home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава вторая. Древняя лаборатория

Сообщение давно уже исчезло с экрана, а я всё стоял и переваривал информацию. Меня ждёт встреча с живым представителем расы реликтов, пробуждающимся сейчас после долгого многовекового сна! Признаться, на душе стало очень тревожно. Ведь непонятна реакция древнего и наверняка очень могущественного существа, когда оно поймёт, что представитель совсем другой расы самовольно переделал под себя Энергетический доспех Слышащего и выдаёт себя за реликта. Едва ли начальник станции будет рад самозванцу. Хотя… кто знает психологию существ этой давно вымершей расы? Возможно, реликт наоборот будет настолько рад возможности вернуться к активной жизни после многих тысяч лет спячки, что даже наградит меня знаниями и технологиями своего народа? Хотелось бы верить…

— Капитан, за бортом уже не вакуум! — вырвал меня из задумчивости возбуждённый голос Космодесантника Эдуарда Бойко. — Барометр показывает пять тысяч четыреста семьдесят Паскалей, и давление быстро растёт!

— Так и должно быть, — успокоил я Эдуарда и заодно всех остальных. — С базы реликтов только что передали, что заполняют всё пространство под силовым полем пригодной для дыхания воздушной смесью перед пробуждением персонала лаборатории. Похоже, из-за этого и появление «зелёной» зоны у нас на фрегате. Только не спешите расслабляться и снимать шлемы — для начала нужно проверить, что состав воздушной смеси будет пригоден для дыхания не только реликтов, но и других существ.

— Уже проверил, капитан! — моментально отреагировал Медик герд Мауу-Ла Мя-Сса. — Кислород двадцать пять процентов, азот семьдесят пять процентов, ядовитых примесей газовый анализатор не обнаружил. Миелонцам такой состав в самый раз, а вот людям и особенно гэкхо как бы кислородное опьянение не схватить!

Думаю, лекарь перестраховывался, поскольку слегка повышенное содержание кислорода людям было совершенно не критичным. Главное, что дышать будет возможно. Если, конечно, наполнение пространства воздушной смесью не прекратится раньше времени, и давление повысится хотя бы раз в пятнадцать. А вот когда атмосфера на станции и под силовым полем станет пригодна для дыхания, и откроются темпоральные капсулы с пробудившимся персоналом, возникнет более серьёзная проблема: начальник станции, и мой к нему обязательный визит. Отказаться от общения я не мог, нужно было лететь. В катер помещалось шесть игроков, и правильным будет сразу показать реликтам, что у меня смешанный экипаж из представителей разных рас.

— Внимание, команда! Со мной на станцию пойдут Джарг, Эдуард Бойко, Баша Тушихх, Тини и Ииззз 777-ой. Тяжелое вооружение с собой не брать и вообще вести себя предельно вежливо — мы гости тут на станции, причём гости непрошенные. Встречаемся у катера.

— Может, от тебя будут какие-то ценные советы перед этой важной встречей? — с надеждой поинтересовался я у своего шипастого Аналитика, но Джарг через Универсальный Переводчик ответил, что у него пока слишком мало информации об обществе реликтов для построения каких-то выводов. Зато (цитирую Джарга дословно):

— Ближайшая к нам планета. Можно дойти на двигатель. Масса годится для жить. Люди. Миелонцы. Гэкхо. Мелеефат. Джарг. Постройка колония под купол без атмосфера из разбирать запчасти фрегат. Пригодная звезда. Много света. Растения можно выращивать. Из аварийный набор с семена.

Я так и не понял, предлагал ли мне Аналитик это на полном серьёзе, или у джаргов такой юмор. В любом случае я ответил, что колонизация далёких планет — дело конечно трудное и почётное, но я как-то по-другому представлял свой путь в игре, искажающей реальность.

Навык Обучение повышен до второго уровня!

Выскочившее сообщение напомнило мне, что я так и не успел выбрать последний из возможных для изучения навыков персонажа. Жаль, конечно, но с выбором определюсь уже после встречи с начальником научной лаборатории.

Катер повёл мой Бортовой Стрелок, и в уверенных профессиональных действиях мелеефата сразу же угадывался огромный опыт пилотирования им малых летательных машин. Возможно, я тоже бы справился, так как ничего сложного в управлении катером не видел — имелся лишь штурвал и одна-единственная кнопка включения антигравитационного двигателя. Вот только я затратил бы втрое больше времени на все эти развороты и облёт мешающей прямому маршруту вытянувшейся из станции «спицы». Кстати, самая лаборатория закончила уже трансформацию и представляла из себя три больших вращающихся кольца диаметром метров по сто пятьдесят, «нанизанных» на длинную трёхсотметровую ось. Формой станция сейчас весьма напоминала Пространственный резак механоидов, разве что увеличенный в размерах раз эдак в пятьдесят.

— Туда! Вон, открывают для нас шлюз! — указал Баша Тушихх на появившийся в корпусе станции треугольный проём.

Ииззз 777-ой залихватски крутанул штурвал, из-за чего катер одновременно с поворотом совершил вращение вокруг своей оси и точь-в-точь вписался в предоставленный нам для входа проём.

«Внешний шлюз № 4. Перед открытием двери во внутренние помещения лаборатории убедись в том, что выровнял давление!» — гласила полустёртая надпись иероглифами языка реликтов на металлической стене.

Не все символы были мне знакомы, но я практически моментально догадался о смысле неизвестных. Возможно, уровень знания языка реликтов был уже достаточно высок, а возможно сказывался первый перк к навыку Космолингвистика, дававший ускоренное понимание письменного текста.

Навык Сканирование повышен до шестьдесят восьмого уровня!

Да, это я уже на автоматизме активировал пиктограмму Сканирование, чтобы заранее понять, что ждёт мою группу за закрытыми пока что дверями. Там имелся короткий коридор, за ним что-то вроде комнаты-распределителя, из которой можно было пройти в центральный туннель, пронизывающий всю станцию насквозь.

— Включилась искусственная гравитация, — сообщил Тини вслух, хотя все в группе и так это почувствовали.

Мы выгрузились из катера и остановились перед запертой дверью. Прошла минута, вторая. Никаких изменений в нашем положении не происходило. Затем у меня на внутренней поверхности шлема проявилась надпись:

— Слышащий, возникла техническая накладка. Не активировался один из энергетических контуров. Пройдите на станцию через шлюз № 3 или ждите пробуждения техника, который устранит неполадки и откроет дверь изнутри.

Что? Реликты, которых мои современники считают едва ли верхом технологического совершенства, также подвержены привычным людям техническим проблемам? Я не удержался от смешка и сообщил своим спутникам:

— Охранная система станции пишет, что-то сбоит у неё, двери не открываются. Предлагает ждать пробуждения техников или идти обходным маршрутом. Не хочется опять садиться в катер и улетать… Тини, попробуй вскрыть дверь привычными тебе способами. Хотя… погодь! Вижу проблему.

Навык Телекинез повышен до третьего уровня!

Навык Управление Механизмами повышен до сто шестого уровня!

Я даже не понял, за счёт какого из своих умений заставил нажаться закисшую от тысяч лет бездействия кнопку на противоположной стороне стены. Возможно, комбинацией Телекинеза и Управления Механизмами, раз игровой системой засчиталось использование обоих. Так или иначе, металлическая дверь бесшумно убралась вниз, и мы остановились на пороге, всматриваясь в темноту и освещая стены фонарями. Похоже, персонал станции ещё не вышел из спячки, раз освещение не включили.

И тут я почувствовал, как пол уходит из-под ног! Пришлось срочно включать магнитные подошвы, вот только это нисколько не помогло — пол оказался керамическим или пластиковым, и ботинки скафандра совершенно не держались на нём. От неуклюжего полёта в невесомости меня спас Эдуард Бойко, успевший ухватить проплывающего капитана за ногу. Сам же Космодесантник включил антигравитационный ранец и именно им корректировал своё положение в пространстве.

— Освещения нет. Искусственная гравитация пропала. Так и должно быть? — поинтересовался я у местного искусственного интеллекта, уже подозревая отрицательный ответ.

— Слышащий, проблема с электропитанием. Не все контуры обеспечены энергией. Открытие станции разрядило аккумуляторы, энергии в которых оказалось критически мало. Ниже расчётных показателей. Не хватает мощности на включение субатомного реактора. Возможная причина: долгий простой и совершение дальнего прыжка. Ищется решение проблемы.

Моё мнение о техническом совершенстве расы реликтов уже второй раз за короткий срок серьёзно пострадало. Хотя наивно, наверное, было рассчитывать на то, что после десятков тысяч лет простоя всё оборудование заработает идеально. Кстати, в ответе охранной программы я уловил знакомые термины «реактор субатомной энергии». Не такой ли источник требуется для работы Пространственного резака механоидов?

На всякий случай я уточнил:

— Мне ждать техника? Или могу сам исправить?

Вот только ответа не последовало. Мы постояли немного и двинулись вперёд по коридору, стараясь при этом ступать осторожно из-за скачущей, то включающейся, то отключающейся гравитации. Вскоре мы достигли того самого увиденного мной на схеме хаба-распределителя. Лучи наших ярких фонарей пронизывали темноту, показывая исписанные иероглифами реликтов стены. Я вчитывался и сразу же переводил надписи для своих спутников:

— Второй жилой блок… Выход на первый контур… Зал осмотра космоса… Зал связи с Пирамидой… Комната долгих размышлений. Интересно, что бы это могло быть? Архив? Рабочий кабинет?

— Может, туалет? — предположил свою версию Эдуард Бойко, и я аж засмеялся от такого нестандартного объяснения.

Гравитация в очередной раз включилась, и даже на долю секунды мигнул свет — похоже, обслуживающая станцию программа попыталась восстановить электропитание. Впрочем, снова неудачно. Но сразу после этого пришло новое сообщение:

— Слышащий, твоё местонахождение на схеме определяется неверно. Ищется возможная причина сбоя позиционирования…

— Нет, всё правильно! — заверил я охранную систему. — Я открыл запертые двери у шлюза номер четыре и прошёл внутрь станции.

Навык Ощущение Опасности повышен до девяностого уровня!

В груди заныло от предчувствия страшной беды. Видимо, я допустил какую-то грубую ошибку, разом потеряв доверие охранной системы. Видимо, крайне нехарактерно для представителей расы реликт взламывать двери и без спроса вторгаться на режимный объект. На экране шлема появилась тревожная пульсирующая надпись:

— Слышащий, немедленно назови свой шестнадцатеричный код идентификации или будешь уничтожен! Семь. Шесть. Пять. Четыре…

Вот же чёрт! Не став дожидаться окончания обратного отсчёта и последствий невыполнения приказа, я быстро достал из инвентаря и открыл Сканнер Изыскателя. Не меняя ранее установленных настроек (совершенно не до того было), взял треногу Геологического Анализатора и развёл металлические штыри в тот момент, когда обратный отсчёт дошёл уже до цифры «два».

Навык Сканирование повышен до шестьдесят восьмого уровня!

Снова невесомость и неуклюжий полёт кувырком по тёмному коридору. Только на этот раз взлетели уже все, кроме растопырившего лапы и упёршегося в стены мелеефатского Бортового Стрелка. Перед моими глазами проплыл неуклюже кувыркающийся Джарг, эдакий шестиногий броненосец в скафандре, сверкающем в лучах фонарей. Затем об меня врезался Космодесантник в тяжёлой экзоскелетной броне — видимо, летающий ранец Эдуарда оказался плохо экранирован от электромагнитных импульсов.

Внутренне сжавшись, я ждал окончания обратного отсчёта и своего последующего уничтожения. Но прошла пара секунд, затем ещё десяток, а ничего страшного не случалось. Да и ощущение беды постепенно проходило. Похоже, мне удалось вывести из строя автоматическую охранную систему мобильной лаборатории. Неизвестно, перезагрузится ли она вскоре и снова потребует от меня назваться, или кризисный момент миновал, но теперь нужно было объяснять свои действия членам моей группы. А особенно оставшейся на фрегате «Паладин Тамара» части экипажа — на звездолёте сработала боевая тревога, поскольку бортовой компьютер фрегата расценил мощный электромагнитный импульс как атаку, и все терялись в догадках, засоряя эфир переговорами и весьма далёкими от истинны предположениями причины тревоги.

Я вцепился в какой-то выступ на стене, наконец-то перестав кувыркаться и зафиксировав своё тело в пространстве. После чего начал объяснять своему экипажу случившееся, нисколько не скрывая правды: управлявшая древней лабораторией программа сперва впустила нас внутрь, а затем неожиданно потребовала назвать какой-то код идентификации, угрожая в противном случае немедленно уничтожить. Как вдруг…

Помогите! Задыхаюсь!

Полный отчаяния и страданий голос раздался в моей голове. По тому, как замер и стал прислушиваться Бортовой Стрелок Ииззз 777-ой, стало видно, что мелеефат тоже услышал этот ментальный призыв о помощи. Кстати, мой Бортовой Стрелок никогда не признавался, что обладает псионическим даром. Похоже, получало подтверждение распространённое мнение, что большинство мелеефатов способны к псионике.

— Муж мой, кто-то на станции взывает о помощи, — голос в наушниках принадлежал Минн-О Ла-Фин, моя супруга также услышала просьбу о спасении.

Помогите! Сил совсем нет. Нечем дышать. Нахожусь в заблокированной темпоральной капсуле… Не могу выбраться… Сознание отключается от недостатка воздуха…

— Постучи по стенке своей капсулы, чтобы спасательная группа могла сориентироваться на звук и прибыть на помощь! — предложил Бортовой Стрелок, но я нашёл способ надёжнее.

Открыв составленное после получения откликов изображение на экране Сканнера Изыскателя, я поискал отметки живых существ. Так, вот большая группа отметок. Ясно, это мой фрегат. Кстати, миелонкой 107-го уровня могла быть только вошедшая в игру Переводчица Айни. Но Медик утверждал, что герд Айни умрёт после входа в игру. Выходит, ошибался. Хотя не до миелонки сейчас. Вот на схеме моя группа внутри станции. Но тогда что вот эта одиночная отметка на карте?

Реликт. Техник 209-го уровня

Отметка постороннего существа оказалась вообще единственной — судя по всему, на всей древней станции остался один-единственный обитатель. Похоже, именно его охранная система и называла пафосно «начальником станции». Теперь понять бы, где он находится.

Навык Картография повышен до восемьдесят шестого уровня!

Откинув подальше подленькую мысль «не успеть на помощь» и таким образом избежать сложного разговора с начальником станции, я быстро сориентировался в запутанной схеме коридоров и указал своим спутникам на длинный тёмный туннель:

— Туда! Второй коридор слева. Там живой реликт! Поспешим, его ещё можно спасти!


Глава первая. В чужой галактике | Циклы романов "Зашита периметра"-"Искажающие реальность"- Тёмный травник". Компиляция. Книги 1-14 | Глава третья. Свидетель прошлого