home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Время Героя

…яркого света, что по-прежнему прорезывался сквозь веки. Разлепив отекшие глаза, я еще некоторое время непонимающе разглядывал кусок стены над кроватью, на которой лежал. Кусок обоев в одном месте был содран. Сон!.. Значит, это был всего лишь сон? Или нет…

Переведя взгляд на окно, я зажмурился от полуденного солнца. Стрелки часов не пытались это оспорить. Я захотел вскочить с кровати, потянуться до хруста костей, но тело не шевельнулось. Угрюмо вспомнив, что парализован, я поочередно поднял свои конечности невидимыми лесками и вынудил себя встать.

Но все же я был немного рад, что хотя бы зрение частично вернулось. Комната выглядела смазано, однако мне вполне удалось разглядеть очки на столике. Я оценивающе заставил их подняться в воздух. Эксцентричные, с хищно загнутыми уголками оправы. Водрузив их на нос, я смутно удивился, насколько точно они мне подошли.

А в дальнем углу коридора одиноко стояло зеркало. Все-таки это не было сном. В ванной на стене, где оно должно было крепиться, зияли четыре штифтовых гнезда. На раковине лежала желтая зубная щетка. Не мог же мне приснится ее настоящий цвет… Ведь я не заходил в ванную до тех пор, пока не оказался заперт в куске пространства. На кухне валялись разбросанные столовые приборы, среди которых я узнал ту самую погнутую ложку и рядом сломанный пульт. Перевернутый набок телевизор.

Шагнув к окну, я окинул тревожным взором пустую детскую площадку. Желтые листья лениво кружились на дороге, гонимые слабым ветерком. Люди спокойно и даже немного скучающе шли по своим делам. Как будто ничего вчера и не происходило. Я стал присматриваться внимательнее. Но никаких следов катастрофического события, ничего такого не бросалось в глаза. Зато в них бросилось отсутствие трещинки на стекле, которую вчера почувствовал, прижавшись щекой.

С трудом сдерживая распирающую в груди радость, я пошел копаться в шкафу. Армейская накидка, в которой сюда прилетел, а точнее, жалкие обрывки, еле прикрывающие срам, которые от нее остались, не позволили бы мне сойти за своего среди людей. А мне нетерпелось расспросить их, убедиться, что мой город остался цел и невредим. И пусть они переспрашивают, принимая меня за шутника, пусть не понимают о чем речь… Я мечтал сейчас, чтобы они крутили пальцем у виска мне вдогонку. Пусть же все это останется только во мне, моим альтернативным и более недействительным воспоминанием…

Вещей на полках оказалось не так уж много, а тех, что подошли бы по размеру и того меньше. Поначалу они мерещились мне непомерно большими, явно не моего размера, но стоило их только надеть, как ощущение исчезло.

Я облачился в строгий, порядком затасканный костюм, поверх накинул осеннюю куртку, а на голову нахлобучил шерстяную кепку-шестиклинку, как можно сильнее надвинув козырек на обгоревшую часть лица и шевелюры.

Старухи, сидящие возле подъезда, провожали меня сварливым взглядом. Хоть я и наловчился шагать парализованным телом, используя способность, моя ходьба все равно пока что отдавала странной и слегка пугающей неестественностью. Но вряд ли для них объяснением всему этому станет что-то еще, кроме треклятых наркотиков.

Встречные, как мне казалось, не были настроены на разговор. Более того, глядя на их лица, меня порой посещало ощущение уже виденного. Но разглядеть внимательнее не удавалось – что-то их отвлекало, они разворачивались ко мне затылком, или вдруг начинали куда-то спешить. Мне пришлось осилить целый квартал, прежде чем подвернулся добродушный, расхаживающий прогулочным шагом прохожий. Я поравнялся с ним и прокашлялся.

– Кхм, простите…

Он участливо повернулся.

– Да-да?

– А вчера, мм… ничего странного здесь не происходило?

– Странного? Гм, дайте-ка подумать… Если не считать странным, что налог на инфраструктуру в прошлом месяце возрос на два процента, а дыры во-о-он на той дороге в обещанный день так и не начали латать, то, пожалуй, ничего… И ведь обратите внимание, администрация клялась, что…

– Нет, – перебил я его, пока он не вошел во вкус, – в соседнем городе ничего не происходило?

Перебитый на полуслове прохожий разочарованно смолк и нахмурился.

– Без понятия. Ближайшие города ведь далеко отсюда. Вы, должно быть, не местный?

– Да, – поколебавшись, ответил я.

– И как у вас там? Такие же дороги? Городская администрация так же не исполняет надлежащее ей в срок?…

– Простите, я должен идти…

Со следующим прохожим я не стал ходить вокруг да около, сразу спросил про свой город, на что получил в ответ крайне недоуменный взгляд.

– Э-э… Вы уж простите, но не силен я в географии… Не слышал о таком.

– Что?! Да они же в одной области находятся, они соседи! – вскричал я, указав пальцем в место, где вчера разросся красный шар.

Лицо прохожего стало подозрительным. Он задержался в разговоре со мной еще ровно настолько, чтобы объяснить, что никогда не видел смысл в подобных дурачествах, тем более что на вид я вроде взрослый…

Следующие встречные точно так же не имели ни малейшего понятия о городе, в котором я жил. Все как один, сначала рассматривали это как шутку. Но чем больше они вглядывались в мое озабоченное лицо, на котором угадывались серьезные ожоги, чем больше они подмечали полное отсутствие с моей стороны невербальных жестов во время разговора, что свойственны всем нормальным людям, тем явственнее им становилось не по себе, у некоторых вдруг появлялись срочные дела и они поскорее уходили.

Когда десятый по счету человек усомнился, что такой город существует, я не выдержал и решил убедиться во всем сам. Подо мной быстро пролетали неблагополучные окраины, мелколесья, поля, извилистая речка, снова бескрайние поля, бесконечный лес… Но нигде не было моего города!.. Даже какого-либо намека на населенный пункт.

Однако вскоре леса закончились и на горизонте забрезжили высокие дома, дымящие башни. Покружив над городом, я убедился, что это другой. Между ним и тем, в котором я расспрашивал прохожих, где-то должна была находиться моя родина, но ее будто там никогда и не было. Дикая, незастроенная местность.

Мне показалось, что я схожу с ума. Разодрав на себе костюм, я еще раз осмотрел изувеченное тело. Вот они, следы последствий взрыва!.. Вот мутный шрам от дырки в руке, которую вчера прошила насквозь крупнокалиберная пуля, заряженная в ствол на территории, которую я сейчас не могу найти… Где же мне искать близких…

В полном смятении я приземлился на незнакомую площадь чужого города. Я чувствовал себя абсолютно потерянным, не знал куда идти. Улицы были пусты. Одинаковые дома и рекламные вывески повторялись. Плюхнувшись на лавку, я тоскливо уставился на одну из светодиодных витрин. Лампочки загорались в середине, а следом за ними те, что по бокам и дальше… Мне это что-то напомнило.

Место, где я менял судьбы. Я вспомнил, с чего все начиналось. Один шар поделился на два, а те еще на четыре. В итоге все это превратилось в бесконечное полотно миров. Странно, и почему шарики не уступали размером предыдущему… Откуда брался материал.

Отсутствующе глядя на витрину, я пытался понять, как же все-таки туда попал… Да, как уже выяснилось, это точно не было обычным сном. Но так ли это место работало, как я предполагал? Ведь мой город исчез, будто его никогда и не было. То ли я предотвратил его уничтожение, то ли само появление. Хотя, по правде, я ведь так и ничего не смог сделать тогда со взрывом… Там был кто-то еще и именно он что-то изменил… Это ему надо задавать вопросы…

Я вспомнил, как несостоявшуюся катастрофу засосало вместе со мной в какую-то воронку и нас вынесло в дикую местность, вроде той, над которой я сейчас рыскал в поисках дома. Может, произошла замена? Куда, в таком случае, перенесся мой дом…

Надо было все же поспрашивать прохожих вдобавок и про последние деньки поэта с ученым, а там, глядишь, и прояснился бы результат моих потусторонних вмешательств. Хотя, от этих вопросов они наверняка шарахались бы еще сильнее. Я перевел взгляд на улочку через дорогу… Пока я был поглощен мыслями, она заметно оживилась. Вид на важно идущих людей перекрывали проносящиеся по магистрали автомобили. Внезапно одно лицо приковало мое внимание. Я сощурился, забыв, что на мне очки. А фигура, тем временем, как назло уже скрывалась за поворотом.

Вскочив с лавки, я побежал по воздуху, едва соприкасаясь с землей. Притворяться простым смертным было некогда, достаточно видимости, что перебираю ногами. Оказавшись на углу дома, за который свернула знакомая фигура, я стал напряженно всматриваться поверх голов. Вот она!

Она шла так быстро, будто чувствовала, что за ней следят и как назло пыталась поскорее скрыться. Я стал проталкиваться к ней, встречных становилось все больше, а их поведение на дороге – глупее и неповоротливее. Добежав до места, где видел ее последний раз, я обнаружил ее уже в соседнем переулке, заворачивающей за очередной дом. Как же быстро она движется!..

Идя напролом, я пересек магистраль, игнорируя возмущенно сигналящие машины. Фигуру я уже отслеживал алиеноцептивно, так как она скрылась из поля зрения. Вот она уже заходит в подъезд и поднимается по ступенькам. Не догнать. А если и догоню, то вполне ожидаемо буду воспринят за какого-нибудь маньяка. Но выход есть.

Не обращая внимания на изумленные выкрики свидетелей, я вознесся с места прямо до окна пятого этажа, которое гостеприимно открылось мне навстречу. В зале сидела какая-то бабка перед телевизором, что оглушительно завизжала, завидев меня на подоконнике. Мельком взглянув на ее голосовые связки, я заставил ее заткнуться и быстро последовал к выходу из квартиры на площадку. Едва я вышел, как из-за лестничного пролета показалась фигура, которую я все не мог догнать.

Проходя мимо, девушка мазнула по мне равнодушным взглядом и стала подниматься дальше. Я вспомнил эти глаза. В памяти всплыло неудачное знакомство с двумя девицами в парке накануне падения с карусели. Это с ней я тогда разговаривал. Но ничего не вышло, так как подошел амбал, и нам с другом пришлось ретироваться.

Но это и не было важно. Сейчас на всю округу она была единственным доказательством того, что мой город вовсе не выдуман.

– Эй! – негромко окликнул ее я, – привет…

Девушка хмуро покосилась на меня через плечо, но ничего не ответив, поднималась дальше. Видимо, ее так часто окликают.

– Постой! Прошу… – я поднялся на три ступеньки вслед за ней, – ты помнишь меня?

Ее лицо растеряно смягчилось, она посмотрела на меня другим взглядом. Я стоял к ней немного боком, чтобы скрыть сожженную часть лица.

– Весенний день в парке… Я тогда еще так глупо пытался познакомиться, помнишь… Притворялся знакомым… А ты якобы должна была вспомнить…

Лицо девушки снова отвердело.

– Занятно. Но, по-моему, именно это вы сейчас как раз и пытаетесь сделать, притвориться знакомым.

– Нет! – удивлению моему не было предела. – Я не выдумываю… Говорю же, вы тогда были с подругой, а я с товарищем…

– Такого не было! – отрезала девушка и повернулась, чтобы идти дальше.

– Постой… – я заковылял за ней вслед. Шагать по ступенькам было непросто. На секунду предположил, что ей сложно меня вспомнить, потому что я утратил язык тела. Жестикуляции и пантомимики больше нет, так как подсознательное управление телом через спинной мозг исчезло. Конечности двигались, только когда я вспоминал, что это надо. Как у робота, только функциональные действия, но никакой игры. Наверняка это не только мешало ей вспомнить, но и в целом отпугивало…

– Подожди, говорю!.. Да ты должно быть меня разыгрываешь, да?…

– Мужчина, оставьте меня в покое! – отрывисто прокричала она. Ее голос звонко разнесся эхом по всему подъезду. Это подействовало на меня как пощечина. Мне становилось жарко. Единственная зацепка за родное место не желает меня узнавать.

– Пожалуйста, – взмолился я, теряя самообладание, – мне очень важно, чтобы ты меня вспомнила.

Возможно, мой несчастный вид заставил ее чуть сжалиться, потому что она произнесла более спокойным тоном:

– Скорее всего, вы меня с кем-то путаете.

– Я точно говорю, что не обознался. У вас же нет сестры-близнеца?

– Нет.

– И познакомились мы не здесь, а в другом городе…

– Я никогда не выезжала за пределы этого, – девушка скрестила руки на груди, – знаете, кажется, у вас не все дома. Или я вам приснилась…

– Ну точно, – я не удержался от ухмылки, – как может присниться то, чего не видел раньше?

– Не знаю, – девушку вопрос явно загнал в тупик. – Хорошо, как тогда меня зовут?

Теперь уже я в него был загнан.

– Э-э… Я не успел тогда спросить… Твой парень…

Она мотнула головой.

– Нет у меня никакого парня. И не было. В общем, на этом всё. В следующий раз, мужчина, попробуйте быть оригинальнее. Меня не впечатлило, – закончила она и скрылась за лестничным пролетом.

Все-таки разыгрывает, – подумал я, глядя ей вслед. Ну не могут присниться лица, которые никогда не встречались раньше. Тем более реально существующие. Мозг на такие выдумки не способен. Значит, либо она притворяется, либо мои вмешательства в историю как-то смогли косвенно повлиять и на наше с ней знакомство.

Внизу послышались хлопки дверей. Видимо, кто-то среагировал на крик девушки. Толкнув дверь в квартиру, через которую попал в подъезд, я сбил с ног хозяйку – она все это время стояла, прижавшись к глазку. В уши снова вторгся ее визгливый крик.

– Убиваю-ют!..

Оставив позади ее стенания, я направился ко все еще открытому окну. Зал оглашал громкий голос диктора по телевизору, прерываемый криками бабки.

– …в прямом эфире мы будем наблюдать…

– Убивают, люди!.. Убиваю-ют!..

– …дерзкой международной программы по перехвату астероида, к которой власти готовились вот уже…

Я замер одной ногой на подоконнике. Не про это ли говорила мне в последний раз лектор…

Бабка тем временем осторожно показалась в дверях зала и заголосила с новыми силами.

– А-а-а!.. Помогите людь-люди, меня грабят!..

– …что в данном космическом теле обнаружены…

– Заткнись! – потребовал я у бабки, пытаясь вслушаться в речь диктора.

– Грабят, насилуют…

– Тихо!

– …тонны драгоценных металлов…

– Убиваю-ют!..

– Я не слышу, что говорят!

– …которых почти здесь не найти…

– …на помо-ощь!..

– Заткнись, говорю, ну! – я не выдержал и отключил сознание хозяйки квартиры, и она с грохотом обрушилась на старый комод.

– …эта первая в истории человечества попытка добычи ископаемых из космоса, на которую с надеждой смотрит мировая экономика, что уже год как пребывает в упадке, – тараторил диктор с наигранной улыбкой на фоне какого-то графического табло. – С нами сейчас свяжется специальный корреспондент, что находится в эпицентре преддверия этих событий.

В углу экрана появился квадрат с запыхавшимся лицом.

– Благодарю! Тактическая ракета уже готова к запуску и стартует через считанные часы…

Диктор широко улыбнулся и снова обратился к зрителям.

– Повторяем, ей надлежит столкнуться в точно рассчитанной точке с астероидом, что отколет от него наиболее богатый ресурсами кусок, который, по расчетам, должен упасть на прибрежье Атлантического океана. Траектория же основной части астероида сместится, и он покинет орбиту нашей Земли. Пожелаем же этим ребятам удачи… А пока, оставайтесь с нами…

– Ага, как же, – пробурчал я. В меня закрадывались дурные предчувствия. Слишком самоуверенная идея. И ведь даже не ради всеобщего блага, а банально из жадности ведущих в мире капиталистов. А если что-то пойдет не так… Они рискуют всем.

Застыв в проеме окна, я стал выискивать запад. Надо скорее туда лететь. Конечно, если они хоть в чем-то допустят ошибку, метеорит вполне может изменить курс на Землю, и тогда ситуацию не спасу даже я. Но сидеть здесь и наблюдать за разворачивающимися событиями по телевизору я просто не мог. Так и где там этот Атлантический океан?…

Сорвавшись с подоконника, я быстрее звука полетел в сторону, куда намеревалось сесть солнце.


* * * | Субъект. Часть четвертая | * * *