home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава седьмая. Претензия на уникальность

Меня уже поджидали. В бывшем кабинете Тюленева собралось всё высокое начальство: и руководитель фракции Радугин, и дипломат Иван Лозовский, и незнакомый полноватый темноволосый мужчина — видимо как-раз тот самый «особист» Александр Антипов, которого игроки фракции почему-то побаивались. Не знаю, как остальных, но меня новый заместитель руководителя абсолютно не впечатлил. Возможно, виной тому был созданный многочисленными фильмами про разведчиков и контрразведчиков шаблонный образ неприметного серого человека с внимательным цепким взглядом, которому полноватый темноволосый мужчина в тёплом домашнем свитере совершенно не соответствовал.

Имран и Дмитрий помогли мне сесть в кресло, после чего поспешили покинуть помещение.

— Рассказывай! — предложил мне Радугин, даже не попытавшись для приличия хотя бы поздороваться или представить нового члена фракции.

— Что, усталому космонавту даже не предложат кофе или что покрепче? — делано удивился я. — Поймите, я и сам налил бы себе, не утруждая высокое начальство, но со сломанной ногой не очень-то попрыгаешь по комнате.

Мои слова вызвали замешательство. Руководители фракции стали переглядываться между собой, пока Иван Лозовский не сообщил, что приготовит для меня кофе. Он даже предложил мне дополнительно плеснуть в чашку снимающую усталость крепкую настойку на таёжных травах, и я с благодарностью согласился.

— Во, так гораздо лучше! — заявил я с блаженством в голосе, сделав первый глоточек обжигающе горячего напитка, кроме аромата кофе отдающего полынью, кедровыми орешками и зверобоем. — Итак, что вас интересует? Про что рассказывать?

Директоров интересовало всё! Почему я вдруг решил, несмотря на увечья, войти в игру? Кто дал мне полномочия направить группу новичков в игру, хотя они ещё не прослушали вводную лекцию и не прошли обучение Лабиринту? Почему решил, что смогу так легко проникнуть на территорию Тёмной Фракции, и откуда знал, что серьёзного сопротивления в ноде «Золотая Равнина» не будет? Почему не поставил в известность руководство? Чем был вызван именно выбор башни связистов для обороны и целей для наведения артиллерии? Откуда я знал, что за мной прилетят гэкхо на «Шиамиру» и эвакуируют из кольца врагов? Зачем я потащил с собой в космос другого игрока фракции?

Многие задаваемые вопросы были с «подлянкой», изначально как бы назначая меня виновным в каких-то грехах, но я старался отвечать честно и подробно, так как скрывать от руководства мне было нечего, и свои действия я считал абсолютно правильными и почти что героическими. Да, пришлось рассказать про записку-предупреждение от герд Тамары и даже пообещать предоставить её после возвращения из полёта в космос. Но лидер Второго Легиона сама разрешила и даже настоятельно советовала мне так поступить, так что храбрую девушку я вроде не подставлял.

Я опасался сомнений начальства насчёт сбитого штурмовика «Сио-Ми-Дори» и двадцати семи уничтоженных мною врагов из Тёмной Фракции, но именно этот момент моего рассказа прошёл вообще без вопросов и замечаний. То ли высокое начальство могло как-то видеть статистику членов фракции, то ли просто эту историю уже во всех деталях рассказали Имран, Иришка и Дмитрий. Информация об отсканированном во всех деталях штурмовом антиграве Тёмной Фракции, что было для меня вообще удивительным и даже обидным, начальство также не заинтересовала.

Говорил и задавал вопросы в основном Иван Лозовский, лидер фракции лишь задал пару уточнений, а «особист» так и вовсе всё время молчал и внимательно слушал. Когда первая волна вопросов закончилась, наконец-то последовала хоть какая-то реакция от Радугина:

— Что же, в целом я удовлетворён ответами. Комар, единственный твой серьёзный огрех — ты превысил свои полномочия, направив группу из семи новичков в игру, хотя они ещё не были готовы. И дело тут даже не в том, что новички не пронесли с собой никакого полезного груза из реала, хотя центнер дефицитных материалов очень даже не помешал бы в игре. Просто загублено шесть персонажей, на которых серьёзно рассчитывала наша фракция, но которые недополучили на старте очки характеристик и стали ущербными относительно своих коллег по профессии. Шесть получившихся ослабленными Водителей, Шахтёров и, кстати, твой коллега Изыскатель. Изыскатель, у которого в итоге не хватило очков характеристик, чтобы выбрать навыки Зоркий Глаз и Ружья для повторения твоего пути развития, и который не может даже использовать Сканнер Изыскателя! Вот скажи, Комар, стоила одна появившаяся во фракции успешная Журналистка таких жертв?

— Журналистка?! А что, есть и такой игровой класс? — я не стал отвечать на сам провокационный вопрос Радугина, но всё же не смог скрыть своего изумления насчёт необычной игровой профессии.

— Как видишь, есть. И эта девушка, Лидия Вертячих, единственная из всей группы уложилась в срок и выбралась из Лабиринта за отведённое время. Кстати, Лидия совершенно не делает из этого секрета и растрезвонила уже на всю фракцию, что игра предложила ей на выбор две профессии: Журналистка или Проститутка. Думаю, никого не должно удивлять, что Лидия остановила свой выбор на Журналистке, так как лично мне необходимость Проститутки во фракции сомнительна, а ещё более сомнительны способы прокачки ею навыков и уровней… Журналистка же нам действительно нужна, так как освещение успехов фракции поднимает мораль всего коллектива. И Лидия отлично поймала свой игровой стиль, вчера повторив твой рекорд количества уровней, набранных за первые сутки игры!

— Ей просто повезло, — недовольным тоном высказал своё мнение Иван Лозовский. — Как раз в день её появления произошла эпическая битва с Тёмной Фракцией. Была масса личных подвигов на своих участках обороны, люди хотели поделиться этим и заодно узнать новости о ситуации на других участках фронта, так что появление Журналистки вышло как нельзя кстати.

Всё это было интересно, но я всё же попытался перевести русло беседы с обсуждения удачливой Журналистки на себя. Прежде всего, задал вопрос про отсканированный штурмовой антиграв Тёмной Фракции. Почему вдруг такая сдержанная и даже безразличная реакция на редкий трофей? Неужели чертежи используемых нашими врагами образцов техники неинтересны фракции?!

— Почему же, интересны, — впервые включился в разговор Александр Антипов. — Но всё же не настолько, как образцы техники великих космических рас.

Поскольку Антипов замолчал, словно сам смутившись своей неожиданной активности, мысль за него докончил Иван Лозовский:

— Да, Комар, технологии Тёмной Фракции несколько опережают наши. Но все попадавшие нам в руки трофейные образцы оружия, оборудования и техники «тёмников» значительно, просто на порядок, уступают гораздо более совершенным экземплярам гэкхо или миелонцев. Так, лазерные пистолеты и винтовки Тёмной Фракции по своим убойным характеристикам лишь ненамного превосходят наше обычное оружие и даже уступают самым качественным, сделанным на заказ и принесённым из реала земным экземплярам. Но наше стрелковое оружие, как и оружие Тёмной Фракции, просто детские хлопушки в сравнении с на порядок более убойными бластерами и самонаводящимися импульсными пистолетами гэкхо.

Вот, блин… В расстроенных чувствах я опустил голову. Добытая с таким трудом схема «Сио-Ми-Дори» оказалась вовсе не настолько ценной, как я предполагал. Тут, словно желая меня подбодрить, Иван Лозовский продолжил свою речь:

— Вот добытый тобой чертёж «Шиамиру» — действительно бесценный трофей. За него мы даже получили официальную благодарность от внешних кураторов проекта Купол. Говорят, конструкторы ракет просто визжали от восторга при виде подробнейшей схемы реально действующего космического челнока! Нашим учёным ещё разбираться и разбираться, и далеко не факт, что современных знаний хватит понять все принципы работы инопланетной техники, но в любом случае это — огромный шаг для всего человечества к межзвёздным полётам!

Радугин остановил излишне пламенную речь своего подчинённого, хмуро прокомментировав:

— Есть и обратная сторона медали… Теперь кураторы требуют с нас ещё, ещё и ещё настолько же ценных образцов. Они похоже считают, что звездолёты у нас тут под каждым деревом растут! Судя по всему, Комар, ты единственный во всей фракции игрок, кто имеет шанс выполнить это задание государственной важности. И потому именно добыча чертежей звёздной техники великих космических рас с этой минуты должна стать твоей основной задачей! Если тебе нужны ещё «расходники» для твоего сканера, просто скажи, и фракция приобретёт их для тебя. Если потребуется что-то ещё, составь список необходимого, постараемся добыть — пронести из реала или купить у наших сюзеренов. За каждый новый добытый чертёж звездолёта получишь премию в пятьсот кристаллов!

Говорил Радугин про премию с таким пафосом, что мне стоило огромных усилий не рассмеяться. Сколько-сколько? Пятьсот??? И это за уникальный чертёж, который позволит учёным и конструкторам скопировать настоящий космический корабль? Неужели у нас во фракции настолько туго с валютой гэкхо? У моего Комара после всех расчётов с Улине осталось «мелочи» кристаллов триста-четыреста, я даже их не пересчитывал.

Но я не стал кривиться и отказываться, а тем более требовать большей награды. Лишь сообщил, что «расходники» для Сканера Изыскателя у меня ещё имеются в достаточном количестве, и фракции тратить дефицитную валюту гэкхо пока не нужно.

Радугин кивнул, словно ничего другого и не ожидал, после чего резко сменил тему:

— С основным заданием для тебя определились, и теперь предлагаю обсудить самый болезненный и неприятный вопрос — отношение членов фракции к тебе. Комар, жалобы на тебя поступают регулярно, от самых разных игроков, и причины в них описываются самые различные. Но жалобы — это лишь видимая вершина айсберга, с ними мы работаем, объясняем ситуацию и успокаиваем игроков. Гораздо хуже подводная часть айсберга — то недовольство и злоба, которые не высказываются вслух, но накапливаются в сознании игроков. Признаться, меня такое откровенное отторжение пугает. Ну непохоже оно на простую зависть или недовольство такой мелочью, что Комар видите ли пропускает дежурства на границе или не использует свою аппаратуру для поиска минералов на нашей территории!

Иван Лозовский попросил слова и с одобрения начальника продолжил беседу:

— Геолог Михалыч, в целом, справляется со своей задачей, и я не вижу такой уж острой необходимости помогать ему, а тем более тратить дорогущие анализаторы для поиска минералов. Отсутствие же Комара в графике патрулей — ещё более надуманный повод. У нас во фракции свыше шести сотен игроков не патрулируют границу, но никого это не волнует! Словно на Комаре свет клином сошёлся, всё обращают внимание только на его отсутствие на тренировках и в списках патрульных! И если раньше этот негатив ещё можно было списать на острый конфликт Комара с обожаемой фракцией герд Тамарой, то сейчас после их примирения логичного объяснения такой враждебности лично я не вижу. Но эта враждебность — очевидная проблема, и её нужно скорее решить.

— Сдаётся мне, что весь этот негатив очень умело раздувается и управляется извне, — высказал свою собственную точку зрения долго молчавший «особист». — Уж слишком хорошо негатив к конкретному игроку накладывается на обещание огромной награды за его голову, которое озвучила Тёмная Фракция. Похоже, наши враги видят в Комаре угрозу и, поскольку сами дотянуться до игрока не смогли, чужими руками пытаются устранить его. Только вот что «тёмники» заметили такого, чего не видим мы? Чем Комар может им угрожать?

— Возможно, просто личная неприязнь? — предположил Иван Лозовский. — Всё-таки Комар подорвал авторитет их лидера Тумора-Анху Ла-Фина, выставил его внучку Минн-О Ла-Фин в неприглядном свете и вообще служил раздражающей занозой в заднице Тёмной Фракции.

— Непохоже… — с сомнением покачал головой Александр Антипов. — Я внимательно ознакомился с составленным психологическим портретом лэнга Тёмной Фракции. Тумор-Анху Ла-Фин иногда может позволить эмоциям выплеснуться наружу, и в такие моменты страшен в гневе. Но в целом он сдержанный и очень хитрый игрок, неоднократно демонстрировавший нам свою способность просчитывать ситуацию на много ходов вперёд. Согласно показаниям пленных, у лэнга много недоброжелателей в его мире. Кстати… а что мешает нам скопировать ход врага и объявить награду за голову лидера «тёмников»? Скажем, такие же десять тысяч кристаллов?

Возникло молчание, лидеры фракции какое-то время переглядывались между собой. Наконец, Иван Лозовский ответил:

— Неплохой зеркальный ответ, который покажет нашему противнику, что не получится безнаказанно вводить такие угрозы видным членам нашей фракции. Только вот самого лэнга не получится убрать — он очень сильный маг-псионик, и обнаружит убийцу по его мыслям ещё до того, как тот сумеет подобраться близко. Но у старого мага есть слабое место — его любимая внучка, тёплые чувства к которой он не раз демонстрировал. Если мы объявим награду за голову Минн-О Ла-Фин, это подействует на руководство Тёмной Фракции гораздо сильнее.

— Объявить-то мы можем… — проговорил Радугин задумчиво. — А ну как действительно придётся платить?! У фракции сейчас в казне осталось всего восемнадцать тысяч кристаллов, причём полторы тысячи из них придётся заплатить за наём парома, на котором доставят заказанное оборудование для восстановления нефтеперабатывающего завода!

Признаться, меня несколько покоробило, с какой поразительной лёгкостью руководители обсуждали оплату работы убийцы. Пусть Минн-О Ла-Фин и её дед были врагами нашей фракции в игре, всё равно я не считал их убийство в реальном мире правильным решением. Впрочем, враги первыми выпустили джинна из бутылки, назначив награду за мою голову в реале, так что происходящее вполне вписывалось в рамки ответного удара, и я промолчал, не став спорить. Однако, когда речь пошла о дефиците кристаллов, тут уж я не выдержал и вклинился в разговор высоких руководителей, высказав наболевшее:

— Может, я чего не понимаю, но ситуация с дефицитом кристаллов меня крайне удивляет! Если игра, искажающая реальность, настолько важна для государства, то что мешает со следующей партией новичков доставить что-либо ценное на продажу? Ту же платину, например. Пятнадцать крепких парней из следующей партии новичков принесут по двадцать килограммов драгоценного металла каждый, в итоге получим триста килограммов. Цена очищенной платины в космосе — пятнадцать тысяч кристаллов за килограмм. Пусть даже по такой цене и не получится продать, пусть будут какие-то расходы на доставку и сертификацию слитков по системе маркировки тех же гэкхо, но по восемь-десять тысяч кристаллов за килограмм торговцы купят легко! А это три миллиона драгоценных кристаллов, которые сразу же решат все финансовые проблемы нашей фракции! Это — тысяча хороших бластеров для нашей армии, и два миллиона кристаллов ещё останется на остальные расходы! А если использовать для доставки группу не из пятнадцати, а из тридцати новичков, то это вообще собственный звездолёт для фракции «Human-3»! А со звездолётом мы больше не будем зависеть от посредников-гэкхо и сможем получать любые товары без этих диких наценок!

Моя эмоциональная речь была встречена гробовым молчанием. Затем Иван Лозовский проговорил с усмешкой, обращаясь к Радугину:

— Вот и прозвучал ответ на вопрос, чем Комар угрожает Тёмной Фракции! Что там дипломат гэкхо Коста Дыхш плёл нам о цене платиноидов в галактике? Семьсот кристаллов за килограмм палладия, восемьсот тридцать за осмий и пятьсот за платину? И даже этой торговле по драконовским ценам Тёмная Фракция всячески мешает, отрезая нас от космопорта и лишая притока валюты гэкхо. Без валюты и импорта высокотехнологичного оборудования мы не выстоим в противостоянии с Тёмной Фракцией, все это прекрасно понимают. У тут на сцене появляется Комар, который понимает язык гэкхо, общается с ними и даже заслужил определённое уважение представителей этой великой космической расы. Гипотетически он может помочь нам наладить торговлю, и даже без всех этих жадных посредников из космопорта! Вот чего боится Тёмная Фракция!

— Комар, тогда н-новое з-задание для тебя! — начальник фракции был взволнован и даже начал слегка заикаться. — Выясни у к-капитана, может ли он послужить посредником по доставке платины и других ценных металлов, все закупочные цены и ф-финансовые условия. Если всё подтвердится, я попытаюсь согласовать выделение для проекта «Купол» драгоценного металла из Гохрана. По поводу же негативной реакции фракции… будем работать над этим, вести разъяснительную работу. Прежде всего, необходимо донести до игроков информацию о том, как много Изыскатель по имени Комар делает для всей фракции. Тут напрашивается вариант большого интервью, раз уж у нас во фракции есть Журналистка! Как Лидия выйдет из игры, я направлю её к тебе, согласуете формат и время беседы.

«Особист», воспользовавшись тем, что руководитель фракции закончил свою речь и замолчал, подхватил нить беседы:

— Поскольку ты теперь особо ценный игрок фракции, то и меры по твоей охране тоже должны быть соответствующими. Под Куполом физическую безопасность мы тебе обеспечим. Как заслуженному «статусному» игроку тебе положено отдельное помещение повышенной комфортности, доступ к которому будут иметь лишь лица из списка, который ты сам составишь. Там будет только «внешняя» охрана, которая никак не связана с игрой и не имеет контактов с Тёмной Фракцией. Любые перемещения под Куполом должны происходить только в сопровождении охраны! Что же касательно игры, вопрос будет решён ещё до твоего возвращения из космоса.

Собственно, на этом содержательная часть совещания закончилась. Мне лишь задали несколько уточняющих вопросов относительно ожидаемых сроков возвращения «Шиамиру», а также способностей Дмитрия Желтова как пилота и его вживания в экипаж гэкхо, после чего выдали пластиковую карту для совершения покупок под Куполом и отпустили отдыхать.

Уже в дверях кабинета я попросил поддерживающих меня Имрана с Дмитрием остановиться и снова развернулся к начальству:

— Знаю, что под Куполом везде ведётся «прослушка» и видеонаблюдение. В «целях безопасности» членов фракции, разумеется. Вот только мне нужно нормальное приватное помещение, в котором я мог бы чувствовать себя комфортно и расслабленно, а не выискивать скрытые камеры и микрофоны.

Лозовский и Радугин почему-то синхронно посмотрели на Антипова, и «особист» после секундного раздумья кивнул:

— Хорошо, Комар. Дай нам пять минут на изъятие оборудования, и помещение будет чистым. Никакой слежки за тобой в твоём номере не будет. Слово офицера!


Глава шестая. И снова Купол | Циклы романов "Зашита периметра"-"Искажающие реальность"- Тёмный травник". Компиляция. Книги 1-14 | Глава восьмая. Большое интервью