За спиной послышались изумленные, и даже недовольные голоса. Я скрипнул зубами, стараясь не отвлекаться – черная и неохватная тень в небе разрасталась с каждой секундой. Внезапно что-то с силой съехавшего с рельс поезда ударило меня в плечо. Мир перевернулся, очки слетели. Я обнаружил свое тело в проломленном автомобиле, одним из тех, что выстроил вокруг себя баррикаду.

Смахнув с лица нависший надо мной лонжерон и отпнув бампер, я силился разглядеть, что меня с такой страшной силой толкнуло. Все было смазанным, но безошибочно угадывалась высокая фигура, что медленно и невозмутимо шла ко мне. Люди вокруг среагировали на нее необычайно странно.

– Ну уж нет, тварь!.. В этот раз никаких завтра! Отдавай деньги сейчас, – бросился на нее с кулаками мужик, чье лицо было перекошено от злобы. Почти одновременно с ним из стоявшего поперек дороги автомобиля бешено вылез другой со словами:

– Ты что, не видишь?! Я здесь стою!

Все, кто был на улице, ожесточенно кинулись на бредущую ко мне фигуру. Всех возрастов. Каждый со своей причиной. И чем больше я слышал, тем абсурднее казалось допустить, что эта фигура причастна ко всем выкрикиваемым обвинениям сразу.

– Почему?! Ну почему она вписала в завещание твое имя?! – надрывал горло какой-то молодой парень, кружа вокруг нее, как собака, что желает укусить. Тем временем, еще один, вытащив перочинный нож, заходил на фигуру сбоку.

– Еще раз напишешь моей жене, ублюдок, и я тебя прикончу, КЛЯНУСЬ!.. Прикончу здесь и сейчас…

Фигура лениво взмахнула рукой, будто выписав пощечину пространству, и окружившие ее яростные люди разлетелись, как кегли. Мои глаза вылезли из орбит. Нет. Не может быть… Невозможно… Они не могли…

Я бегло обшаривал своим чутьем дорогу, пытаясь отыскать очки. Смазанная фигура приближалась, алиеноцептивно я ее не воспринимал. Хотя, в отличие от солдат, облаченных в интропозидиумное покрытие, она не выскальзывала из внимания, а просто как-то странно светилась, ставя перед фактом своей непостижимости. Какой-то очередной мутант от Айсберга, но, в этот раз, очевидно, похлеще Гордона…

Наконец, отлетевшие за перевернутую лавку очки прыгнули мне на переносицу, и я, не отрывая взгляда от противника, быстро вылез из обломков автомобиля. Он тоже был в очках, а его глаза заговорщически, с ноткой крохотного снисхождения поблескивали за ними. Немолодой. Длинные, белые, как незапятнанный лотос, волосы развевались по ветру. Одежда же была простой. Простой настолько, что это казалось неуместным. Будто он вырядился в первое, что попалось под руку. Шел он ко мне спокойно и открыто, как навстречу старому другу.

Не мелочась, я обнулил земную инерцию урны, чья тень смотрела прямо на него. Но он будто это предвидел. Властно выставив ладонь, он попросту подавил пытающийся разрастись взрыв. Такого надругательства над физикой не мог представить даже я. Огненный шарик раздувался, бушевал, но тут же укротимо сжимался в тисках сферической воли. Наконец, его нереализовавшаяся энергия взрыва изжила себя, и он потух, растворившись дымком в заснеженном воздухе. И в ту же секунду неведомый противник вытянул в мою сторону пальцы другой руки, между которыми заискрили фиолетовые разряды…

Опомнившись, я с размаху возвел вокруг себя шедевр из непроницаемых электромагнитных полей. Толстые и ветвистые молнии сорвались с его пальцев и, облизнув мою личную ионосферу, таки пробили ее насквозь, заставив тело деревянно вытянуться и затрястись в мучительных конвульсиях. Глаза застлала красная пелена, но сквозь дробь стучащих друг о друга зубов я все равно расслышал его хохот…

– Что… Ха-ха-ха… Что это было вообще… – задыхался от смеха этот человек, вытирая глаза ладонью. Он повел рукой, в воздухе вновь проскочила короткая, злая молния, что вызвала у него новый приступ хохота, от которого его согнуло пополам.

Пытаясь унять дрожь в парализованном теле с подергивающимися от остаточного заряда мышцами, я непонимающе смотрел на своего противника. Я вспомнил эти белые, как кубики сахара в кофейне, брови. Тот самый ублюдок, что развел меня с побегом из города, как дурачка. Но тот был куда моложе, да и черты лица невыразительнее… А у этого был волевой подбородок, длинный, крючковатый нос и хитрые, чуть улыбающиеся глаза…

– Уро-о-од!.. Это ты украл сережку! Ты!.. – брызжа слюной и тыча в него пальцем, закричала бабка, что ковыляла к нам с клюкой. – Чтоб ты сдох, подонок…

Мой противник даже не глянул в ее сторону. Забегаловка с шаурмой внезапно сорвалась в воздух и смела собой старуху, размазавшись о ближайший дом. Судя по страшной скорости, с которой это произошло, что-то подсказало мне, что силой он меня все же превосходит.

– Так много людей… Боже, как же их много, – подал он голос, весело окидывая взглядом все новых и новых граждан, что со злыми криками бежали к нам. – Только глянь на их лица. Да у тебя все признаки социофобии налицо…

Стараясь не думать, почему люди себя так странно ведут, я решил воспользоваться секундным замешательством врага и снова атаковал. Со сорвавшимся с губ криком ярости, я властно раскинул руки, обрушив на него со всех сторон все оставшиеся автомобили и их отломанные запчасти, деревья, рекламные стенды, осколки стекол и даже куски стен, что отслоились от фасадов домов, нетерпеливо вырванные от моего запредельного усилия. Одновременно с этим в месте, где он стоял, закружил жестокий и искрящийся ионный вихрь, беспорядочно выдергивающий электроны из атомных решеток пространства, а в довершение к этому воистину неотразимому удару в него вдобавок полетела лавка вслед за урной с обнуленной земной инерцией.

Реакция противника была невероятной. Он сделал что-то непонятное с пространством вокруг себя, как-то искривил, скрутил его, словно дрожащий на ветру мыльный пузырь. Машины бессильно врезались друг в друга, словно в плещущиеся блики воды, постоянно промазывая, а взрыву снова не дали произойти. Я же, оглушенный, летел через все улицу, будто в меня врезался метеорит. Не успел я подумать, что позабытая на время глобальная катастрофа, летящая прямо из космоса, вряд ли все это время ждала, пока мы разберемся и, скорее всего, уже вот-вот упадет на город, как мое тело впечаталось в фасад высотки. Пара этажей обрушилась на меня сверху.

Вместе с ними на меня обрушивалась позорная правда. Не было никакого метеорита. В третий раз я повелся, как дурак… Знали, что не пройду мимо… И ведь лектор еще сказала. Знали, что захочу геройствовать. Мне было стыдно…

Я не торопился и вовсе не собирался вставать из-под залежей тяжеленных обломков. Я знал, что меня и самого из них достанут. Такой глобальный обман провернуть, лишь бы на меня выйти… но зачем? Просто ради мести?… Это абсурд…

Мое тело сжало неведомыми тисками и потащило из-под обрушенной плиты на свет. Я не сопротивлялся. Он смотрел на меня, и его бесцветные, отливающие легким багрянцем глаза уже не улыбались.

– Как ты нашел меня? – тупо спросил я.

Его руки чуть разъехались в стороны, в губах снова взыграла легкая смешинка.

– А где же еще ты можешь быть?

– Да где угодно…

Он мотнул головой.

– Других мест нет.

– В смысле? Ты знал, что я сюда прилечу из-за метеорита… Или я не понимаю…

Противник помедлил с ответом. Затем, будто смакуя каждое слово, загадочно произнес:

– А так уж ли нужны тебе другие места сейчас, чтобы им быть?

Нахмурившись, я смотрел на него во все глаза. Было что-то в выражении его лица ироничное. Он явно издевался.

– И как мне это понимать? – стараясь держать голос спокойным, спросил я.

– Легко. Дай-ка вспомнить… Сейчас… – он склонил голову, захваченный неким воспоминанием. – Да!.. «…у каждого, объем воображения, как и емкость задействованной им оперативной памяти, имеет свой лимит…» Вот! И…как же ты там сказал, гм… «…интересно то, что исчезновение выместившейся детали субъект совершенно не заметит! До тех пор, пока сам не вернется к ней вниманием…».

– Что? – ошалело переспросил я.

– Ну-у, – слегка разочарованно протянул он, – я же дословно процитировал. Ты еще приводил замечательную аналогию с яблоком… Про то, как критерии его опознания у всех субъективно разнятся… Одна из лучших лекций в моей жизни, да-а…

Напоминание о яблоке укоренило мое предположение, где я однажды мог слышать эти слова. Самая первая встреча с нейрохирургом в Айсберге. Когда мы спорили, можно ли читать мысли… Но как… Причем здесь это…

– Вы… Ты – Август Полкомайзер? – глупо вырвалось у меня.

– Кто? – рассмеялся человек, внешне совершенно непохожий на усопшего нейрохирурга, и рассмеялся. – Что ты еще здесь придумал? Хватит. Игра окончена. Я пришел за тобой.

Окончательно запутавшись, я адекватно понял только последние слова, отчего мои мысли прояснились, а ладони стали угрожающе приподниматься. Он заметил это, и устало покачал головой. За стеклами очков мелькнуло сочувствие.

– Я представляю, как это выглядит со стороны. Должно быть, ты думаешь, что я очередной злодей. Или еще какой антагонист… Но я здесь, чтобы помочь тебе.

– Помочь? – тихо переспросил я. – Как тогда со съемками фильма?… А сейчас ты пробил моей головой стену дома…

– …чтобы сразу показать, что сопротивление здесь бесполезно, и мы не возвращались к этому вопросу после, – терпеливо пояснил он.

– Но как ты смог… Они скопировали мой геном и внедрили в тебя мои…

– Ты ограничиваешь себя, – слегка закатив глаза, громче прежнего продолжал он, перебив мое невнятное бормотание, – собственными же правилами игры… Я же в этом, ты уж прости, острой необходимости не вижу.

– …и метеорит сынициировали… Как дурака…

– Какой метеорит? – со вздохом переспросил он, как если бы его престарелая, впавшая в маразм матушка, делилась подозрениями о слежке за ней внеземным разумом.

– Разуй глаза! – не выдержав, сорвался на крик я, и мой палец взметнулся в небо. – Это по-твоему что?! Ваша подстава?! Хотели меня этим заманить?! Что ж, у вас получилось…

Он скептически окинул взглядом по-прежнему заслоненное необъятной тенью небо и снова покачал головой.

– Не знаю… Приманка это твоего злодея Паукамайзера… Или же очередной повод для героического подвига… Но у меня нет желания это выяснять. Совсем скоро ты и сам поймешь, что это не имеет ровно никакого значения. Просто мне нужно найти нечто уж совсем очевидное, – он внимательно обводил взглядом дома, придирчиво растоптал у себя под ногами камешек от обломков разбитой плиты. Лениво оглянулся на людей, которые окружили нас кольцом. Их лица выражали злобу и недоверие, но они уже не нападали. Отвернувшись, он снова уставился на небо. Я тоже поднял голову, пытаясь прочувствовать, где сейчас находится метеорит. Где-то там точно было нечто массивное, неохватное, но почему оно до сих пор не упало на нас…

– Да, – наконец произнес этот человек, – возможно, ты этого не знаешь… Вероятно… Да, это будет наглядно…

– О чем ты?

Он опустил взгляд на меня. На лице читалось мрачное удовлетворение.

– Мне бессмысленно что-либо объяснять сейчас. До тех пор, пока сам не усомнишься, ты не поверишь ни единому моему слову. Так что просто следуй за мной.

– Куда?

– На север, – он медленно вознесся над людьми и улицей, – север же у тебя в той стороне?

– Ну а где еще… Постой! Но зачем нам туда?!

– Объясню по пути… Давай шевелись! Я не хочу торчать здесь долго…

Я с тревогой еще раз посмотрел на темное пятно в небе, за которым где-то застыл гигантский метеорит.

– А как же… С ним же надо что-то сделать…

Человек, зависший в воздухе, мягко улыбнулся.

– Ты все еще не понимаешь, да… Никуда он не денется. Поверь. Всё, полетели за мной…

Воздух засвистел в ушах, сбрендивший город с застывшими людьми стал подо мной уменьшаться. Творилось что-то невероятное. Что же здесь происходит… Этот человек, копия того, кто меня однажды жестоко обхитрил, летел в нескольких десятках метров, то и дело нетерпеливо оглядываясь.

– Не отставай! – крикнул он. – Иначе как я попаду туда, где ты еще сам не появился…

Не вполне осмыслив эту странную формулировку, я таки нагнал его и, перебивая мощный встречный ветер, проорал:

– Зачем мы туда летим? Там Айсберг.

– Айсберг?! Это что?!

– Организация ученых ублюдков!

– Ясно… Ну давай уже, не тяни… Где этот твой Айсберг?

– Он очень далеко! На северном полюсе!

Сквозь промозглые облака и сильные порывы ветра мне почудилась смазанная усмешка на его устах.

– Я сказал что-то смешное?

– Обычно худшее, что в них есть, прячут в пустыне или на дне океана… Или в пещере… Или даже, бывает, в пирамидах… Но еще реже, на северном полюсе… Но все индивидуально. Зависит от личных фобий…

Где-то рядом в тучах высвободился разряд, в проносящуюся под нами землю ударила ослепительная молния.

– Ну-ну! Полегче! – прикрикнул он мне. И в самом деле, гром разразился точь-в-точь момента моего крайнего замешательства после его слов. Недоуменно помолчав, я выкрикнул:

– Кто ты вообще такой? Как тебя звать?

– Доктор Брозэф!

– Брозеф?

– Броз-эф, – педантично поправил он, – английская З… Кончик языка чуть высунут из-под зубов, когда произносишь…

– Ты, говоришь, доктор, – негромко, даже скорее самому себе сказал я. Только сейчас до меня дошло и внутри зародилось крайне неприятное предчувствие, которое я в упор отказывался замечать. Сам же Брозэф моей последней реплики, вроде бы как не услышал.

– Так и что с этим твоим Айсбергом? Скоро он объявится на горизонте?

– Нет! Я разрушил. Потопил.

– Уф-ф…За что? А-а… Впрочем, можешь не говорить… Так уж заведено, что любой мотив здесь работает на зрелищность…

Я снова ничего не понял. Во мне поднималась злость.

– Что?… Ты можешь понятнее?! Либо изъясняйся понятнее, либо вообще никак. Довольно этих загадок!..

– Тише-тише, – пророкотал доктор Брозэф, увернувшись от чересчур густого облачка. – Не лишай старика удовольствия подойти к этому торжественно и издалека…

Снизу уже гуляли ледяные волны океана. Через атмосферу становилось продираться все сложнее, она напоминала студень.

– Как-то слишком холодно, – голосом недовольного критика проворчал доктор.

– Так что ты хотел, – с непонятным удовлетворением удивился я. – Мы на краю земли. Здесь всегда очень холодно…

– У тебя неверные представления о холоде, – буркнул он, – и не только…

Наконец доктор пошел на снижение. Мы приземлились на какой-то ледник. Кругом был лишь снег и сверкающие на солнце льдистые глыбы.

– Ну и…? – нетерпеливо спросил я, глядя, как доктор Брозэф с довольной улыбкой бродит по пустырю, зачерпывая ногой сугробы. Развевающиеся волосы доктора и его кожа сливались со снегом. Как же он был похож на того альбиноса… Меня не покидало предчувствие какого-то грандиозного обмана… Сам же доктор явно получал удовольствие от ситуации, и отвечать не спешил.

– А ты не замечаешь?

– Не замечаю что? – напряженно уточнил я, подумав про прячущуюся роту неприкосновенных за ближайшим пригорком.

Его глаза заговорщически блеснули из-под очков.

– Ошибки.

– Какой ошибки!? Я не понимаю…

– Оглянись вокруг… Не торопись… Ошибка прямо как на ладони…

Чувствуя себя донельзя глупо, я непонимающе осматривался по сторонам, но не видел ничего, кроме снежных барханов и торчащих льдин. Может, он издевался, намекая на то, что моей ошибкой было появляться здесь… Здесь, где я когда-то уничтожил столько людей… Их идею…

– …ее хорошо видно. Она хорошо освещена… – медленно продолжал доктор Брозэф. – Освещена ярким полуденным солнцем… Которого здесь, зимой, в Арктике, быть не должно…

– Что? – встрепенулся я. – Что ты несешь? Как не должно, если мы сейчас…гхм… – я осекся, ощутив, как оставшиеся во мне закрепленные органы ухнули вниз, а по спине промчался холодок, несравнимый даже с ветрами Арктики.

– Да…Да… Про наклон вращения Земли к плоскости эклиптики что-нибудь слышал?… Естественно нет, иначе бы мы сейчас не грелись в лучах этого дивного солнца…

Он подошел ближе, сочувственно всматриваясь в мое помертвевшее лицо.

– Мы сейчас в твоем сне.


* * * | Субъект. Часть четвертая | * * *