home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава восьмая. Домой!!!

Поединок? Это было даже не смешно. Специализирующийся на дуэлях боевой персонаж 190-го уровня против едва стоящего на ногах из-за слабости игрока 76-го уровня с трясущимися руками. Поединок между нами? По такому надуманному поводу? Да пошёл этот Бретёр! Стараясь говорить ровно, не повышая тона, и очень надеясь на незнание опасным гостем языка гэкхо, я произнёс:

– Ваша, Баша, возьмите-ка этого дебошира под лапы! Да покрепче его держите! Если при этом стукнете его головой об стол пару раз, чтоб не вырывался, хуже не будет. Всё, всё, достаточно! Хватит! Не нужно делать из него персидского кота с плоской мордой. Имран, забери у миелонца клинки, чтобы наш гость случайно не порезался!

Герд Лекку истошно вопил, пытался вырываться и кричал, что так не принято! Дескать, он вызвал меня на поединок, и я должен вести себя подобающим образом. Вот только я на его вопли никакого внимания не обращал, да и могучие братья-близнецы надёжно удерживали бьющегося в истерике миелонца и не думали его отпускать, тем более что не понимали его криков. А вот миелонка герд Айни наблюдала за этой сценой с расширенными от ужаса глазами, да и Тини с Орун Ва-Мартом тоже испуганно прижимали уши – видимо, я действительно поступал не по правилам. Но меня это уже не останавливало:

– Тини, дай-ка мне свою машинку для нанесения татуировок!

Котёнок поспешно вручил мне небольшой станок и даже показал, как он включается, как задаётся трафарет из множества готовых шаблонов, и как меняется цвет краски. Я поигрался с настройками и нашёл среди готовых вариантов портрет лэнг Кисси Мяу. По идее, можно было наносить рисунок прямо через шерсть, вот только меня такой вариант не устроил:

– Имран! Знаю, у тебя есть бритва. Тини её ещё периодически ворует и потом обратно кладёт, чтобы свои воровские навыки тренировать. Дай мне её, пожалуйста!

Дагестанец молча сходил в свою каюту и вскоре вернулся, протягивая мне электрическую бритву на аккумуляторах. Я сам своими руками выбрил большой участок шерсти на правом бедре миелонца. Потом скептически посмотрел на свои трясущиеся руки и подозвал свою походную супругу:

– Минн-О, ты же принцесса, так ведь? Не знаю, как у вас, но в моём мире всех принцесс с детства учат красиво рисовать, хотят они этого ли нет. Или тебя тоже заставляли?

– Муж мой, ты не ошибся. В этом наши миры действительно схожи, и уроки рисования – одно из самых неприятных воспоминаний детства. Впрочем, наставникам в итоге удалось меня кое-чему научить… – Минн-О Ла-Фин подошла и взяла в свои руки татуировальную машинку.

Плененный герд, когда до него наконец дошло, что я собираюсь с ним сделать, завыл дурным голосом и снова принялся вырываться.

– Не дёргайся! Кисси никогда тебе не простит, если её портрет выйдет кривым!

Подействовало! Герд Лекку неподвижно замер, замолчал и стоически терпел, пока Минн-О быстро и профессионально, словно всю жизнь этим занималась, наносила на кожу миелонца сложный разноцветный рисунок. Я же в это время стоял рядом и успокаивал пленника, объясняя ему очевидные вещи:

– Эх, Лекку, не понимаешь ты своего счастья! Пойми, вас двенадцать морд в первом кругу фаворитов, а ещё пятьдесят во втором. Для Кисси вы все одинаково безупречные и скучные, даже выбирать не из кого, она сама мне в этом призналась во время танца. Я же даю тебе возможность выделиться из всей остальной унылой компании. Да, именно так! Я тебе гарантирую, что тебя Кисси уж точно запомнит! Герд Лекку, ты мне ещё «спасибо» скажешь! Всё готово, принимай работу. Смотри сам, красота-то какая! Не знаю, будет ли татуировка держаться после смерти и возрождения, но на твоём месте я бы её возобновлял. Всё, отпустите его! Имран, верни нашему гостю оружие!

Момент на самом деле был весьма напряжённым. Имелось серьёзное опасение, что после освобождения герд Лекку начнёт буйствовать и даже пустит в ход клинки, так что на всякий случай я был готов ментально его оглушить. Собственной маны у меня сейчас имелось крайне мало, не восстановилась ещё после отравления, но на мой ментальный призыв Валери-Урла ответила, что поддержит меня. Тайликанская девушка действительно встала с пуфиков и обеими руками схватилась за висящий у неё на шее каменный кулон, похоже придающей Валери сил и уверенности.

Вот только реакция миелонца была неожиданной. Он действительно взял в правую лапу клинок, крутанул им несколько светящихся восьмёрок и… резким взмахом отсёк свой пышный тёмно-серый хвост!

– Герд Комар, ты совершенно зря меня опасался – никогда в жизни я не атаковал бы ослабленного болезнью противника, так как в такой победе нет чести. Я хотел просто напугать тебя, выразив таким образом свою ревность из-за того, что ты обошёл меня и других фаворитов Великой. Но… всё пошло совсем не так, как я задумывал. Такого обращения я точно не ожидал! Сперва хотел разнести тут всё на корабле, но потом подумал и решил, что ты прав! Прошу, носи мой хвост как заслуженный трофей! Пусть все видят, что ты победил меня и посчитал достойным противником. Слух об этом быстро дойдёт до Великой, она пожелает меня самого расспросить, после чего увидит, как я с гордостью ношу её лик на своём теле. Ты совершенно прав, герд Комар, Кисси не из кого выбирать, так как все её фавориты – идеальные не знающие поражений бойцы, своими характерами, навыками и даже внешностью схожие между собой. Но теперь, чем бы вся эта история ни закончилось, я буду отличаться от остальных, и Великая меня запомнит! Спасибо тебе!

Я поклонился опасному высокоуровневому игроку и протянул ему ладонь для рукопожатия в знак примирения. Миелонец удивлённо замер, его расе такой жест был не знаком. Но наблюдавшая за нами Переводчица Айни объяснила своему сородичу смысл моих действий, и герд Лекку осторожно дотронулся когтями до моей ладони.


Авторитет повышен до 49!

Наверняка кровоточащая рана причиняла миелонцу страдание, но он ни словом, ни жестом не выдал своих чувств и даже отказался от помощи Медика. Едва Бретёр с высоко поднятой головой покинул фрегат, как по коридорам звездолёта прокатился возбуждённый голос нашего пилота Дмитрия Желтова:

– Энергетический щит со стояночного ангара снят, получено разрешение на выход со станции! Летим скорее домой!!!

– Погоди, мне нужно ещё несколько минут! – я помнил про терпеливо дожидающегося встречи со мной джарга и хотел перед вылетом закончить с этим делом, тем более что получил от лэнг Кисси недвусмысленный совет или даже скорее приказ убить коварного посланника. – Минн-О, дай мне ненадолго свой лазерный пистолет! Нет, нет, помощь не нужна, я сам справлюсь!

По лестнице я спустился на первую палубу и поспешил к главному шлюзу. У выхода с корабля дежурил Эдуард Бойко, и он шёпотом заверил меня, что поручение насчёт груза выполнено. Отлично! Велев Космодесантнику отправляться в свою каюту и готовиться к старту, я сбежал с трапа и, посмотрев по сторонам, обнаружил терпеливо сидящего у стены многоглазого восьмилапого «броненосца» и направился в его сторону. Оружие в руках я не держал, но Аналитик 54-го уровня каким-то образом догадался о моих намерениях и, повесив на шею универсальный переводчик, быстро забулькал:

– Хороший. Сделка готово. Кисси получить. Велеть убить джарг.

Что же, раз он сам догадывался о данном мне миелонской командующей поручении, тем лучше. Уже не скрываясь, я достал лазерный пистолет и, выставив мощность выстрела на максимум, приставил оружие к голове джарга. Внеземной Аналитик не пытался убегать или защищаться. Вот только прозвучавший вопрос джарга поставил меня в тупик:

– Говорить с Кисси. Сколько раз нужно убивать джарг?

Сколько раз? Что за странный вопрос? Всего один раз, о чём я честно сообщил громадной бронированной «лягухе». Джарг сразу воодушевился и снова забулькал:

– Один быстро. Не выстрел. Сам я взрываться. Человек ждать недолго. Не улетать. Затем брать джарг. Космос. Полёт. Команда.

Что??? Нет, начало фразы было вполне понятным: инопланетный Аналитик уверял, что стрелять вовсе не требуется, так как он и так взорвётся, чтобы унять недовольство Великой. Такой вариант меня самого тоже устраивал, поскольку крайне не хотелось становиться палачом и убивать безоружного. Но вот дальше джарг предлагал мне не улетать и терпеливо дожидаться его возрождения, а затем взять его с собой на звездолёт в качестве полноценного члена экипажа. Он вообще в своём уме? Зачем он мне на фрегате?

– Назови хоть одну причину ждать тебя, а тем более брать с собой, – потребовал я, абсолютно не представляя, что может предложить собеседник такого, чтобы я передумал и согласился взять этого скользкого типа с собой.

В качестве ответа джарг достал из инвентаря и продемонстрировал в своих четырёх верхних лапах с присосками чёрный отполированный камень – абсолютную копию того, что я уже ранее держал в руках. Вот это да! Быстро проведённое мною сканирование показало, что в лапах джарга вовсе не муляж, и начинка в этом футляре совершенно такая же, что и в предыдущем камне: большой кристалл-накопитель, опутанный проводами и вплавленный во взрывчатку.


Навык Сканирование повышен до сорок первого уровня!

– Теперь знать ты. Истинная ценность. Информация. Сделка. Передать гэкхо. Большой командир. Вайд Шишиш. Помощь гэкхо звёздная война. Мой награда. Джарг член экипаж. Аналитик. Много рассчитать. Польза.

Я опустил пистолет. Кажется, до меня стало доходить, что происходит. Глубоко внедрённый агент миелонцев, возможно действительно джарг по расе, хотя вовсе не обязательно, добыл важнейшие сведения о своре мелеефатов. Настолько критически важные сведения, что ради получения этой информации миелонцы даже развязали большую космическую войну, дабы в возникшем хаосе у их агента появился шанс переслать посылку с кристаллом-накопителем. Вот только посредник-джарг, через которого на каком-то этапе передавалась посылка, всё испортил и решил инсценировать «случайную» потерю информации при неаккуратном вскрытии футляра человеком по имени Комар. Да, Аналитик всё верно рассчитал, учтя мой характер и способности, и добился своего. Вот только, как сейчас выясняется, у него имелся дубликат ценного груза, и направить вторую посылку джарг планировал гэкхо.

– Но почему гэкхо? Почему не миелонцам? – я задал этот вопрос вслух.

– Нет звездолёты. У джарги. У люди всего один. Сюзерены защищают. Усиление гэкхо. Очень нужно. Цели совпадают. Иначе разгром. От мелеефаты. Или миелонцы. Разницы нет.

– Да, ты прав. Наши цели совпадают, и именно усиление гэкхо как покровителей и защитников нужно обеим нашим расам. Вот только ты понимаешь, как будет злиться лэнг Кисси Мяу, когда узнает, что ценный груз уцелел и ускользнул от её цепких лап?

– Кисси не знает. Джарг молчит. Комар не самоубийца. Миелонцы экипаж не болтать.

Я нервно засмеялся. Вот именно что не самоубийца пытаться скрывать от могущественной Ищущей Правду столь нужную ей информацию. И верно, у меня на корабле немало миелонцев, которые тут же донесут своей прославленной командующей, если узнают про посылку. Впрочем, посмотрим. Сейчас, как верно сказал джарг, наши цели совпадали. Я убрал пистолет в инвентарь.

– Хорошо, будь по-твоему. Вот только времени совершенно нет ждать твоего самоубийства и воскрешения. Меня и мой фрегат очень ждут союзники по фракции, каждый миг промедления слишком дорого обходится моим друзьям. Может, взорвёшься уже в одной из пустых кают звездолёта? И уже на корабле воскреснешь?

– Точка возрождения на звездолёт. Опасно. Нужно думать.

Ах да, я сам как-то забыл про это. Глупое предложение. Устанавливать точку воскрешения на звездолёте смертельно опасно, так как крушение корабля в открытом космосе грозит окончательной смертью и персонажу, и игроку в реальном мире. Но не успел я сказать джаргу о том, что передумал и отзываю своё требование, как пришло сообщение об успешной проверке на Авторитет. После этого джарг снова забулькал, раздувая горловые мешки:

– Соглашение. Отдать камень после. Экипаж. Приземление. Зелёная зона.

После чего, убрав чёрный камень и универсальный переводчик, многоглазый «броненосец» опустился на все восемь своих конечностей и, совершая короткие быстрые прыжки, рванул к трапу на фрегат. Вот это да! Мой странный собеседник согласился рискнуть и перенести точку возрождения на корабль! Видимо, ему самому не терпелось поскорее убраться со столь негостеприимно встретившей его станции, и другого способа он не видел.

Джарг обещал отдать мне бесценный груз только после того, как я включу его в состав своей команды и доставлю до безопасной зоны, где он сможет сменить точку привязки. Что же, разумная мера предосторожности с его стороны, я вполне понимал джарга и был согласен на такие условия. Вроде ничто больше не удерживало меня на Касти-Утш III, и я хотел было уже подниматься на звёздный фрегат, но резко остановился. Последний штрих. Я открыл вкладку управления дронами и вызвал Малый охранный дрон реликтов. Дал ему команду лететь ко мне и получил привычное предупреждение о высокой вероятности ошибки этого приказа. Да, да, знаю. Я вовсе не собирался реально отправлять дрона в долгий самоубийственный полёт, меня интересовала конкретная строка:


Ожидаемое время полёта 344 тысячи 802 года 87 дней 6 часов 58 минут

Гораздо дольше, чем с предыдущих двух точек. Значит, я удалился от секретной базы древней расы. Записав новое значение, я поспешил вернуться на корабль и успел погасить вспыхнувший конфликт – это Имран не пропускал «лягуха» и грозил взрывоопасному существу, направив на джарга острые клинки.

– Пропусти, Имран, это свой! Будет в нашей команде! Улине Тар, оформи Аналитика… ух ты, уже 57-го уровня… к нам в экипаж и выдай джаргу положенные документы. А потом подойди ко мне в личную каюту. Хочу побеседовать с тобой наедине о том, как поправить наши финансы.


Давненько же я не выходил из игры! В последний раз более двух суток назад, когда появился на собрании статусных игроков фракции, а до этого… тут я даже не сразу вспомнил, настолько давно это случилось, и столько с тех пор произошло разных событий. Откинув крышку вирткапсулы, я какое-то время просто лежал, привыкая к полузабытым ощущениям реального тела. Отсутствие перед глазами мини-карты, а также показателей жизни, голода и усталости сперва пугало. Впрочем, я быстро пришёл в себя и присел, дожидаясь появления Имрана. Мой дагестанский друг настоял на том, что должен сопровождать меня «на всякий случай».

Я не спорил, поскольку до сих пор какая-то часть союзников по фракции Human-3 относилась ко мне настороженно и даже негативно, а неприятные эксцессы случались ранее и в мирное время. А уж сейчас, когда шла война, вывод из строя ключевого игрока фракции был на руку «Тёмной Фракции», и противник мог отдать такой приказ своим агентам. Встав, я подошёл к стеклу и осмотрел Купол с высоты четырнадцатого этажа.

– Полдень, а почти не видно людей, – обратил я внимание появившегося в дверях Имрана на неестественную тишину и пустоту под Куполом.

– Так война же. Все способные держать оружие находятся в игре. Тут под Куполом только ожидающие возрождения и отправленные командирами на отдых после двух с половиной суток жестоких кровопролитных боёв.

Мы спустились по винтовой лестнице и по пустынным дорожкам парка направились прямиком к зданию администрации. Меня интересовал сейчас Александр Антипов – нужно было сообщить директору по безопасности информацию, что «Тёмной Фракции» известны сроки, да и, по-видимому, всё остальное, что обсуждалось недавно на собрании ключевых игроков.

К счастью, «безопасника» удалось застать в его рабочем кабинете. Вот только находился он там сейчас не один, с ним беседовал руководитель фракции Иван Лозовский. Неожиданно! Насколько я слышал от Имрана, последние двое суток члены фракции терялись в догадках, куда запропастился их самый главный начальник. Выходит, нашёлся-таки. По крайней мере, в реальном мире. Оба собеседника синхронно повернули на вошедшего крайне недовольные лица – видимо, сейчас обсуждались какие-то секретные вещи, и посторонним тут было не место. Я остановился на пороге.

– Комар? – похоже, «безопасник» реально удивился. – Какой редкий гость в моём кабинете! Да и вообще ты в последнее время редко появляешься под Куполом. Заходи, не стесняйся. Что-то хочешь сообщить?

Оставив своего сопровождающего в коридоре, я прошёл внутрь и закрыл за собой дверь. Сразу обратил внимание, что вид у обоих директоров был хмурым и сильно уставшим. Похоже, последние трое суток оба спали лишь урывками.

– Мне нужен список приоритетных целей для уничтожения их с орбиты! Желательно с координатами, если это стационарные объекты! – выпалил я, не став сейчас в присутствии одного из подозреваемых обсуждать тему шпиона в наших рядах.

Оба директора переглянулись, затем Иван Лозовский поинтересовался, к какому сроку нужна запрошенная информация.

– Фрегат «Толили-Ух X» выйдет к Земле через восемь часов. Ещё примерно полчаса-час нам нужен, чтобы согласовать с гэкхо все формальности и встать на геостационарную орбиту над нашими территориями.

– Хорошие новости настолько редки в последнее время, что получать их вдвойне приятно! – обрадовался руководитель фракции. – Да, Кирилл, получишь всю информацию в срок. Только очень прошу обойтись в данном случае без самодеятельности, поскольку она может очень плохо закончиться для всех нас. Напомню, что между «Тёмной Фракцией» и нами до сих пор действует договор о запрете бомбардировок основных фортов, на которых держится клайм нод. Даже вспыхнувшая война не отменила этот договор, о чём дипломат гэкхо Коста Дыхш недвусмысленно нам напомнил.

– Да уж… Влетело нам «на орехи», как только гаубицы с «Жёлтых Гор» дали залп по цитадели вражеского «Кладбища»! – с грустной усмешкой дополнил «безопасник» слова начальника. – Большого ущерба только-только восстановленной противником крепости первого уровня мы не нанесли, зато в казне теперь пусто, а список товаров, которые мы должны бесплатно поставить сюзеренам для оплаты штрафа за нарушение, занимает несколько листов мелким шрифтом…

– И ведь придётся собирать и отдавать все материалы по списку. Иначе гэкхо, как гаранты соблюдения договора, объявят нашей фракции войну, со всеми вытекающими для нас последствиями…

Видно было, что Иван Лозовский серьёзно расстроен случившимся. Я же с большим трудом удержался от едкого вопроса, как Дипломат фракции, задачей которого как раз и было помнить о подобных вещах, допустил нарушение обязательств перед сюзеренами?! Но всё же я промолчал. Несвоевременно было сейчас в условиях тяжёлой войны устраивать разборки с начальством и обвинять главного полководца в некомпетентности. Тем более я видел по чёрным от усталости лицам собеседников, что им и так пришлось несладко последние дни.

Однако, несмотря на тревоги и усталость, хозяин кабинета не забыл о нормах гостеприимства и предложил мне кофе или что покрепче. От алкоголя я категорически отказался – не отошёл ещё в игре от последствий миелонского праздника, а потому и в реальном мире даже сама мысль о спиртном вызывала резкое отторжение. А вот кофе был бы весьма кстати, о чём я и сообщил. Александр Антипов нажал на кнопку селектора и заказал некой Анюте три кофе в свой кабинет.

– Два кофе, мне не нужно, – быстро поправил Лозовский «безопасника» и уточнил: – Время возрождения подходит, нужно вскоре возвращаться в игру. Без меня, боюсь, китайцы не поймут, что им дальше делать.

– Китайцы? – удивился я, на что Александр Антипов с усмешкой прокомментировал:

– Да, наш директор всех удивил! Умотал неизвестно куда, никому ни слова не сказав, а через два дня «Тёмную Фракцию» с тыла атаковал полутысячный отряд бойцов фракции Human-1. Китайцы перебили немногочисленных пограничников, порушили врагу пару новых самых северных нод, но главное оттянули на себя внимание противника. Наши бойцы хоть смогли вздохнуть посвободнее и перегруппироваться. А на южном фронте так и вовсе перешли в контрнаступление! «Второй Легион» окончательно выдавил врага с «Сельвы» и сейчас преследует бегущих «тёмных» по болотам «Тропиков». Да что такое?! Спит Анюта, что ли…

«Безопасник» снова нажал кнопку селектора и повторил свой заказ кофе. Так и не дождавшись ответа от секретарши, с досады стукнул себя ладонью по лбу:

– Совсем забыл! Сейчас же режим КТА, и Анюта в игре. Хорошо, сам сделаю кофе, – «безопасник» тяжело с кряхтением встал из-за стола и направился на выход.

– Анюта весьма неплохой наводчик, кстати, – крикнул ему вслед Иван Лозовский, пока хозяин кабинета далеко не ушёл. – Во многом благодаря ей и другим корректировщикам наши 152-мм гаубицы с «Жёлтых Гор» разнесли в пыль высадившийся десант противника на побережье «Античного Пляжа». Да и то, что враг отступил из «Сельвы», так и не сумев там закрепиться, тоже во-многом результат хорошей корректировки огня.

– Так нода «Сельва» освобождена? – уточнил я, так как новость была весьма неожиданной и приятной.

– Нода по-прежнему нейтральная, – строго поправил меня руководитель фракции. – Наш клайм противник сбил в первые же минуты атаки, вот только закрепиться врагу мы не дали, несмотря на все их попытки построить в «Сельве» базу. «Тёмная Фракция» потеряла там один свой антиграв-штурмовик, и ещё два танка мы им подбили, противник вывез их морем на ремонт. Но самое главное: противник нёс тяжёлые потери в живой силе, особенно когда наши артиллеристы пристрелялись и стали каждые пятнадцать минут накрывать их базу термобарическими боеприпасами, прямо по точкам возрождения «тёмников». В итоге враг дрогнул и отступил дальше на юг, куда наша артиллерия уже не достаёт.

Иван Лозовский замолчал и обернулся. Убедился, что хозяин кабинета вышел, наклонился ко мне и, понизив голос до шёпота, сообщил:

– У нас тут ЧП совершенно другого плана. Что называется, пришла беда, откуда не ждали. Наша общая знакомая Медик Ирина сбежала из-под Купола!

– Как сбежала? – я даже не поверил своим ушам, настолько шокирующей была новость.

– Да вот так. Четыре дня назад я сам помог ей оформить пропуск на выход наружу. У её родного брата была свадьба и, конечно, по такому поводу мы отпустили сотрудницу в увольнительную на один день. Тем более, что Ирина была на хорошем счету, её всё устраивало, и не виделось никаких даже малейших предпосылок к побегу. А вчера, уже в моё отсутствие, она подошла к охране с подписанным пропуском. Вон, на столе лежит, можешь взглянуть! – руководитель фракции указал на небольшой цветной картонный прямоугольник.

Я взял в руки плотный картонный квиток. Номер, дата, вычурная подпись. Также стоял штамп, и шариковой ручкой было вписано время выхода.

 – Бланк настоящий, их можно взять на посту охраны. Дата проставлена вчерашняя, вот только подпись не моя! Очень искусно подделана, возможно самой Ириной. Сотрудники охраны хоть и удивились: режим КТА как никак, все игроки фракции на боевых постах, но пропустили девушку. А ещё через пару часов к внешним кураторам нашего проекта поступили фото, пересланные в Министерство Обороны из другого российского силового ведомства. И на этих фотографиях чётко видно, как Ирина в сопровождении иностранных дипломатов входит на территорию канадского посольства!

 – Канадского? – выбор моей бывшей любовницы был не совсем понятным. Обычно, так сказать исторически, перебежчики и всякие недовольные в нашей стране выбирали британское или американское посольство.

– Да, канадское. Уже постфактум, когда стали копать, выяснилась связь некоторых гостей на свадьбе с фирмами, работающими в области виртуальной реальности на секретном объекте в канадской провинции Нью-Брансуик. Наша военная разведка давно знает, что именно там расположен один из трёх североамериканских центров, занимающихся исследованием игры, искажающей реальность.

– У Канады сразу три фракции в игре?! – сегодняшний день продолжал меня удивлять. – Так получается Канада – самая продвинутая из всех земных стран участник принесённой к нам гэкхо «большой игры»?!

Иван Лозовский посмотрел на часы, недовольно покачал головой и сказал, что ему уже пора бежать, но на мой вопрос он всё же ответил:

– Кирилл, я сказал «североамериканского», а не «канадского». Разница имеется. Дело в том, что на начальном этапе официальные власти в Америке к информации о новой игре отнеслись достаточно скептически. И потому игрой, искажающей реальность, первые недели занимался коллектив энтузиастов-добровольцев и сотрудники пары небольших частных компаний, занимающихся компьютерными играми. Среди сотрудников были граждане США, Канады, а также выходцы из нескольких азиатских стран. Они в шутку называли свой коллектив «Дети Кукурузы», совсем как в романе Стивена Кинга. Но как только была доказана работоспособность принесённых из игры технологий, тут же власти добровольцев отодвинули, и за дело взялись военные. Все вирткапсулы перенесли на охраняемый военный объект в провинции Нью-Брансуик, где был введён режим секретности. Но первый коллектив остался – куда его ещё девать? И первая станция сохранила статус межгосударственной, хотя США и Канада быстро построили у себя на территории свои собственные «кукурузы». Всё, Кирилл, рад был бы с тобой пообщаться, узнать новости из далёкого космоса, но действительно нет времени! Удачи! И будь готов к неприятным вопросам по поводу Ирины!

Иван Лозовский поспешил на выход и в дверях столкнулся с собиравшимся входить Александром Антиповым, тот даже выронил один стакан и расплескал кофе.

– Вот чёрт… Ладно, потом себе сделаю. Держи, Кирилл. Осторожно, горячий. И у меня к тебе будут вопросы по поводу твоих друзей.


Глава седьмая. После бала | Циклы романов "Зашита периметра"-"Искажающие реальность"- Тёмный травник". Компиляция. Книги 1-14 | Глава девятая. Новая напасть