home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 30

«Каждый должен когда-нибудь умереть».

Кондор

В субботу утром Фэй, сидя в угнанной машине в пригороде Вашингтона, отчаянно чертыхалась про себя. Дорога перед ней делала круг.

«Ну и райончик», – думала она. Семь низких кирпичных домишек подступали чуть ли не к самой обочине. При виде их сразу чувствовалось, что те, кто живет здесь, балансируют на грани, отделяющей более или менее сносное существование от нищеты, и отчаянно сражаются за каждый доллар невысокой, если не сказать жалкой, зарплаты.

Из отеля Фэй и Кондор просто ушли – на рассвете, не дожидаясь расчетного времени. Пока, ублюдки.

Вокруг густо росли деревья, покрытые молодой апрельской листвой. С задней стороны доступ к дому, интересующему Фэй и Кондора, перекрывал высокий деревянный забор. Со стороны фасада к крыльцу с бетонной лестницей из пяти ступенек, выкрашенных в красный цвет, вела дорожка. Лестницу обрамляли черные металлические перила. За легкой алюминиевой дверью, верхняя часть которой была застеклена, находилась вторая дверь – глухая, без всякого остекления. На вид невозможно было определить, из чего она сделана, – из дерева или из металла.

Дверь черного хода в доме тоже имелась, но для того, чтобы воспользоваться ею, требовалось быстро и незаметно преодолеть забор. Сейчас такая акробатика была Кондору не под силу. Жалюзи на окнах дома, обращенных в сторону автомобиля, в салоне которого затаилась Фэй, были опущены. Рядом с двумя из шести строений, не являвшихся объектом атаки, были припаркованы машины, хотя апрельское субботнее утро идеально подходило для того, чтобы отправиться за покупками или, прихватив детей, поехать на близлежащий стадион посмотреть футбольный матч местных любительских команд, как делают все нормальные люди. Да, конечно, небо было затянуто серыми тучами, но от небольшого весеннего дождика еще никто не умирал. Иногда, сидя дома в выходной, люди могут сами накликать на себя проблемы. Как те парни, которые только что переехали в этот район.

Интересно все-таки, сколько их, этих парней?

Вообще-то их должно быть всего двое – а может, и меньше.

Плюс еще один человек.

Пожалуйста, пусть там будет еще один человек – женщина.

И еще одна просьба: пусть дождь пока не начинается. Еще рано.

Опущенные белые жалюзи на окнах. Белая дверь. Пять красных ступенек.

Скорчившись на водительском сиденье, Фэй сканировала взглядом окрестности. На дом она старалась смотреть пореже – все равно увидеть что-либо за закрытыми жалюзи было невозможно. Время от времени она поглядывала на монитор стоящего у нее на коленях компьютера. На нем по-прежнему мигала синяя точка. И еще горела короткая строка дополнительной информации: РАССТОЯНИЕ 232 ФУТА.

И еще адрес дома.

Этого самого дома.

Объекта атаки.

Левым бедром она чувствовала металлический корпус своего «глока» сорокового калибра, лежавшего рядом с ней на сиденье.

Ну давай же, Кондор, давай! Я слишком долго здесь сижу, меня вот-вот обнаружат!

Прошлой ночью он оставлял ее одну на девяносто семь минут. Сидящую на стуле, с прибинтованным к руке пистолетом – на случай, если она заснет и в этот момент кто-то ворвется в номер, выбив дверь.

Потом он рассказал ей, что по дороге сделал две остановки и трижды поменял такси.

Вернувшись, он постучал в дверь номера условным стуком, после чего произнес слова пароля: «Это ты».

Потом он показал ей содержимое принесенных им магазинных пакетов.

«Посмотри, что у нас теперь есть, – сказал он. – Посмотри, что мы теперь можем».

«Ну же, давай, – снова мысленно взмолилась Фэй. – Возвращайся».

Позади раздался шум двигателя. Она стремительно пригнулась, прячась за приборной доской.

Затем услышала глухой стук – это лежавший в багажнике связанный человек пытался привлечь к себе внимание.

Невинные жертвы. Пострадавшее мирное население. Без этого никогда не обходится.

Ничто не дается легко. За все надо так или иначе платить. И святых на свете тоже нет.

Все мы грешники. Все без исключения.

Все мы, по сути, как и этот несчастный, лежим связанные в багажнике краденой машины.

И все же… Жаль, что так получилось.

Машина проехала мимо, рев двигателя стал удаляться. Фэй уголком глаза успела разглядеть, что это был большой фургон коричневого цвета.

Чуть приподнявшись, она выглянула из-за приборной доски.

Такие коричневые фургоны службы доставки можно увидеть где угодно – в Америке, в Европе, в Китае, в Индии. Они принадлежат транснациональной компании. Все просто – вам нужен какой-то товар, вы заказываете его через Интернет, платите, и товар доставляется вам на дом.

Более чем внушительных размеров фургон прокатился по дорожной петле и со скрипом тормозов остановился перед домом, расположенным напротив того, который являлся целью атаки для Кондора и Фэй. Это был один из тех двух домов, перед которым стояли легковые машины.

Шум двигателя стих.

Нет! Что, если он теперь не заведется? Что, если он больше не сможет тронуться с места?

«Не волнуйся, – мысленно успокоила себя Фэй. – Водитель – профессионал».

Человек, сидевший за рулем коричневого фургона, выбрался из кабины. Даже с расстояния в полквартала Фэй смогла разглядеть, что на нем форменные коричневые брюки и рубашка. Она хорошо рассмотрела также его лысую, словно бильярдный шар, голову, которая первым делом бросалась в глаза. Кроме лысины, внимание привлекали также его пижонские темные очки с поднимающимися стеклами в черной роговой оправе. Имелась и еще одна броская примета: на шее у водителя фургона она заметила какое-то черное пятно. Издали Фэй приняла его за крупную родинку, но на самом деле это была татуировка в виде круглой паутины.

Водитель с грохотом открыл заднюю дверь грузового отделения. Фэй не могла видеть, что находится в кунге, где было достаточно места, чтобы спрятать целое отделение спецназа. Однако жители домов, стоящих вокруг дорожной петли, вполне могли. Сунув руку внутрь, водитель достал плотно набитый посылочный конверт, торопливо подошел ко входу в дом, рядом с которым припарковался, и нажал на кнопку звонка. Потом, выждав не более пяти секунд, открыл задвижку внешней легкой двери, положил конверт на пол в узком междверном пространстве и, не теряя времени, торопливо направился к фургону.

Двигатель машины ожил и взревел. Лязгнула передача. Коричневый фургон тронулся с места, проехал по дорожной петле, миновал Фэй и снова остановился. Двигатель опять смолк. Лысый водитель с татуировкой на шее в виде паутины выбрался из-за руля, обошел машину, открыл грузовой отсек. Вынул обернутую в коричневую бумагу коробку размером с атташе-кейс и, держа ее за край левой рукой, зарысил к тому самому дому, за которым наблюдала Фэй. Преодолел пять красных бетонных ступенек крыльца, остановился у внешней алюминиевой двери и надавил на звонок. Снова подождал всего каких-нибудь пять секунд и постучал. Затем открыл внешнюю дверь, наклонился и поставил коробку, которая, судя по всему, весила немало, на пол перед второй, более солидной дверью. Однако после того, как он это сделал, внешняя дверь не закрылась до конца. Лысый водитель, однако, не обратил на это внимания, трусцой подбежал к машине, запустил двигатель, тронул фургон с места и, свернув налево, проехал мимо прячущейся в угнанном автомобиле Фэй в обратном направлении.

Звук мотора стал удаляться и вскоре затих вдали.

Фэй продолжала внимательно наблюдать за домом, внешняя дверь которого теперь была слегка приоткрыта.

Субботнее утро в вашингтонском пригороде.

В среду – господи, неужели это было всего три дня назад? – в помещении комплекса «Z» Сэми поручил ей в одиночку найти Кондора. В отделе материального обеспечения человек по прозвищу Санта выдал ей наличные деньги, кредитные карточки, патроны для ее пистолета, а также бронежилет, револьвер тридцать восьмого калибра и пистолет сорок пятого, которым теперь пользовался Кондор.

Помнится, Санта тогда сказал: «Вы что, собираетесь на войну, агент?»

Фэй ответила ему: «Я знаю, что делаю». И это была ложь.

Как жаль, что нельзя отмотать время назад и ответить иначе.

«Если бы это было возможно, – подумала Фэй, – я бы ответила ему: «Я собираюсь не на войну – я собираюсь покончить с ней».

Сейчас, три дня спустя, рюкзак, который она с помощью Санты туго набила всем тем, что он ей выдал, лежал на заднем сиденье, сморщенный и полупустой. Одна из полученных ею светошумовых гранат была аккуратно приклеена с помощью скотча к левому боку бронежилета, поверх которого на Фэй была надета куртка с дурацким розовым капюшоном.

Фэй напряглась – белая внутренняя дверь дома, за которым она наблюдала, медленно приоткрылась. На пороге возник среднего роста, крепкого сложения мужчина в расстегнутой рубашке, с коротко остриженными каштановыми волосами и несколько неопрятной бородкой. Он окинул внимательным взглядом прилегающее к дому пространство и не заметил ничего подозрительного.

Наклонившись, он поднял посылку. В тот же миг раздался оглушительный хлопок, по времени совпавший с ослепительной вспышкой. Взрыв светошумовой гранаты, прикрепленной скотчем к дальней от входа стенке коробки и потому не замеченной, отшвырнул бородатого мужчину внутрь дома.

Включив зажигание, Фэй наступила на акселератор. Двигатель взвыл, машина рванулась с места и, описав полукруг, резко остановилась прямо перед домом. Выскочив из машины с «глоком» в правой руке, левой Фэй пришлепнула к крыше автомобиля купленную в магазине магнитную мигалку и включила ее. Это было сделано в надежде на то, что жильцы близлежащих домов решат, что в районе проводится полицейская операция, и не станут звонить в службу 911. После этого она стремглав бросилась к дому.

Откуда-то возник лысый мужчина, очень похожий на водителя грузовика службы доставки. Правда, он был в черных джинсах и черной кожаной куртке. Мужчина бежал откуда-то сбоку по направлению к угнанной машине, которая теперь испускала во все стороны всполохи красного света.

Взбежав по красным бетонным ступеням крыльца, Фэй открыла легкую алюминиевую дверь с разбитым вдребезги стеклом, пинком распахнула вторую, основную, и ворвалась в дом, держа наготове взведенный «глок».

Первое, что она увидела, был мужчина с обгоревшей бородой и обожженным лицом, который, скрючившись, лежал на полу в кухне в позе зародыша. В этот самый момент он зашевелился и, хватая ртом воздух, привстал. В руке у него Фэй увидела пистолет с глушителем.

Оглохший, ослепший, обожженный противник явно не собирался сдаваться. Развернув пистолет, он поднес глушитель к лицу и открыл рот.

Пфф!

Пуля снесла мужчине полчерепа. В воздух брызнул фонтан крови, смешанной с осколками кости и мозговым веществом. Тело, дернув ногами, неподвижно распласталось на полу.

Похоже, мы просчитались.

Мы просто были не в силах взглянуть в лицо правде.

Не останавливаясь, Фэй пробежала еще несколько шагов и окинула взглядом холл справа от гостиной, готовая в любой момент выстрелить.

С правой стороны было две двери – по всей вероятности, они вели в спальни.

Через приоткрытую дверь в дальнем конце холла были видны раковина и подвесной шкафчик над ней – очевидно, там располагалась ванная.

Дверь слева тоже была закрыта не полностью – Фэй разглядела трубы для подключения стиральной машины и розетку для сушилки, но сама техника отсутствовала.

Позади Фэй, блестя лысиной, возник Кондор (он обрил голову электрической машинкой и лезвиями, купленными в ночном магазине). Притягивающая взгляд и отвлекающая внимание татуировка на шее в виде паутины явно была временной – такую через некоторое время после нанесения можно легко смыть. В руках у Кондора был пистолет. Повинуясь жесту Фэй, он взял на себя осмотр кухни.

Сама Фэй тем временем прошла в глубь холла, продолжая держать пистолет наготове.

Дверь в первую спальню.

Прижимаясь спиной к стене, Фэй подкралась к двери вплотную, затем распахнула ее и, бросившись на пол, сделала перекат поперек дверного проема, успев заглянуть внутрь комнаты и направляя туда же ствол «глока».

Она увидела спальный мешок, раскрытый чемодан, груду грязного белья, бутылку с водой и открытые дверцы платяного шкафа.

Людей в комнате не было.

Вскочив на ноги, Фэй снова прижалась спиной к стене, приблизилась к двери, ведущей во вторую спальню, и опустилась на корточки. Они с Кондором уже осмотрели все остальные помещения. Поэтому, если в доме и был кто-то еще, он должен был находиться именно за той дверью, рядом с которой она притаилась.

Распахнув дверь, она сунула в комнату гранату и скорчилась, закрыв глаза, зажав уши и открыв рот.

Снова оглушительный хлопок, еще одна ослепительная вспышка.

До того момента, когда к ней вернулась способность видеть и слышать, прошло секунд пятнадцать. Как только это произошло, она бросилась внутрь комнаты.

Фэй сразу же увидела мужчину, который лежал у противоположной от входа стены. Точнее, он пытался сесть, но у него это не получалось. Выглядел мужчина ужасно: лицо его с неприятной козлиной бородкой было исцарапано, лоб у самой линии густых, коротко остриженных рыжих волос залеплен пластырем. Он был одет в белую футболку с широким вырезом и серые спортивные штаны. На ногах у мужчины не было ни обуви, ни носков. От ключицы через всю мускулистую грудь тянулась явно наложенная не в больнице повязка, под которой вполне могла скрываться рана от пули сорок пятого калибра. Под глазом у мужчины лиловел огромный синяк, который вчера в зоопарке наверняка притягивал к себе взгляды. Тем не менее вчера он справился со своей задачей. Вот и сейчас ему в конце концов все же удалось принять сидячее положение. Но его пистолет с глушителем, вероятно, тот самый, с которым он так хорошо управился вчера, лежал далеко от него, в другом конце комнаты.

Зрачки мужчины были сильно расширены. Фэй решила, что это результат действия морфина, примененного в качестве обезболивающего средства.

Перед ней был киллер, который распял ее напарника, Питера, с помощью кухонных ножей.

Это был тот самый агент из службы быстрого реагирования Департамента внутренней безопасности, которого она видела рядом с домом Кондора.

Тот самый обладающий поистине обезьяньей ловкостью тип, который атаковал их с Кондором на платформе станции метро и которого выстрелы Кондора швырнули в вагон отходящего поезда.

И он же был стрелком-велосипедистом, убившим Криса.

Пятки мужчины заскребли по полу. Это движение не было бессознательной и бесполезной попыткой убежать – всего лишь попыткой опереться спиной о стену, чтобы сесть прямее.

Мужчина спокойно, без видимого страха смотрел прямо в ствол направленного на него пистолета.

Фэй, не спуская с него глаз, боковым зрением оглядела комнату. Спальный мешок, фонарик, дешевый чемодан с одеждой, два сделанных из сверхпрочной материи мешка, явно набитых оружием, боеприпасами и прочим снаряжением.

Лежащая на полу книга в дешевой бумажной обложке.

«Похоже, – подумала Фэй, – парни, которых система привлекла, чтобы разделаться с Кондором и со мной, не местные. Интересно, откуда они прибыли».

– Привет, – сказал сидевший у стены киллер, продолжая смотреть на пистолет.

– Привет, – ответила Фэй.

– Что ж, теперь твоя очередь.

Нажав на спусковой крючок, Фэй не услышала грохота выстрела и не увидела вспышки.

«С такой дырой во лбу он больше никогда никого не убьет», – подумала она, глядя на неподвижное тело.

На всякий случай быстро осмотрев кухню, она не обнаружила никаких документов, кроме бланков извещений о выселении, которые двое боевиков сорвали с входной двери, когда размещались в доме.

Спустившись в подвал, Фэй увидела Кондора, который сидел у подножия одной из балок, поддерживавших крышу. Судя по обилию розеток, когда-то в подвале располагалось что-то вроде домашнего офиса, оборудованного несколькими компьютерами и телевизором. Но теперь помещение, на полу которого все еще лежал ковер, было совершенно пустым. Кондор сидел на покрытой защитной пленкой части пола, которая зачем-то была выложена плиткой. Вместе с Мерль.

Она была полностью обнажена. Спина ее все еще была прижата к балке, руки бессильно висели вдоль тела. На запястьях виднелись остатки белого скотча – Кондор разрезал липкую ленту, которой женщине связывали руки. Вокруг губ нетрудно было различить красный след от такого же скотча, которым Мерль заклеивали рот. Светлые с проседью волосы свалялись и походили на паклю. По запаху Фэй догадалась, что Мерль сидит в луже мочи. В тот момент, когда Фэй, держа перед собой двумя руками пистолет, спускалась вниз по ступенькам, Кондор что-то шептал Мерль на ухо, но, когда его напарница подошла ближе, он замолчал. Глаза Мерль были открыты, но в них застыло отсутствующее выражение, судя по которому, она уже ничего не видела.

– Они накачали ее препаратами или… – Фэй смолкла, не договорив.

– Это не важно. Она уже не здесь, – прошептал разом постаревший Кондор, и из груди его вырвался не то стон, не то всхлип.

Какое-то время они с Фэй молчали. Потом Кондор сказал:

– В Мэне есть одна больница. Может быть, там ее смогут привести в себя.

Кондор с невыразимой нежностью прижался губами ко лбу женщины. Потом встал и, пошатываясь, пошел по лестнице вверх, держа пистолет в вяло болтающейся, бессильной руке.

Телефон Мерль они нашли на кухонной стойке.

Фэй вряд ли смогла бы объяснить, что заставило ее открыть дверцу холодильника. Но, так или иначе, она это сделала.

Единственным предметом, который находился внутри, оказался стоявший на верхней полке прозрачный стеклянный кувшин. Там в розоватой, по виду похожей на сироп или лимонад жидкости плавали два глазных яблока.

Фэй почувствовала, как позади нее остановился Кондор.

– Это глаза Питера, твоего партнера и непосредственного начальника, – сказал он. – Они хранили их, чтобы подставить меня.

– Кто эти люди? – шепотом спросила Фэй.

– Они такие же, как мы, – ответил Кондор, закрыв холодильник. И добавил, когда Фэй вопросительно взглянула на него: – Остается только надеяться, что мы все же окажемся лучше подготовленными и более удачливыми.

– Я вовсе не хотела стать такой, как они.

– Я тоже. Но что случилось, то случилось.

– Мы должны принять решение…

Кондор опустился на четвереньки рядом с телом застрелившегося агента и обнюхал тело, как… «Как волк-оборотень, – подумала Фэй. – Или как… стервятник».

– Пахнет бензином, – сказал он.

Заметив, что нагрудный карман на рубашке убитого оттопырен, Кондор извлек из него айфон.

– Эта штука ведь подключена к системе джи-пи-эс, верно? – спросил он у молодой напарницы.

Фэй показала Кондору, как включить функцию поиска. Потом пошла в спальню и взяла лежавший там на подоконнике еще один айфон. На убитого она старалась не смотреть. Он заслужил это и теперь мертв. Крис тоже мертв.

В тот самый момент, когда она вернулась в гостиную, Кондор направился к входной двери, держа в руке ключи от машины, которые взял с той же кухонной стойки, где был обнаружен телефон Мерль, а в другой – айфон агента-самоубийцы.

Интересно, где его пистолет – в кобуре под курткой?

Где-то завыла сирена. Звук явно приближался.

Соседи. Они все-таки вызвали полицию.

Что ж, субботний вечер получился не совсем обычным.

– Подожди меня! – крикнула Фэй, бросаясь следом за Кондором.

Он остановился на красных бетонных ступеньках крыльца. Потом стал по очереди направлять брелок, который представлял собой мини-пульт для управления сигнализацией, на стоявшие поблизости машины. Разумеется, кроме той, которую еще на рассвете, купив в аптеке необходимые для этого инструменты, угнал вместе с Фэй со стоянки, расположенной в трех кварталах от отеля…

После очередного нажатия на кнопку сигнализации фары стоявшей неподалеку японской машины, собранной где-то в штате Теннесси для аполитичных американцев другими такими же аполитичными американцами, мигнули. Фэй услышала щелчок – открылись замки дверей.

– А как быть с водителем фургона службы доставки? Крутовато мы с ним обошлись – связали, заклеив рот скотчем, запихнули в багажник и увезли бог знает куда.

– Освободи ему рот, чтобы не задохнулся, – сказал Кондор.

Затем он сел в автомобиль, принадлежавший киллерам-призракам.

Полицейская машина, судя по звуку сирены, находилась уже всего в нескольких кварталах.

Фэй набрала номер на дисплее айфона, принадлежавшего человеку, которого она убила. Да, это я, я его убила.

После двух гудков – для того, чтобы определить, кто и откуда звонит, нужно было время, – Сэми взял трубку.

– Угадай, кто это, – сказала Фэй.

Полицейский автомобиль, сверкая мигалкой, уже въехал на кольцеобразную дорожную петлю.


Глава 29 | Сборник шпионских романов (Кондор) | Глава 31