home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава первая. Разговор с экипажем

Ровное гудение двигателей не замечаешь уже через полчаса полёта. Наоборот, любое изменение в их привычной тональности сразу же вызывает тревогу, а когда всё работает исправно, звук даже успокаивает. Мой фрегат «Толили-Ух X» благополучно покинул док пиратской станции «Меду-Ро IV» и, набрав скорость, ушёл в гиперпространственный прыжок к миелонскому торговому хабу Касти-Утш III. Никто на выходе со станции нас не встречал и не преследовал, что безусловно радовало. Я всё рассчитал верно, и ремонт моего звездолёта закончился раньше, чем успел подойти флот рассерженного прайда Косматого Убийцы.

Лишь после того, как опасность миновала, моя компаньонка Улине Тар сняла скафандр и ушла в свою каюту, попросив её не беспокоить. Я знал, что тревожило мою мохнатую подругу. Денег фактически не осталось ни у неё, ни у меня. Все попытки поискать попутные грузы до миелонской станции заканчивались тем, что торговцы шарахались от нас, словно от прокажённых. Вот оно, прямое следствие пиратской славы Комара! Законопослушные капитаны не хотели иметь никаких дел со мной и моим кораблём. Улине Тар, представительницу древнего рода космических торговцев с твёрдой наработанной поколениями репутацией, такое отношение безусловно раздражало. Как можно заниматься торговлей, когда все приличные купцы тебя сторонятся?!

А тут ещё назревающая война между туземными вассальными фракциями на отшибе Вселенной, в которую собирался втянуть её компаньон-человек. Война – это всегда большие расходы. А Улине своими глазами видела ту планету и её нищих аборигенов. У которых просто-напросто не было ничего ценного, что могло бы заинтересовать Торговку гэкхо, и чем туземцы расплатились бы за её потерянное время. А потому у моей мохнатой подруги действительно имелись основания для дурного настроения, тревог и расстройства.

Но ничего тут не поделаешь, мне действительно пришлось отправляться на Касти-Утш III без груза и со слабым пониманием того, на какие средства собираюсь приобретать артефакты древней расы реликтов, пересланные туда скупщиком краденного с пиратской станции. Миелонский торговый хаб – территория закона, где не получится просто отобрать приглянувшиеся артефакты, пусть даже они когда-то принадлежали членам моей команды и были у них отобраны силой. Вещи с тех пор успели сменить как минимум троих владельцев, а потому доказать свои права на них было уже невозможно. Но ладно, посмотрю уже на месте, может какие мысли и появятся.

Пока же нам предстояло четыре умми полёта, это примерно двадцать три часа в более привычном для человека с Земли исчислении времени. Торчать столько времени на мостике никакого смысла не было, потому я оставил Пилота звездолёта Дмитрия Желтова за главного, сам же направился в просторный холл на второй палубе, который мы переделали под кают-компанию.

С мебелью тут пока что было туговато – лишь в самом центре комнаты парил зафиксированный гироскопами летающий столик на антигравитационной подставке, да вокруг него разбросана дюжина больших мягких пуфиков. Сегодня по случаю окончания ремонта фрегата я официально объявил праздник. В ресторане станции были заказаны разные деликатесы, как было заверено поваром, пригодные для употребления в пищу представителями большинства рас, соки и лёгкий алкоголь. Но экипаж, насколько я увидел, что-то стеснялся открывать сложенные на летающем столике коробки с угощениями и напитками. Да и вместо коллективного времяпровождения моя команда почему-то разбилась на отдельные не общающиеся между собой группки.

Братья Баша и Ваша Тушихх, как и обычно в любое свободное время, увлечённо резались в «На-Тих-У», переставляя фишки звездолётов по трёхмерному сияющему полю и не приглашая никого в свою узкую компанию. Эдуард Бойко и Имран сменили свои боевые доспехи на спортивные костюмы и, приняв возле стены упор лёжа, то ли соревновались в выносливости, то ли рисовались перед загадочной девушкой Валери. Нет, в зале из представительниц прекрасного пола присутствовала ещё и моя вайедда Минн-О Ла-Фин, вот только полагаю члены команды самоубийцами всё же не были и флиртовать с женой капитана не стали бы. Валери-Урла же со своим спутником Денни Марко о чём-то шепталась в углу в стороне от всех. Причём мне даже не требовалось прибегать к псионическим способностям, чтобы понять, насколько же им обоим неуютно тут в чужом незнакомом «пиратском» коллективе.

Миелонцы же скучковались отдельной группой и были заняты чем-то странным. Айни, Тини и Орун Ва-Март, поджав под себя лапы и хвосты, сидели прямо на голом металлокерамическом полу и едва слышно не то пели, не то подвывали. При этом все трое закрыли глаза и держали друг друга за лапы. Что это было за таинство или обряд, я понятия не имел, но всё же боялся помешать этой возможно важной для представителей миелонской расы церемонии.

В другой стороне большого помещения Аван Той вальяжно развалился на пуфике, едва видном из-за тучного тела моего Суперкарго, и вёл беседу с Навигатором Аюхом о ситуации на фронтах большой космической войны. Да, хорошее Восприятие позволило мне расслышать слова даже с большого расстояния. Поднятая офицерами гэкхо тема меня заинтересовала, а потому я подошёл и без спроса плюхнулся рядом с гэкхо, сразу же с благодарностью приняв от разносящего напитки ремонтного бота Кирсана бокал с лёгким алкогольным коктейлем. Только после этого двое гэкхо обратили внимание на разносящего напитки ремонтного бота механоидов и тоже взяли по бокалу в свои громадные лапы.

– Что, есть новости по поводу войны? – поинтересовался я, отхлёбывая освежающий напиток, и оба гэкхо с готовностью подтвердили:

– Капитан, военная база гэкхо на комете Ун-Теш пала, об этом очень скупо без подробностей прошло в новостях. Захвачена она или уничтожена – непонятно. Также пока остаётся неизвестной судьба находившихся там гэкхо.

– Аюх, ты не хуже моего знаешь, что мелеефаты пленных не берут никогда – не в их это традициях! – упрекнул недостаточно откровенного Навигатора тучный Суперкарго. – Даже когда на кону стоит жизнь их сородичей, мелеефаты всё равно не идут на обмен пленными и убивают всех захваченных врагов.

Надо же, не знал. Приму к сведению, что сдаваться в плен к этим разумным паукообразным существам вообще нет никакого смысла – в любом случае сдавшихся ждёт смерть. И как же нам всё-таки повезло, что буквально в последнюю минуту мы успели убраться с кометы Ун-Теш!

– Получается, великие космические расы обменялись территориями, – продолжил размышления вслух Аван Той. – Гэкхо захватили базу мелеефатов на планетоиде Урса-II-II, противник ответил нам тем же с базой в Ун-Теш. Подумать только! Столько звездолётов уничтожено, столько погибло бойцов, в том числе и без возможности воскрешения, а политическая ситуация практически и не изменилась. Вот спрашивается, зачем тогда вообще воевали? Кому была нужна эта война?

– Не скажи! Миелонцы, например, в выигрыше, – Аюх указал своей широкой когтистой лапой на троих наших пушистых членов экипажа, по-прежнему сидящих на полу с закрытыми глазами и поющих. – Их обожаемая флотом командующая лэнг Кисси-Мяу дождалась, пока гэкхо и мелеефаты покрепче сцепятся в войне, и фактически без боя захватила две принадлежавшие мелеефатам звёздные системы.

– Вы гэкхо со счетов рано списываете! – это уже я постарался сыграть на патриотических чувствах моих собеседников и поддержать затухающий разговор о звёздной политике. – Неужели Второму Ударному флоту кунг Вайд Шишиша из центральных систем не пришлют подкрепление? Флот же тут всего один, да и тот сильно потрёпан после сражения.

– Ну… – Аван Той понизил голос до шёпота, – действительно ходят такие слухи. Мол, командующий флотом кунг Вайд Шишиш несколько умерил свою спесь и обратился в столицу за подкреплением.

К нам стали подходить другие члены экипажа. Ваша и Баша закончили свою игру и, притащив пуфики, плюхнулись рядом с нами и не отказались от предложенных Кирсаном напитков. В разговор более старших и мудрых братья-грузчики не лезли, зато показали всем пример, вскрыв одну из коробок с угощениями и предложив остальным. Мне досталась шпажка с какими-то истекающими сладким соком синими шариками. Не экзотические фрукты или ягоды, как можно было бы предположить по внешнему виду, а… вот что это, я так и не понял. Не понял даже, растительного оно или животного происхождения. Тем не менее, было вкусно, так что я потянулся за добавкой.

Подошли наши «спортсмены», активно обсуждая протеиновые диеты. Алкоголь ни Эдуард, ни Имран не употребляли, но вот от соков и еды не отказались. Подошла и Минн-О Ла-Фин. Моя супруга осмотрелась, не нашла поблизости свободных пуфиков и села на мой, совершенно без стеснения потеснив меня. Я не спорил и подвинулся. Принцесса постепенно оживала от перенесённых физических и психологических травм в реальном мире, что меня сильно радовало. Наконец-то я узнавал ту самую Минн-О, какой я её впервые увидел – гордую, уверенную в себе и привыкшую к своей особой привилегированной роли в любом коллективе.


Успешная проверка на Восприятие!

– Так, стой! Это не тебе! – полминуты назад я успел зафиксировать взглядом, как с летающего столика вдруг испарилась одна из шпажек с деликатесом. Сейчас же буквально в последнее мгновение отдёрнул свою шпажку с недоеденным угощением от тянущейся к ней невидимой наглой морды, и зубастые челюсти Теневой Пантеры лязгнули вхолостую. Я безошибочно точно хлопнул ладонью по невидимому носу, чем явно сконфузил Сестрёнку, полагавшую себя необнаруженной. Зверь обиделся, проявился во всей своей красе и, недовольно подёргивая хвостом, ушёл жаловаться хозяйке Валери на жадного и грубого капитана. Я посмотрел вслед опасной хищнице. Огромная пантера с роскошной серебристо-белой шерстью, в этом звере было килограммов сто восемьдесят живого веса. При этом быстрая, смертоносная и способная становиться невидимой. Сестрёнка могла с лёгкостью убить человека одним ударом когтистой лапы, вот только я не ощущал от неё никакой опасности. Для неё мы были членами одной стаи, а потому неприкосновенны. Насколько же шикарная и умная зверюга!

Между тем разговор о войне гэкхо и мелеефатов постепенно перетёк на союзников воюющих сторон. Клоопы, эститы, люди, джарги… Я знал лишь половину называемых мудрым Аюхом космических рас, которых он указывал в числе союзников гэкхо. Когда же речь зашла о своре мелеефатов, я и вовсе потерялся. Какие-то кристаллиды, псио, дарки, анты, дендры, люди-тайликанцы… Стоп! Тайликанцы? Так Тайлакс, выходит, союзник мелеффатов? Но у нас же на борту представительница Тайлакса!

Словно почувствовав, что я думаю сейчас о ней, Валери-Урла прервала беседу с Денни и подняла на меня свои огромные глаза, скорее подходящие ночному существу, чем человеку. Я попросил девушку подойти. Подошла не только Валери, но и её спутник Денни Марко, в профиле которого стояла фракция «Синдикат Гильвара». Что же, тем лучше. Я протянул хозяйке пантеры целую коробку так понравившихся её питомице синих сочных шариков и попросил обоих новых членов команды рассказать о себе.

– Зачем ты это нужно хотеть, Комар? – Денни, как всегда, был неприветлив и ворчлив, а его знания языка гэкхо не улучшились. – Мы в твой команда есть, выполняешь твой приказы, это больше чем достаточно хватать.

Я лишь неопределённо пожал плечами. Действительно, как объяснить представителям других человеческих фракций свой интерес?

– У меня на фрегате всего-то пятнадцать членов экипажа, включая меня самого. Это совсем немного. И мне как капитану хочется, чтобы этот маленький коллектив стал одной командой. Чтобы мы понимали, доверяли и помогали друг другу. Чтобы нас связывали не только формальные рабочие отношения. «Одна семья» прозвучит возможно слишком пафосно, но всё же чтобы мы были не чужими друг другу.


Навык Псионика повышен до семьдесят третьего уровня!

Без использования магии всё же не обошлось, слишком уж упёртыми были некоторые члены экипажа. Но получилось, и это главное.

– Собственно, почему бы и нет поговоришь вы? – Денни прекратил своё дурацкое труднообъяснимое упрямство и, сходив за пуфиками для себя и своей прекрасной спутницы, принялся рассказывать. Перед этим, очень надеясь, что не задену этим Денни, я попросил Кирсана дать рассказчику универсальный переводчик. Речь Телохранителя сразу стала гладкой и понятной:

– Денни Марко. Родился на Фарунжи, это самая крупная планета Синдиката Гильвара. Там же окончил военное училище. Участвовал в Девятой войне Синдиката, комиссован из охотников за людьми. Именно там моё внимание, да и всей Карантинной Службы, привлекла девочка Валери, – рассказчик указал на свою спутницу. – Одного-единственного взгляда на неё было достаточно, чтобы понять тайликанское происхождение, а Тайлакс находится от Зетты Жнеца в сотне парсеков. К тому же Валери творила странные вещи – безбоязненно находилась среди смертельно опасных животных, лечила чудовищ, ездила и летала на них. Но главное носила при себе бластер. И это на первобытной планете, где верхом технологий считается бронзовый нож!

Валери весело рассмеялась, и её звонкий смех был похож на перезвон серебряных колокольчиков:

– Вот уж не подозревала, что за мной следят с орбиты, и я кажусь кому-то странной! Я просто жила, охотилась, выживала как могла. Была похищена работорговцами, но сбежала, прихватив оружие летающих людей. А потом с неба спустился катер, и меня с сестрой забрали для изучения. Но кажется, я разочаровала этих наблюдателей.

– Да, это так, – подтвердил Денни. – Всем странностям нашлись вполне обычные объяснения. Мать Валери – тайликанка, прибывшая на дикую планету в составе группы миссионеров-проповедников. Отец – похитивший её абориген, давно погибший к тому моменту, когда мы нашли Валери. Бластер мы изъяли. База контрабандистов-работорговцев оказалась уже покинутой. У девочки обнаружились псионические способности, но не более того. В общем, для Карантинной Службы ни Валери, ни её родственники интереса не представляли. Матери и младшей сестре мы помогли вернуться на Тайлакс, а Валери-Урла пожелала остаться на родной планете. Наблюдение за маленькой охотницей было снято. Но через полтора года случайно узнаю, что девушка Валери-Урла обвиняется в убийстве и будет вскоре казнена. Я вмешался, и авторитета сотрудника Карантинной Службы хватило, чтобы преступницу передали тайликанскому правосудию.

– «Урла» в моём имени означает «охотница», – пояснила ровным голосом девушка, словно речь шла вовсе и не о ней. – Охотники не имеют право убивать людей, это карается смертью. Я нарушила закон, натравив Сестрёнку на одного давно преследовавшего меня и угрожавшего изнасилованием мерзкого типа. Денни спас меня от виселицы. Меня доставили звездолётом на Тайлакс и уже там приговорили к трём тонгам пребывания в игре, искажающей реальность. Вместе со мной в вирткапсулу по моей просьбе положили Сестрёнку, которая не отходила от меня ни на шаг. А Денни встретил меня уже в проекции планеты Тайлакс в игровом мире. С тех пор мы путешествуем вместе.

Игра как способ наказания преступников? Хотя чему я удивляюсь, сам был направлен под Купол в качестве альтернативы тюрьме. В общем, всё это было весьма интересно, но меня больше интересовали сами Тайлакс и Синдикат Гильвара. Я задал вопрос по поводу этих фракций в игре, искажающей реальность. Ответил Денни, хотя сразу признался, что он простой человек и знает мало:

– Синдикат Гильвара – сообщество восьми густонаселённых и развитых человеческих планет. В игре все они вассалы расы мелеефатов. Про Тайлакс знаю меньше – это весьма закрытое общество как в игре, так и в реальном мире.

– Высокоразвитое общество, у власти религиозные лидеры, – продолжила тему Валери-Урла. – Также входит в свору мелеефатов, но на правах почти что независимого участника, чья политика не всегда обязана совпадать с сюзеренами. Тайлакс среди человеческих государств считается лидером в области микроэлектроники и применения псионики. Попасть на Тайлакс трудно, чужих они не привечают. Зато и своих не отпускают. В теле каждого гражданина Тайлакса установлено столько всевозможных хитро спрятанных жучков, что найти их все не представляется возможным. Через них спецслужбы Тайлакса всегда могут контролировать своих граждан, где бы они ни находились. В игре через эти устройства мои надзиратели собирают информацию о мире, а иногда болезненными разрядами и командами в голове корректируют моё поведение, если им что-то не нравится. Обычно им без разницы, где я и чем занимаюсь. Но недавно мне было приказано попасть на фрегат Слышащего Комара. Чем-то твоя игра, капитан, тайликанцев заинтересовала.

– Тебя направили шпионить за нами, и ты так спокойно об этом говоришь?! – возмутился Эдуард Бойко.

Несмотря на гневный осуждающий тон Космодесантника, Валери сохраняла абсолютное спокойствие:

– Мы в гиперпрыжке, тут связи нет. И лучше я сама расскажу, чем герд Комар прочтёт в моих мыслях.

Я активировал сканирование. Приблизил получившуюся картинку, рассмотрел и аж присвистнул от увиденного. Да, точно, Валери сказала правду. В теле Мастера Зверей я обнаружил, как минимум, восемь миниатюрных инородных предметов. Два в голове, причём один очень глубоко внутри мозга. Сразу три в шее. Один в левой лопатке. Один в правом лёгком. Один прямо внутри сердца – миллиметрового размера капсула закрепилась к стенке правого предсердия и в любую секунду была способна остановить работу сердца девушки. Видимо, это была контролируемая тюремщиками бомба, гарантия управляемости и лояльности заключённого. Скорее всего, ниже в теле девушки были и ещё инородные включения, но я уже не стал дальше смотреть, так как увидел вполне достаточно. Кстати…

 – Валери, получается, что через тебя можно оперативно передать сообщение на Тайлакс? Это же очень важно! Имран, выйди из игры и передай эту информацию нашим директорам. Они давно искали возможности связаться с другими разбросанными в космосе человеческими фракциями. Кажется, мы нашли такой способ!

Дагестанский атлет даже не стал уходить в свою каюту, просто тут же в кают-компании сел на пол и замер, когда сознание покинуло игровое тело. Мы же продолжили общение. В свою очередь я достаточно кратко рассказал новым членам команды о себе и представил остальных членов экипажа. Подошли закончившие свой ритуал миелонцы, тут же с яростью накинувшись на угощения и алкоголь. Вышла из каюты соскучившаяся по обществу Улине-Тар. Встал с пола и вернувшийся в игру Имран, вид у него был какой-то пришибленный.

– Ну что, сообщил Лозовскому о Валери? – поинтересовался я, но дагестанский Гладиатор похоже пропустил мои слова мимо ушей.

Тяжело вздохнув и набрав побольше воздуха в лёгкие, Имран выпалил:

– Под Куполом ревёт сирена, и ни одного игрока. Периодически повторяется сообщение Александра Антипова, что на нас напала Тёмная Фракция, и объявлен режим КТА («К оружию!!!»). ВОЙНА!


Введение. Точка невозврата | Циклы романов "Зашита периметра"-"Искажающие реальность"- Тёмный травник". Компиляция. Книги 1-14 | Глава вторая. Навязчивое гостеприимство