home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

«…замечаю тебя сразу».

Джон Ли Хукер. «Бум-бум»

Теперь и Фэй заметила их на верхней площадке эскалатора, несущего ее и Кондора к вечернему небу: четыре, нет, шесть черных, освещенных со спины силуэтов.

Двое деловито и быстро переместились к эскалатору, ведущему вниз, который располагался слева от Фэй и Кондора. Это были мужчина и женщина. «Как мы», – подумала Фэй.

– Сохраняй спокойствие! – прошептала она.

Ответа не последовало. Кондор молчал. Слышал ли он ее слова? Что он вообще слышал из того, что она говорила?

Его правая рука скользнула в карман бордовой куртки.

Нет! Я должна заставить его поверить мне! Он не вышел из подчинения! И он не сумасшедший!

Находясь у Кондора за спиной на ступеньках эскалатора, несущего их обоих навстречу неизвестным, она почувствовала себя попавшей в ловушку.

Все шестеро могли оказаться своими. Шесть человек, шесть пуль в барабане револьвера.

Фэй ощутила на лице дуновение прохладного уличного воздуха. От эскалатора пахло металлом, машинным маслом и резиной.

К ним с Кондором по встречному эскалатору приближались чернокожий мужчина и стоящая позади него белая женщина.

Их разделяли двадцать футов расстояния и примерно два десятка секунд времени. Пятнадцать. Десять…

Чернокожий мужчина был одет в короткое коричневое кожаное пальто, под которым легко угадывались мощные мышцы.

У белой женщины было типичное лицо уроженки Среднего Запада.

Внезапно она вскинула руки, в которых оказалось оружие, и направила его на Кондора. Раздались щелчок и жужжание.

Электрошокер! В сторону Кондора метнулись два коротких штыря, соединенных проводом.

Они угодили в раздутый живот, обтянутый бордовой курткой. На лице женщины появилась гримаса удовлетворения, которая тут же сменилась удивлением – нажатием на рукоятку устройства она пустила в тело Кондора электрический разряд силой пятьдесят тысяч вольт, но это не дало никакого результата – он ушел не в тело, а в то, что имитировало скрывавшееся под курткой массивное брюхо.

Кондор прямо сквозь карман выстрелил из короткоствольного револьвера тридцать восьмого калибра.

Звук выстрела под сводами станции прозвучал оглушительно. Пуля угодила женщине в грудь и опрокинула ее на ступеньки движущегося эскалатора.

Из раны, однако, не брызнула кровь, как можно было бы ожидать. Она в бронежилете!

Чернокожий атлет тоже вскинул руку.

Пистолет! С глушителем!

Выстрелу, однако, помешала сбитая пулей на ступени эскалатора женщина – сползая вниз, она толкнула своего напарника. Глушитель кашлянул, Фэй услышала, как у самого ее лица пропела пуля.

«Глок» уже был у нее в руке. Она дважды выстрелила в мужчину. На нем бронежилета явно не было – он упал, разбрызгивая кровь из ран, и исчез из поля ее зрения.

БАХ! Кондор открыл огонь по тем, кто дожидался их у верхней площадки эскалатора. Фэй успела увидеть, как все четверо пригнулись и пропали.

Кондор выстрелил еще раз. Пуля ударилась о металл и, взвыв, улетела куда-то в сумерки. «Дай бог, чтобы рикошет не задел какого-нибудь ребенка», – успела подумать Фэй.

– Стой! – выкрикнула она. – Прекратить огонь…

Где-то наверху прогремел еще один выстрел. Пуля, пролетев над лентой эскалатора, миновала Фэй, обдав ее потоком воздуха. Фэй ответила двумя выстрелами в сторону верхней площадки и едва успела пригнуться – еще одна пуля просвистела над ней.

– Кондор! – крикнула она. – Перебирайся на соседний эскалатор, тот, что идет вниз!

Уловив какое-то движение наверху, Фэй послала пулю в металлическую гребенку, под которой, складываясь, исчезали движущиеся ступени.

Кондор тем временем прыгнул через прикрывающие механизм эскалатора щиты, разделявшие две встречные лестницы. Он хотел ухватиться за резиновый движущийся поручень, но промахнулся и тяжело рухнул на ступени. Потеряв при падении бейсболку и очки, он покатился вниз. Край ступени врезался ему в плечо, заставив вскрикнуть от боли.

Револьвер с укороченным стволом выпал у него из руки. Продолжая сползать вниз, Кондор столкнулся с женщиной в бронежилете, которая, хватая ртом воздух, пыталась подняться, снова опрокинул ее и заскользил дальше, ногами в сторону глотающей ступени гребенки. Наконец ему удалось остановиться. Пошатываясь, он поднялся и бросил взгляд вверх, туда, где над обрезом эскалатора виднелся кусочек вечернего неба с уже появившейся на нем луной. Свистнув рядом с головой Кондора, пуля лязгнула о металл. Прогремел еще один выстрел Фэй, которая бежала вниз по ступеням движущейся наверх эскалаторной ленты. Женщина, похожая на уроженку Среднего Запада, рывком села и, выхватив пистолет, направила его ствол прямо Кондору в лицо. В этот момент прилетевшая откуда-то сверху, из темноты пуля ударила ее в затылок. Брызнула кровь, женщину бросило вперед. Бронежилет спружинил, и женщина, снова оказавшись в сидячем положении, поехала дальше вниз по эскалатору, безвольно уронив руки вдоль тела. Кровь темным потоком стекала по волосам.

Тут же в ее тело угодила еще одна пуля, предназначавшаяся Кондору, – она попала в спину трупа, прикрытую бронежилетом.

Кондор поднял пистолет, выпавший из руки женщины, и снова выстрелил в сторону верхней площадки, а затем побежал вниз по ступенькам. Женщина с простреленной головой, увлекаемая движением механической лестницы, неспешно последовала за ним.

На эскалаторе перед Кондором лежал чернокожий мужчина в коричневом пальто, пропитавшемся кровью на простреленном левом плече. Левое ухо мужчины было в грязи. Когда Кондор перешагивал через него, он попытался нанести ему удар ногой, но промахнулся. Кондор с силой наступил ему на лицо. Тело мужчины обмякло.

Кондор выбежал на площадку перед турникетами. Секунды спустя эскалатор доставил туда же бесчувственное тело его чернокожего противника.

– Я тебя прикрою! – крикнул Кондор, обращаясь к Фэй, и дважды выстрелил из «глока», принадлежавшего убитой женщине-агенту.

Фэй вспрыгнула на балюстраду, разделявшую встречные эскалаторы. На ней через равные промежутки располагались выпуклости размером с кулак – они предназначались для того, чтобы предотвратить попытки подростков прокатиться вниз по гладкой металлической поверхности. Именно такую попытку и предприняла Фэй. Она ей удалась, хотя и не без труда, и через несколько секунд она уже стояла рядом с Кондором.

Оба бросились вперед.

Фэй перепрыгнула через оранжевый турникет и, волчком развернувшись на месте, стала прикрывать отход Кондора. Как раз в этот момент эскалатор доставил к турникетам убитую женщину-агента. Тело ее столкнулось с лежавшим на нижней площадке чернокожим мужчиной, остававшимся без сознания.

– Быстрее! – крикнула Кондору Фэй.

Он не стал прыгать через турникет, а выскочил на платформу через воротца аварийного выхода.

– Давай! – выкрикнула Фэй, пятясь с оружием наготове к эскалатору, ведущему на подземную платформу.

Кондор, спотыкаясь, спустился по ленте эскалатора вниз и, добежав до центра платформы, занял позицию.

– Теперь ты! – крикнул он.

Фэй тоже бросилась вниз по ступенькам. На бегу она взглянула на светящееся табло – поезд должен был прибыть через пять минут, а еще через три минуты – тот, что следовал в противоположном направлении.

Кондор и Фэй остановились на платформе на некотором расстоянии друг от друга – в противном случае они представляли бы слишком легкую цель. Оба продолжали держать оружие наготове.

– Их еще по меньшей мере четверо, – сказала Фэй. – А может, они решили прекратить преследование?

– Вряд ли, – ответил Кондор. – Ты бы так не сделала.

До прихода поезда, судя по показаниям табло, оставалось еще четыре минуты.

Две тени перемахнули через оранжевые дверцы турникетов. Фэй выстрелила раньше Кондора. Затем они с ним быстро сменили позицию.

В воздухе мелькнули два предмета, похожих на камни. Описав кривые, они упали на красные плитки неподалеку от того места, где находились Кондор и Фэй. Фэй, сделав бросок вперед, спряталась за массивной металлической стойкой перил эскалатора, Кондор, мгновенно отпрянув, укрылся за толстой бетонной колонной. Оба повернулись спиной к гранатам, закрыли глаза, зажали ладонями уши и приоткрыли рты.

Блеснули две ослепительные вспышки, два мощных взрыва слились в один. Платформу заволокло едким дымом.

Фэй с трудом открыла глаза. Уши все же заложило, и она встряхнула головой, чтобы вернуть себе возможность слышать. В ноздри ударил кислый запах сгоревшей врзывчатки.

Она увидела, как Кондор, выглянув из-за колонны, поднял оружие и дважды выстрелил вверх, в сторону верхней площадки эскалатора, ведущего на подземный уровень. Затем он снова нырнул за бетонную колонну, а на ее поверхности расцвели два пылевых цветка от попадания пуль – по Кондору вели ответный огонь.

До них донесся дробный топот чьих-то ног по ступеням эскалатора.

В поле зрения Фэй появился первый из преследователей – мужчина бежал по платформе, держа в вытянутой руке пистолет, и стрелял прямо на бегу в ту сторону, где находился Кондор, не давая ему выглянуть и выстрелить в ответ, сокращая дистанцию…

Второй нападавший, молодой парень, все еще находясь на эскалаторе, наклонился над перилами и тоже целился в сторону колонны, за которой прятался Кондор…

Привстав, Фэй ухватила парня за отвороты пальто и резко дернула книзу. Перелетев через перила эскалатора, он вместе с Фэй рухнул на кафель платформы.

Не давай ему направить на тебя ствол пистолета! Он точно так же пытается помешать тебе выстрелить в него, схватив тебя за запястье.

Фэй нанесла навалившемуся на нее сверху мужчине резкий удар коленом. Он задохнулся и перекатился на бок. Руки их сплелись, словно они исполняли какой-то сложный, похожий на джиттербаг танец. Мужчина, продолжая удерживать Фэй, рывком встал. Одновременно поднялась на ноги и Фэй. Скручивая корпус, она бросила противника через бедро, но при этом и сама не смогла сохранить равновесие. В результате оба, перевалившись через край платформы, упали на пути.

Контактный рельс! Контактный рельс! Где этот чертов контактный рельс?

Противники, не выпуская друг друга, пытались подняться.

Что это за шум?

Поджав под себя ноги, Фэй резко выпрямила их, нанеся противнику резкий пинок в живот. Отлетев назад, он споткнулся о рельс – обычный, а не контактный – и ударился головой и плечами о бетонный край платформы.

Фэй вскочила на ноги и прижалась к стене туннеля. Ее противник, придя в себя, навел на нее пистолет.

Поезд врезался в мужчину с пистолетом, смял его, словно картонную куклу, и поволок тело по рельсам. Заскрежетали тормоза, на тело гигантской серебристой змеи брызнули струи крови.

Фэй, стараясь избежать соприкосновения с поездом, вжалась в бетонную стену туннеля, вытянув руки в стороны. «Словно распятая», – подумала она.

Перед ее глазами замелькали окна вагонов, она вдохнула едкий запах тормозных колодок, трущихся о стальные колесные диски. Ей показалось, что ее ноздри уловили запах крови.

«ДВЕРИ ОТКРЫВАЮТСЯ!»

Над головой Фэй в прозрачном пластике вагонного окна возникло пулевое отверстие, потом еще два.

«ДВЕРИ ЗАКРЫВАЮТСЯ!»

Фэй еще сильнее прижалась к стене. Поезд, не задев ее, умчался. Посмотрев ему вслед, она увидела красные хвостовые огни последнего вагона, уносящегося в туннель.

Она перевела взгляд на платформу и увидела еще одного нападавшего, который продолжал подбираться к колонне, явно намереваясь покончить с Кондором.

Подняв пистолет, Фэй нажала на спусковой крючок. Пуля попала точно в голову, убив незнакомца наповал.

Кондор вынырнул из-за колонны в тот самый момент, когда Фэй, отжавшись на руках, выбралась с путей обратно на платформу.

– Четверо готовы, – тяжело дыша, сказала она, обращаясь к Кондору.

Звякнул колокольчик лифта для инвалидов. Шахты таких лифтов напрямую соединяют тротуары на улице с платформами метро. Их кабины с металлическими стенками достаточно просторны, чтобы одновременно вместить четверых человек на креслах-каталках. Стены кабин отполированы до зеркального блеска.

– Давай, я прикрою, – сказала Фэй и направила оружие в сторону главного входа.

Оранжевые двери лифта раскрылись.

Кондор бросился вперед – лифт мог стать для них обоих спасением.

Медленный танец. Фэй боком двинулась в том же направлении, продолжая держать опасную зону под прицелом.

Быстро посмотрев налево, она увидела, что Кондор уже совсем рядом с лифтом, и снова вперила взгляд туда, откуда мог появиться противник.

Кондор шагнул одной ногой в лифт, не давая дверям закрыться.

И в этот момент на него словно обрушился потолок. Неизвестный, высокий, худощавый, ловкий, словно обезьяна, мужчина, который, по всей видимости, каким-то невероятным образом висел под потолком кабины, прыгнул сверху на пожилого человека в темно-бордовой куртке, сжимавшего в руке оружие.

Фэй волчком крутнулась на месте и бросилась на помощь.

Человек-обезьяна толкнул Кондора на Фэй и таким образом сбил ее с ног. Затем, продолжая удерживать Кондора за одежду, незнакомец ловким броском из арсенала айкидо швырнул его на красный кафель, одновременно умудрившись выбить из его руки «глок». В следующее мгновение он нанес молниеносный удар ногой по руке Фэй, и ее оружие с лязгом отлетело на платформу. Однако для этого удара ему все же потребовалось какое-то время. Еще несколько мгновений ушло у незнакомца на то, чтобы восстановить равновесие перед следующим атакующим действием.

Толкая перед собой воздушную пробку, на станцию с шумом влетел поезд, следующий в противоположном направлении.

Фэй сделала ложный выпад ногой. Человек-обезьяна понял, что это финт и, не обратив на него внимания, нанес длинный прямой удар рукой в корпус, который должен был на время лишить Фэй способности дышать. Однако она успела уйти с линии атаки и ответила комбинацией из трех ударов руками, завершив ее сильным пинком.

«ДВЕРИ ОТКРЫВАЮТСЯ!»

Нога Фэй зависла в воздухе – противник сумел перехватить удар и приемом дзюдо или айкидо вывел ее из равновесия, стараясь сделать так, чтобы при падении она ударилась головой о платформу. Фэй успела сгруппироваться, упала упруго, словно мячик, и тут же снова вскочила на ноги. Не останавливаясь ни на секунду, она захватила руку противника и попыталась провести бросок через спину, но человек-обезьяна понял ее намерение и успел перенести вес тела назад, усадив ее на пятую точку. Тогда она внезапно выпустила его руку. Противник, потеряв равновесие, неловко попятился в сторону стоявшего позади него поезда. В свете, лившемся из окон вагонов, Фэй успела рассмотреть его густые светлые волосы и неопрятную козлиную бородку – перед операцией парни из спецназа не бреются – и вспомнила, что уже видела его, одетого в синюю нейлоновую куртку, у дома Кондора – он тогда заявил, что его группа быстрого реагирования прибыла по вызову в соответствии с инструкцией.

БАХ!

Стрелял Кондор, все еще распростертый на кафеле платформы.

БАХ!

Тяжелая пуля сорок пятого калибра, выпущенная из «кольта», угодив в бронежилет человека-обезьяны, отбросила его внутрь вагона через открытую дверь.

«ДВЕРИ ЗАКРЫВАЮТСЯ!»

БАХ! Кондор выпустил третью пулю, когда двери вагона уже захлопнулись.

Платформа задрожала, поезд, сорвавшись с места, умчался.

Кондор и Фэй остались лежать на платформе.

Первой встала на ноги Фэй. Она подняла выбитый у нее из рук пистолет, посмотрела в сторону верхней платформы – очевидной угрозы оттуда не исходило – и, подойдя к Кондору, помогла ему подняться.

– Надеюсь, твой последний выстрел проделал ему вторую дырку в заднице, – сказала она.

– Лифт, – тяжело дыша, с трудом произнес Кондор.

Она нажала на кнопку. Оранжевые двери разъехались в стороны.

– Бывают моменты, когда единственное, что ты можешь, – это выбирать, где именно тебя загонят в ловушку.

Фэй помогла Кондору войти в лифт и нажала на кнопку с надписью «Улица».

Кабина с жужжанием двинулась вверх.

– По крайней мере еще один должен дежурить у выхода с эскалатора, – сказала Фэй, чувствуя, как сердце колотится в груди от возбуждения и усталости.

– Думаешь, они не вызвали подкрепление? – спросил Кондор.

– Чье подкрепление? – едва слышно пробормотала Фэй.

Лифт остановился. Фэй заняла позицию справа от дверей, Кондор – слева.

…В этот прохладный вечер у двадцатичетырехлетних Хизер и Маркуса, жителей Вашингтона, федеральный округ Колумбия, было второе свидание. Они катались на велосипедах и ненадолго остановились отдохнуть около метро. Когда оранжевые двери лифта для инвалидов, ведущего на станцию, открылись, они не сразу поняли, что происходит. Перед ними предстали две весьма странные личности. Одной из них оказался мужчина с седыми волосами, странной на вид темной кожей лица и большим животом, туго обтянутым бордовой нейлоновой курткой. Он чем-то напомнил Хизер главного героя фильма ужасов, который она недавно посмотрела. Следом за ним из лифта возникла молодая женщина, немного похожая на старшую сестру Хизер. Женщина первым делом устремила взгляд на бородатого молодого человека, стоявшего футах в пятидесяти от входа на эскалатор. Он смотрел вниз, на платформу, и явно не замечал, что за ним наблюдают.

Затем женщина подошла прямо к Хизер и Маркусу, и они вдруг увидели у нее в руке пистолет, очень похожий на настоящий.

– Значит, так, – сказала она, и молодые люди почему-то сразу поняли, что женщина не шутит. – Сейчас вы отдадите нам свои велосипеды. Потом возьметесь за руки, а свободные руки будете держать так, чтобы их было хорошо видно. И пойдете вон туда.

Женщина кивком указала направление, противоположное тому, в котором находился вход на станцию метро.

– Но пойдете вы шагом. Не вздумайте бежать! – предупредила женщина. – Не кричите, не пытайтесь воспользоваться сотовыми телефонами. Просто держитесь за руки и шагайте туда, куда я сказала.

Свое второе свидание Хизер и Маркус запомнили на всю жизнь.

Фэй вскочила на велосипед, Кондор взгромоздился на другой.

Она осторожно оглянулась в сторону входа на эскалатор.

Бородатый молодой человек в плаще, вероятно, почувствовал ее взгляд и встретился с ней глазами.

– Поехали! – крикнула Фэй, искренне надеясь, что агент, заметивший их, не станет стрелять на улице, где все еще было достаточно людно.

Она принялась изо всех сил крутить педали. Оглянувшись назад, Фэй увидела силуэт Кондора, который старался не отстать от нее.

Впереди появился идущий навстречу автобус. Обернувшись еще раз, Фэй заметила, как позади них из-за угла вывернулся темного цвета седан.

Фары машины ярко вспыхнули, выхватив из темноты двух велосипедистов. Двигатель взревел.

Автобус был уже в четырех машинах от Кондора и Фэй. Секунда – и дистанция сократилась до трех автомобилей.

– Кондор! – крикнула Фэй.

Она резко вывернула руль велосипеда влево и пересекла встречную полосу прямо перед носом автобуса, затем выскочила на тротуар, обогнув припаркованный у бордюра автомобиль, развернулась и, изо всех сил давя на педали, помчалась в обратном направлении. Кондор, развернувшись, тоже пристроился автобусу в хвост. Седан с разгона пролетел мимо него. Вспыхнули красные стоп-сигналы. Взвизгнув тормозами, седан заложил крутой разворот, едва не столкнувшись со встречной машиной, и полетел следом за велосипедистами.

Рядом с метро мигали проблесковыми маячками машины полиции, «Скорой помощи» и пожарной службы. Фэй резко свернула в какой-то узкий проулок. Под колесами велосипеда захрустел гравий. Она слышала, как едва поспевавший за ней Кондор выругался. Позади раздался рев мотора, проулок пронзил яркий свет фар – седан явно не собирался отставать.

Двое велосипедистов вылетели на поперечную улицу, свернули налево, в полуквартале сделали еще один левый поворот и нырнули в другой проулок, идущий в обратном направлении. Двигатель седана продолжал реветь где-то неподалеку позади них.

Вот то, что нужно! Справа – открытая дверь, сквозь которую на улицу льется яркий свет.

Стоящий в дверном проеме человек, похожий на латиноамериканца, при виде несущихся прямо на него велосипедистов, выпучил глаза и разинул рот. Отбросив в сторону черные пластиковые мешки с мусором, он торопливо прыгнул в сторону. Велосипедисты влетели прямо в дверь, над которой горела вывеска: «С лапшой в нирвану».

«Вашингтон пост» как-то назвала это заведение «кулинарным открытием XXI века». В его меню фигурировали достаточно известные и довольно простые блюда – гороховый соус, пад-тай, лазанья, ло-мейн, макароны с сыром, толстая лапша удон плюс ежедневные дежурные комплексы. Но готовил их, судя по всему, кулинарный гений. Ресторанные критики так и не смогли выяснить, кто именно являлся владельцем этого небольшого ресторана, неожиданно ставшего модным.

Пригибая голову, Фэй въехала на сияющую металлическими поверхностями кухню и резко затормозила. Резавший что-то у одного из столов поваренок испуганно шарахнулся в сторону. Рыжая официантка уронила поднос, на котором стояли чашки с исходящей паром желтой яичной лапшой.

Фэй снова нажала на педали.

БАЦ!

Переднее колесо ее велосипеда распахнуло двери в обеденный зал. Там рядами стояли столики, накрытые белыми скатертями, а на стенах висели плоские плазменные панели. Глядя на них, посетители могли посмотреть давнишние, но по-прежнему любимые телесериалы и старые фильмы вроде «Бегущего по лезвию бритвы» и «Касабланки».

Официант отскочил, стараясь избежать столкновения с Фэй, и рухнул на стол, за которым мирно сидели мужчина и женщина – оба они недавно развелись со своими прежними супругами и теперь, обретя официальный статус свободных людей, наслаждались свиданием. Послышался звон разбитых тарелок, крики людей, обожженных горячим чаем.

Фэй услышала, как позади нее в ресторанный зал вломился на велосипеде Кондор.

Официант и какой-то посетитель попытались схватить явно обезумевшую велосипедистку.

– Полиция! Оставайтесь на местах! – громовым голосом выкрикнула Фэй и швырнула в них сотовым телефоном, который был снабжен системой джи-пи-эс и потому давал возможность в любой момент установить ее местонахождение. – Откройте мне чертову дверь, быстро!

Эффект неожиданности сработал в полной мере. Какая-то женщина в белой блузке и черной кожаной юбке распахнула перед ней входную дверь. Миновав ее, Фэй затормозила и оглянулась.

Сзади послышался шум опрокидываемых столов, кто-то завопил: «Не трогайте его, он больной!» Затем в дверях возник по-прежнему сидящий верхом на велосипеде Кондор и на ходу крикнул Фэй:

– Один гонится за нами бегом!

Они отъехали от ресторана на два квартала, сделали несколько зигзагов и оказались в пустынном переулке. Оба остановились. Измученный Кондор, сгорбившись, с полминуты молча пытался восстановить дыхание, затем ободряющим жестом помахал Фэй рукой.

Она увидела сломанную калитку в деревянном заборе, доходившем ей до плеча. Соскочив с седла, Фэй нырнула во двор.

Это был обычный задний дворик обычного американского дома. Дом был построен в пятидесятых годах XX века и считался тогда подходящим жильем для представителя среднего класса. Сейчас, добрых шестьдесят лет спустя, он один, вероятно, стоил больше, чем было заплачено за весь квартал из таких же домов сразу после того, как его возвели. Над задней дверью висел небольшой прожектор. Он был включен, и свет от него падал во двор и – частично – в комнаты на первом из двух этажей. Внутри здания свет не горел. Все говорило о том, что дома никого нет.

Фэй положила велосипед на газон и помогла протиснуться в калитку Кондору, который тут же улегся на траву.

Только теперь до нее дошло, что она до сих пор носит на спине рюкзак. Сбросив его, Фэй посмотрела на человека в бордовой нейлоновой куртке, лежащего у ее ног. Рядом с ним она увидела сопло дождевальной установки. Свинтив с него колпачок, Фэй нашла кран и открыла вентиль. Сопло тут же начало извергать из себя струйки холодной воды. Склонившись над ним, Фэй долго и жадно пила, потом умылась и плеснула водой на лицо Кондору.

Он никак не отреагировал. Тогда Фэй направила струю воды прямо ему в лицо.

– Вставай! – сказала она. – Тебе еще рано умирать!

Захлебнувшись, Кондор закашлялся и принял сидячее положение.

Фэй повернула сопло дождевальной установки в сторону.

– Я слишком стар для всего этого дерьма, – сказал Кондор.

– Никого не волнует, сколько тебе лет.

Они с трудом различали друг друга в бледных отсветах уличных вывесок.

– У меня еще много тонального крема на лице? – спросил Кондор.

– Трудно сказать. Но выглядишь ты отвратительно.

– Смой все.

Фэй выполнила просьбу Кондора, вымыв ему сначала лицо, потом руки.

Когда она закончила, Кондор лег на живот и, упираясь в землю ладонями, с трудом поднялся на ноги.

Потом он склонился над соплом дождевальной установки и, как и Фэй, долго пил.

Наконец Фэй завернула кран.

Кондор снял бордовую нейлоновую куртку, отстегнул имитировавшую живот детскую переноску. Из нее он извлек свернутую в комок кожаную куртку – сухую, в отличие от его черных джинсов и голубой рубашки. Пистолет сорок пятого калибра он оставил в кобуре на правом боку, патронташ с запасной обоймой – на левом.

Потом он взглянул на Фэй.

– Кого мы только что убили? – шепотом спросила она.

– А кто пытается убить нас? – вопросом на вопрос ответил Кондор.

– Сейчас? Мне кажется, все, – сказала Фэй.


Глава 13 | Сборник шпионских романов (Кондор) | Глава 15