home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 28

«…больше никогда».

Вождь Джозеф

…Моя голова… он мертв, мертв, почему не я, только не он, только не он… Господи, как больно…

Фэй отняла правую руку от головы, с трудом сфокусировала на ней взгляд и увидела на руке кровь.

Вынырнув из болезненного забытья, она осознала, что какая-то женщина, Мерль, ее зовут Мерль, сидя рядом, обнимает ее обеими руками.

«Я сижу, – поняла Фэй. – Я сижу на заднем сиденье машины».

А…

Отовсюду лились потоки солнечного света, вызывая у нее резь в глазах.

А как же…

Кондор сидел за рулем.

Фэй потребовалось несколько секунд, чтобы переварить эту информацию.

«Это Кондор, он свой», – всплыло у нее в мозгу.

Резкий правый поворот обрушил на уши Фэй целый океан звуков. Автомобильные клаксоны, крики, визг шин, шум ветра за окнами машины. Было жарко. Она почувствовала, как по телу струится пот.

– Его убили, – тихонько пробормотала Фэй себе под нос. И повторила чуть громче: – Они его убили.

– Фэй! – крикнул Кондор, сделав еще один резкий поворот. – Ты можешь сосредоточиться?

Мерль чуть ослабила объятия и спросила:

– Вы в порядке?

– Они попали мне в голову, – прошептала Фэй и посмотрела на свою окровавленную ладонь.

Она хотела снова зажать рану рукой, но Мерль не дала ей этого сделать. Голову Фэй разрывала страшная пульсирующая боль.

– Вы в порядке, – солгала Мерль, чтобы хоть немного ее успокоить. – Пуля только скользнула по голове… Рассекла кожу под волосами. Крови, конечно много, но… череп цел. Могло ведь быть куда хуже.

– У нее наверняка сотрясение! – прокричал с водительского сиденья Кондор. Мерль внимательно посмотрела в зеленые глаза Фэй.

– Да, – сказала она тихонько. – Вполне может быть.

Под капотом по-прежнему что-то стучало, автомобиль то и дело судорожно дергался.

– Похоже, масло горит, – сказала Фэй, принюхиваясь.

Кондор вывел машину, напоминавшую подбитый истребитель, из общего потока и затормозил у обочины.

«Остановка, – подумала Фэй. – Мы запарковались на автобусной остановке. Нарушили правила».

Водительская дверь открылась, и Кондор куда-то исчез из поля зрения Фэй.

– Криса убили, – бесстрастным голосом произнесла она.

Справа от Фэй растворилась задняя дверь. Кондор помог ей выбраться с заднего сиденья на тротуар.

– Да, Крис мертв, – подтвердил он. – И мы тоже очень скоро будем мертвы, если не поторопимся. Нам надо все делать очень быстро, Фэй. Ну же, вперед!

Но она не могла идти.

Ей показалось, что фигуры Кондора и Мерль вдруг уменьшились, словно она оказалась в нескольких десятках метров от них. Кондор в черной кожаной куртке, отчаянно жестикулирующий и пытающийся что-то ей сказать. Мерль – подавленная и смертельно напуганная, выглядящая намного старше своих лет.

«Мы в Чайна-тауне», – почему-то подумала Фэй.

Впрочем, она быстро догадалась, почему ей так показалось. Прямо перед ними была арка в виде пагоды с зеленой крышей, на которой легко было различить несколько золотистых иероглифов, – они могли что-то означать, а могли и не означать ничего. Когда они прошли под аркой, Фэй увидела огромное сооружение, сложенное из красного кирпича. Это был собор, ржавый шпиль которого, казалось, вонзался прямо в небо. Весна только начиналась, поток туристов еще не набрал силу, а потому на тротуарах почти не было торговцев, которые – Фэй это знала – через какой-нибудь месяц буквально запрудят тротуары между азиатскими ресторанами и сувенирными лавками, торгующими пластиковыми фигурками Будды, атласными куртками с вытканными на них драконами, обувью для занятий кунг-фу, травами и специями, почтовыми открытками и ярко раскрашенными шелковыми зонтиками.

– Пошли! – скомандовал Кондор, позволив Мерль подставить раненой Фэй руку, чтобы той легче было идти.

«Он старается держать руки свободными, чтобы у него была возможность в любой момент выхватить оружие», – сообразила Фэй.

Они находились на Эйч-стрит и медленно шли по тротуару.

Фэй ощупала свою талию.

Пистолет! Где мой пистолет?

– А где киллеры? – с трудом ворочая языком, спросила она. – Где те, кто за нами охотится? Где? Где…

– Где-то рядом, – неопределенно ответил Кондор. – По крайней мере должны быть где-то поблизости.

Они перешли на другую сторону улицы и приблизились к гигантскому крытому амфитеатру, где проводились хоккейные матчи, а иногда выступал с концертами Брюс Спрингстин.

Фэй заметила, что взгляд Кондора блуждает поверх голов немногих попадающихся им навстречу случайных прохожих.

Что он там ищет? Ах да, камеры наблюдения.

Кондор подошел к дверям какой-то лавки, окна которой были закрашены белой краской. На дверях красовался замок и висела табличка с надписью «Скоро буду».

– Повернись так, чтобы рану на голове не было видно, – сказал Кондор, прислоняя Фэй к двери. – И сделай вид, будто ты плачешь.

Потом он повернулся к Мерль.

– Вон там аптека. Сходи туда и купи детские влажные салфетки, желательно с дезинфицирующей пропиткой. А в магазине рядом – какую-нибудь спортивную куртку с капюшоном. Фэй она сейчас будет в самый раз. И пусть куртка будет ей на пару размеров велика.

Фэй молча стояла в дверном проеме лавки, прислушиваясь к страшной боли в голове.

У меня там все пульсирует. Кажется, будто пуля застряла в мозгу.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.

– Почему они нас до сих пор не убили? – спросила Фэй у Кондора.

– Не знаю.

Должно быть, прошло какое-то время, потому что Фэй вдруг увидела Мерль, которая принесла пакеты с покупками. Раньше никаких пакетов не было. Фэй почувствовала, как что-то прохладное и влажное прикасается к ране, и лицо ее исказила гримаса боли. Ноздри уловили запах лимона и спирта. И еще… еще…

– Осторожно! – воскликнул Кондор и оттолкнул Мерль от Фэй.

Это было сделано очень вовремя – Фэй согнулась, словно складной перочинный нож, и ее обильно вырвало. Едва устояв на ногах, она прислушалась к своим ощущениям, и ее тут же настиг новый приступ головокружения и тошноты. Потом ей стало немного легче.

Мерль принялась протирать ей влажными салфетками лицо. Фэй услышала как Кондор говорит Мерль:

– Встань рядом со мной и смотри в противоположную сторону. Обращай внимание на все подозрительное, но в первую очередь на людей, которые за нами наблюдают. Ну, и на тех, конечно, кто попытается нас застрелить.

Фэй почувствовала, как Кондор освободил ее от рюкзака. Убедившись, что в карманах ее черного плаща ничего нет, снял с нее и его и бросил сверху на лужу рвоты. Потом отцепил от пояса Фэй кобуру от своего пистолета и патронташ.

Затем забрал у нее кобуру, которую она много лет постоянно таскала на правом бедре. Она почувствовала, как тело снова наливается энергией, и помогла Кондору надеть на себя что-то мягкое. Потом она почувствовала, как его пальцы массируют ей плечи. Сделав над собой усилие, она повернулась лицом к улице, увидела Кондора и, моргнув несколько раз, окончательно пришла в себя.

Мерль еще раз тщательно обтерла лицо Фэй детскими влажными салфетками с лимонным ароматом, бросая использованные на валявшийся под ногами отслуживший свое черный плащ. Потом протянула Фэй бутылку с водой. Фэй прополоскала рот и сплюнула на тротуар.

Мимо них со смехом пробежали две юные школьницы, еще не осознавшие, что любая жизнь, в том числе и их собственная, конечна.

– Ладно, все в порядке, – сказала Фэй и хотела кивнуть, но это оказалось слишком больно.

Кондор накинул ей на голову с открытой раной капюшон спортивной куртки, заменившей плащ.

«Он розовый. На мне куртка с розовым капюшоном», – пронеслось в мозгу у Фэй.

Кондор надел на нее большие солнцезащитные очки с зеркальными стеклами. Затем махнул рукой проезжавшему мимо такси, жестом дал понять Мерль, что ей следует сесть в остановившуюся машину, и осторожно усадил в нее Фэй. Потом, окинув внимательным взглядом улицу, сам прыгнул на сиденье и бросил таксисту:

– Поехали!

Машина тронулась. Кондор попросил водителя отвезти их в зоопарк.

– Значит, мы едем посмотреть на зверушек, – прошептала Фэй.

Никто из находящихся в машине не понял, что это было – вопрос или утверждение.

Впрочем, это было не важно. Через пять минут езды, во время которой Кондор то и дело поглядывал в зеркала и процеживал глазами группы пешеходов на тротуарах, они миновали отель, в котором в целом вполне благополучный белый молодой человек, несостоявшийся нацист и рок-музыкант, предпринял неудачное покушение на президента Рональда Рейгана – чтобы произвести впечатление на некую кинозвезду.

– Притормозите здесь, – попросил Кондор водителя. – Сегодня хороший день, отсюда мы пройдемся пешком.

Все трое вышли из машины неподалеку от китайского посольства. Кондор подождал, пока такси отъедет подальше, после чего сказал:

– Пошли. Нам надо перебраться через мост.

Пульсация в голове не прекращалась, но Фэй вполне отчетливо видела окружающее сквозь солнцезащитные очки.

– Ты, черт возьми, шутишь, – сказала она. – Я еле стою на ногах… Криса убили… я…

– Мы, – поправил ее Кондор. – Мы все в крови и в дерьме. Но обрати внимание: мы все еще живы.

– И теперь мы должны тащиться через мост.

«В Париже тоже полно мостов», – услышала Фэй внутренний голос. Она уже взяла себя в руки.

Но они были не Париже, а в Вашингтоне, федеральный округ Колумбия. О каком бы из мостов ни шла речь, Фэй не была уверена, что сможет одолеть его пешком.

– А что, если они нас заметят? – шепотом спросила Мерль.

Ее опасения были не беспочвенными, однако Фэй было уже не до них. Не глядя по сторонам, шаркающей походкой, едва переставляя ноги, она двинулась вперед по боковой дорожке моста, который, как ей показалось, был длиной в тысячу миль. Проковыляв метров сто, она все же подняла голову и увидела далеко впереди двухэтажные магазины и кафе, расположенные рядом со станцией метро «Вудли – Национальный зоопарк». Она знала, что где-то там находится огромный, во всю стену какого-то здания, портрет всемирно известной блондинки – Мэрилин Монро, но разглядеть его не смогла. Мэрилин Монро. Кажется, инициалы Мерль тоже М. М. Но она не просто блондинка, а седеющая блондинка и что-то значит для Кондора. А сейчас она поддерживает ее, Фэй, под руку.

У входа на мост стояли огромные бронзовые статуи львов. Взглянув на одного из них, Фэй, проходя мимо, заметила, что у него закрыты глаза.

На полпути через мост, проходящий над Рок-Крик-паркуэй и поддерживаемый гигантскими бетонными опорами стофутовой высоты, Фэй глянула за зеленое, покрытое ржавчиной ограждение и тут же почувствовала новый приступ головокружения. Она пошатнулась и закрыла глаза, скрытые за солнцезащитными очками. Неприятное ощущение исчезло.

Открыв глаза, она посмотрела вверх, в небо, и увидела над головой верхушки зеленых фонарных столбов с украшениями в виде зеленых металлических орлов с распростертыми крыльями.

Мы уже почти дошли! Осталось совсем немного… И все же мы остаемся у киллеров на мушке.

Фэй подумала, что в этот момент все трое – она сама, Кондор и Мерль – представляют собой идеальную мишень.

Пожилой седовласый мужчина в кожаной куртке, с рюкзаком за спиной.

Седеющая блондинка, которая, судя по всему, когда-то была красавицей.

Еле передвигающаяся, воняющая блевотиной молодая сучка со спутанными, слипшимися волосами, в дурацкой куртке с розовым капюшоном и огромных темных очках.

Дойдя до противоположной стороны моста, беглецы, руководимые Кондором, двинулись прочь от входа на станцию метро, вокруг которой кипела толпа, вниз по Калверт-стрит в сторону Рок-Крик-паркуэй. Они миновали крупный отель, в котором постоянно проводились многолюдные съезды и симпозиумы, и оказались на идущем под уклон и густо заросшем травой участке между Рок-Крик-паркуэй и оградой отеля. Кондор усадил Фэй и Мерль в тени трех сросшихся стволами деревьев, которые подарили им не только тень, но и укрытие от посторонних взглядов.

Мерль пустила по кругу последнюю из купленных ею в Чайна-тауне бутылок с водой.

Сделав глоток, Кондор протянул бутылку Фэй со словами:

– Тебе нужно побольше пить.

Фэй опорожнила бутылку наполовину, а остаток отдала Мерль. Та отпила три глотка и, хотя они явно не утолили ее жажду, закупорила бутылку, чтобы сберечь хоть немного воды на всякий случай.

– Почему стрелок был только один? – спросил Кондор.

– Черт побери! – раздраженно воскликнула Мерль. – Разве этого было мало?

– Вообще-то в распоряжении Сэми целая армия, – сказала Фэй.

– Не говоря уже о дяде Сэме, – добавил Кондор.

– Если это не дядя Сэм и не Сэми, то кто? – задала Фэй вопрос, который напрашивался сам собой.

– Может, мы, – сказал Кондор, – а может, и нет.

– Что ты такое несешь? – не поняла Фэй. – О чем ты? О ком?

– О тех, кого я называю призраками, – прошептал Кондор.


Глава 27 | Сборник шпионских романов (Кондор) | Глава 29