home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двадцать седьмая. Успеть до атаки

Мы с Дипломатом сидели на берегу мелкой журчащей речушки и наблюдали чудный рассвет. Солнце ещё не поднялось над горизонтом, но уже раскрасило облачка в розовые тона. Мир просыпался. В камышах суетились утки, в реке плескалась мелкая рыбёшка, мириады бабочек-однодневок кружили в бесконечном танце и спешили провести с пользой свой единственный и такой ответственный день. Мы молчали. Говорить действительно не хотелось, поскольку оба прекрасно понимали, насколько нам повезло, что официальный представитель гэкхо находился в благодушном настроении и не стал наказывать нас за самодеятельность с продажей платины.

Наконец, я нарушил затянувшееся молчание и задал лежащему на траве с полуприкрытыми глазами Лозовскому вопрос по поводу нового лидера фракции. Дипломат выплюнул измочаленную травинку, которую до этого вертел в зубах, присел и повернулся ко мне:

— Сам-то что думаешь по этому поводу?

Я лишь неопределённо пожал плечами. Всех сложных взаимоотношений внутри фракции я не знал, а потому слабо представлял, кто мог наиболее безболезненно заменить самоустранившегося лидера. Так и не дождавшись от меня никакого ответа, Лозовский начал говорить сам:

— Очевидно, это должен быть известный и авторитетный член фракции, чтобы народ пошёл за ним. Напрашивается, конечно же, кто-то из гердов. Тамара? Пожалуй, самая популярная из всех игроков фракции, а бойцы «Второго Легиона» так и вовсе все как один готовы умереть за неё. Вот только нашу девушку-паладина легко представить на передовой ведущей за собой бойцов, но никак не сидящей в штабе и перебирающей бумажки.

Тут я был полностью согласен с Дипломатом — Тамара никак не ассоциировалась у меня с лидером фракции. Место Паладина действительно в бою или там, где требуется противостоять вражеской магии, но никак не в глубоком тылу выслушивать отчёты производственников и распределять ресурсы между лабораториями.

— Герд Тарасов? — продолжил Лозовский перечисление кандидатов. — Отличный вариант, самый прокачанный и уважаемый наш игрок. Я первым делом поговорил именно с ним, но Игорь категорически отказался, сказав: «не моё». Он готов взвалить на себя часть функций лидера в плане проведения и планирования военных операций, но не более того. Эдакий министр обороны, подчиняющийся главе государства.

И снова я был согласен со своим собеседником. Профессиональный военный должен находиться на своём месте, и лучше Тарасова и его «Первого Легиона» никто бы не справился с вопросами обороны.

— Ещё одного нашего герда, лидера «научников», на позиции лидера фракции всерьёз я не рассматриваю. Герд Устинов фанат своей лаборатории, в которой сидит фактически безвылазно. Его призвание — воплощать в нашем реальном мире технологии, полученные из игры, и ради этого он готов ставить свои эксперименты сутками напролёт. Именно Устинов даёт нашим внешним куратором то, что они так ждут от проекта «Купол», и человек находится на своём месте.

Но тогда кто? Признаться, я совсем потерялся, ведь кроме перечисленных статусных игроков во фракции оставался только один герд: Изыскатель Комар. Неужели Иван Лозовский подводил беседу именно к этому? Нет, я не готов к такой роли! Не моё это!!! К счастью, Дипломат полагал так же:

— Остаёшься лишь ты, Комар. Но мне кажется, что ты совершенно не желаешь для себя такой роли. Да и наша фракция, будем откровенны, по-прежнему относится к тебе с недоверием. Уже не так резко негативно, как раньше, всё-таки сказывается ведущаяся нами объяснительная работа, да и твои дела на пользу фракции видны даже самым упёртым скептикам, но пока ещё до признания очень далеко.

— Но кого ты тогда предлагаешь на роль лидера? — поинтересовался я, понимая, что просто так этот разговор мой собеседник бы не начал. — Оставить Радугина?

— Нет, конечно. Лидер, не верящий в успех, никогда не будет пользоваться уважением подчинённых. Именно поэтому я предлагаю свою кандидатуру, — ответил Иван Лозовский с лёгкой улыбкой и тут же, пока я не успел возразить, постарался развить свою мысль. — У меня Известность уже приближается к тридцати, я почти что герд, совсем немного осталось. Возможно даже именно сегодня, когда произойдёт одно известное тебе событие, я достигну необходимых требований к статусу. Если же нет, то всё равно это случится в самые ближайшие недели или даже дни.

Конечно же, я поинтересовался тем самым событием, про которое мне должно быть известно. Дипломат сперва отнекивался, ссылаясь на секретность операции, но потом всё же признался:

— Как ты и предполагал, с гарпиями удалось договориться. Не один ящик консервов, конечно, но в целом достаточно дёшево они оценили свои услуги. Удар по строящейся в ноде «Маковые Поля» базе «Тёмной Фракции» будет нанесён сегодня в полдень, когда там будет особенно много рабочих. Наш Синоптик прогнозирует густую облачность, так что есть неплохой шанс гарпиям скрытно подлететь и отбомбиться. Журналистка Лидия Вертячих сразу же донесёт до всех информацию о грандиозном успехе, так что признание и рост Известности вполне ожидаемы. А поскольку официально автором и организатором всей операции числюсь я, то… сам понимаешь… в случае успеха рост Известности вполне предсказуем.

Вот как? Иван Лозовский хочет присвоить себе всю славу от успешной операции по уничтожению вражеской базы?! Понятно, что именно он договаривался с гарпиями, военными и производственниками, но идея-то была изначально моя! Словно чувствуя моё недовольство, Дипломат постарался меня успокоить:

— Не волнуйся, Комар, о твоей роли я не забыл и умею быть благодарным. Помоги мне сегодня стать новым главой фракции, и я назначу тебя лидером нового формирующегося «Третьего Легиона», под твоим началом будет две сотни тобой же отобранных игроков. Или же, если карьера военного тебя не прельщает, тебе и членам «Отряда Комара» в количестве до семи или даже десяти игроков будет гарантирована полная свобода действий без оглядки на директоров фракции!

Что сейчас происходит? Прямо вот так откровенно без всяких «вокруг да около» Лозовский пытается купить мой голос? Признаться, меня это несколько задело. Однако наивным идеалистом я не был и понимал, что политика в любом её проявлении — грязная вещь, а потому возмущаться не стал. К тому же я уже пришёл к выводу, что Дипломат действительно является лучшей кандидатурой среди всех имеющихся вариантов, так что я и так проголосовал бы именно за него. Но если за мой голос можно ещё и что-то выторговать, почему бы и нет? Путь лидера «Третьего Легиона» меня нисколько не прельщал, но вот свободная игра на своё собственное усмотрение… Вот знал же, хитрец, чем меня можно зацепить!

Я попросил подробнее рассказать об «Отряде Комара», и Иван Лозовский с готовностью принялся объяснять:

— Признаюсь, идея вовсе не моя, а принадлежит нашему штатному психологу. Ты ведь герд по статусу, а у таких видных игроков обычно имеется команда спутников и единомышленников. И у Тамары, и у Игоря Тарасова есть доверенные лица, адъютанты, советники, ассистенты. Хотя тут имеется небольшой нюанс — все их миньоны остаются тут на территории фракции. Твой же уникальный игровой путь подразумевает частые многодневные отсутствия и невозможность контроля за тобой в это время. Радугин не был готов снимать ещё и группу других игроков со всех заданий и отпускать неведомо куда, пусть даже в итоге фракция получала новые технологии и знания. Но я не буду настолько консервативным и дам согласие.

Про спутников герда, которым рекомендовано находиться поближе к Комару, я уже слышал ранее от Иришки и от Имрана, так что этим Дипломат меня не удивил. Но вот какие ещё «многодневные отсутствия»? Я ведь уже вернулся на Землю из полёта с гэкхо, и в ближайшей перспективе новых вылетов в космос у меня не запланировано. Или Дипломат знал что-то такое, о чём я пока ещё не догадывался? К сожалению, выяснить этот вопрос не удалось — у моего собеседника активировалась рация, и незнакомый женский голос сообщил:

«Пленница Минн-О Ла-Фин только что вошла в игру и проявилась в своей тюремной камере. Ведёт себя спокойно. Просит возможности беседы с Комаром. Гэворит, что ни с кем другим из фракции H3 разговаривать не станет».


Авторитет повышен до 19!

Видно было, что Дипломат удивлён, и я его прекрасно понимал — за время двух предыдущих пленений гордая и высокомерная внучка старого мага не проронила ни слова, сейчас же сама попросила о разговоре. Дипломат убрал рацию и посмотрел на меня:

— Думаю, лэнг «Тёмной Фракции» хочет нам что-то передать через свою внучку. Комар, поговори с Минн-О, узнай в чём заключается предложение её деда. А вообще огромная просьба от меня и от всей фракции — постарайся по максимуму разговорить девушку на любые другие темы: о погоде, о природе, затем как бы мимолётом о вчерашнем сражении. Если получится, постарайся выяснить, знала ли Минн-О точное время прибытия звездолёта купцов. Это очень важно, так как может дать прибывшим следователям недостающую зацепку к пониманию личности предателя!


На встречу с Минн-О Ла-Фин я направился не один. Дело в том, что по рации с поста охраны столичной цитадели мне сообщили, что миелонская Переводчица давно уже проснулась и несколько раз выходила из своей комнаты и даже покидала территорию крепости, ловко уходя от приставленных к ней наблюдателей. Рыжая хвостатая девушка считалась гостьей фракции, а потому её не задерживали и вообще старались вести себя с ней деликатно, однако охране всё равно не нравилась бесконтрольно шатающаяся на режимном объекте инопланетянка. А потому мне предложили присмотреть за своей спутницей и впредь, по возможности, не оставлять гостью без присмотра.

Айни я нашёл в жилом корпусе, в котором вчера поздно вечером поселили миелонцев. «Кошечка» раздобыла где-то лист стенгазеты и, лёжа на койке, старательно изучала незнакомые буквы. Не знаю уж, каким был прогресс в изучении языка, но при моём появлении Айни тут же вскочила и сообщила, что готова идти куда угодно, лишь бы подальше от этого напичканного камерами и микрофонами здания.

Даже так? Я применил умение Сканирование, после чего готов был согласиться с Айни — микрофоны и камеры действительно были напичканы в каждом углу, в каждой вентиляционной решётке и в каждом выключателе. Для морфа, старающегося лишний раз не афишировать своё присутствие, такая назойливая слежка однозначно являлась сильнейшим раздражителем. Я пообещал Айни поговорить с людьми, ответственными за охрану зданий, чтобы они прекратили слежку за гостями фракции.

Второго своего спутника я не нашёл, комната «котёнка» была пуста. Как мне подсказали союзники по фракции, Тини сразу же после заселения вышел из игры и до сих пор не вернулся.

Тюремный блок располагался глубоко под столичной цитаделью. Как и в штаб управления фракцией, единственным способом добраться туда был лифт.

— Она пойдёт со мной! — безапелляционно заявил я охраняющим тюрьму бойцам «Второго Легиона», и возражений не последовало.


Авторитет повышен до 20!

А хорошо быть гердом! Раньше мне бы пришлось долго объяснять свои действия, согласовывать с начальником смены охранников и ещё кучей других игроков. А так сказал, что миелонка будет со мной, и рядовые члены фракции даже более высоких уровней почтительно расступаются, пропуская статусного игрока и не смея ему перечить. Мне самому когда-то втолковывали на старте игры: «герд не обязан объяснять свои действия рядовым игрокам», и теперь я сам пользовался данной привилегией.

Миновав пост охраны и спустившись в подземные казематы, я прошёл длинным холодным коридором и остановился перед единственной запертой камерой. Дежурившая тут незнакомая коротко стриженная женщина средних лет, Телохранитель 34-го уровня, при моём появлении резко вскочила со стула и, почему-то стесняясь хвостатой миелонки и оттого немного заикаясь, отчиталась:

— П-происшествий нет. П-пленница н-накормлена и в данный момент занимается гимнастикой.

Я не стал ещё больше смущать и без того не слишком уютно себя чувствующую женщину, хотя язык так и чесался сообщить ей, что профессию Телохранитель я видел как-то иначе, вовсе не в охране заключённых. Вместо этого попросил открыть дверь в камеру, но тюремщица почему-то помедлила и, снова с недоверием покосившись на миелонскую Переводчицу, понизила голос до шёпота:

— Герд Комар, тут т-такое дело. П-при осмотре костюма арестантки с внутренней стороны одежды в районе воротника было н-найдено вот это.

Тюремщица выдвинула ящик тумбочки и продемонстрировала завёрнутый в плотную бумагу маленький, похожий на медицинскую пилюлю предмет, а также крохотную электронную плату с батарейкой и антенной. К плате прилипли ворсинки и тёмного цвета кусочек ткани — похоже, её с силой оторвали от одежды.


Ампула с контактным ядом


Дистанционный взрыватель

— Любопытная вещица, — прокомментировала Айни по-миелонски, тоже с интересом рассматривая необычные предметы. — Взрыватель активируется по ключевому слову или по сигналу от далёкого наблюдателя, разбивая ампулу с ядом. Надёжная гарантия того, что ценного игрока не возьмут в плен.

Интересно, интересно… Что же тогда получается? С того самого момента, как Минн-О пришла в себя в возвращающемся на базу «Пересвете» и до того, как её переодели уже тут в тюрьме, внучка великого мага вполне могла убить себя и спокойно отправиться на перерождение. Почему же она этого не сделала? Пожалуй, с этого вопроса и стоило начинать беседу.

Лязгнул замок, отворилась тяжёлая дверь, и я зашёл в тюремную камеру в сопровождении Айни.

Высоченная Минн-О, стоя на коврике возле дальней стены, задрала левую ногу практически вертикально и, едва не касаясь невысокого потолка камеры кончиками пальцев босой ноги, тренировала растяжку. При моём появлении узница не стала прекращать упражнение, позволив оценить и безупречный вертикальный шпагат, и соблазнительные изгибы женского тела, прекрасно подчёркиваемые облегающим спортивным костюмом.

— Комар, а она тебе явно нравится, я чувствую эмоциональный фон, — усмехнулась Айни, но я также на миелонском попросил Переводчицу оставить при себе несвоевременные комментарии, тем более на такую чувствительную личную тему, поскольку пленница обладает навыком Космолингвистика и способна быстро схватывать новые языки.

— Да ладно тебе смущаться, Комар! — не унимался морф, которого данная ситуация откровенно забавляла. — Эта девушка чувствует к тебе определённое влечение и изо всех сил старается понравиться. Именно поэтому с таким усердием демонстрирует сейчас гимнастические упражнения, хотя в обычной жизни все эти тренировки терпеть не может. Она показывает своё тело и предлагает себя в качестве твоей самки.

Я строго предостерёг Переводчицу, что ещё один подобный неуместный комментарий, и окончания моей беседы с пленницей она будет ждать по другую сторону запертой двери. Вроде Айни поняла, что я не шучу, и пообещала молчать. Я же, вежливо поклонившись, заговорил с представительницей «Тёмной Фракции»:

— Принцесса Минн-О Ла-Фин, мне передали, что вы вызывали меня. Подозреваю, ваш правящий дед Тумор- Анху Ла-Фин хочет через вас что-то сообщить нам?

Вместо ответа на заданный вопрос Минн-О поинтересовалась совершенно другим:

— Мне показаться этот рыжий кошка оскорблять я. Что она говорить?

Я транслировал ответ, хоть и в сильно искажённой от оригинала форме:

— Айни говорит, что у миелонской расы подобные упражнения в исполнении самок предназначены для призыва самца. И именно желанием заигрывания со мной, по её мнению, объясняется то, что принцесса не стала убивать себя с помощью вшитой в костюм ампулы с ядом и позволила доставить в тюрьму.

Минн-О явно смутилась, опустила задранную ногу, поправила одежду и уселась на самом краешке койки, скромно положив ладони на колени.

— Не умирай вовсе не этот причина как кошка считай. Просто я вообще не знать про яд!!! Потому и хотеть используй граната для перерождение. А затем ты Комар в броневик предлагать мне выбор: или связывай я гордый принцесса как простой пленник голый, или обещай не убегай. Я выбирай второе и не стать пытайся вырывайся убегай, так как я благородная честь имей не нарушай клятва.

Я заверил Минн-О, что вовсе не разделяю домыслы миелонки и ценю верность принцессы данному ею слову. И если данная тема задевает чувства благородной девушки, готов извиниться за бестактность и поговорить о других вещах.

— Нет, это хороший тема! — не согласилась Минн-О прекращать обсуждение деталей своего пленения. — Ампула яд много-много объясняй та странность я не понимай. Лэнг Тумор-Анху видеть я проигрывай бой и попадайся плен, мочь помогать свой сильный отряд и побеждай вас всех. Но не делать это!

У меня внутри всё похолодело. Великий маг Тумор-Анху Ла-Фин присутствовал на месте встречи звездолёта?! Вот это новость! Так вот чьё осторожное ментальное прощупывание я ощущал! Но почему он не вмешался? Маг-Псионик уровня 100+ даже в одиночку во время сражения мог склонить чашу весов к победе своей фракции. А уж в компании свиты, состоящей из элитных магов и бойцов «Тёмной Фракции», он бы с лёгкостью раздавил наш небольшой отряд. Но почему же грозный маг не вмешался?

И, кстати, мне очень трудно было представить почтенного старца сутками напролёт сидящего в засаде в ожидании прибытия звездолёта. Не для его преклонного возраста были подобные неудобства. Выходит, старик знал точное время! Я сразу же уточнил этот момент у пленницы:

— Твой дед Тумор-Анху прибыл поддержать твой отряд? Выходит, он знал точное время прибытия космических купцов?

— Не только он, все мы знать когда. Только вот я с отряд долго целый сутки топай в обход вокруг ваш территория, а потом сидеть ночь засада и ждать. А мой дед прилетай сразу антиграв в нужный время.

Очень ценная информация!!! Кажется, Минн-О увлеклась и проговорилась, выдав несколько больше, чем изначально собиралась. «Тёмная Фракция» не просто знала точное время и место посадки звездолёта, но получила эту совершенно секретную информацию минимум за полтора суток до прибытия купцов!

Так, прикинем. Я передал Радугину сведения о времени прибытия звездолёта, потом где-то шесть часов делал закупки и грузился, затем ещё тридцать шесть часов продолжался полёт. Получается, с момента передачи сведений и до прибытия звездолёта всего прошло сорок два часа. Причём из этого времени по крайней мере тридцать шесть часов «Тёмная Фракция» уже обладала этой секретной информацией и готовилась к встрече. То есть утечка произошла в самые первые шесть часов, а скорее этот диапазон можно было ещё сузить, так как разведчикам «тёмников» требовалось подготовиться и собраться, прежде чем отправляться в дальний путь.

— Но почему всё же великий маг не вмешался и не выручил тебя? Или, по крайней мере, почему дистанционно не использовал ампулу с ядом в твоём костюме? — признаться, эти странности меня больше всего волновали.

Минн-О посмотрела на меня как-то оценивающе и задумчиво, а потом ответила:

— Когда я спросить дед, почему он не спасать я, он давать очень странный ответ, который я не понимать сразу. Он сказать, что я… — тут Минн-О запнулась и, не сумев подобрать аналог из моего языка, употребила слово «вайедда» из своего родного. — Ещё Тумор-Анху сказать, что это решай так судьба, и он не готовый перечить высший сила, и так необходимо для спасай династия Ла-Фин.

— Вайедда? Что это значит? — заинтересовался я незнакомым термином.

— Как бы тебе объясняй… — я заметил, что Минн-О сильно смущается, на её пепельно-серых щеках даже проявился румянец, — это древний традиция мой народ. Вайедда значить «законный добыча». Сильный воин мочь при победа над враги взять себе понравившийся девушка из побеждённый род. Не насильник, нет! Брать как младший жена или походный подруга, обещай вайедда забота, защита и любить. И такой девушка нельзя отказ от вайедда, иначе сильно оскорбляй хозяин и теряй защита, стать просто добыча бесправный.

Ух ты… Несколько неожиданный поворот в истории моего личного противостояния с Минн-О, я даже не знал, что и думать о сложившейся ситуации. Старый жуткий маг, лэнг «Тёмной Фракции» и соправитель своего мира настойчиво и чуть ли не насильно подталкивал свою любимую внучку ко мне в объятия, ссылаясь на «судьбу», «высшие силы» и «древние традиции». Вот только оно мне надо?! Минн-О бесспорно незаурядной красоты девушка, но как я объясню своим союзникам по фракции все эти заморочки с «младшими жёнами» и нахождением рядом со мной явного врага из «Тёмной Фракции»?

— У моего народа подобной традиции с «законной добычей» нет, — ответил я вроде нейтрально и деликатно, но даже без использования навыка Псионика моментально сообразил, что такой мой ответ девушку огорчил. — И уж точно подобная инициатива должна исходить от «сильного воина» или, по крайней мере, от «девушки побеждённого рода», но никак не от постороннего человека.

— Мой дед Тумор-Анху вовсе не быть посторонний! — воскликнула пленница, повысив голос, но тут же взяла себя в руки и продолжила нормальным тоном. — Но ты прав, герд Комар. Такая инициатива по традиция должен исходить от сильный воин. Если он сам не хотеть, никто не заставлять. И сейчас теперь я хотеть сменить тема разговор!

Тут уж не замечать расстроенное состояние собеседницы стало просто невозможно — девушка начала периодически всхлипывать, глаза её увлажнились, она с трудом сдерживала рвущиеся слёзы. Вот уж не думал, что мой отказ серьёзно обсуждать тему вайедда так повлияет на принцессу. Тем не менее, несмотря на всхлипывания, Минн-О продолжила речь, причём в её голосе появились твёрдость и пафос:

— Я должный передать посланий от мой правящий дед лэнг Тумор-Анху Ла-Фин. Не один посланий, а сразу три. Первый: мой сильный фракция предлагать твой слабый фракция соглашайся на дань. Двадцать тысяч красный кристалл день. В такой случай мы не уничтожай ваши гексагон и наступай мир с торговля. Второй предлагай: договор не стрелять никакой база дальний пушка и ракета. Мы знать все ваши базы где, и вы тоже знать наши базы. Разрушай и плохо каждый сторона, никакой развитий и вообще глупый вариант. Землю оборонять после один тонг защита наша общий задача, поэтому надо развитие и сильный быть оба. И третий послание: Тумор-Анху оценить план с фальшивка кристалл и говорить, что зауважать ты Комар после такой хитрый ход. Для мой фракция быть сильно больно от гэкхо. Мой дед говорить ты мудрый и хитрый, мочь переходить мой сторона и сразу становись правый рука лэнг. Он это обещать!

Ох… даже без использования умения сканирования я прекрасно знал, что всё тут в камере напичкано микрофонами, каждое слово этого разговора фиксируется и вскоре будет передано «особисту», а также ещё целой куче других людей. Многие во фракции и без того относились к Комару с недоверием, так что после такой открытой попытки вербовки как бы они не решили, что я могу заинтересоваться данным предложением. Необходимо было сразу же озвучить свой ответ, чтобы избежать неприятных последствий:

— Минн-О, я передам твоё первое предложения руководству фракции, однако сомневаюсь, что оно будет рассмотрено всерьёз. Второе послание также передам, и к вечеру надеюсь сообщить ответ. По поводу же третьего, так сказать «предложения», я тебе и раньше говорил, и могу снова повторить, что вам нас не одолеть! Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы моя фракция победила в текущей войне!

Девушка-картограф слегка поклонилась, а затем демонстративно отвернулась, давая понять, что разговор закончен. Я уже направился было к выходу, как вдруг сообразил, что не услышал от пленницы одной важной вещи:

— Кстати, Минн-О, а что твой правящий дед говорил насчёт выкупа за свою внучку? С какой суммой в кристаллах он готов расстаться, чтобы ты снова обрела свободу?

Принцесса медленно-медленно обернулась и встретилась со мной взглядом. В её влажных от слёз глазах читались грусть и безысходность:

— Тумор-Анху быть сильно раздражайся очередной неудача я, и при большой скопление придворных поклясться, что больше не отдавай в качестве выкуп за я ни один кристалл! Дед сказать, что единственный выход для я не роняй честь род Ла-Фин, это становись вайедда Комар и быть достойный младший жена. Иначе аристократы и придворный не одобряй и сильно шептайся мой честь.

Во время проговаривания этой фразы принцесса просто приклеилась ко мне взглядом, хотя однозначно знала о моих псионических способностях. Ей достаточно было просто отвернуться или опустить глаза, чтобы я не смог прочесть мысли, однако Минн-О этого не делала. Меня словно приглашали… И потому я, отринув все рамки приличий, использовал Псионику и с жадностью вчитался в мысли пленницы:

«Догадается или нет? Я тут демонстративно молчу про его магические способности, чтобы подслушивающие наш разговор охранники не узнали об этих умениях Комара, хотя это как раз самая напрашивающаяся тема для беседы. Ведь считается, что в том мире магии нет. Но тогда что это было во время боя на плато кентавров? Неужели никто из союзников Комара не догадался? Нет, парень откровенно не понимает моих намёков. Похоже, я переоценила его интеллектуальный уровень. А жаль…»

Что она от меня ждёт? О чём я должен догадаться? Хочет от меня подтверждения возможности общаться ментально? Скорее всего. Я сосредоточился и передал мысленный запрос:

- Я только-только научился ментальным способностям, так что не суди меня строго. И я очень ограничен по времени, слишком быстро кончаются Очки Магии. Так что, если у тебя есть, что передать таким способом, поторопись.

На меня накатила целая волна чужих чувств — радость, восторг, облегчение, немного смущение, огромная надежда. После чего возникла чётко сформулированная мысль:

«Комар, ради того, чтобы я стала твоей официальной женой или вайедда, мой дед готов отдать очень и очень многое. Для него это принципиальнейший вопрос сохранения рода Ла-Фин, древней магической династии правителей. А потому, если я тебе хоть немного нравлюсь, любым способом дай это знать. А затем проси всё, что хочешь для себя лично или твоей фракции: политические уступки, крупную сумму в кристаллах, даже возможно…»

В глазах у меня неожиданно потемнело, я пошатнулся и наверняка бы упал на холодный каменный пол, если бы Айни вовремя не кинулась и не поддержала моё опадающее тело.


Действие прервано. Закончились Очки Магии


Закончились Очки Выносливости


Навык Псионика повышен до тридцать первого уровня!


Навык Псионика повышен до тридцать второго уровня!


Навык Ментальная Сила повышен до двадцать первого уровня!


Получен пятьдесят девятый уровень!


Получено три свободных очка навыков!

Я быстро пришёл в себя и поблагодарил миелонскую хвостатую Переводчицу за помощь. Выпрямился, провёл тыльной стороной ладони под носом и обнаружил на руке кровь. Только этого ещё не хватало! Использование магии не всегда, оказывается, заканчивается хорошо. Так ведь можно и в бою переусердствовать и потерять сознание, неосторожно израсходовав все Очки Магии и Очки Выносливости…

Меньше всех случившемуся удивилась Минн-О — подозреваю, в её полном магии мире подобное было обыденным делом. Узница молча протянула мне полотенце, чтобы унять по-прежнему сочащуюся кровь. Я же принял из рук принцессы полотенце, поблагодарил девушку и, внезапно решившись, достал из инвентаря Руку Комара на металлической цепочке:

— Минн-О, я подумал насчёт вайедда и готов взять тебя в качестве походной подруги, но только после того, как закончится вся эта история с предстоящим сражением между нашими фракциями. У моего народа принято обещать понравившейся девушке руку и сердце. Вот, руку дарю сразу в качестве аванса, сердце же получишь после того, как твой правящий дед Тумор-Анху Ла-Фин подтвердит, что одобряет наш союз. Думаю, отмена охоты на меня, а также возвращение сюда на территорию фракции Human-З перебежчика и предателя Тюленева — вполне приемлемая цена за сохранение чести принцессы и спасение древней династии Ла-Фин.


Глава двадцать шестая. Далёкая война | Циклы романов "Зашита периметра"-"Искажающие реальность"- Тёмный травник". Компиляция. Книги 1-14 | Глава двадцать восьмая. Большое собрание