home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 25

«…ты встал между ними…»

Ситизен Коуп. «Пуля и цель»

Кондор направил ствол пистолета в лицо светловолосому мужчине и сказал:

– Ты не тот, кого я ожидал увидеть.

Голубые глаза испуганно заморгали за стеклами очков. Мужчина застыл, стоя посреди комнаты и глядя на пистолет, который держал в руке неизвестно как оказавшийся в его квартире незнакомец. Вооруженный человек закрыл входную дверь, по-прежнему направляя оружие на хозяина квартиры, которому в эту минуту казалось, что черный канал ствола имеет диаметр баскетбольного мяча.

Блондин снова моргнул и сказал:

– Ваш визит для меня тоже сюрприз.

– Вы оба – именно те парни, которые должны были оказаться в это время в этом месте, – сказала стоящая в другом конце комнаты Фэй.

– Не стреляйте в него, – тихо прошептала Мерль, однако Кондор ее услышал.

– Кто бы вы ни были, леди, мне близка ваша позиция, – сказал блондин, после чего, обращаясь уже к Фэй, добавил: – Вообще-то я жду тебя.

Кондор ухмыльнулся.

– Это Крис Харви, – несколько смущенно сказала Фэй. – Крис, познакомься с… Можешь называть его Кондором. А это Мерль.

– Скажи, а не мог бы он… э-э… опустить оружие?

Он не из трусливых.

Кондор убрал пистолет в кобуру и протянул превосходившему его ростом молодому человеку руку.

Почему Фэй держится на расстоянии? Впечатление такое, будто она… испытывает смущение. Стыд. Испуг.

– Вообще-то я все сделал так, как ты написала в своем послании, – сказал Крис зеленоглазой женщине, которая в этот момент прятала в кобуру «глок». – Сразу после работы отправился домой и не пытался выходить с тобой на контакт.

– Ты рассказывал об этом кому-нибудь? Ну, о моей просьбе? – спросила Фэй.

Молодой человек отрицательно покачал головой.

Она бросилась к нему и со словами «Прости меня!» уткнулась ему в грудь.

Крис поцеловал ее в макушку, потом еще раз, после чего сказал:

– Как бы то ни было, будем считать инцидент исчерпанным.

– Нет, он не исчерпан, – сказала Фэй, отстранившись и сделав шаг назад.

«Мне приходилось бывать в твоей шкуре», – подумал Кондор.

Все четверо уселись на стулья, стоящие вдоль стеллажа, на котором располагался дорогой музыкальный центр.

– Мне очень жаль, но ситуация такова, что ты подвергаешься очень серьезному риску – под угрозой твоя жизнь, твоя карьера… Я говорю совершенно серьезно! – начала Фэй.

– Вид пистолета твоего приятеля уже убедил меня, что это не шутки, – заметил Крис.

– Это совершенно не смешно, – сказала Фэй, стараясь сдержать улыбку.

– Будет лучше, если мы все же не будем терять чувство юмора.

– Ты юрист и должен знать, что мы уже нарушили и еще нарушим множество разных законов и инструкций, но… ты достаточно опытен, чтобы понять, что на то есть причины, – сказала Фэй.

Затем она изложила Крису события последних дней, лишь частично пояснив, кто такой Кондор, и дав понять, что Мерль не имеет ко всему этому прямого отношения и действует в соответствии с их указаниями. Всю вину, всю кровь она взяла на себя.

– А теперь нам нужен ты, – сказала она, глядя Крису в глаза.

– Завтра, – вмешался в разговор Кондор. – Ваша помощь потребуется нам завтра.

– Послушайте, – сказал Крис, глядя на него, и слегка нахмурился, – что вы имели в виду, когда сказали, что я не тот, кого вы ожидали увидеть? Это моя квартира, я здесь живу, а эта девушка… моя девушка.

– Если судить по ее рассказам, вы должны быть еще выше ростом, – сказал Кондор.

На губах Криса появилась улыбка. Молодой человек покраснел и уставился в пол. Фэй тоже потупилась.

Наконец, справившись со смущением, Крис поднял глаза.

– Я все понял. Видите ли, я занимаюсь своим делом не только потому, что это просто работа. Я вовсе не мечтаю сделать карьеру любой ценой. Но уж если я за что-то берусь, я стараюсь выкладываться полностью.

– Я… Ну, в общем, ты знаешь, – пробормотала Фэй.

– Да. Знаю. Но сейчас важно понимать, что это за история, в которую вы влипли, – сказал Крис и посмотрел на Кондора. – Скажите, а если оставить за скобками все остальное, то почему вы хотите, чтобы я что-то сделал именно завтра?

– Потому что завтра пятница, – ответил Кондор.

Фэй быстро ввела молодого человека в курс дела, насколько это было возможно. Слушая, он ослабил узел галстука.

– Да, – согласился Крис, когда она закончила, – тогда это в самом деле нужно сделать завтра.

– А что мы будем делать сегодня вечером? – спросила Мерль.

Весь вечер собравшиеся ели замороженную пиццу, пили пиво (в холодильнике у Криса оказалась упаковка из шести банок), много говорили и много молчали. В их взглядах можно было прочесть множество разных вопросов. И еще – надежду. Они воспользовались компьютером Криса, чтобы получше спланировать свои завтрашние действия, в том числе посвятили много времени изучению карт в поисковике «Гугл».

Кондор внимательно осмотрел быстро пропитавшееся запахом теста, колбасы, перца и томатного соуса жилище Криса. Это была самая обыкновенная, сравнительно небольшая квартира с одной спальней – еще одно место, где Кондору не хотелось бы умереть.

«Его жилье похоже на мое», – подумал он.

Музыкальный центр с большими динамиками. Дорогой компьютер. Полки с дисками, разложенными по категориям. На стене – фотографии в рамках. Мать, отец, брат, две сестры – одна старше Криса, другая младше. И еще художественные снимки. В одной из рамок Кондор увидел фото с обложки номера журнала «Нью-Йоркер», вышедшего в свет вскоре после событий 11 сентября 2001 года. Это был черно-белый снимок: на фоне темно-серого неба – угольно-черные силуэты башен-близнецов Международного торгового центра в Нью-Йорке. На книжных полках юридическая литература, беллетристика, два томика стихов Камю. Небольшой телевизор, соединенный с проигрывателем DVD. В спальне – одноместная кровать. В платяных шкафах – полдюжины костюмов, несколько спортивных пиджаков, галстуки, рубашки из прачечной в пластиковых чехлах и несколько пар спортивной обуви.

– Это для алтимат фрисби, – шепнула ему на ухо Фэй. Кондор не понял, о чем речь, но счел этот комментарий неважным.

Ты тоже мог бы жить так.

Или почти так.

Но безумие, которое ты несешь в себе и с собой, скорее всего, вскоре разрушит царящие здесь порядок и гармонию.

Кондор перевел взгляд с еще остававшихся на столе пяти кусков пиццы на сидевших рядом на полу Криса и Фэй и, обращаясь к молодому человеку, спросил:

– У вас в последнее время не было ощущения, что за вами кто-то наблюдает?

– Э-э… нет.

– На работе не было ничего необычного? Чьи-нибудь косые взгляды, неизвестно откуда взявшиеся незнакомые люди? Или, может быть, наоборот, кто-нибудь из ваших знакомых, с кем вы давно не виделись, вдруг ни с того ни с сего появился в вашем ближайшем окружении?

– Да нет, никого такого – если не считать вас. И не следит за мной никто. Я, во всяком случае, не замечал.

– Кто-нибудь всегда следит за вами. Вопрос только в том, кто это и с какой целью он это делает.

– Крис, – заговорила Фэй, – скажи, если бы нас… если бы меня здесь не было, все было бы так же, как сейчас?

– Ты хочешь спросить, не делаю ли я сейчас чего-то необычного, такого, на что мог бы обратить внимание ненормальный, замечающий такие вещи?

– Я замечаю такие вещи, – сказал Кондор.

– Понимаю, – сказал Крис, склонив голову набок. – Нет, сегодня все не совсем так, как обычно. В четверг по вечерам я обычно не ем пиццу в компании друзей – это не совсем типичное для меня времяпрепровождение. Скорее я пошел бы перекусить в городе или отправился играть в свою любимую игру… – Молодой человек сделал паузу и, взглянув на Фэй, улыбнулся: – Но именно в последнее время вечерами я вел себя примерно так же, как сейчас. Сидел дома в ожидании звонка от кое-кого.

– Чем эти последние вечера отличались от сегодняшнего? – поинтересовался Кондор.

– Они были более шумными. Я включал какую-нибудь музыку или спортивную передачу. В общем, всегда был какой-то шумовой фон.

– Пусть он будет и сейчас, – попросил Кондор.

Крис взял пульт и быстро пробежался пальцами по кнопкам. Из динамиков зазвучала синкопированная композиция, исполняемая на электрогитарах и скрипках, на которую через несколько тактов наложились мужские голоса. Мелодия была из тех, которые радиостанции ежедневно выдают в эфир сотнями и которые почти не отличаются друг от друга, но тем не менее кажутся приятными.

Кондор встал и протянул руку Мерль.

– Потанцуй со мной, – сказал он.

Она взглянула на него с изумлением.

– Что?

– Когда еще нам представится такая возможность. Потанцуй со мной.

Ее голубые глаза заблестели от слез, но отказать она не смогла и тоже встала. Кондор взял ее левую руку в свою правую, прижался к ней всем телом так, что она почувствовала, как кобура его пистолета давит ей на левый бок, и повел по комнате в танце. Шаг, шаг, скольжение, шаг, шаг, скольжение. Музыка все играла, и Мерль спрятала лицо на груди Кондора, намочив слезами его голубую рубашку. Он чувствовал тепло ее тела, запах седеющих светлых волос и продолжал двигаться под музыку, которую сам никогда бы не выбрал и которая, пожалуй, годилась только для этого танца. Первого и, наверное, последнего танца двух пожилых людей под удивленными взглядами молодых мужчины и женщины, которые по возрасту могли бы быть их детьми.

– Я боялся, что ты не вернешься, – прошептал Кондор так тихо, что его никто не мог услышать, кроме Мерль.

Ее голова чуть шевельнулась у него на груди.

– Прости. Забудь об этом. И постарайся не волноваться, – сказал он.

– Я стараюсь, – шепнула она. – Стараюсь, как могу.

Наконец композиция кончилась. Рано или поздно это всегда случается. Танцующие остановились.

Кондор бросил взгляд на сидящую на полу Фэй, которая боролась с дремотой.

– Теперь нам с тобой придется рискнуть, – сказал он.

– Что? – переспросила Мерль, стоявшая совсем близко от него, так близко, что он по-прежнему чувствовал тепло ее тела.

– Нам надо провести занятия. Кое-кто должен кое-чему научиться.

– О чем вы? – не понял Крис.

– Вам могут потребоваться навыки в обращении с оружием, которых у вас пока нет, – пояснил Кондор.

После этого на протяжении тридцати семи минут они с Фэй, используя в качестве учебных пособий «кольт» и «глок» и то и дело нарушая правила безопасности Национальной стрелковой ассоциации, учили Мерль и Криса пользоваться предохранителем, заряжать и разряжать оружие, передергивать затвор и целиться. Это помогло достигнуть по меньшей мере одной цели – ликвидировать мистический страх перед оружием, который до сих пор испытывали оба ученика. Они узнали, что нужно делать, чтобы изготовиться к стрельбе, из каких позиций она ведется, как нужно дышать, чтобы попадать в цель. Обычно инструкторы не проводят таких занятий без практического закрепления полученных навыков, но у Мерль и Криса возможность попрактиковаться вполне могла появиться уже на следующий день. Пока же Кондор и Фэй сочли возможным закончить урок стрельбой без патронов, то есть щелканьем курков – клик! клик!

Убрав наконец оружие в кобуры, Кондор еще раз во всех подробностях изложил план завтрашних действий. Затем он заставил Криса и Мерль повторить все, что он сказал, и задал множество вопросов, суть которых сводилась к одному и тому же: что делать, если вопреки плану произойдет то-то и то-то.

Через какое-то время он заметил, что Фэй теряет концентрацию, и сказал что они полностью готовы к проведению операции, хотя это, разумеется, было неправдой.

На пол в центре гостиной положили два надувных матраца, оставленных сестрой Криса и ее мужем после их визита в его дом. Мерль застелила матрацы простынями, положила на них две подушки и накрыла все это огромным голубым одеялом. Постель для нее и Кондора была готова.

Единственная ванная комната располагалась в холле. Первым ее посетил Крис, затем Фэй. Потом настала очередь Мерль.

Кондор кивнул в сторону спальни, где уже расположился Крис, и сказал Фэй:

– Ты сделала все, что могла. Теперь иди туда и получи все, что можешь получить.

Фэй шагнула в спальню и закрыла за собой дверь.

Мерль вышла из ванной с улыбкой на губах, в которой явственно ощущались усталость и тревога.

Отправляясь в ванную последним, Кондор увидел, что она раздевается, готовясь улечься на импровизированную постель.

Закрыв за собой дверь, Кондор воспользовался туалетом, вымыл руки, почистил зубы, тщательно прополоскал рот и сплюнул воду в раковину.

Отобрал нужные таблетки – сердечные, для мочевого пузыря, обезболивающие, от бессонницы – и проглотил их, запив водой из-под крана. Убедился, что в ванной комнате никого больше нет – ни людей, ни призраков.

Посмотрел на свое отражение в зеркале. И сказал:

– Вот он – ты.


Глава 24 | Сборник шпионских романов (Кондор) | Глава 26