home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава десятая. Огонь с небес

Я сидел на мостике перед рабочим пультом, ожидая ответа от диспетчеров космопорта и просто закипая от гнева. Эдуард, выходивший после нас с Имраном в реальный мир, подтвердил предположение о применении под Куполом биологического оружия. Шесть человек из числа гражданского персонала Купола умерли. Ещё двадцать семь находились в медблоке на карантине, большинство в тяжёлом состоянии, и медики затруднялись давать какие-то прогнозы. Самыми первыми заболели и погибли обе девушки-дежурных корпуса для статусных игроков, что давало основания предполагать, что распространение заразы началось именно оттуда. Затем водитель поливальной машины, старший повар, медсестра. Также не удалось спасти психолога фракции Ирину Чусовкину.

Никогда не видел Имрана в настолько подавленном состоянии. Мой дагестанский друг вот уже умми молча сидел в своей каюте и, не выпуская смертоносных клинков из рук и глядя в одну точку, то включал, то выключал энергетическую заточку мелкозазубренных лезвий. Единственная фраза, которую за всё это время произнёс Имран, была обращена ко мне:

– Жаль, что ближнего боя не будет, а стрельба будет вестись с орбиты. Комар, сожги их всех!!!

Не только Имран, но я тоже страшно переживал. Ирина Чусовкина – стильно выглядевшая для своих лет женщина, с которой ещё сегодня я общался, так и не пришла в себя и умерла в реанимационном отделении всего через полчаса после того, как мы донесли её до медблока. Скорость, с которой заразившиеся неизвестной болезнью люди умирали, шокировала. Поэтому, едва ознакомившись с принесённым герд Тарасовым списком приоритетных целей, я приказал Имрану вместе поскорее уходить в игру, так как мы близко контактировали с умершей и тоже наверняка уже были заражены смертельной болезнью. Тем более, что голова у меня и в самом деле начала болеть – не то от переживаний, не то из-за заражения, у меня совершенно не было желания это выяснять.

 «Всех» в словах Имрана подразумевало «Тёмную Фракцию» – именно наш главный противник, вне всякого сомнения, стоял за этой бесчеловечной атакой. Тем более что Минн-О, когда я по возвращению на звездолёт спросил свою младшую супругу о характерных симптомах быстро распространяющейся болезни, припомнила две страшных эпидемии, прокатившихся по её миру семьсот и сто восемьдесят лет назад. В обоих случаях болезнь вызывали одноклеточные водоросли, способные быстро размножаться внутри человеческого организма, и продукты жизнедеятельности которых вызывали острую аллергическую реакцию, в большинстве случаев приводящую к смерти. Мы немедленно передали эту информацию под Купол.

К этому моменту я уже знал, что ввиду чрезвычайности ситуации руководство Купола приняло экстренное решение заполнить все зарезервированные под новых игроков вирткапсулы, а таких оставалось восемь, находящимися в самом тяжёлом состоянии заболевшими людьми. Исключение хотели сделать лишь для директора по безопасности – ценного специалиста, обладающего огромным багажом секретной информации, нужно было сохранить в любом случае. Но Александр Антипов, сославшись на честь офицера и свою долю вины в случившемся, отказался спасаться ценой жизни более нуждающихся. Через час после этого состояние директора по безопасности ухудшилось настолько, что врачи ввели его в состояние искусственной комы.

Вызванные под Купол военные специалисты в герметичных костюмах химзащиты повсеместно проводили сборы проб. Именно они среди густой травы парка обнаружили пустой тонкостенный пузырёк, внутри которого оставались следы каких-то спор. Отпечатки пальцев на стекле были чёткими, их быстро удалось идентифицировать. Принадлежали они, как нетрудно догадаться, «Иришке из Первого Меда». Опасный образец со всеми возможными мерами предосторожности забрали на исследование в развёрнутую прямо под Куполом лабораторию.

Всем членам фракции «Human-3» рекомендовано было максимально долго находиться в вирткапсулах, возвращаясь в реальный мир лишь в случае смерти персонажа в игре, искажающей реальность. Хотя ни одного случая заболевания игроков пока что зафиксировано не было – игра, как и предполагалось, вылечивала все болезни. Едва ли спланировавший смертоносную атаку не знал этого. Но тогда получалось, что целью данной атаки были вовсе не жизни игроков. Но тогда что? Создание паники в рядах фракции, падение духа бойцов? Если враг рассчитывал добиться этого, то сильно просчитался – бойцы фракции H3 были полны решимости, как никогда!

Или цель была совсем иной, гораздо более масштабной? Например, стравить в реальном мире разные государства? Ведь если бы я, чисто случайно, не вычислил агента магократического мира, основными подозреваемыми в применении оружия массового поражения в России стали бы канадские спецслужбы. Со всеми вытекающими последствиями, прописанными в оборонной доктрине российского государства, обладающего термоядерным оружием и средствами его доставки на другой континент…

Экран передо мной просветлел, на нём проявилась мохнатая морда диспетчера-гэкхо:

– Все документы в порядке! Свободный капитан герд Комар, вашему фрегату разрешено пребывание в звёздной системе и посадка в местном космопорте.


Известность повышена до 71


Авторитет повышен до 50!

Сразу после этого наконец-то перестал накручивать витки вокруг моего фрегата и ушёл вниз в атмосферу планеты истребитель-перехватчик «Синдирову», фактически моментально появившийся у моего звездолёта, едва мы вышли из гиперпрыжка. Все формальности были соблюдены, и гэкхо больше не должны были нам мешать. Я набрал побольше воздуха и, стараясь выглядеть эталоном решимости для всего экипажа, скомандовал:

– Дмитрий, выходи на позицию для атаки. Высота сто восемьдесят километров над центральной нодой «Тёмной Фракции», её координаты 55:476.

Фрегат пришёл в движение, плавно уйдя в левый разворот и начав снижение на дистанцию прицельной стрельбы из лазерных орудий. В этой части планеты уже стемнело, что для нас, конечно, было не самым удобным раскладом. Намного эффективнее было бы атаковать днём, когда все цели гораздо проще обнаружить. Зато ночью имелся неплохой шанс застать все вражеские штурмовики «Сио-Ми-Дори» на их базе, а именно штурмовые антигравы «Тёмной Фракции» были нашей приоритетной целью.

Как сообщал в своей записке герд Тарасов, четырнадцать тяжёлых десантно-штурмовых антигравов, способных неожиданно появиться в любой точке и высадить четыреста бойцов десанта, при этом поддержав их плотным огнём орудий, ломали всю систему нашей обороны. Необходимо было лишить «Тёмную Фракцию» этой мобильной ударной силы, после чего уже заниматься разрушением вражеской инфраструктуры – электростанций, заводов, нефтедобычи, складов оборудования и боеприпасов, мостов и вышек связи, ремонтных мастерских и автопарков. На укрепления и живую силу мне было рекомендовано не отвлекаться, сосредоточившись на уничтожении промышленности и снижении мобильности вражеских войск. Ведь сколько бы ни было бойцов у «Тёмной Фракции», без возможности ремонта своей техники и пополнения боеприпасов, без тяжёлого вооружения и быстрого перемещения по планете они становились лёгкой добычей для наших игроков.

С погодой повезло – лёгкая облачность нисколько не мешала видеть поверхность. Тёмное море, извилистая береговая линия. Меня заинтересовала яркая точка внизу, и я мысленно сопоставил изображение на мониторе с известной мне картой. Космопорт гэкхо? Да, точно! Сколько же там огней!


Навык Картография повышен до пятьдесят девятого уровня!

Но тогда вот этот далеко выдающийся в море полуостров – обильно поросшие лесом холмистые территории южнее космопорта, одну из нод которых фракция «Human-6» выбрала себе новым домом. А вот этот остров – бывшая немецкая столичная нода, сейчас захваченная «Тёмной Фракцией». Я внимательно рассматривал с большой высоты оккупированный врагом остров. Никаких огней или построек с двухсоткилометровой высоты разглядеть было невозможно. Хотя… что тогда это? Я явственно увидел пять стартовавших с острова и перемещающихся над морем точек.


Навык Картография повышен до шестидесятого уровня!


Навык Зоркий Глаз повышен до семьдесят третьего уровня!

Несмотря на высветившиеся сообщения о «Зорком Глазе», слишком большая дальность не позволила идентифицировать летящие объекты, и я применил корабельный лидар, а заодно сразу просканировал интересующий меня участок водной поверхности другими системами звездолёта. Результат меня, в общем-то, не удивил, как раз это я и предполагал увидеть:


«Сио-Ми-Дори». Десантно-штурмовой антиграв Тёмной Фракции

Сразу пять таких летательных аппаратов держали курс на восток от захваченного «Тёмной Фракцией» острова. Не знаю, имели ли они задачу стереть с лица планеты оставшиеся на восточном берегу залива ноды фракции H6, или у противника были иные планы. Неважно. В любом случае я видел перед собой сразу пять мишеней, которые мне было предписано уничтожать в приоритетном порядке.

– Дмитрий! Выровнять звездолёт, направление на вражеские антигравы! Денни Марко! Подсвечиваю цели!!! Стрелять без команды!!! Они не должны уйти!!!

Спутник Валери отбросил недоеденный бутерброд и, обтирая ладони от крошек прямо о скафандр, со всех ног кинулся к креслу бортового стрелка. Через полминуты скачок напряжения сообщил о синхронном выстреле сразу трёх турелей. Первый из вражеских «Сио-Ми-Дори» развалился прямо в воздухе, осыпавшись в ночное море россыпью пылающих обломков.


Навык Целеуказание повышен до двадцать пятого уровня!


Получен семьдесят седьмой уровень персонажа!


Получено три свободных очка навыков

– Отлично, Денни! Давай, пока они не опомнились!


Навык Целеуказание повышен до двадцать шестого уровня!


Навык Целеуказание повышен до двадцать седьмого уровня!


Получен семьдесят восьмой уровень персонажа!


Получено три свободных очка навыков (суммарно накоплено шесть очков)

– Капьитань! Всё пьять леталька готов. Но одын летаттельни аппарьят выкидьивай вода спасатьельни плот! – встревоженный и растерянный голос стрелка в наушниках говорил о сильном смятении Денни.

Я и сам это видел. Большой, рассчитанный на пятнадцать человек ярко-оранжевый надувной плот посреди штормящего моря. Увеличение картинки показало, что со всех сторон к нему плывут люди, многие из которых отстегнули тянущую ко дну тяжёлую броню. Я не испытывал к этим людям ненависти и уж тем более не собирался отдавать приказ на уничтожение их единственного спасательного средства. Мой интерес был скорее каким-то отстранённым, с каким энтомолог рассматривает редкую бабочку: неужели навык Плавание входит в число обязательных для десантников «Тёмной Фракции»? Ведь без выбранного навыка они бы сразу утонули, таковы правила игры!

Но основное моё недоумение было вызвано совсем другим. Ради собственного спасения бойцы избавлялись от тяжёлых доспехов, наверняка дорогостоящих и трудных в производстве. А ведь это всего лишь игра, где смерть грозила лишь пятнадцатиминутной паузой перед воскрешением! Неужели настолько силён инстинкт самосохранения? Или промышленность «Тёмной Фракции» наладила выпуск доспехов в большом количестве, и для бойцов они уже расходный материал? Или причина совсем в другом, например, непривычном нам менталитете? Мол, пока для настоящего воина остаётся хотя бы малейшая возможность для продолжения выполнения задания, нужно её использовать?

– Неужели мы их отпустим? – недовольный голос пилота выдернул меня из размышлений. – Капитан, они враги! Они должны быть уничтожены, пока есть такая возможность!

– Нет, Дмитрий. Сбитых пилотов и членов команд тонущих кораблей расстреливали только фашисты и исламские террористы. Мы не будем уподобляться им. К тому же, пока они доплывут куда-нибудь, пройдёт не один час, и всё это время полтора десятка бойцов противника будут выключены из активной игры. Курс на остров! Продолжаем выполнять основную задачу!


Авторитет понижен до 49!


Авторитет повышен до 50!

Необычно. Мой резкий ответ Пилоту Звездолёта слышали многие, и мнения членов команды по поводу правильности принятого капитаном решения разделились. Подозреваю, что Дмитрий Желтов был в числе тех, кто не одобрил мою мягкотелость по отношению к противнику. Тем не менее, пилот не посмел ослушаться приказа и направил фрегат к тёмному скалистому острову.

Я же вызвал результаты недавнего сканирования – меня интересовали отметки на радаре от летящих над морем антигравов. Так, вот их характерные сигнатуры. Возможно, не все находящиеся на острове антигравы принимали участие в ночной операции? Поиск схожих объектов на острове! Есть! Полное совпадение сигнатуры, хотя и чем-то объект экранирован, сигнал более слабый. А, всё ясно! Десантно-штурмовой «Сио-Ми-Дори» обнаружился внутри большого крытого эллинга – видимо, штурмовик был повреждён в ходе недавних боёв и находился на ремонте. Я при помощи хорошей корабельной оптики и сканирующих систем изучил соседние постройки, накрытые маскировочные сетками. Какие-то склады и мастерские. Кстати, а вот два тяжёлых танка, которые «Тёмная Фракция» увезла на ремонт на остров! Какая удача!


Навык Картография повышен до шестьдесят первого уровня!


Навык Электроника повышен до семьдесят второго уровня!


Навык Сканирование повышен до сорок второго уровня!

– Денни, новые цели! – я отметил маркером и находящийся на земле антиграв, и соседние постройки, и два танка «Сио-Ку-Тати». – Огонь!!!

Полыхнуло-то как знатно! Яркую вспышку и без всякой оптики увидели все находящиеся на мостике члены команды. Кажется, это был склад боеприпасов. Я приказал Денни повторно отстреляться по уже пылающей технике и стройным рядам военных грузовиков, хорошо заметных в свете пожаров.


Навык Целеуказание повышен до двадцать восьмого уровня!


Навык Целеуказание повышен до двадцать девятого уровня!

– Всё, достаточно! Возвращаемся к основной задаче, курс на главную ноду «Тёмной Фракции»! Хотя… стоп! – моё внимание привлекли многочисленные огоньки и вспышки на «нашем» берегу залива. Похоже, там шёл жаркий бой! И мы только что уничтожили подкрепление, которое враг спешно бросил в то сражение! – Курс на ноду «Тропики»! Её координаты 60:470. Поможем своим!

Эх, понять бы ещё, что тут происходит… Внизу в двухстах километрах под нами в ночном заболоченном тропическом лесу шёл яростный ближний бой, на каких-то участках бойцы похоже даже сошлись врукопашную. Россыпь мерцающих вспышек – вот всё, что я мог видеть. С минуту я пытался определить, где тут свои, а где враги, и вынужден был признать своё бессилие.

– Дмитрий, мне нужен общий канал связи нашей фракции! Двадцать пятый, который для экстренных сообщений!

– Комар, он уже давно не двадцать пятый, а семнадцатый… – начал было несвоевременно поучать меня Пилот Звездолёта, но столкнулся с моим хмурым взглядом и резко оборвал свою речь. –  Капитан, всё готово. Выставил настройки, включил шифрование.

Я кивнул, надел наушники и сразу поморщился от резанувшего уши крика:

«…орой Легион просит помощи! Мы окружены у Гнилого Брода! У нас остался только один «Пересвет». Все грузовики уничтожены, не можем эвакуировать орудия! Снаряды кончились, гранаты на исходе. Нас осталось менее сорока человек! Много раненых! Нам нужна помощь!!!»

Я узнал голос Романа Павловича, правой руки лидера «Второго Легиона» герд Тамары. Знал я и описанное высокоуровневым Гранатомётчиком место. Собственно, название «Гнилой Брод» для неверной тропы среди заболоченного тропического леса предложил именно я, когда впервые двигался на юг на встречу с потенциальными союзниками из немецкой фракции. Дурное место, где передвигаться приходилось по пояс в болотной жиже. Возможно, кентавры с тех пор и построили там некое подобие дороги, но в любом случае сойти в сторону с тропы было невозможно – вокруг на многие километры простирались топкие болота. Идеальное место для засады…

«Говорит Филиппов. Не можем выслать подкрепление. Прорыв «Тёмной Фракции» со стороны «Карелии», все резервы брошены туда. Взрывайте технику и прорывайтесь к ноде «Сельва», где вас сможет поддержать артиллерия.»

«Второй Легион» погибал в плотном окружении, а значит и ситуация в целом на южном фронте складывалась вовсе не такой радужной, как несколько часов назад расписывали мне директора. Отряд герд Тамары являлся основной силой, сдерживающей противника с южного направления. Его уничтожение грозило самыми катастрофическими последствиями всему югу. Причём помочь погибающим бойцам штаб ничем не мог, что являлось ещё более тревожным сигналом – значит, резервов на этом направлении не было никаких. Более того, уход «Второго Легиона» из «Карелии» ослабил оборону на том участке северного фронта, чем тут же воспользовались «тёмные».

Ответа от «Второго Легиона» не последовало. Да и что тут можно было сказать? Нисколько не сомневаюсь, что и сам Василий Андреевич Филиппов понимал абсолютную неосуществимость и бессмысленность своего приказа. Не для того «Тёмная Фракция» заманила наших элитных бойцов в западню, чтобы потом дать им отойти. Я крутанулся на кресле и повернулся к Пилоту Звездолёта, также слышавшему переговоры:

– Дмитрий, ты сможешь посадить фрегат в неподготовленном месте?

Мой друг секунды три размышлял, после чего ответил, сокрушённо помотав головой:

– Трудно для такого крупного звездолёта. Это всё-таки не челнок и не лёгкий перехватчик. Но даже если получится плюхнуться в болото, не разломав фюзеляж, обратно взлететь с трясины мы не сможем. К тому же там идёт сражение, и существует опасность уничтожения или даже захвата звездолёта «Тёмной Фракцией».

– Но в целом, отбросив всю словесную шелуху, «скорее да»? – потребовал я от пилота чёткого ответа.

– Да, капитан. Сесть мы сможем. Но чтобы потом иметь возможность подняться в воздух, нам нужна твёрдая и желательно более-менее ровная площадка.

– Такая имеется, – я растянул на мониторе карту ноды и указал на точку на экране. – Посреди Гнилого Брода есть заросший кустарником холм, единственное более-менее сухое место. Вот он. Судя по всему, наши бойцы заняли как раз эту единственную высоту и держат там оборону. Приготовься к посадке туда!

– Но, капитан… – было видно, что Пилот Звездолёта не уверен, что стоит нарушать правила игры и оспаривать приказ статусного игрока, тем не менее он решился: – Комар, можно начистоту? К чему такой риск? Мы можем потерять звездолёт – единственный козырь в войне против «Тёмной Фракции». Ради чего? Эти сорок игроков в случае смерти возродятся в безопасном месте, как наверняка уже сделали остальные бойцы «Второго Легиона». Техника? Но стоит ли последний «Пересвет» и несколько пушек такого риска?

Я глубоко вздохнул и начал разжёвывать своему подчинённому вроде бы очевидную вещь:

– Хорошо, ты хотел начистоту. А ты не задумывался над тем, что причина, по которой наши бойцы зубами вцепились в этот холм и не могут отступить, совсем иная? Просто эту причину нельзя было озвучивать в эфире, чтобы не информировать вполне возможно сумевшего разобраться с нашим шифрованием противника о своей слабости. Посмотри ещё раз на карту. Десятки километров болот. И каждый погибший боец, будь точка респа у него далеко на севере в безопасных зонах, вынужден следующие сутки, а то и двое суток, по пояс в грязи догонять далеко ушедших своих, преследующих отступающего противника. И единственный сухой островок, служащий опорной точкой для дальнейшего продвижения на юг…

– У «Второго Легиона» там точки респауна!!! – перебив меня, выпалил Пилот Звездолёта, глаза его были расширены от ужаса. – Они просто не могут уйти!!!

– Именно! И поэтому мы им поможем, несмотря на большой риск. Готовься к посадке!

Дмитрий Желтов с сильно озадаченным выражением лица вернулся в своё пилотское кресло и, с закрытыми глазами откинувшись на спинку, принялся разминать пальцы и что-то беззвучно шептать – не то проговаривал последовательность действий при посадке, не то молился. Я же включил микрофон, настроившись на семнадцатый канал:

«– Говорит герд Комар, номер четырнадцать семьдесят. «Второму Легиону»! Нахожусь на орбите прямо над вами. Укажите сигнальными ракетами цели для уничтожения! Удерживайте холм и расчистите от кустов площадку размерами тридцать на пятнадцать. Сложите всё ценное оборудование на уцелевший «Пересвет» и будьте готовы к эвакуации.»


Авторитет повышен до 51!


Авторитет повышен до 52!

«– Комар!!! Ты даже не представляешь, как мы рады тебя слышать!!!» – не знаю, чей это был голос, но восторг этого юноши был совершенно искренним. А вот затем…

– Ро’ти парт герд Комар Ла-Фин, проло’ун ми вайедде Минно-О. Авари рико инти ун вае гэкхо.

Сильный уверенный голос принадлежал мужчине средних лет. Вообще-то, принцесса Минн-О начала обучать меня языку своего народа, даже провела уже три урока, вот только мои знания по-прежнему были крайне далёкими от совершенства. Всё, что я понял – меня официально поприветствовали, назвав уважаемым членом рода Ла-Фин и супругом Минн-О. А затем… вот тут я, признаться, не понял. Что-то связанное с гэкхо, только вот что? Я прикрыл микрофон рукой и шепнул Дмитрию Желтову как можно скорее привести сюда на мостик мою походную супругу Минн-О Ла-Фин, чтобы она помогла в переводе.

Пока пилот бегал за Минн-О, в полнейшей тишине общего канала, вообще-то считавшегося секретным и защищённым, я попытался обратиться к неожиданному собеседнику:

– Ро’ти парт герд Уй-Така. Ену по тим (я не ошибся)?


Навык Космолингвистика повышен до восемьдесят четвёртого уровня!

В ответ раздался довольный смех, затем собеседник подтвердил, что я не ошибся в своём предположении. Далее последовала очень длинная фраза, или скорее даже монолог, который я не разобрал. К счастью, подоспевшая Минн-О Ла-Фин перевела его для меня:

– Герд Уй-Така признаёт, что у тебя получилось его удивить, а это удавалось очень и очень немногим. Что же, расклад сил с твоим появлением изменился, сейчас обе стороны конфликта стали способны нанести очень серьёзные и даже невосполнимые потери друг другу, что в целом ослабляет Землю перед внешней угрозой. А потому генерал Уй-Така предлагает вернуться к более раннему предложению встретиться на нейтральной территории. Например, в космопорте гэкхо через три часа. Быстрее не получится, так как генералу требуется время, чтобы добраться до космопорта. Если герд Комар согласен на переговоры, «Тёмная Фракция» позволит беспрепятственно уйти из ловушки бойцам «Второго Легиона» и даже вывезти повреждённую технику. А также остановит наступление в «Карелии», хотя нода уже фактически захвачена. И с этой самой минуты ровно на двадцать четыре часа объявляется перемирие, гарантами соблюдения которого генерал Уй-Така предлагает призвать гэкхо.

Наверное, такие важные решения нужно было согласовывать с руководителем фракции. С другой стороны, я такой же герд, как и Иван Лозовский, да и на переговоры приглашали именно меня, а не моего коллегу по фракции. И потому я ответил лидеру «Тёмной Фракции», что согласен встретиться с ним, только уточнил условия:

– В зале на втором этаже космопорта гэкхо через три часа. Без оружия, и с каждой стороны не более трёх представителей. Также в качестве наблюдателя будет присутствовать дипломат гэкхо Коста Дыхш.


Глава девятая. Новая напасть | Циклы романов "Зашита периметра"-"Искажающие реальность"- Тёмный травник". Компиляция. Книги 1-14 | Глава одиннадцатая. Аварийная посадка