home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двадцать вторая. Дела семейные

Разговор с Тини проходил в моей капитанской каюте и оставил противоречивые чувства. С одной стороны, «котёнок» признал, что его действия по потрошению сумок союзников едва ли являются законными и тем более достойными, однако никакой вины за собой миелонский воришка не чувствовал. Украденную мелочёвку, вроде кисточки для осветления шерсти Улине Тар или запасных трусов Имрана, он в любой момент готов был вернуть хозяевам и даже извиниться за свои действия. Да и вообще брал он эти вещи, по словам самого Тини, вовсе не ради продажи или присваивания себе, а исключительно ради прокачивания своих воровских навыков.

Примерно такое же беспечно-легкомысленное отношение у «котёнка» было и к своей шпионской деятельности. Безродный сирота-подросток был несказанно горд и счастлив, что великие представители его расы обратили на него внимание и даже поручили ответственное дело – присутствовать рядом с единственным Слышащим на всю Вселенную и всячески помогать ему. Ничего дурного в своей деятельности Тини не видел и наоборот считал, что оказывает мне большую услугу, помогая влиятельным миелонцам принимать участие в моей судьбе. «Котёнок» совершенно искренне полагал, что вниманием и покровительством могущественных лидеров миелонцев, таких как Великая Проповедница лэнг Амиру У-Мияу или популярнейшая в космофлоте командующая лэнг Кисси Мяу, разбрасываться не стоит и нужно стараться сохранять с ними дружеские отношения. Тини просто обожествлял своих покровителей и ради них шпионил бы за мной и бесплатно, а уж тем более горд был получать за свою работу немыслимые ранее для нищего сироты пятьдесят крипто за каждые стандартные сутки, проведённые возле Слышащего.

С большим трудом, но мне всё же удалось донести до «котёнка» мысль, что его круглосуточная слежка и столь пристальное внимание великих представителей миелонской расы мне не очень-то нравятся. Свободные Капитаны не всегда действуют в рамках законов – кто-то из них занимается контрабандой, кто-то пиратствует, остальные тоже не спешат афишировать источники своих доходов, дабы не плодить конкурентов. Нашей команде тоже придётся скрывать свои коммерческие тайны, причём вовсе не обязательно эти секреты будут иметь криминальный оттенок. Я очень постарался вбить в голову воспитанника простую мысль, что успех предприятия зависит от умения всех членов команды хранить тайну, и потому мне крайне не хотелось бы, чтобы мой собственный воспитанник лишал нас источников доходов, трезвоня посторонним о наших ценных находках и открытиях. Поэтому я запретил «котёнку» делиться с кем-либо, не входящим в состав экипажа, информацией о состоянии нашего фрегата, об открытых нами месторождениях ценных минералов, выгодных торговых маршрутах или интересных неизвестных остальным аномалиях.

В итоге Тини понял мои тревоги и опасения, и даже обещал в своих сообщениях не раскрывать наши секреты, хотя полностью прекращать отсылать отчёты представителям своей расы миелонский подросток всё же не был готов. От меня «котёнок» уходил в глубокой задумчивости, и я его вполне понимал. Столкнулись два не всегда совпадающих интереса – верность капитану герд Комару и густо замешанное на благоговении перед великими представителями своего народа желание выслужиться перед лидерами миелонской расы. При этом я вовсе не был уверен, что в случае возникновения конфликта интересов Тини выберет мою сторону. Но стоило ли осуждать за это моего подопечного или как-то его ограничивать? Едва ли. Сам я, будучи в экипаже Ураз Тухша, тоже прежде всего держал в голове интересы своей фракции и родной планеты, а уж только потом инопланетного капитана.

Но всё же, как смог, я постарался подкорректировать систему жизненных ценностей и приоритетов подростка. Пусть по-прежнему считает себя избранным, на которого обратили внимание сильные мира сего. Пусть передаёт своим миелонцам отчёты, раз уж за них ему платят деньги. Вот только в этих отчётах не будет информации, которую капитан не желает раскрывать, или которую сам Тини посчитает вредящей своему наставнику и его команде.


Навык Псионика повышен до шестьдесят седьмого уровня!


Навык Мистицизм повышен до двадцать третьего уровня!

Уф, как же тяжело далась мне эта беседа с воспитанником… Мана, не успевшая восстановиться после общего собрания, снова обнулилась. И не успела дверь за Тини закрыться, как в мою каюту прошмыгнула «походная супруга». При виде принцессы я постарался натянуть на лицо приятную вежливую улыбку и не выдать того стона отчаяния, который рвался в этот момент наружу – насколько же моя вайедда пришла несвоевременно! Беседы с Минн-О всегда требовали серьёзного ментального воздействия и большого расхода Очков Магии, а я сейчас был полностью опустошён…

Между тем, едва успев закрыть за собой дверь, Минн-О Ла-Фин с ходу выпалила, чтобы я не придавал значения словам Эдуарда Бойко, поскольку «это всё неправда». Принцесса заявила, что вовсе не пыталась после смерти деда выслужиться перед своей фракцией и уж тем более не собиралась взрывать наш фрегат. Более того, сама Минн-О полагала, что на общем собрании Эдуард обвинил её лишь потому, что сам неравнодушен к ней и даже навязчиво преследует. Так, во время ремонта корабля Космодесантник всё время старался оказаться в одной бригаде с принцессой, а если это не получалось, то всё равно находился поблизости. Минн-О постоянно ловила на себе внимательные взгляды непрошенного ухажёра. Эдуард не раз пытался заговорить с принцессой Тёмной Фракции, в том числе на весьма фривольные темы, совершенно не касающиеся ремонта корабля. А пару раз во время совместных работ и вовсе, якобы случайно, дотрагивался ладонями до… тут Минн-О густо покраснела и употребила словосочетание: «место, которое человеку без зеркала не рассмотреть».

Судя по всему, возмущение Минн-О не было наигранным, и кое-какие эпизоды излишне навязчивых ухаживаний со стороны Космодесантника действительно имели место. Я даже припомнил разговор своих друзей во время обеда под Куполом, где тема красивой девушки из Тёмной Фракции, а также красавиц из НПС-наяд всплывала, и тогда Эдуард высказался в духе того, что «все они не могут считаться полноценными подружками, так как их вообще нет в нашем мире, они лишь виртуальные, ненастоящие». И хотя происходило всё описанное до того, как принцесса сообщила о переходе во фракцию Human-3 и в наш мир, что сразу делало её вполне «настоящей», я всё же пообещал поговорить со своим спутником и потребовать оставить мою вайедда в покое.

Вроде интересовавший принцессу вопрос был решён, но Минн-О почему-то не торопилась покидать мою каюту. Проверив ещё раз надёжность дверного замка, моя спутница глубоко вздохнула, развернула подвешенное «кресло-гамак» и уселась напротив меня. Судя по всему, меня опять ждал долгий разговор о политике её магического мира, тонкостях общения с конкурирующими магическими родами и сложностях сохранения имущества семьи Ла-Фин.

– Комар… – девушка замялась и вдруг густо покраснела от смущения. – А давай сыграем в карты на раздевание!

Что?! Мои брови взлетели вверх от удивления. Вот чего-чего, но такого развития ситуации я меньше всего ожидал! Выглядел сейчас я наверняка забавно, так как Минн-О прыснула от смеха и продолжила меня уговаривать:

– Сейчас свободное время, ты сам отпустил экипаж отдыхать. Улине спит, твои товарищи по фракции вышли в реальный мир, гэкхо в кают-компании играют в «На-Тих-У». Но в эту игру я не умею, вот и решила предложить тебе сыграть в «подкидного дурака». Я и колоду с собой взяла. Но не на деньги же играть нам, молодожёнам, это скучно и глупо.

Да, принцессе действительно удалось меня удивить. Но, собственно, а почему бы и нет? Хотя… шулерской победы я не желал, а потому честно признался своей «походной супруге», что у неё совершенно нет шансов:

– У меня максимально возможный модификатор удачи, а показатель Восприятия двадцать девять позволяет отличать рисунок на «рубашках», так что я всегда буду знать, какие именно карты находятся у тебя на руках. Поддаваться не в моих правилах, так что ты будешь всё время проигрывать и проигрывать.

– Что ж, в проигрыше тоже имеются свои плюсы, – нисколько не расстроилась моя собеседница. – Зато удастся расшевелить тебя. А то сидишь всё время такой официальный и насупленный, все мысли заняты починкой звездолёта, политикой, войной и прочими серьёзными вещами. На свою супругу времени у тебя совсем не остаётся!

Упрёки были вполне справедливые, и я готов был признать свою ошибку и немедленно исправиться. Встав со своего вязанного «кресла», я пересел в соседний гамак к вайедда и, решительно обняв свою спутницу, поцеловал её:

– Думаю, карты нам сейчас совершенно не нужны – свободного времени не так уж много, чтобы тратить его на подобную ерунду!


Минн-О была не похожа на всех моих предыдущих любовниц. Девушка-красавица с непривычной для нашего мира пепельно-серой кожей очень старалась мне угодить, вот только её неопытность и незнание элементарных, казалось бы, принципов взаимодействия особей разных полов зачастую ставили меня в тупик. Приходилось объяснять, рассказывать и показывать, терпеливо и осторожно, чтобы ещё сильнее не пугать и без того дрожащую от страха и переживаний высокородную принцессу. О какой-то «безумной страсти» речи тут естественно не шло, хотя в целом всё прошло именно так, как и должна проходить близость между мужчиной и женщиной. Вот только на мою попытку достать презерватив (ещё из старых запасов, которые я так и не продал Филире) Минн-О совершенно искренне возмутилась и потребовала, чтобы всё было «как заведено природой».

Через какое-то время мы «закрепили успехи» в этой новой для принцессы, но древней как само человечество любовной науке, а потом просто лежали в гамаке, обнявшись и умиротворённо разговаривая о всяком. В том числе и о «скучной политике», и о разном видении будущего Земли по прошествии тонга безопасности, обещанного нашей планете сюзеренами гэкхо. При этом Минн-О упомянула один очень важный момент, который я намеревался при первой же возможности сообщить Ивану Лозовскому.

Оказывается, та единственная пока что нода «Космопорт», занятая гэкхо на виртуальной Земле, со временем начала проявляться и в реальном мире! Космические спутники, кружащие над альтернативным моему магическим миром, зафиксировали странную погодную аномалию на ледяном материке. Снимки показывали небольшой кусок территории с явно другим, гораздо более тёплым климатом. А ещё на этой территории были замечены необычные постройки, в которых знающие специалисты быстро опознали космопорт гэкхо и соседние с ним сооружения. Вот только отправившиеся на исследование данной аномалии учёные вернулись ни с чем – часть территории ледяного материка почему-то стала недоступной, её словно и не существовало. Члены наземной экспедиции не видели никакой аномалии и проходили сквозь неё, сразу же оказываясь «по ту сторону» от запретной территории. Все же попытки выведать у сюзеренов, что происходит, наталкивались на игнорирование вопросов со стороны Дипломата гэкхо.

– Я слышала, как ругался мой дед, когда обсуждал с советниками эту странность. Ведь получается, что гэкхо, не спросив разрешения, просто взяли и оккупировали часть моей родной планеты! Они изолировали эту область и что-то там строят, причём вовсе не стремятся информировать о своих планах людей – хозяев планеты!

– Уже не хозяев, – поправил я свою вайедда. – Как бы ни обидно это звучало, но формально Земля уже принадлежит гэкхо, а конкретно наместнику кунг Вайд Шишишу. Гэкхо вообще неохотно делятся информацией со своими вассалами, заставляя буквально по крупицам собирать данные об игре, искажающей реальность, и её правилах. Большинству же людей никак по-другому, кроме как через Дипломата гэкхо, это не выяснить. Но мы с тобой находимся в более привилегированном положении – общаемся с представителями многих космических рас, так что именно наша с тобой задача выяснить, что происходит с новыми планетами после окончания тонга безопасности.

В этот момент в дверь моей каюты вежливо постучали. Я посмотрел на обнажённую Минн-О, и она понятливо кивнула. Миг, и моя спутница уже лежала рядом со мной полностью экипированная, даже шлем зачем-то нацепила. Я тоже перекинул из инвентаря предметы одежды и брони в нужные слоты, спрыгнул с гамака и пошёл открывать. На пороге стоял Имран.

– Комар, извини если не вовремя, но я с сообщением для тебя от Ивана Лозовского. Наш босс просил передать, что у Тёмной Фракции теперь новый лидер, им стал Стратег 23-го уровня, герд Уй-Така.

– Мелковат он что-то для лидера фракции, всего двадцать третий уровень… – засомневался я, но потом встрепенулся. – Погоди… Уй-Така? Знакомое имя… Минн-О, а не тот ли это прославленный генерал, про которого ты мне рассказывала?

– У тебя отличная память, муж мой, – улыбнулась вайедда. – Да, тот самый. Лучший стратег моего мира, по признанию авторитетных магов-экспертов. Популярный в войсках генерал, силой взявший власть во Второй директории, первый не-маг среди правителей за последние восемь веков.

Имран с готовностью дополнил описание нового главы Тёмной Фракции:

– Крутой мужик, как говорят. Попросил провести переговоры с нашей фракцией и прилетел к нам в Столицу на антиграве, на котором ранее маг Тумор-Анху рассекал. Прибыл не только без оружия и без брони, как договаривались, но даже без телохранителей. Но и в простой лёгкой тоге в окружении наших бойцов выглядел так, словно он тут хозяин. Наши все как один говорят, брутальнейший мужик, просто Терминатор на вид. Квадратные челюсти, тело сплошь из одних мышц состоит, хоть сейчас на конкурс «Мистер Олимпия» посылай! Но самое главное взгляд – внимательный и в тоже время спокойный, словно у уверенного в своих силах льва. Вместе с ним прилетел его новый Первый Советник – герд Мак-Пеу Ун-Рой, Прорицатель девяносто третьего уровня.

– Погоди, а как же Авир-Син Ла-Пирез? – не удержалась от удивлённого возгласа вклинившаяся в беседу Минн-О. – Ведь именно мой дед по отцовской линии был Первым Советником у Тумор-Анху, его правой рукой и вторым по уровню игроком в наших рядах! Именно Авир-Син был самым напрашивающимся кандидатом на роль нового главы фракции, ну или хотя бы его заместителя! Почему не он?

На все эмоциональные вопросы девушки Имран лишь пожал плечами:

– Вот чего не знаю, того не знаю. Я лишь сообщаю вам новости, а почему именно эти игроки стали новыми лидерами Тёмной Фракции, это уж тебе виднее, не мне.

– Странно, конечно. Хотя… Авир-Сину сейчас наверняка хватает забот в реале с наследством семьи Ла-Фин, да и почтенный возраст не позволяет старому магу перенапрягаться… Но кроме него были и другие маги, гораздо сильнее молодого Прорицателя, были даже уровня 100+. Очень странно, что всех доверенных лиц моего деда подвинули. Ой, извини, Имран, продолжай!

Минн-О действительно размышляла вслух, и мой дагестанский друг терпеливо ждал, пока принцесса закончит говорить сама с собой. Я же в это время раздумывал совершенно о другом. Гениальный полководец, пользующийся огромным авторитетом бойцов, в советниках у которого маг-прорицатель, которого Минн-О описывала как очень и очень талантливого, способного заранее предсказать, будет ли успешной атака или нет… Очень сильная вырисовывалась связка, просто «читерская». Трудно с ними будет справиться, если Тёмная Фракция решит пойти на обострение и начнёт боевые действия.

Имрана, похоже, несколько задело упоминание вражеских «топов», так как он не удержался от комментария:

– Кстати, по поводу игроков сотого уровня, у нашей фракции тоже появился такой! Им стал герд Тарасов, лидер «Первого Легиона»! Сам лично под Куполом слышал объявление по громкой связи. Да и герд Тамара совсем немного отстаёт, она сейчас 98-го уровня.

Ух ты! А неплохо «легионеры» подкачались на морских тварях! Особенно меня впечатлил прогресс герд Тамары, которая почти догнала нашего привычного рекордсмена Игоря Тарасова, хотя раньше отставала от него на десять уровней. А ведь после сотого игрок получает сразу три новых навыка, а это не только усиление его возможностей, но и быстрое получение 101-го, 102-го и может даже 103-го уровня, так как новые навыки качаются очень быстро, заполняя тем самым шкалу прогресса.

Тем временем Имран продолжил:

– Иван Лозовский просил передать, что переговоры вышли очень сложными. С нашей стороны в них участвовало шесть человек: пять из шести статусных игроков фракции, кроме тебя, а также офицер штаба, транслировавший сообщения для внешних кураторов проекта «Купол». Тёмная Фракция поставила следующие условия – прекратить экспансию на север и отдать им ноду «Карелия». На таких условиях они готовы подписать «договор о вечном мире» с нашей фракцией, причём даже согласны призвать гэкхо в качестве гарантов соблюдения мира.

– Но отдать ноду «Карелия» – значит лишиться дороги к космопорту гэкхо! – возмутился я предложением Тёмной Фракции, больше смахивающим на требование капитуляции. – Космопорт – это и торговля, и новые технологии, и путь к звёздам! Альтернативный маршрут по морю на пароме слишком ненадёжен – сегодня он есть, а завтра шлея попадёт под хвост «мохнатикам», и они задерут цены за перевозку, а то и вовсе откажутся возить наши грузы! Да и много грузов паром гэкхо всё равно не перевезёт, а строить собственные корабли – дело не одной недели, да и нужны другие игроки со специфическими скиллами для мореплавания. Нет, отдать ноду «Карелия» – это однозначно проигрыш!

– Вот и наш лидер Иван Лозовский отверг такое предложение, – успокоил меня Имран. – Хотя не все так считали… Некоторые переговорщики из нашей фракции были согласны пойти на любые уступки ради заключения мира со столь сильным противником. Всё свелось к бесконечным спорам, единого мнения с нашей стороны так и не появилось. В итоге новый лидер Тёмной Фракции дал нам трое суток на принятие решения. После чего, как он сказал: «вместо дипломатов заговорят орудия».


Глава двадцать первая. Космический гость | Циклы романов "Зашита периметра"-"Искажающие реальность"- Тёмный травник". Компиляция. Книги 1-14 | Глава двадцать третья. Второй визит к пиратам