home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава четвёртая. Тайная разработка

Я и сам уже заметил, что над головой вместо ожидаемого тёмного неба с миллионами звёзд был непрозрачный мутно-белый купол, по которому периодически пробегали сполохи разрядов. Что это вообще за хреновина?

Активировав сканирование (не геологический анализатор, а просто пиктограмму умения), я с большим интересом рассмотрел отобразившиеся на мини карте названия объектов: «Автоматическая фабрика мелеефатов», «Бурильная установка», «Малый роботизированный погрузчик мелеефатов», «Установка искусственной гравитации», «Автоматический цех обогащения породы», «Контейнеры хранения готовой продукции», «Генератор искажающего щита»… Похоже, в поисках ценных ресурсов мы наткнулись на место, в котором кто-то другой, укрывшись от посторонних глаз, уже вовсю разрабатывал месторождение. Интересно, что же тут добывали в условиях такой секретности?

— Комар, Улине, что у вас стряслось? — наши переговоры внимательно слушали на «Шиамиру» и, конечно же, заинтересовались и встревожились словами моей спутницы про разбитый левитатор и сломанную лапу.

Торговка хотела было ответить кораблю и сообщить о случившемся, но я интенсивными взмахами рук привлёк её внимание и сделал жест в виде прислонённой к губам ладони. А затем подозвал свою спутницу к автоматической фабрике, из которой уже выдвинул ближайший контейнер готовой продукции, снял с него крышку и изучил содержимое.


Навык Минералогия повышен до двадцать шестого уровня!

— Что это? — женщина гэкхо с недоумением и даже брезгливостью посматривала на серый порошок, которым небольшой контейнер был наполнен практически доверху. — Гадость какая-то… Она радиоактивная?

Я безбоязненно запустил руку в контейнер и поднял полную горсть мелкодисперсного серого порошка. Даже в условиях местной искусственной гравитации, составляющей едва ли десятую часть от привычной, и то ощущалась тяжесть груза. Я практически сразу определил, что находится передо мной, вот только вслух на весь экипаж про такие вещи лучше было не распространяться. Аккуратно ссыпав содержимое обратно в контейнер, я достал оружие и стволом лазерной винтовки начертил на рыхлой поверхности длинную фразу на языке гэкхо:

Это — губчатая платина, именно в таком виде платину и получают после выделения из породы химическим методом, потом уже очищают и переплавляют в слитки. По моим оценкам, во всех этих контейнерах автоматической фабрикой собрано суммарно килограмм триста платины. Понять бы ещё, кто хозяин всего этого сокровища

Уже закончив фразу, я запоздало испугался, что представительнице расы гэкхо наверняка незнакомо такое человеческое понятие, как «килограмм». Хотя… игровые алгоритмы как-то ведь автоматически переводили для меня многие термины из принятых у других рас величин в привычные для меня единицы измерения. Может, и для Улине тоже моя надпись переведётся понятно? Торговка же запустила перчатку в этот очень тяжелый порошок и задумчиво пропустила драгоценный металл сквозь пальцы. Затем потребовала мою лазерную винтовку и, получив её, рядом с моей фразой написала свою:

Комар, какая разница, кто хозяин? Я хорошо знаю нашего капитана и убеждена, что от такой грандиозной добычи Ураз Тухш не откажется. И даже предвижу его задание для меня найти рынок, где мы сможем по-тихому реализовать эту платину. А вот тебе, Комар, самое время взять свою долю — бери столько платины, сколько сможешь унести

Видя, как я хищно присматриваюсь к заполненным контейнерам, Улине Тар поспешила уточнить, накарябав ещё одну ломаную линию:

Учти, ваш договор с капитаном предполагает нормальную гравитацию, а не местную. Так что никакого жульничества. А то знаю я тебя — рюкзак большой, и на таком астероиде ты один всю заготовленную платину сможешь взять, особенно если предварительно отключить установку искусственной гравитации

Подумав, Улине Тар снова опустила оружие стволом вниз и начертила ещё одну фразу:

Комар, есть предложение. Я согласна временно взять на хранение часть твоих вещей, но при условии, что платину, взятую в зачёт этих предметов, мы поделим пополам


Навык Космолингвистика повышен до сорок второго уровня!

Я встретился взглядом со своей подругой и отчётливо кивнул, принимая такое соглашение. И пока я выкладывал из инвентаря все вещи и передавал подруге, Улине Тар быстро затёрла ногой нашу переписку, активировала рацию и произнесла:

— Капитан, есть две новости: хорошая и плохая. Плохая: мы с Комаром разбили левитатор. Вдребезги. Восстановлению не подлежит. Хорошая: мы кое-что нашли, причём вам стоит взглянуть на это лично. Уверяю, находка вам понравится!


Капитан прибыл на тяжёлом погрузчике, причём не один, а вместе со старшим инженером. Как я и предвидел, наша находка вызвала самую бурную реакцию. Ураз Тухш обошёл всю зону разработки, везде совал свой нос и от радости прыгал так, что в какой-то момент, неосторожно выйдя из зоны искусственной гравитации, оторвался от астероида и едва не улетел в открытый космос. Помог страховочный шнур.

С челнока был вызван суперкарго, причём капитан попросил его привезти с собой устройство глушения радиосигналов — переговоры старших офицеров звездолёта не предназначались для ушей остальной команды. Мы с торговкой находились тут же у автоматической фабрики, нас никто не прогонял, и мы могли слышать переговоры начальства. Хотя мы и так уже были в курсе этой ценной находки, так что капитан просто не видел надобности чего-либо скрывать от нас.

Улине очень точно описала реакцию капитана — вопрос «брать или не брать ценную платину?» на этом совете даже не рассматривался, капитан и его помощники обсуждали совсем другое. Они хотели увезти с собой не только добытую руду, но разобрать и погрузить всю автоматическую фабрику мелеефатов вместе с буровыми установками, обогатительными модулями, погрузчиком, а также установку искусственной гравитации и генератор щита. Суперкарго возражал, утверждая, что такой объёмный объект не поместится в грузовой отсек «Шиамиру», тем более что две трети пространства там уже занимала наша автоматическая фабрика. Однако если капитан загорелся идеей, его уже было не остановить:

— Нельзя оставлять столь ценный трофей! Такая фабрика тысяч на семьсот кристаллов потянет, а вместе со всем дополнительным обвесом так и на целый миллион! Может, нашу пока выгрузим на одном из соседних астероидов и припрячем, а эту отвезём на продажу?

— На соседнем не получится… — засомневался главный инженер. — Хозяева фабрики обнаружат пропажу и будут очень сильно недовольны. Начнут сперва искать следы тут на астероиде, затем сканировать ближайший космос. И кто знает, насколько хорошее у них оборудование для поиска?

На этот вроде риторический вопрос ответила вклинившаяся в беседу Улине:

— Раз они смогли приобрести дорогущую мелеефатскую фабрику со всем дополнительным оборудованием, то вовсе не бедствуют. А раз нашли такое богатое месторождение, то и поисковые приборы у них очень качественные.

— Похоже на то, — согласился главный инженер. — Работающую фабрику можно обнаружить чуть ли не с другого конца звёздной системы корабельными сканерами. Заглушенную, допустим, с меньшего расстояния, но всё равно риск обнаружения есть. К тому же выйдет весьма обидно, если мы улетим прятать нашу фабрику, а в это время вернутся хозяева этой. Ведь кто знает, какие тут охранные системы? Вполне может быть, что уже отправлен сигнал о том, что на секретный объект проник кто-то посторонний.

После такого заявления споры на какое-то время прекратились, гэкхо молчали и несколько испуганно переглядывались. Я даже предположил, что капитан передумает и оставит трофеи. Однако я ошибся, угроза появления хозяев автоматической фабрики лишь придала Ураз Тухшу решительности:

— Итак, слушайте моё решение! Оборудование сворачиваем и перетаскиваем в грузовой отсек. Саму фабрику цепляем тросами за внешние крепления к «Шиамиру» и везём снаружи… — капитан жестом остановил собиравшихся было возмутиться главного инженера и суперкарго. — Да, я не хуже вашего знаю, что ни на одну планету сесть с таким грузом мы не сможем, а в любой атмосфере сгорим. Также понимаю, что при попытке войти в док любой нормальной станции нас остановят, а слух об этом инциденте распространится недопустимо широко. Поэтому мы полетим туда, где нас не будут задерживать за негабаритный груз, и где никто особо не будет интересоваться, кто мы и что привезли на продажу.

— Надеюсь, Ураз Тухш имеет ввиду всё же не пиратскую станцию «Меду-Ро IV»? — с явной тревогой в голосе уточнила Улине Тар.

— Именно её, — ответил капитан. — И не нужно воротить нос, Улине. Станция не пиратская, просто принадлежит вольным капитанам, а потому там не действуют законы гэкхо и других космических рас. Да, в прошлый раз мы там влипли в неприятности, но это вовсе не значит, что каждый раз обязательно должно быть так же. Меду-Ро IV — крупнейший независимый торговый хаб в этой части галактики, и там мы без проблем сможем сбыть и платину, и всю эту бурильную технику, на которую у нас нет документов на право владения. Подумайте сами — всего четыре умми полёта, и мы станем богачами! Но про платину на «Шиамиру» не слова! Для всей остальной команды мы просто нашли брошенную кем-то автоматическую фабрику и взяли её себе. Имеем полное право: оборудование мелеефатского производства, а нечего делать этим наглым нарушителям на территории гэкхо!


Уже на челноке я поинтересовался у недовольной и угрюмой Улине, что это вообще за старая история с неприятностями на станции Меду-Ро IV? Моя соседка, на редкость мрачная и неразговорчивая, сперва отказалась отвечать. Решив, что тема неприятна Улине, настаивать я не стал и собирался уже заняться своими делами, как вдруг торговка передумала и решила всё же просветить меня:

— Неприятная история, которая не раз ещё может нам аукнуться… Как ты уже знаешь, Ураз Тухш из знатного аристократического рода гэкхо. Его и сейчас бывает заносит на этой почве, начинает задирать нос без причины, а раньше спеси в капитане было куда как больше. Обитатели Меду-Ро IV таких не любят. Станция принадлежит вольным капитанам, большинство из которых миелонского происхождения. Потому и язык общения там на станции миелонский, и все расчёты в миелонских крипто. Я, признаться, этого не знала, и во многом моя вина, что мы прилетели на Меду-Ро IV ремонтироваться после аварии. Да, в это трудно поверить, но раньше Ураз Тухш управлял звездолётом ещё хуже нынешнего, и чиниться приходилось регулярно. В общем… у капитана не нашлось местной валюты заплатить за ремонт «Шиамиру», хотя кристаллов было предостаточно… Быть может, будь Ураз Тухш повежливей с миелонцами, нам бы пошли навстречу, и мы бы как-нибудь договорились. Но капитан крайне не вовремя вспомнил про знатность своего рода и встал в позу…

Улине замолчала на полуслове, словно задумавшись, стоит ли продолжать рассказ. Потом всё же решилась:

— В ответ на обвинение в мошенничестве Ураз Тухш устроил грандиозный скандал, даже вызвал на дуэль двух свободных капитанов. Но не зря миелонцы славятся как стремительные и непобедимые бойцы-рукопашники — выглядел наш капитан откровенно жалко в обоих поединках. Противники даже не старались его убивать, а просто глумились на арене, голыми лапами избивая и калеча на потеху собравшейся публике… Потом Ураз Тухша бросили в тюрьму, а «Шиамиру» поставили под арест, пока на своём крейсере не прилетел влиятельный родственник нашего капитана лэнг Вайд Шишиш и не уладил все претензии.

Мда… Действительно неприятная история. Тогда тем более я не понимал решение капитана лететь на станцию Меду-Ро IV. Лично я бы постеснялся являться туда, где меня унизили и выставили в столь жалком виде. Хотя я не аристократ, и возможно просто не понимаю «заморочки» игры за такой игровой класс. Вполне может быть, что Ураз Тухш хочет восстановить какой-нибудь параметр вроде «Авторитета» и наоборот стремится явиться и показать своим обидчикам, что времена изменились, и он стал уважаемым удачливым капитаном? Кто знает? Но в рассказе Улине меня заинтересовал ещё один момент:

— Скажи, а какой курс обмена кристаллов гэкхо на… как ты там называла валюту миелонцев… крипты вроде?

Моя соседка по каюте опустила входные жалюзи и хищно оскалилась… хотя нет, это всё же была улыбка.

— Комар, твой вопрос сразу выдаёт в тебе новичка, только-только узнавшего о существовании великих космических рас. Видишь ли, любая великая цивилизация в своём развитии однажды переступает порог, после которого вполне способна существовать за счёт собственного рынка, без внешних инвестиций и ресурсов. «Чужие», «внешние» деньги для такой полностью обеспечивающей себя цивилизации не просто не нужны, наоборот они опасны для финансовой системы. В условиях огромной Вселенной стабильность финансовой системы любого государства невозможна без жёсткого протекционизма.

Я откровенно не понял свою собеседницу и попросил объяснить подробнее, почему инвестиции вдруг не нужны и даже опасны? Улине, как смогла, попыталась объяснить мне эти сложности:

— Разреши свободный приток внешних инвестиций, и что помешает тем же миелонцам скупить на корню стратегически важные ресурсы и предприятия цивилизации Шихарса? Это очень просто осуществить — своих денег они в любой момент могут создать бесконечно много, обменять их на кристаллы, и пока гэкхо сообразят, что происходит, наши соседи уже будут владеть всем! Понял, Комар? Поэтому обмен валют происходит централизованно на уровне государственных банков, под пристальным контролем финансовых служб обеих сторон и в весьма ограниченном объёме. Обмен же валют великих космических рас неуполномоченными лицами является серьёзным преступлением и карается, как минимум, конфискацией имущества! — тут Улине Тар понизила голос до шёпота и продолжила. — Это официально, конечно. В реальности же курс обмена на Меду-Ро IV составляет семь кристаллов за одно крипто, и практически каждый торговец участвует в таком нелегальном обмене, хотя и не распространяется об этом. И торговец практически наверняка откажется обменивать валюту, если видит клиента впервые и не уверен в его благонадёжности. Доверие нужно сперва заслужить.

— А ты, Улине, пользуешься доверием на этой станции? — поинтересовался я, на что торговка ощерилась, показав свои острые зубы:

— Фактически, твой вопрос звучит очень провокационно: нарушала ли я закон? Нет, Комар, не нарушала. Но вовсе не потому, что я вся такая законопослушная, просто меня на станции не знают, а потому доверия ко мне нет. Но ничто ведь не мешает торговцам покупать товары у одной расы и продавать другой. Пресечь такую торговлю трудно, да и никому это на самом деле не нужно — когда речь идёт об относительно небольших объёмах, все предпочитают закрывать глаза. В общем, обменять валюту я вполне смогу. Для тех же, кто создал себе определённую репутацию и заслужил доверие, существуют и другие способы: контрабанда, чёрные обменники, фиктивные сделки, отмывание денег миллионом самых различных способов… Именно этим и занимаются свободные капитаны, и космическая станция Меду-Ро IV представляет из себя крупнейший в этом секторе галактики торговый хаб, где совершаются сделки между представителями разных рас. А ещё на этой станции свои трофеи сбывают всевозможные охотники за удачей, а в доке можно увидеть самые причудливые корабли со всех концов Вселенной, в том числе звездолёты разыскиваемых по всей галактике космических пиратов!

Что же, после этих подробных объяснений Улине я более-менее понял, чем привлекла нашего капитана именно эта станция. У меня остался последний вопрос, и я поинтересовался у опытной торговки, сколько стоит платина?

— Очищенная, в слитках и с клеймом одного из уважаемых торговых домов — пятнадцать тысяч кристаллов за килограмм. Но в таком сыром виде, как у нас, где-то вдвое дешевле. Кстати, я сообщила Ураз Тухшу, что ты взял свою долю, капитан совершенно нормально отреагировал.

В момент произнесения моей собеседницей этих фраз я внимательно наблюдал за мимикой лица мохнатой женщины и готов был голову положить на отсечение, что вместо слова «килограмм» Улине произнесла что-то другое, да и сумму назвала иную. И хотя я уже был знаком с единицами измерения массы у расы гэкхо, алгоритмы игры, искажающей реальность, перевели для меня фразу в привычных «земных» терминах.

— Слышала, что капитан не хочет терять половину стоимости драгоценного металла и потому в сыром виде платину продавать не собирается. Ураз Тухш будет искать на станции того, кто взялся бы за очистку, переплавку и дальнейшую сертификацию слитков. Пожалуй, я поступлю так же. Ты как?

В рюкзаке у меня хранилось четырнадцать с половиной килограммов «своего» металла. Потенциальная прибыль превышала сто тысяч драгоценных кристаллов, даже если просто продать платину в виде необработанного порошка. Конечно, не хотелось терять половину стоимости, но что-то меня грызли большие сомнения насчёт того, что Ураз Тухш на пиратской станции сумеет найти честных деловых партнёров, которые его не «кинут». Поэтому я предпочёл пока воздержаться.


Глава третья. Бесконечные астероиды | Циклы романов "Зашита периметра"-"Искажающие реальность"- Тёмный травник". Компиляция. Книги 1-14 | Глава пятая. Меду-Ро IV