home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава одиннадцатая. Погибший отряд

Ознакомиться со статистикой игровой сессии я действительно пожелал, надеясь найти в ней ответ на мучивший меня вопрос – что же, собственно, только что произошло? Понятно, что наши неосторожные и опрометчивые действия привели к подрыву многочисленных ящиков с боеприпасами, и похоже рвануло в шахте лифта конкретно, раз уж Комара уничтожило мгновенно, несмотря на энергетическое поле и хорошие защитные качества древнего доспеха реликтов. Наверняка и стоящих рядом со мной друзей тоже зацепило мощным взрывом, так что скорее всего они тоже отправились на перерождение. Но может, кто из них всё-таки уцелел? И сумели ли мы остановить наступающих мелеефатов? И что стало с кораблём?

К сожалению, полученная из статистики информация была уж очень скупой и ничем в прояснении ситуации не помогла: 32 часа и 10 минут в игре, 5 новых уровней, 92 (!!!) улучшения навыков, один убитый игрок… Хм, интересно кто же это мог быть? Неужели мой единственный точный выстрел из Импульсной винтовки всё-таки убил кого-то из защитников подземного комплекса? Честно говоря, едва ли, разве что тот мелеефат до этого уже был серьёзно ранен моими друзьями. Почти полмиллиона полученных очков опыта… к чему это вообще, где опыт используется в игре? Рост на единицу характеристик персонажа Сила, Телосложение и Восприятие… а вот это, наоборот, очень даже заметно и важно в игре, искажающей реальность. Серьёзный рост Известности и Авторитета… тоже неплохо. Но в любом случае итог моей игры был печальным:


Игровая сессия прервана по причине смерти персонажа

Решительно откинув крышку вирт-капсулы и присев, кроме вполне ожидаемого тут Имрана, тоже погибшего в игре и вышедшего в реальный мир, совершенно неожиданно я обнаружил в шаге от себя Романа Павловича из «Второго Легиона» – заместителя герд Тамары, Гранатомётчика какого-то там высокого уровня. Крупный и угрюмый немолодой мужчина с заметной проседью в коротко стриженых некогда тёмных волосах держал в своих огромных мозолистых руках шикарный букет ярко-алых роз и явно обрадовался моему появлению. Я даже слегка растерялся – меня что ли он так встречает? Однако при первых же словах этого сурового бойца всё сразу же стало ясно:

– Давай скорее, Кирилл. Праздник уже час как начался. ОНА уже трижды про тебя спрашивала. Вот, вручишь этот букет, если другого подарка не успел приготовить!

К счастью, я сам мгновенно сообразил, кто такая ОНА, и не опозорился перед Романом Павловичем этим нелепым вопросом. Вот только к стыду своему я действительно лишь сейчас вспомнил, что сегодня день рождения у герд Тамары – прославленного лидера «Второго Легиона», и что я обещал быть на этом празднике. Нехорошо вышло, подарка для этой неординарной девушки я действительно не приготовил, а потому послушно взял предложенный букет.

Вот только… я посмотрел на молчаливого стоящего в сторонке не слишком довольного Имрана. Не только он, наверняка ведь и остальные погибшие бойцы моего отряда находились сейчас далеко не в лучшем психологическом состоянии и с нетерпением ждали окончания пятнадцатиминутного срока для входа в игру и выяснения у своего командира всех деталей и последствий случившегося. Поэтому я вернул обратно шикарный букет Гранатомётчику:

– Роман Павлович, только что мой отряд из двенадцати бойцов трёх разных рас погиб на планетоиде Урса-II–II при штурме подземной базы мелеефатов. Мы бездарно «пролюбили» звездолёт… даже два звездолёта… и возродимся через десять минут на комете с непригодной для дыхания аммиачной атмосферой, с которой вообще пока непонятно как будем выбираться. Ну не могу я бросить своих бойцов в таких условиях и пойти праздновать – какой же я буду после этого командир?!

Суровый Гранатомётчик задумался и похоже не слишком-то поверил моим словам, так как неожиданно обернулся к моему дагестанскому другу и попросил подтвердить:

– Что, прям всё вот так и было, как Комар говорит?

Имран, словно только и ждал подобного вопроса, весело заулыбался и с готовностью принялся рассказывать:

– Так и было, мамой клянусь! И не только это! Комар не стал об этом говорить, но там сейчас такое «рубилово» идёт в космосе, сошлись сотни звездолётов гэкхо и мелеефатов! Зрелище покруче всяких «Звёздных Войн», завораживает до жути! И мы первыми из всего Третьего Ударного Флота гэкхо сели на астероид мелеефатов! Дмитрий Желтов из нашей фракции просто красавчик, так виртуозно посадил звездолёт под огнём вражеских батарей! Настоящий джигит! А затем мы мчались на летающих досках! И ворвались на вражескую базу, и завод захватили по сборке звездолётов! Вот только смели нас мелеефаты… Не удержали мы позицию…

– Неслабо вы там отжигаете! – восхитился и аж присвистнул Роман Павлович, затем неуверенно посмотрел на букет в своей руке и положил его на бортик моей вирткапсулы: – Я передам тогда Тамаре, что прямо сейчас ты не сможешь прийти к ней на праздник. Но всё же очень тебя прошу, Комар, постарайся успеть! Не расстраивай девчонку! Она же с самого утра готовится, принаряжается, одну причёску только раза четыре переделывала! Перед зеркалом минимум час тренировалась улыбаться и даже смеяться пробовала, впервые на моей памяти. Не говорит об этом, конечно, но весь «Второй Легион» и так понимает, ради кого наша командирша так старается. У меня самого три дочери выросли, так что видел уже подобный блеск в глазах, когда они взрослели. Тамара для меня четвёртая, и люблю её как родную. Не обижай мою дочку, постарайся прийти к ней на праздник!


Итак, время возрождения настало, загрузка! Первое, на что я обратил внимание, вообще не выросли ни Известность, ни Авторитет. Это было плохо – значит, о героическом рейде нашего отряда на вражеский подземный комплекс никто из командования так и не узнал, и погибли мы там напрасно.

Проявился я на военной базе гэкхо на комете Ун-Теш в защищённом от агрессивной среды одном из внутренних помещений, в которое собственно и перенёс ранее точку воскрешения, как проделали и все члены экипажа «Шиамиру». Первым делом проверил экипировку. Энергетический бронекостюм Слышащего сохранился на мне в целости и сохранности, это самое главное. Оружие тоже оказалось на месте. А вот Целеуказателя я не обнаружил – похоже, он «дропнулся» в лут на месте моей смерти. Нехорошо вышло перед Башей Тушиххом – всё-такие вещь принадлежала ему…

А вот, кстати, и он сам – и Баша, и его брат-близнец Ваша проявились в паре метров от меня и принялись осматриваться по сторонам, хлопая глазами и привыкая к яркому освещению в этом помещении. Рядом возникла Улине Тар, и почти сразу же за ней сразу двое: Минн-О и Тини. Котёнок тут же подбежал ко мне и прижался, требуя его обнять и успокоить – похоже, несовершеннолетний миелонский подросток сильно переживал, что умер в одиночестве и возродится очень далеко от всех знакомых ему игроков.

– Я бы тоже не отказалась от своей доли утешения и ласки, – проговорила принцесса Тёмной Фракции, со странной ревностью наблюдая за тем, как я горячо прижимаю к себе своего воспитанника и шепчу ему слова ободрения. – Лишиться при смерти скафандра… похоже, я одна из вас такая неудачница?

Минн-О Ла-Фин действительно стояла в тапочках на босу ногу и в спортивном костюме, поверх которого была перекинута перевязь для крепления ружья. О потерянном при смерти лёгком скафандре напоминал лишь шлем на голове девушки. Мда, незадача… Придётся теперь что-то придумывать, чтобы Минн-О смогла выйти с этой подземной базы на поверхность токсичной кометы.

Медика и Суперкарго пришлось ждать секунд двадцать – что-то они не торопились заходить в игру. Затем зашёл Имран, видимо заболтавшийся с Романом Павловичем из «Второго Легиона». И самым последним Эдуард Бойко. Космодесантник был воодушевлён и сразу, едва найдя меня взглядом, радостно закричал:

– У меня сто семьдесят четыре фрага! Комар, ты только представь: сто семьдесят четыре!!! Да я за почти семимесячную игру до этого лишь однажды сумел врага убить – придушил Диверсанта Тёмной Фракции возле нашего «Прометея». А тут сразу больше сотни! Правда опыта за большую часть убитых врагов вообще не дали, так как я сам тоже погиб…

Гэкхо поинтересовались, о чём так возбуждённо рассказывает человек, и я перевёл для них слова Эдуарда. Баша Тушихх, сверху вниз поглядывая на Космодесантника, презрительно махнул лапой и самодовольно оскалился:

– Сопляк! У меня двести три фрага за эту игровую сессию. Но тоже опыта за последних не дали. А у моего брата Ваши вообще за четыреста убитых. Похоже, покрошили мы мелеефатов знатно!

Я быстро сложил в уме озвученные моими спутниками результаты. Почти восемьсот убитых врагов! Ого! Вот это дали мы жару защитникам планетоида! Но где же остальные члены моей команды? Почему не заходят в игру?

Мы подождали ещё минут десять, но всё без толку – Дмитрий Желтов и Аюх так и не появились. Не знаю насчёт старого Навигатора – я недостаточно хорошо его знал, чтобы предсказывать его поступки, но мой друг Дмитрий однозначно зашёл бы в игру сразу после возрождения. А это значит…

– Это очень добрый знак, – первым высказался по этому поводу Баша Тушихх, озвучивая заодно и мои мысли. – Те двое на фрегате, похоже, не погибли!

– А это значит, что и корабль наверняка уцелел! – проговорила Улине, совсем по-человечески довольно потирая лапы. – По всем законам, это наш общий трофей, а стоить такой фрегат должен миллионов восемнадцать-двадцать кристаллов, это как минимум!

– Это же по полтора миллиона каждому, если поровну поделить! – мгновенно сориентировался Суперкарго, и все вокруг заулыбались или довольно заурчали.

Ух ты! Не думал, что настолько дорого стоил наш трофей, но оценке опытной Торговки всё же доверял. Хорошо, если так – деньги мне были очень нужны, а уж тем более не отказался бы я от собственного звёздного фрегата. Хотя в любом случае сейчас было не до дележа шкуры неубитого медведя, в смысле расчёта доли каждого в стоимости непонятно где находящегося, а возможно и вообще не сохранившегося фрегата «Толили-Ух X» мелеефатской сборки.

Сейчас нужно было не витать в облаках и грёзах, а заниматься вполне конкретными текущими делами: выяснить текущую ситуацию на фронте, а также своё положение тут на военной базе – куда идти, где отмечаться возрождённым, и какие вообще дальнейшие действия положены воскресшим на базе. Я озвучил эти мысли, и выяснением данных вопросов пообещал заняться знакомый с обустройством этой базы Суперкарго Аван Той, попросив нас никуда не расходиться и подождать, сам же куда-то исчезнув.

Не было его долго, минут двадцать, как минимум. За это время мы успели прогуляться по соседним помещениям и даже познакомиться с бойцами с других погибших звездолётов, во множестве ошивающихся тут на базе и ждущих дальнейшего распределения. Как мы сразу же выяснили, очень много вокруг было бойцов десанта – мелеефаты, не считаясь с потерями, целенаправленно уничтожали именно десантные корабли Третьего Ударного Флота. Наконец, вернулся Аван Той и с ходу громогласно объявил всем радостную весть:

– Мы победили!!! Противник сдался, щиты со спутника Урса-II–II сняты, и с самой планеты Урса-II тоже. Сейчас идёт высадка десанта на планету и захват стратегически важных объектов Своры мелеефатов. Подкрепления уже не требуются, а потому новые штурмовые отряды не формируются, и отсюда с базы никого в ближайшее время вывозить не будут, – тут Аван Той зарычал, показав клыки, и резюмировал с недовольством в голосе. – Начальству флота совершенно не до воскресших игроков, у них других проблем хватает сейчас в избытке. А потому застряли мы, по-видимому, тут на комете очень надолго…

– А что насчёт трофейного фрегата, не выяснил? – не выдержав, Улине нетерпеливо перебила рассказчика.

Толстый Суперкарго совсем стушевался и, тяжело вздохнув, всё же объявил собравшимся и дурную составляющую новостей:

– Насколько мне сказали, Третий Ударный Флот понёс очень тяжёлые потери, уцелело не более трети от всего состава звездолётов. Поэтому захваченные трофеи пойдут на компенсацию владельцам погибших в бою кораблей. Распределением наград и трофеев будет заниматься лично сам командующий кунг Вайд Шишиш. А поскольку потери действительно большие, гораздо выше, чем планировало командование перед началом операции, то на всех компенсации не хватит. Нам же при таком раскладе, похоже, и вовсе ничего не светит…

Вокруг раздался дружный разочарованный вздох, на что Аван Той поспешил заявить:

– В любом случае сейчас пока что ничего не ясно, слишком мало времени прошло, да и не до того сейчас Вайд Шишишу. Может, когда командующий узнает про рейд нашей группы, то оценит наш вклад в общую победу и выплатит какую-то награду…

– Ага, как же, держи карман шире! Скорее он наш фрегат отдаст своему родственнику Ураз Тухшу в качестве компенсации за потерю корабля и как награду за храбрость, – недовольно буркнул Ваша, на что Улине не удержалась и язвительно прокомментировала:

– Скорее, как награду за глупость и трусость! Свой корабль Ураз Тухш, видите ли, пожалел… Настолько бездарно и бессмысленно погибнуть ещё нужно было постараться!

– Но, как ни крути, именно наш капитан первым высадился на вражеский планетоид, – вмешался в их разговор Медик, и все вокруг как-то сразу смущённо притихли, припомнив, что именно Медика капитан оставлял за главного в своё отсутствие, а значит полностью ему доверял.

Чтобы сгладить возникшее напряжённое молчание, я поспешил встрять и высказал свою мысль, что наверняка у Вайд Шишиша будет целый список тех, кто потребует компенсацию за понесённые потери, и ему будет явно не до нас. Да и откуда вообще командующий сможет узнать про наши героические действия? Разве что Дмитрий Желтов и Аюх успели ещё до взрыва передать сообщение о бреши в обороне мелеефатов, но это очень маловероятно, так как к тому моменту они ещё не успели разобраться с системами связи незнакомого фрегата другой расы.

Да и по поводу наших действий в самом подземном комплексе Дмитрий и Аюх мало что могли поведать, так как почти всё время находились внутри звездолёта мелеефатов и ничего не видели, даже причину взрыва наверняка не поняли. Без этой же информации соотнести мощный взрыв в подземном комплексе мелеефатов, унёсший жизни почти восьми сотен защитников, с нашими действиями вообще было трудно. Хотя… я отозвал в сторону Улине и тихо поинтересовался, насколько она успела снять видеоролик про проникновение на вражескую базу?

Громадная Торговка недовольно скривилась и честно призналась:

– Герд Комар, с этим плохо всё… Хотела сделать красиво, но освещение было никудышнее, да ещё и выключилось в самый неподходящий момент из-за твоего сканирования. Пришлось заново выставлять свет и настраивать камеру, потеряла кучу времени. Успела лишь вводную часть текста проговорить, и немного общего фона попало в кадр со всеми этими движущимися аппаратами в цеху и стоящими на транспортёре фрегатами. Совершенно не того качества получился материал, за который могут заплатить информационные агентства…

– Всё равно обязательно сохрани эту запись! – потребовал я от своей мохнатой подруги. – Оплата с новостных агентств тут совершенно вторична. Просто это видео – единственное доказательство нашего подвига на вражеском планетоиде, а ещё хоть какой-то противовес вполне возможному обвинению в том, что мы нарушили приказ капитана и дезертировали, прямо во время идущего сражения удрав с боевого корабля.

– Думаешь, нам могут поставить это в вину? – встревожилась и даже испугалась Улине, на что я лишь неопределённо пожал плечами:

– Кто знает? Обвинил же меня Ураз Тухш в том, что якобы включил громкую связь на «Шиамиру» и выставил его в дурацком виде, спровоцировав недовольство команды. Так что я уже ничему не удивлюсь…

Настроение у меня, признаться, было препоганейшим, и причины для этого действительно имелись. Уволенный из команды близким родственником командующего, я сидел совершенно без денег чёрте где на отшибе Вселенной, очень далеко от территории родной фракции. Мимолётно мелькнувшая было надежда на трофейный фрегат похоже не сбывалась, и мне с друзьями он с высокой долей вероятности не доставался, что тоже расстраивало. К тому же очень сильно тяготила неопределённость по поводу будущего, как и то, что ожидать каких-то серьёзных подвижек и прояснений в моей судьбе и судьбе моих друзей в ближайшие часы не приходилось.

Стоило признать, что в моей игре настала чёрная полоса, и вся эта авантюра с отправкой на войну принесла пока что лишь одни расстройства и убытки. Вот только… – тут я вдруг заметил, что все вокруг молчат и посматривают на Комара, явно ожидая от меня каких-то комментариев по поводу ситуации или даже распоряжений насчёт наших дальнейших действий, – ни в коем случае нельзя было демонстрировать уныние! Друзья хотели видеть на моём лице выражение спокойствия и уверенности, а также знать, что у их командира всегда имеется чёткий план действий на любой случай.

Волей-неволей пришлось соответствовать этим ожиданиям и взятой на себя роли командира отряда:

– Улине, предложи всё-таки видеоролик информационным каналам, вдруг он их заинтересует. Не захотят платить, отдавай бесплатно, рост Известности нам всем тоже не помешает. Только сперва всё-же нужно проконсультироваться с местным военным руководством и убедиться, что мы этим видео не раскроем случайно какие-либо их военные секреты, чтобы нам потом не влетело за это. Аван Той, ты лучше остальных понимаешь в этом вопросе, так что помоги Улине!


Навык Псионика повышен до пятьдесят второго уровня!


Авторитет повышен до 36!

Следующим я обратился к Медику и попросил его найти нашего бывшего капитана. Помнится, Ураз Тухш обещал, что после окончания сражения с мелеефатами наймёт какой-нибудь челнок, чтобы доставить меня и моих друзей куда мы пожелаем. Самое время было напомнить Аристократу об его обещании, так как с этой токсичной кометы нам нужно было как-то выбираться.

Баше и Ваше я дал задание выйти в реальный мир и попытаться связаться со старым Навигатором Аюхом, если он тоже выйдет из игры. Клан его был известен, имя тоже, так что найти контакты конкретного гэкхо, тем более такого известного и уважаемого, наверняка было возможным. От братьев я просил выяснить, где находится сейчас Аюх в игре, а заодно прояснить ситуацию с мелеефатским фрегатом.

И наконец, Тини… Я подозвал своего воспитанника и, глядя ему прямо в глаза, сообщил на миелонском, которого остальные собравшиеся не понимали:

– Для тебя будет самое ответственное поручение. Я хочу, чтобы ты в реальном мире связался с лэнг Амиру У-Маяу…

– С кем?! – котёнок испуганно прижал ушки и присел, прикрыв голову лапами, хорошо хоть не обмочился от страха.

– Ты не ослышался, Тини, именно с Великой Проповедницей твоего народа. Если не сможешь обратиться напрямую к ней, свяжись с любым представителем Первого Прайда и передай, что у тебя имеется сообщение от человека по имени герд Комар для воплощения Великой Первой Самки, вот только передать это сообщение нужно лично. Уверен, лэнг Амиру выслушает тебя или прочтёт информацию в твоих мыслях, что тоже подходит. Так вот, слушай. Я желаю избавиться от столь раритетного и в то же время опасного предмета, как трофейный хвост Великой Проповедницы. Уверен, что бывшая обладательница этого самого хвоста тоже заинтересована в том, чтобы данный трофей не попал в руки её недругов и не испортил ей репутацию. Сообщи, что моя цена – один миллион крипто.

Глаза котёнка стали совершенно круглыми, но оспорить мой приказ он всё же не решился и подтвердил, что выполнит порученное задание. Отлично! Сообщив друзьям, что ровно через умми все мы снова должны собраться на этом же месте, я намеревался было уже выходить из игры, предварительно попросив Эдуарда и Имрана сопроводить меня, как вдруг меня остановила принцесса:

– А как же я? Комар, ты всем поручил какие-то задания, а про меня забыл! Мне-то что делать?

– Тебе… – чтобы такое поручить Минн-О, чтобы и выглядело серьёзным поручением, и в то же время не вызвало у Тёмной Фракции обвинений моей вайедда в шпионаже? – Тебе… А, точно! Я не раз уже слышал от тебя и твоего правящего деда лэнг Тумор-Анху Ла-Фина, что игрока можно перенести между фракциями и даже забросить в параллельный мир. Так вот, с тебя выяснить все детали данного процесса! Не могу же я допустить, чтобы моя замечательная вайедда была доступна для меня только в виртуальной игре! Я желаю, чтобы и в реальном мире ты была со мной!

Минн-О в глубокой задумчивости посмотрела на меня, а потом глаза девушки засияли, принцесса довольно заулыбалась и произнесла на языке Тёмной Фракции:

– Очень (непонятно) шаг, муж мой, одобряю! Это (непонятно) работает и в обратную сторону, и ты (непонятно) сможешь быть со мной в моём мире! Я обязательно выясню для тебя эту информацию!


Навык Космолингвистика повышен до семьдесят девятого уровня!


Глава десятая. Целеуказание | Циклы романов "Зашита периметра"-"Искажающие реальность"- Тёмный травник". Компиляция. Книги 1-14 | Глава двенадцатая. Классическая Раймонда