home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двадцатая. Старт!!!

У меня не было никаких поводов любить лэнг Тумор-Анху Ла-Фина. Могущественный маг являлся явным врагом моей фракции и лично мне, и никогда не скрывал этого. Если бы жуткий старик мог, то без малейшего колебания и сострадания уничтожил бы не только меня, но и весь мой мир. Однако сейчас, прижимая к себе рыдающую от горя Минн-О, я всё равно не мог отделаться от чувства тяжёлой личной утраты, а уж тем более не думал злорадствовать по поводу смерти лидера Тёмной Фракции. Отправив Эдуарда Бойко под Купол сообщить нашим союзникам о случившемся, я продолжил выяснять у принцессы подробности смерти великого мага.

– Слуги говорят, деду стало плохо после разговора со мной. Он почернел лицом, его руки сильно дрожали, даже не могли удержать видеофон. Тумор-Анху принял свои обычные магические эликсиры для восстановления сил и шатающейся походкой удалился в личные покои. Нашли его через два часа, когда кто-то из слуг рискнул зайти в спальню грозного мага, чтобы поинтересоваться самочувствием хозяина. Соправитель с вытаращенными глазами лежал на полу возле своей постели и нечленораздельно что-то бормотал. Сразу началась суматоха. Деда перенесли на кровать, долго искали личного мага-лекаря, который куда-то запропастился в тот момент. Все в доме были растеряны и не знали, что делать. Вызвали Первого Советника Авир-Син Ла-Пиреза и других родственников. К этому моменту слухи о случившимся с соправителем ударе достигли уже других влиятельных магических семей, во дворце Ла-Финов стало не протолкнуться от всевозможных магов и представителей правящих родов. Был собран консилиум из лучших врачей и магов-лекарей, вот только решить он ничего не успел, так как к этому моменту Тумор-Анху уже умер.

Минн-О Ла-Фин снова разрыдалась. Я же задал самый напрашивающийся, как мне казалось, вопрос:

– А почему великого мага сразу не оттащили в вирткапсулу, чтобы игра его излечила?

Вайедда подняла на меня полные слёз глаза и не столько ответила, сколько выкрикнула с нескрываемой горечью в голосе:

– Да потому, Комар, что это было расчётливое убийство! Слишком многих врагов нажил соправитель Тумор-Анху за свою долгую жизнь, слишком многим он перешёл дорогу. Поэтому все эти «лекари» лишь имитировали помощь, а на самом деле просто тянули время, чтобы мой дедушка умер!

Мне снова пришлось успокаивать Минн-О. Остальные члены команды, видя несвоевременность момента, постарались не лезть со своими вопросами и разошлись, занявшись делом. Наконец я поинтересовался у принцессы, кто станет новым главой рода Ла-Фин?

– Ты конечно, – даже удивилась подобному вопросу моя вайедда.

– Я??? – новость была настолько шокирующей, что я не удержался и перешёл на крик.

Принцесса наоборот собралась и принялась максимально доходчиво объяснять:

– Имелись бы у меня магические способности, или если бы у нас с тобой был общий ребёнок, то может и возникли бы другие кандидатуры. Но ты единственный маг в семье Ла-Фин, и потому тут вообще без вариантов – ты теперь новый глава древнего правящего рода Ла-Фин!

Новость была, мягко говоря, неожиданной. Я – новый глава одного из древнейших правящих родов магического мира?! Да это такая шутка, должно быть, причём не слишком удачная. Ну какой из меня правитель?! Да меня вообще нет в том мире! Кстати… я осторожно поинтересовался у своей вайедда, должен ли я теперь по каким-то их законам лично присутствовать на всяких церемониях?

Минн-О посмотрела на меня, словно на маленького неразумного ребёнка:

– Комар, ты чего?! Да тебя же моментально убьют, стоит лишь тебе появиться в моём мире! Ты претендент на роль одного из соправителей человечества и наследник огромного состояния, а потому в живом виде никому там, кроме меня, не нужен! Пойми, род Ла-Фин очень богат, и на богатства моей семьи многие маги давно зарились, вот только при живом Тумор-Анху всё же не смели открыто скалиться. Но не успело тело великого мага остыть, как все эти стервятники уже начали требовать себе куски нажитого богатства! Огромные территории, миллиарды подданных, принадлежащие семье Ла-Фин корпорации и банки… сейчас всё это некому защищать. Грядёт обширный передел имущества, все более-менее влиятельные роды захотят урвать себе кусок пожирнее, вспыхнут настолько кровавые свары, что мир содрогнётся! Такое уже было в истории моего мира двести лет назад, когда рухнула династия соправителей Аз-Дур. Те годы называют с тех пор не иначе, как «семь лет безумия», настолько тогда было жутко. Так что не тебе нужно переходить в мой мир, а наоборот меня оттуда вытаскивать как можно скорее, если жизнь твоей вайедда тебе хоть сколечко дорога!

Сохранение жизни моей «походной супруги» являлось безусловно важной задачей. Вот только не в моих традициях было сдаваться без борьбы и отдавать кому-либо моё имущество из-за угроз и наглого шантажа. В школе на любые требования хулиганов-старшеклассников «вывернуть карманы и поделиться мелочью» всегда следовал удар ногой в пах или костяшками пальцев в переносицу, даже если мне это грозило неприятностями и побоями. Все школьные рэкетиры выучили этот болезненный урок, у меня даже сложилась репутация «неадекватного психа, с которым лучше не связываться».

Вот и сейчас отдавать всяким налетевшим стервятникам наследство, принадлежащее по праву мне с супругой, я точно не собирался. Более того, раз уж я – старший маг и глава рода Ла-Фин, то мой священный долг бороться за сохранение богатств семьи! При всём при этом я оставался реалистом и полностью разделял опасения Минн-О по поводу опасности моего появления в её магическом мире, в котором я слишком многим мешал и был бы немедленно устранён.

Казалось бы, как можно бороться за своё имущество, не находясь при этом в том мире лично? На первый взгляд это совершенно невозможно. Но я не видел здесь никакого противоречия – принцесса Минн-О рассказывала, что все более-менее значимые личности её магического мира уже находятся в игре, искажающей реальность. А значит, мои контакты с ними вполне возможны. Как и реальна возможность договориться с этими важными персонами, если на моей стороне будут серьёзные аргументы. Моё личное знакомство с правителем Земли кунг Вайд Шишишем уже являлось одним из таких аргументов, заставляющим любых оппонентов считаться с Комаром. Обнулённая нода «Кладбище» была хорошим тому примером.

Ещё одним аргументом, даже более «увесистым» чем знакомство с кунгом, мог стать звёздный фрегат, способный безжалостной орбитальной бомбардировкой стирать с лица игровой планеты любые не понравившиеся мне ноды. Да, сейчас мой корабль находился далеко не в самом исправном состоянии и не нёс вообще никакого вооружения. Вот только представители Тёмной Фракции этого не знали, а потому должны были отнестись к угрозам обстрела из космоса со всей серьёзностью, так что я верил в возможность договориться с ними мирным путём.

– Минн-О, разузнай мне игровые ники тех самых «стервятников», которые посягают на наше с тобой имущество!

Я очень постарался, чтобы мой голос прозвучал уверенно. Весьма забавно было наблюдать за тем, как убитая горем девушка вдруг перестаёт реветь, уткнувшись мне в плечо, и удивлённо поднимает залитое слезами лицо, выпрямляясь и сразу же становясь на полголовы выше меня.

– З-зачем тебе это нужно, Комар? Уж не хочешь ли ты сказать, что собираешься противостоять сильнейшим магам моего мира? При всём уважении, муж мой, они тебя в порошок сотрут!

– В твоём мире, возможно, они и сильнейшие, но тут в игре просто обычные маги со своими сильными и слабыми сторонами. Мне нужны их ники и, если сможешь выяснить, координаты игровых гексагонов, в которых их можно встретить. Нет, – предупредил я возражение принцессы, – это не будет считаться шпионажем с твоей стороны, просто подготовкой к серьёзным переговорам о будущем нашей семьи. Ты же хочешь безопасности для наших будущих детей?

Такая прямая постановка вопроса моментально выбила из-под моей вайедда опору для любых возможных возражений, и принцесса быстро-быстро закивала в ответ.

– Вот и отлично! А сейчас давай на корабль – вон техники прислали сообщение, что ремонт наконец-то закончен. Нечего тут тогда задерживаться, взлетаем, как только сможем!


Навык Псионика повышен до шестьдесят третьего уровня!

Мана, к слову, за время общения с вайедда просела фактически до нуля. Я, продолжая безмятежно улыбаться, чмокнул Минн-О в щёку и указал рукой на трап. И лишь когда принцесса отошла и скрылась из глаз, вытер обильно проступивший на висках и лбу пот. Это было невероятно трудно… Словно не ведёшь беседу с симпатичной девушкой, а своей грудью крушишь какие-то невидимые барьеры, рвёшь натянутые канаты и разряжаешь ловушки. Было очень похоже на то, что я действительно один за другим разрушал какие-то поставленные в мозгу принцессы блоки и ментальные ограничения. Видимо, дедом ещё поставленные, контролирующие поведение любимой внучки, ограничивающие и направляющие мысли Минн-О в нужное старику русло.

Но даже эти описанные трудности были не всем, что меня сейчас тревожило и терзало. Крайне трудно объяснить это словами, но с каждой минутой меня всё сильнее распирало от нестерпимого желания поскорее убираться с этой кометы. Логичных объяснений подобному странному желанию я не находил, но нарастающий зуд всё труднее и труднее было игнорировать. Скорее он был похож даже не на желание скорее окунуться в круговерть новых приключений, а на предупреждение о какой-то смутной пока ещё не понятой опасности, грозящей бедой мне и кораблю, если мы промедлим со стартом. Хотя навык Ощущение Опасности молчал, так что я совершенно запутался и не был уверен в своих противоречивых чувствах.

Последние из техников гэкхо наконец-то покинули подлатанный фрегат, и я получил от Пилота Звездолёта подтверждение того, что корабль к взлёту готов. Старший Механик также подтвердил готовность, а чуть позже и Навигатор. Ждали лишь возвращения вышедшего в реальный мир Эдуарда Бойко и окончания погрузки последних ящиков с оборудованием и запчастями.

Я со стороны наблюдал за тем, как фрегат проверяет работу систем, а Суперкарго с помощниками спешно закидывают последние контейнеры в грузовой трюм, когда в наушниках раздался обеспокоенный голос Дмитрия Желтова:

– Капитан, есть заметный рассинхрон в работе маневровых. Некритично, но к этому всё равно нужно привыкнуть и как-то компенсировать возникающее вращение. Предлагаю после старта пройтись в хвосте кометы, потренироваться уклоняться от глыб льда и заодно настроить работу всех двигателей, щитов и лидаров.

– Согласен, только отойдём совсем недалеко, – сразу предупредил я пилота, – чтобы если неполадки окажутся более серьёзными, сразу вернуться на базу… Так, Кирсан, а ты куда пополз? Давай возвращайся скорее на корабль, сейчас уже взлетаем!

Последние мои слова относились к ремонтному боту, который зачем-то покинул звездолёт и шнырял возле незагруженных ещё ящиков – то ли искал нужные для починки чего-то детали, то ли хотел помочь с погрузкой. От моего окрика металлическая многоножка остановилась и, перебирая бесчисленными лапками, проворно потекла в мою сторону. Приподняла переднюю часть туловища и остановилась передо мной, словно раскрывшая капюшон кобра, явно что-то от меня требуя. Чего ему нужно? Может, собрал все необходимые детали и просит Аннигилятор для ремонта?

Я протянул ремонтному боту древнее оружие, но Кирсан Аннигилятор брать не стал. Постоял возле меня ещё с полминуты с приподнятым туловищем, привлекая внимание и силясь что-то мне сообщить жестами и миганием механических глаз, но затем похоже разочаровался в сообразительности капитана и пополз в сторону корабля.

Естественно, такое поведение ремонтного бота показалось мне странным. Я даже на всякий случай проверил эту многоножку, а заодно остальных ботов, умением Сканирование – не Фокси ли таким образом сообщает мне о своём прибытии? Но нет, на моей мини-карте отобразились обычные ремонтные боты механоидов, остальные члены команды тоже оказались именно тем, кем выглядели. Появление вернувшегося в игру Эдуарда Бойко отвлекло меня от размышлений о странностях поведения Кирсана, и я выбросил из головы этот малозначимый эпизод.

На фрегат я заходил самым последним из членов команды, остановился на трапе и окинул ремонтный ангар долгим внимательным взглядом. Провёл контрольное сканирование, сверяя численность команды с положенным по штату, и тяжело вздохнул. Все оказались на месте, «лишних» на звездолёте обнаружено не было. Несмотря на все оставленные для него лазейки, морф на корабле так и не появился…


Мы крутились уже двадцать минут в мутном шлейфе из кристалликов замороженного льда и аммиака, отходя всё дальше и дальше от ядра кометы, а Пилот звездолёта всё никак не мог настроить двигатели. По словам Дмитрия Желтова, барахлили сразу два маневровых, выходя на рабочий режим с непредсказуемой задержкой от трёх до двенадцати секунд, да и маршевый двигатель тоже выдавал лишь семьдесят три процента от расчётной мощности и периодически сам собой отключался. Пилот нервничал, злился и грозился оторвать лапы скупым интендантам гэкхо, подсунувшим нам этот наспех восстановленный хлам вместо нормального оборудования.

В помощь пилоту я направил ремонтных ботов чинить выявленные неисправности, вот только и сам тоже нуждался в их помощи. Гравилокаторы «чудили», периодически показывая присутствие поблизости достаточно массивных и представляющих опасность для нашего фрегата небесных тел. Радар тоже выводил какой-то бред – то показывал какие-то отклики, то нет. Лидары же никакой опасности не фиксировали, да и с камер наружного наблюдения я не видел ничего крупнее мелкой ледяной мути. Сбой в работе корабельных локаторов – серьёзная причина для возвращения на базу, так как летать в бесконечном космосе с подобными неисправностями слишком рискованно.

Я уже морально готов был отдать приказ возвращаться на базу, чтобы там в спокойной обстановке исправить выявленные в работе корабельных систем неисправности, как вдруг… картинка с внешних камер резко сменилась. Всего в трёхстах километрах от нашего фрегата обнаружились сотни, если не тысячи звездолётов! К этому моменту мы уже успели отойти от ядра кометы более чем на восемь тысяч километров, так что появившиеся корабли не могли быть охранниками военной базы гэкхо. К тому же на тактическом экране наблюдались преимущественно фрегаты типа «Толили-Ух X», а также большие кластеры, собранные из таких фрегатов, хотя хватало и тяжёлых крейсеров. С каждой секундой на радаре проявлялись отметки всё новых и новых кораблей, и все как один они были мелеефатской сборки. Едва я это понял, как врубил сирену, объявляя на звездолёте боевую тревогу. Странно, конечно, что мы ранее не увидели всего этого сборища, но очень было похоже на то, что нам довелось нос-к-носу столкнуться с готовящимся к атаке флотом мелеефатов!


Навык Ощущение Опасности повышен до сорок третьего уровня!


Навык Зоркий Глаз повышен до шестьдесят седьмого уровня!

Болезненно заныло в груди, ещё до появления сообщения о росте навыка Ощущение Опасности, и я сразу сообразил, что влипли мы в ОЧЕНЬ большую беду. Триста разделяющих нас и противника километров – совершенно ничтожное расстояние для космоса, с такой дистанции по нам мелеефаты не промахнутся. Кстати, странно, что они до сих пор не стреляли…

– Дмитрий, отставить! – заорал я, прерывая действия пилота, начавшего было уводить наш фрегат от всей этой массы кораблей. – Никаких манёвров уклонения, не провоцируй их! Лети спокойно, без рывков. Навигатор, срочно расчёт прыжка до станции Меду-Ро IV! Сообщить, когда фрегат будет готов к гиперпространственному переходу. И одновременно с этим, Аюх, готовь сообщение для защитников военной базы – мы обязаны предупредить гэкхо об опасности!


Авторитет повышен до 43!

– Будет сделано, капитан! Хотя это будет последнее, что мы успеем совершить, – заворчал старый Аюх, тем не менее выполняя мои команды. – Передачу сообщения немедленно засекут, и нас тут же уничтожат. Сейчас, похоже, в отношении нас они ещё не определились – всё-таки корабль у нас мелеефатский!

Я тоже именно на это и рассчитывал, когда отдавал приказ пилоту в такой напряжённой ситуации не делать резких движений, чтобы не выдать себя. Лично я на месте командующего флотом мелеефатов не спешил бы уничтожать один из своих кораблей, вынырнувший из гиперпрыжка чуть в стороне от остальной массы, а для начала попытался бы разобраться. Что же касательно опасности передачи сообщения защитникам… есть же другой способ!

– Аван Той, Баша, Ваша! Все трое срочно выходите в реал и, не знаю уж как, но передайте экстренное сообщение для военных своей расы: в игре, искажающей реальность, база гэкхо на комете Ун-Теш скоро будет атакована флотом мелеефатов! Противник собрал в хвосте кометы уже порядка двух тысяч звездолётов! Пусть об этом сообщат защитникам кометы, а заодно и кунг Вайд Шишишу! Тини, тоже выходи и передавай аналогичное сообщение для лэнг Амиру. Миелонцы – союзники гэкхо в этой войне, может успеют помочь!


Авторитет повышен до 44!

В капитанскую рубку ворвалась встревоженная Улине Тар в боевом доспехе. Вообще-то Торговке совершенно незачем было присутствовать на мостике в столь критический момент, и я действительно собирался выставить свою подругу за дверь, но не успел. Замигал экран системы связи – с одного из крейсеров поступило какое-то входящее сообщение. Треск, клёкот, скрипы и шелест. Я ни черта не понял, как наверняка и все остальные члены моей команды. Было ясно лишь, что мелеефаты от нас что-то потребовали. Вот только что? Понять бы хотя бы приблизительно… Я обернулся на Торговку:

– Помнишь, Улине, я интересовался у тебя, как Ураз Тухш общался с миелонцами на пиратской станции Меду-Ро при том, что совершенно не знал миелонского языка? Ты говорила про какой-то прибор или что-то типа того…

– Да, Комар, давно изобретён автоматический переводчик с основных языков галактики, – Улине порылась в своём ранце и достала из инвентаря тёмный пластиковый диск размером с небольшое блюдце. – Это базовая модель переводчика. Полезная и даже необходимая вещь, когда совсем уж никак. Вот только с переводчиками также, как с оружием или любым оборудованием – качественное требует для использования высоких характеристик персонажа, прежде всего Интеллекта и Восприятия, а ещё хорошо прокачанных навыков Электроника, Космолингвистика и кучи всего другого. А если такой простенький, как у меня, то качество машинного перевода преотвратное. Переводит лишь отдельные слова, а эмоциональная и смысловая нагрузка в языке гэкхо зависит ведь и от сочетания слов, и от длительности пауз, и от громкости голоса, и других мелочей. Поэтому зачастую при машинном переводе смысл фраз искажается до противоположного!

Я прервал несвоевременно пустившуюся в разъяснения Улине и попросил подготовить переводчик, сам же запустил запись полученного сообщения. Механический голос на языке гэкхо перевёл весь этот треск и стрекотание следующим образом:

«Свободный Капитан. Называй. Нельзя. Экран искажения. Центр.»

На первый взгляд совершенно бессмысленный набор слов. Но я, приказав остальным находящимся на мостике членам команды помолчать, постарался всё же расшифровать это послание:

– Похоже, нас приняли за звездолёт одного из Свободных Капитанов мелеефатов. Видимо, участие их кораблей в атаке на базу гэкхо тоже предусматривалось. Теперь от нас требуют назвать себя. Дальше я не понял… какой-то экран искажения и центр… вообще неясно.

– Герд Комар, возможно речь идёт о постановщике помех, – Аюх отметил на тактическом экране один из кораблей в армаде противника. – Этот корабль развернул искажающий экран, искривляющий лучи видимого спектра и гасящий многие другие виды волн. Фактически, создан щит невидимости, за которым и скрывается сейчас флот мелеефатов.

Искажающий экран! И видимо колоссальных размеров, раз за ним смог укрыться целый флот! Так вот почему я не мог заметить все эти корабли, хотя приборы и показывали наличие поблизости многочисленных массивных тел и какие-то искажённые отклики от них! Тогда… похоже, я догадался, что значили оставшиеся слова в полученном сообщении:

– Скорее всего, с нас потребовали переместиться ближе к центру искажающего экрана, чтобы наш фрегат не демаскировал остальной флот! Дмитрий, начинай плавное смещение фрегата вот к этой точке, – поставил я для Пилота звездолёта маркер, расположенный на прямой, проходящей через ядро кометы и корабль-постановщик помех, но километрах в пятидесяти позади вражеского корабля. – Только опять же иди спокойно, без резких рывков. И хорошо бы при этом двигаться по направлению к системе Меду-Ро, чтобы уйти в прыжок сразу после окончания всех расчётов. Аюх, покажи пилоту вектор направления.


Навык Картография повышен до пятьдесят пятого уровня!


Навык Космолингвистика повышен до восемьдесят третьего уровня!


Получен семидесятый уровень персонажа!


Получено три свободных очка навыков!

Наш фрегат по широкой дуге начал приближаться к противнику. Интересно, как на это отреагируют мелеефаты? Сердце тревожно стучало в груди, следующие секунды тянулись долго-долго, и в напряжённой тишине фраза Дмитрия Желтова прозвучала очень резко, словно пистолетный выстрел:

– Странно, что в составе этого флота вообще нет десантных кораблей, – обратил наше общее внимание на эту странность Пилот звездолёта. – Как они тогда собираются захватывать базу гэкхо на комете?

– Они и не собираются её захватывать, – ответил ему всезнающий опытный Навигатор. – Не в традициях мелеефатов это, да и никакого смысла им нет в ещё одной базе в данном секторе галактики. Они просто взорвут нашу комету вместе с базой – вон, огромный Разрушитель недавно проявился на экране, а подобных исполинов с их колоссальной огневой мощью используют как раз для снятия защитных экранов и уничтожения космических станций, планетоидов, комет и других небесных тел.

У меня похолодело в груди. Мелеефаты собираются уничтожить комету Ут-Теш вместе с находящейся там военной базой! А у меня там точка возрождения!!! Если наш корабль сейчас всё же собьют, а комета будет уничтожена, то мой персонаж после воскрешения проявится в вакууме космоса, и хорошо если в укомплектованном герметичном скафандре. Хотя… возможно, что это даже хуже, так как в первый раз умирать придётся долго и мучительно через четыре с половиной часа от удушья из-за нехватки кислорода в баллонах. Зато следующие смерти будут мгновенными…

Чёрт… Ситуация складывалась не просто тревожной, а самой что ни есть критически опасной, грозящей мне и всем моим друзьям окончательной смертью как в виртуальной игре, так и в реальном мире! Необратимую финальную смерть своего аватара игрок пережить не может, про это я много раз уже слышал. Скатившиеся к нулю характеристики персонажа влияют и на тело в реальном мире, фактически убивая хозяина. Ой, как не хотелось бы такой судьбы…

– Аюх, ну что там? Скоро мы будем готовы к гиперпрыжку? – поторопил я старого Навигатора, усиленно что-то высчитывающего и быстро-быстро меняющего на экране фрагменты звёздной карты.

– С сообщением для военных закончил, готово к отправке в любой момент. А вот расчёт параметров прыжка пока ещё идёт. Слабоват компьютер, долго считает… Улине, да отдай ты боту то, что он просит!

Я и сам тоже обратил внимание на крайне необычное поведение Кирсана – металлическая многоножка вцепилась своими лапками в диск автоматического переводчика и явно пыталась отобрать его у Торговки. Улине отчаянно сопротивлялась, ругалась и даже пнула ремонтного бота ногой, но после слов Аюха всё же разжала пальцы. Я не слышал, чтобы многоножка что-либо произносила, но видимо, сообщение в каком-то виде всё же было передано, так как металлический голос отчётливо произнёс:

– Гиперпрыжок нельзя. Мина на двигатель. Три.

– Что?! Корабль заминирован? Веди, срочно показывай! – я вскочил с кресла и со всей возможной прытью помчался за ботом, который, как выяснилось, способен был не только еле-еле ползать, но и перемещаться очень быстро.


Навык Управление Механизмами повышен до пятьдесят первого уровня!


Навык Псионика повышен до шестьдесят четвёртого уровня!

Уже постфактум я сообразил, что отдал команду без всяких капитанских планшетов или открытия вкладок игрового меню, просто голосом с одновременным дублированием приказа ментально, и ремонтный бот меня прекрасно понял! А ещё я понял, что именно хотел мне сообщить Кирсан ещё там, на станции, зачем искал способ привлечь моё внимание.

Вслед за шустрой многоножкой я спустился на нижнюю палубу, пробежал через машинное отделение и, откинув решётку, протиснулся в достаточно узкий даже для человека, не говоря уже о гэкхо, технический лаз. Судя по всему, эта шахта служила для починки и настройки гиперпространственного двигателя, но во время стоянки на Ун-Теш техники гэкхо сюда не лезли, так как двигатель уже был установлен до них, да и просто по габаритам огромные «мохнатики» сюда бы не протиснулись.

Тем не менее, кто-то чужой сюда всё же проник: на всех трёх ведущих от силовой установки к двигателю гофрированных металлических «рукавах», внутри которых скрывались жгуты кабелей, крепились одинаковые плоские круглые мины, внешне очень похожие на шайбы для игры в хоккей. Едва ли мощные, но тут ведь достаточно было лишь нарушить синхронность работы систем капризного двигателя, и звездолёт разлетится на атомы от высвободившейся колоссальной энергии.


Магнитная мина (активированная!!!)


Внимание! Для деактивации мины необходимы навыки: Электроника 55-го уровня, или Работа со взрывчаткой 55-го уровня, или Взлом 55-го уровня. Необходимый класс персонажа: Сапёр, Геолог или Вор


Требования к характеристикам: Ловкость 15, Интеллект 12


Внимание! У вашего персонажа недостаточен уровень навыка Электроника


Внимание! У вашего персонажа отсутствуют навыки Работа со взрывчаткой и Взлом

Знания Электроники не хватало совсем чуть-чуть, всего две единицы, и я легко мог бы решить эту проблему вложением свободных очков навыков. Вот только это всё равно бы не помогло, так как ни к одному из требуемых классов мой Комар не относился. Вор мог бы снять эти мины, профильный навык Взлом у моего подопечного был прокачан до 63-го уровня, да и Электроника вроде была как раз 55-го. Вот только Тини я направил в реальный мир, и совершенно непонятно было, когда «котёнок» вернётся.

В наушниках раздался голос Навигатора:

– Капитан, расчёт параметров гиперпространственного прыжка завершён, вектор движения у фрегата нужный. В любой момент можем уйти…

– Стоп!!! – заорал я не своим голосом. – Не активируйте гипердвигатель!!! Тут три мины на силовых кабелях к нему, пытаюсь что-то придумать.

– Только давай быстрее, Комар, – вклинилась в наш разговор Улине. – С корабля мелеефатов повторно потребовали от нас назвать себя. Чем-то мы вызвали их подозрение.

Я и сам понимал, что времени в обрез, и нужно срочно что-то предпринимать. Может, удастся отключить эти мины мощным электромагнитным импульсом? Они ведь представляют из себя не просто наполненные взрывчаткой оболочки, а достаточно сложные устройства, контролирующее силовые потоки и активирующиеся только при включении гипердвигателя. Кстати… сложные электромеханические устройства… я активировал пиктограмму Сканирование. Вот они! Каждая из трёх отобразилась одинаково:


Электромагнитная мина. Шанс отключения 72 %. Шанс взятия под контроль 32%

Семьдесят два процента шанс на успех отключения каждой… Ммм… С одной стороны, выглядит вроде как неплохо. С другой же, мне придётся трижды повторить этот фокус, и вот тогда уже ситуация будет выглядеть не столь радужно. Каков шанс трижды не взорваться? Вспомнив курс теории вероятности, я рассчитал шанс этого события и сразу погрустнел. Всего тридцать семь процентов… негусто, прямо скажем…

Хотя можно поднять шанс уцелеть, вложив свободные очки и прокачав за их счёт навык Управление Механизмами. Я так и сделал, вложив все три имеющиеся свободных очка и подняв уровень навыка Управление Механизмами до пятидесяти четырёх. Шанс на обезвреживание каждой мины возрос с 72 % до 77 %, что неплохо, конечно. Вот только вероятность успешно снять все три мины по-прежнему составляла менее половины. Сорок пять процентов, если быть точным. Рисковать или ждать Тини?

– Комар, мелеефаты опять передали нам сообщение! – в голосе Улине Тар явственно слышались истерические нотки. – Нам угрожают уничтожением, если мы немедленно не назовём себя!

– Друзья, готовьтесь к прыжку, я уже почти-почти закончил… – проговорил я в микрофон уверенным голосом.

Сам же вытер со лба обильно льющийся пот и посмотрел на ремонтного дрона, внимательно наблюдающего дюжиной механических глаз за моими душевными терзаниями.

– Если выживу, на первой же космической станции напьюсь в зюзю! – пообещал я боту механоидов и с этими словами выбрал пункт «Отключить мину».

Что-то внутри шайбы резко щёлкнуло, отчего я инстинктивно прикрыл голову руками, хотя и понимал, что это совершенно бессмысленно. Взрыва не случилось. Внешне мина не изменилась, хотя в описании опасного устройства произошли важные перемены:


Магнитная мина (отключена)

Есть! Таким же способом, пока моя решимость не прошла, я отключил и вторую мину. А вот возле третьей остановился. Руки у меня дрожали, я никак не мог сосредоточиться.

– Комар!!! – это уже был Дмитрий Желтов. – Два перехватчика мелеефатов направились к нашему фрегату! Ты как хочешь, а я через десять секунд стартую!!!

Ждать больше было нельзя, и я выбрал вариант «отключить мину».


Навык Управление Механизмами повышен до пятьдесят пятого уровня!


Навык Псионика повышен до шестьдесят пятого уровня!


Получен семьдесят первый уровень персонажа!


Получено три свободных очка навыков!

– Аюх, отправляй сообщение!!! Дмитрий, старт!!! – заорал я в микрофон, и по лёгкому рывку и возникшему через секунду ровному гудению гипердвигателя понял, что мы благополучно ушли от всех опасностей.

Совершенно без сил сполз на металлический пол и, словно домашнее животное, притянул к себе длинную металлическую многоножку и одобрительно похлопал её по спине:

– А тебя, Кирсан, я покрашу в белый цвет, чтобы всегда помнить, что ты для меня сделал! Не знаю, понимаешь ты меня или нет, но я благодарен тебе!

Завибрировал капитанский планшет, я протянул руку и включил экран:

Капитан, Старший Механик прислал список необходимых для закупки материалов:

Краска белая эмалевая, марка АAВ-2 – 1 банка

Пульверизатор для распыления краски – 1 шт


Глава девятнадцатая. Готовность к старту | Циклы романов "Зашита периметра"-"Искажающие реальность"- Тёмный травник". Компиляция. Книги 1-14 | Глава двадцать первая. Космический гость