home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

«…дождь прольется».

Боб Дилан. «Сильнейший дождь прольется»

Фэй прислонилась спиной к белой стене напротив камина, к которому Питер, лысый Питер, ее напарник – ужасный болван, конечно, но ее напарник, – был пригвожден кухонными ножами. Его горло было перерезано, глаза выдраны из глазниц.

Моя вина. Какова доля моей вины в случившемся?

Снаружи доносился несмолкающий лай соседской собаки: «Гав, гав! Гав!»

Обопрись на стену. Тогда ты не упадешь. Прислонись к ней и не отходи. И дыши, дыши глубже.

Опустив глаза, Фэй взглянула на часы: 6:42. На улице еще относительно светло.

От мигалок оперативных машин по стенам дома бегают красные блики.

– Гав!

А вот и белые вспышки. Еще один из незнакомцев, толпящихся в доме, фотографирует на сотовый телефон тело убитого, распятое на камине.

Это один из наших.

Интуиция подсказала Фэй, что лучше не смотреть на страшную картину, которая – она догадывалась об этом – по-видимому, должна была повлиять на всю ее дальнейшую жизнь. Поэтому она решила сконцентрироваться на том, о чем шептались трое мужчин и женщина в черных костюмах, сшитых скорее всего одним и тем же портным. Фэй не сводила глаз с этой четверки. Судя по всему, это были руководители, полномочия которых позволяли им решить ее судьбу.

– Гав, гав!

Сэми.

Он вошел в дом через взломанную дверь цвета морской волны вместе с еще одной группой людей, состоявшей из троих мужчин и двух женщин. Все они были в уличной одежде, очень похожей на облачение самого Сэми, который на этот раз надел дешевые готовые брюки и ветровку. Проходя мимо прислонившейся к стене Фэй, он бросил на нее озабоченный взгляд и тут же направился к сбившемуся в стайку начальству.

– Гав, гав!

– Да или нет? – спросил Сэми.

Один из одетых в черное руководителей удивленно взглянул на Сэми.

– Простите? – спросил он с недоумением.

– Вы прямо сейчас должны решить один вопрос, – пояснил Сэми. – Да или нет? Если вы скажете да, то я и мои люди будем охранять это место и заниматься всем, что имеет отношение к этому происшествию. Если вы скажете нет, мы этого делать не станем.

Накрашенные губы единственной в группе начальства женщины недовольно изогнулись, словно турецкий ятаган, брови сдвинулись к переносице.

– Вам известно, с кем вы говорите? – поинтересовалась она.

– Да. Вы – заместитель директора ЦРУ и выехали на это происшествие потому, что понимаете: оно может так или иначе навредить вашей организации… Подождите минутку. Харлан!

Фэй знала долговязого худого мужчину, которого окликнул Сэми, – когда-то они вместе работали.

– Я! – откликнулся долговязый.

– У тебя есть глушитель? – спросил Сэми, не спуская глаз с начальственной четверки.

– Конечно.

– Тогда пристрели этого поганого пса.

– Что?! – хором испуганно воскликнули руководящие работники.

– Отставить, Харлан, – остановил подчиненного Сэми. – Пожалуй, они правы, это не мое шоу. Если у них не хватило ума нейтрализовать собаку, которая привлекает всеобщее внимание, это их проблема. – Сэми окинул начальство невозмутимым взглядом. – Итак, я всех вас знаю. Вы – руководитель недавно погибшего сотрудника отдела внутренних ресурсов Департамента внутренней безопасности. Поверьте, я знаю, что такое терять людей. Рядом с вами – старший спецагент ФБР Бехтель. Рад вас снова видеть, Рич. С вами, заместитель директора ЦРУ Мартинес, мне встречаться не доводилось. Но я слышал, что вы знаете, как выживать в системе руководства национальной разведки. Итак, повторяю свой вопрос: вы поручаете мне заниматься этим делом? К счастью, я располагаю девятнадцатью лучшими оперативниками нашего ведомства. Они прекрасно подготовлены и имеют большой опыт. Между тем я ясно вижу, что вы, ребята, не слишком хорошо знакомы даже с алфавитом оперативной работы.

Замдиректора ЦРУ Мартинес, входящая в руководство национальной разведки, до этого ни разу не видела Сэми, но неоднократно слышала легенды о нем.

– Каким еще алфавитом? – не поняла она.

– Обыкновенным. Первой в алвафите идет буква «эй» – активность, действие. Погибший не был нашим оперативником. Поэтому любая наша активность должна быть обоснованной и ни у кого не вызывать сомнений в ее уместности. Здесь нам есть за что зацепиться. Погибший был убит в доме человека, который числится в базе как засвеченный ветеран нашего ведомства и требует особенно тщательного контроля. И который к тому же исчез неизвестно куда. Теперь «би» – баланс. Нам придется действовать очень взвешенно, учитывая множество факторов. Но самое сложное в данном случае – это буква «си». Скрытность. Нам будет очень нелегко удержать всю эту историю в секрете и не нанести ущерба ни национальной безопасности Соединенных Штатов, ни нам самим персонально. Ну так что, вы готовы принять решение? Первым делом следует убрать из дома по крайней мере половину людей. Неподалеку отсюда есть школьная парковка. Пусть все лишние соберутся там.

Светловолосая женщина-агент, прибывшая вместе с Сэми, выкрикнула название и адрес школы.

– Повторяю, нужно удалить из дома большую часть людей, пока снаружи не собралась целая толпа любопытных. И еще одно – вызовите «Скорую».

Заместитель директора ЦРУ, член руководства национальной разведки по фамилии Мартинес озадаченно моргнула. Затем вызвала по сотовому «Скорую помощь» и отдала команду, смысл которой можно было бы передать короткой фразой: «Все лишние – вон».

– Подождите-ка. – Сэми взглянул на Фэй. – Кто еще приехал сюда с тобой?

– Я, – отозвался Дэвид, в прошлом бруклинский полицейский.

Засранец Харрис тоже поднял руку.

– Меня привлекли к этому просто для порядка.

– Что ж, теперь вам придется делать покойнику искусственное дыхание, – заявил Сэми.

– Что? – не понял Харрис.

– Когда сюда приедет «Скорая», – пояснил Сэми, – и ее сотрудники будут забирать убитого, вы должны постоянно находиться рядом с ним и делать вид, будто массируете ему грудную клетку. Вы не должны отходить от него даже тогда, когда его понесут на носилках к машине. Нужно, чтобы зеваки поверили, что человек на носилках жив. Поэтому вам придется постараться, чтобы убедить их в этом.

– А я буду держать кислородную подушку, – вызвался бывший коп Дэвид.

Никто – ни Фэй, ни Харрис, ни Дэвид – не пытался возражать Сэми.

– А теперь давайте отсюда все – кроме моих людей и Фэй. Поболтайтесь на улице где-нибудь неподалеку. Делайте вид, что вы расстроены. Если кто-то будет вас расспрашивать, отвечайте, что среагировали на сигнал о помощи, поданный старым больным ветераном. Пусть он будет бывшим сотрудником ФБР – это объяснит любопытным присутствие большого количества людей со значками и оружием, а заодно и обилие мигалок. Какое у нашего парня было рабочее имя?

– М-м-м! – простонал один из агентов, вытащив нож, которым левая рука убитого была пригвождена к камину. Обмякшее тело Питера сползло вниз, к полу.

– Погибший работает под кличкой… то есть работал… – отозвался побледневший начальник Питера, замначальника оперативного отдела внутренних ресурсов Департамента внутренней безопасности.

– Не он, – перебил его Сэми. – Какое рабочее имя было у Кондора?

– Вин, – сказала Фэй и нахмурилась. – Ты что, его знаешь?

– Вин, – повторил Сэми, обращаясь к остальным агентам, приехавшим на место происшествия. – Любой телерепортер знает, что по сигналу «сотрудник в опасности» его коллеги бросаются на помощь. Вот поэтому вы все сюда и сбежались в таком количестве. Вышибли дверь. И обнаружили нашего коллегу Вина лежащим на полу. Еще живого. Никаких ножей. Сердечный приступ. И именно Вина сейчас вынесут на носилках из дома и отправят в реанимацию. Пожилой человек, сердечный приступ – ничего необычного. Там, на улице, фиксируйте все разговоры, все версии, всех подозрительных людей. Ведите себя спокойно и уверенно. Пусть кто-нибудь спросит, причем так, чтобы это услышали все, есть ли добровольцы остаться в доме и посторожить добро Вина, пока не отремонтировали дверь. Все, вперед!

Не дожидаясь подтверждения начальства, группа агентов отправилась выполнять указания Сэми.

Бывший морской пехотинец, который подростком сумел выжить на простреливаемых снайперами улицах Бейрута, повернулся к четверым руководителям, каждый из которых был намного старше его по должности, и, обращаясь к ним, спросил:

– Ну?

Вся четверка какое-то время молча смотрела на стоящего перед ними человека-легенду.

Все они знали, что у них нет времени на телефонные согласования.

Что действовать надо с ходу, как говорится, с листа.

Член руководства национальной разведки по фамилии Мартинес дождалась кивков от троих остальных представителей начальства и произнесла:

– Зеленый свет.

– И неограниченные полномочия, – сказал Сэми. Эти слова были произнесены утвердительным тоном, однако взгляд Сэми недвусмысленно требовал подтверждения.

– Да, – подтвердила Мартинес.

В течение двух минут Сэми снабдил всех собравшихся агентов телефонным номером оперативного штаба, который умудрился создать в комплексе «Z» перед тем, как выехать со своими людьми на место происшествия.

– Несколько пар агентов по моему указанию уже работают, – сказал Сэми. – Они передвигаются по городу на машинах и проводят разыскные мероприятия, двигаясь по кругу, радиус которого с каждым разом увеличивается. У них есть фотографии Кондора, сделанные с помощью айпада во время вчерашней проверки. Данные по нему у них тоже имеются.

Сэми отправил мобильные группы на «Юнион-Стейшн» – установить наблюдение за входом в метро, близлежащими кафе, а также стоянками автобусов, отправлявшихся в Балтимор, Нью-Йорк и Бостон. Позаботился он и о том, чтобы в мобильных телефонах агентов службы безопасности на транспорте, работавших в аэропортах, а также в оперативных сводках их ведомства тоже были фотографии Кондора. Эти фото он добавил и в компьютерную программу оперативного опознания по внешним признакам, которой были оснащены камеры наблюдения ФБР – как в Вашингтоне, так и по всей стране.

– Обеспечьте периметр на расстоянии пяти кварталов от его дома и опрашивайте всех зевак – может быть, кто-нибудь его видел, – продолжал сыпать распоряжениями Сэми. – Привлеките местных полицейских и ФБР – пусть показывают значки и просеивают всех возможных свидетелей. Если кто-то из свидетелей будет описывать кого-нибудь похожего, пусть показывают фотографию. Отправьте людей в ночлежки для бездомных. Один должен работать внутри, другой – прикрывать его снаружи. Пускай дежурят там круглые сутки. На улице холодает, к тому же обещают дождь. Он не станет прятаться под мостами, так как знает, что полицейские патрули на машинах постоянно проверяют такие места. Прочешите больницы, музеи – все учреждения, которые были открыты после того, как Кондор ушел с работы. Докладывать каждые четыре часа. Агенты, которые будут контактировать с работниками ночлежек, музеев и прочих контор, пусть представляются работниками социальных служб и рассказывают байку, скажем, про потерявшегося туриста, страдающего болезнью Альцгеймера. Мол, мы не хотим привлекать к этому случаю внимание прессы: вдруг человек на самом деле не потерялся – просто сказал жене, что собирается навестить внуков, а сам решил сходить налево. Еще поставим бедолагу в неудобное положение.

– Каков уровень интенсивности розыска? – спросил Харлан.

Все в доме затаили дыхание.

– Один из наших людей зарезан, – сказал Сэми после небольшой паузы. – Такие вещи никому не должны сходить с рук. Поэтому делайте все возможное. У нас есть серьезные основания полагать, что убийцей является Кондор. В то же время нет никаких сомнений, что он совершенно ненормальный. Однако при всем при том представляет для нас огромный интерес. Поэтому он нам нужен. Нам необходимо с ним побеседовать. Главное – не допустить, чтобы он скрылся.

Сэми указал пальцем на женщину, входившую в состав его команды агентов.

– Я прочитал доклад убитого о проверке, которая проводилась вчера. К нему приложено сообщение о некой белой машине с украденными номерными знаками. Номера приписаны к штату Виргиния. Отправляйтесь по адресу владельцев номеров, взяв с собой полицейских в форме, и проведите быстрое расследование. Проверьте, есть ли какая-либо связь между владельцами номерных знаков и белым автомобилем. Вообще выясните, что это за люди. Если не обнаружите ничего существенного, улыбнитесь, поблагодарите их, скажите, что речь идет о рутинной проверке, и отправляйтесь обратно. Но в любом случае соберите о них самые подробные данные, включая их привычки и психологический портрет, – словом, полное досье.

Троих агентов Сэми отрядил для того, чтобы они устроили в доме Кондора засаду. Еще одному, бывшему сотруднику отдела убийств полиции Балтимора, приказал поговорить с уборщиками и собрать все имеющиеся на месте преступления улики и вещественные доказательства.

Потом он подошел к Фэй, которая стояла неподалеку, прислонившись к стене, и спросил:

– Ну как ты?

– Это не он, – сказала Фэй. – Он сумасшедший, но он слишком умен, чтобы сделать такое.

– В это не так просто поверить – при таком послужном списке, как у него.

– А какой у него послужной список?

– Нам сейчас интересно все, что тебе известно. Любая деталь может оказаться важной. Поговорим об этом в офисе. От работы ты временно отстранена. В твоей квартире уже организована засада.

Главное, чтобы они не нашли ничего такого, с чем она просто не сможет жить. Ничего такого, что было бы связано с Крисом.

– Я хочу поработать по этому делу на улицах.

– Только после того, как мы получим от тебя полный отчет.

– Ты знаком с Кондором?

– Никакой другой информации кроме той, которая у тебя уже есть, ты не получишь, – сказал Сэми. – Я хочу, чтобы ты плотно занялась этим делом – но лишь после того, как расскажешь мне все, что можешь рассказать.

– Помимо тех агентов, которых привлек ты, здесь было еще двое крутых парней из отдела быстрого реагирования, которые прибыли почти одновременно со мной. У одного из них козлиная бородка, а другой…

– Они могут рассказать мне что-нибудь о Кондоре?

– Вряд ли.

– Тогда пусть работают на улице. Мы должны бросить на это дело всех, кто у нас сейчас есть.

– Ты имеешь в виду только штатных сотрудников?

– Поговорим, когда я вернусь в центр, – сказал Сэми и направился к выходу, обойдя санитаров, которые пытались уложить тело на высокие носилки на колесиках.

К Фэй подошел Харлан и протянул руку. Поняв его без слов, она отдала ему ключи от машины. Фэй подождала в комнате еще немного, пока санитары, бывший бруклинский полицейский Дэвид и Харрис, катя носилки по тротуару, делали вид, что разговаривают с лежащим на них человеком. Затем носилки вкатили в машину «Скорой помощи», и она, включив сирену, умчалась.

Войдя в комнату, одна из стен которой была облеплена газетными вырезками и фотографиями, Фэй увидела Сэми, который внимательно разглядывал странную композицию.

Она услышала, как Сэми едва слышно пробормотал:

– Что же ты пытаешься сказать?


Глава 9 | Сборник шпионских романов (Кондор) | Глава 11