home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава вторая. Второй пилот

Открывшаяся передо мной на капитанском мостике картина пугала своей сюрреалистичностью. Посреди зала, в котором наблюдались некоторые следы разгрома в виде опрокинутых стульев и осколков стекла от чего-то разбитого, на полу валялся старший инженер с окровавленной головой, болезненно рыча и потирая лапой челюсть. Пилот звездолёта Дмитрий Желтов, почему-то голый по пояс и весь измазанный в какой-то зелёной субстанции, вжался спиной в угол и, трясущейся правой рукой направляя пистолет то на капитана, то на навигатора, истерично кричал и требовал немедленно отправить его на Землю. В левой, высоко поднятой над головой руке, Желтов крепко сжимал осколочную гранату, кольцо из которой уже выдернул.


Навык Зоркий глаз повышен до сорокового уровня

— Желтов, ты чего творишь?! — закричал я не своим голосом.

Загнанный в угол человек резко повернул голову на мой окрик, но затем отреагировал весьма странно, направив на меня заряженный пистолет. Похоже, пилот не узнал меня в этой новой энергетической броне и только сильнее запутался. Пришлось снимать чёрный шлем и показывать другу своё лицо.

— Комар… э… герд Комар?! — Желтов опустил руку с пистолетом и совершенно без сил сполз спиной по стене. Я опасался, что мой товарищ разожмёт ладонь с зажатой готовой к использованию гранатой, но навык Ощущение Опасности не давал тревожных сигналов, словно ничего сверхординарного не происходило. И действительно, профессиональный военный неторопливо убрал пистолет в кобуру, подобрал валяющееся на полу кольцо от гранаты, поправил усики проволоки и вставил обратно в запал.

— Ты где пропадал, Комар?! И где вообще мы? — голос пилота предательски дрогнул, выдавая сильнейшее эмоциональное напряжение человека.

О как… Странные вопросы, особенно второй. Я поинтересовался у Желтова, неужели он не помнит, как был принят вторым пилотом на челнок «Шиамиру»?

— Я принят пилотом?! Не помню, — честно признался Пилот звездолёта. — Последнее в памяти: мы выходим из башни Тёмной Фракции, вокруг много трупов, перед глазами всё плывёт, я едва не падаю от слабости. У меня кровотечение, очки жизни заканчиваются, аптечки как назло нет, а девчонка-медик убита… Потом ещё… вроде… не уверен… приземлившийся звездолёт, и ты говоришь мне подождать, а сам куда-то уходишь… Потом меня вроде куда-то ведут под руки, после чего чёрный экран и надпись перед глазами: «Персонаж находится без сознания». Я полежал-полежал, ничего не меняется. Даже выходил под Купол, хотел спросить у ребят насчёт положения дел, но там пусто — все ещё на КТА. Вернулся в вирт-капсулу и вдруг пришёл в себя от перегрузок, словно на тренажёрах в лётном училище. Открываю глаза и вижу — лежу на столе, а надо мной склонилась клыкастая тварь, в одной лапе держит ножик, а другой из какой-то соусницы моё тело зелёной приправой поливает. Я эту тварь, конечно же, отпихнул ногой, вскочил со стола, по коридору побежал. Тебя нигде нет, вокруг только… эти, — Дмитрий обвёл рукой, показывая на капитана, навигатора и столпившихся в дверях гэкхо, — все рычат на меня и клыки скалят!

Наверное, нужно было успокоить Дмитрия и терпеливо объяснить ему ситуацию, но я… не смог сдержаться и рассмеялся. Причём смеялся так, что у меня даже слёзы выступили на глазах, и я долго не мог остановиться, снова и снова срываясь на смех. Когда же пересказал собравшимся гэкхо причину странного поведения пилота, «мохнатики» всем экипажем присоединились к моему веселью и разве что по полу не катались от смеха. Никогда не видел гэкхо в таком состоянии — огромные лохматые существа рычали сквозь плотно сомкнутые зубы, скалились и корчили самые невероятные гримасы.

Если не знать, что так у этой космической расы проявляется смех, то со стороны выглядело бы весьма жутко. Поэтому на всякий случай я предупредил своего друга, что гэкхо «ржут аки кони», а вовсе не пытаются его запугать. Похоже, Дмитрий Желтов смутился:

— Даааа… Создал я себе в экипаже репутацию психа и полнейшего неадеквата. Вон, у меня даже Известность повысилась до четырёх… Комар, ты уж извинись за меня перед теми двумя гэкхо, кого я в нокаут отправил.

Я подошёл ближе и успокаивающе похлопал друга по плечу:

— Ничего, не переживай! Гэкхо по своей натуре отходчивы и, насколько вижу, вообще на тебя сейчас не злятся. Я в прошлый рейс так вообще электричество случайно вырубил по всему звездолёту и ничего, «мохнатики» со временем забыли тот инцидент и даже снова пригласили меня лететь вместе с ними. Ты сейчас главное покажи себя хорошим пилотом, а кроме того язык гэкхо начинай учить — хотя бы основные команды капитана нужно понимать, без этого тут вообще никак. А на пятидесятом уровне персонажа обязательно бери навык Космолингвистика, и тогда проблем со взаимопониманием больше не будет.


И вот Желтов, сосредоточенный донельзя и наморщив от напряжения лоб, сидел в несколько великоватом для него кресле второго пилота. Я же стоял рядом и старательно переводил для своего друга объяснения капитана и навигатора по поводу всех этих экранов, рычагов, кнопок и всего остального оборудования в центре управления звездолётом.

— Это боковое левое положение рукоятки — отключение инерции для четвёртого такта работы левого маневрового двигателя. Применяется при развороте челнока «Шиамиру» горизонтально вправо в доке космической станции, где основную работу берут на себя станционные гравитационные лебёдки, и нужно задать для них лишь вектор движения. Нужно особенно запомнить, что движение рукоятки должно быть в противоположную от направления вращения сторону. Фух, еле выговорил! Надеюсь, Дмитрий, ты хоть что-нибудь понял из этих слов капитана.


Навык Космолингвистика повышен до тридцать девятого уровня


Навык Электроника повышен до двадцать шестого уровня

Второй пилот положил ладонь на рычаг и сдвинул его в указанную позицию, механически запоминая положение, после чего подтверждающе кивнул, хотя как-то неуверенно и даже, как мне показалось, испуганно. Ураз Тухш довольно заурчал и продолжил свои объяснения, я тут же на лету продолжил перевод:

— Хорошо, теперь поворот влево-вправо в условиях малой гравитации. Применяется при полёте возле спутников шестого типа, комет и крупных астероидов. Одна ступень выше, четвёртый такт пропускаем, работаем на пятом. Отклонение манипулятора вправо-влево задаёт направление поворота челнока, при этом второй и первый маневровые двигатели переводятся в нейтральное положение.

— Всё, Комар, я больше не могу, — простонал Желтов обречённо. — У меня голова пухнет от обилия новой информации и вот-вот взорвётся! Первый такт, второй, компенсационная тяга, аберрации в работе гравитационных двигателей… Слишком много нового! Скажи капитану, что мне нужен перерыв! Я и так поднял уже навык управления Звездолётом на восемь уровней!

Жаль… Ведь впереди по озвученному капитаном плану было объяснение работы корабельных сканеров и радаров, а данная тема крайне интересовала меня самого, так как я надеялся применять сканирующее оборудование звездолёта в работе Изыскателя и строил планы на ускоренную прокачку навыков Картография и Электроника. Да и до следующего тридцать девятого уровня мне не хватало буквально самой малости — полоска прогресса уже была заполнена на девяносто семь процентов, так что ещё буквально десять минут изучения новых терминов, и был бы «левелап». Но похоже занятие действительно пора было заканчивать — три часа Желтов старательно обучался управлению космическим кораблём и действительно «прогрузился до закипания мозгов», с трудом уже воспринимая новый материал. Сам же я совершенно не устал и был только рад столь редкой возможности узнавать новый материал.

— Хорошо, Дмитррр, отдыхай! — согласился Ураз Тухш отпустить второго пилота. — Продолжим тогда занятие через половину умми. И чтобы придать должный стимул к учёбе, сразу предупреждаю: именно ты самостоятельно будешь сажать «Шиамиру» на астероид, и от успеха будет зависеть твоя дальнейшая работа в моём экипаже!

Когда я перевёл своему другу слова капитана, на лице Дмитрия Желтова отразился самый настоящий ужас:

— Он что, больной на голову?! Я в первый раз сел за штурвал такого аппарата, ни одной надписи не понимаю по-ихнему, а он доверяет мне посадку!!! А если я угроблю челнок?! Ни я сам, ни всё человечество в жизни не расплатится за такую технику!

Я прекрасно понимал, что капитан в любой момент может перехватить управление звездолётом и выправить ошибки второго пилота, так что особого риска в его решении доверить новичку посадку не было. Понимал это и Желтов, и его возмущение было вызвано лишь неожиданностью предстоящего трудного экзамена… И похоже, Ураз Тухш сумел задеть нужные струнки в душе Пилота звездолёта, так как мой друг попросил передать капитану, что ему хватит и вдвое меньшего срока отдыха, после чего он будет готов вернуться к тренировкам.

— Вот и отлично! — довольно оскалился гэкхо и обратился ко мне. — Дмитррр быстро прогрессирует, поднял два уровня за пол умми, так что к моменту прибытия в пояс астероидов уже будет вполне готов. Но и тебе, герд Комар, предстоит показать себя. Астероидный пояс огромен, там миллиарды объектов, но большинство — неинтересные для нас глыбы льда, камня и железоникелевых сплавов. Мы тридцать рейсов сделали, две сотни высадок, прежде чем нашли что-то более-менее интересное. И твоя задача как Изыскателя — максимально сократить этот подготовительный период и за один-два рейса найти нам астероид с ценными минералами. В этом случае я посчитаю твоё присутствие в экипаже оправданным и предложу постоянную работу.

Что же, впервые прозвучало конкретное условие прохождения мною испытательного периода, а также официальное обещание капитана зачислить меня в экипаж «Шиамиру» в случае успеха. Я мысленно даже конкретизировал стоящую передо мной задачу — с учётом купленных мной в космопорте, подаренных герд Тамарой и приобретённых Ураз Тухшем, в сумме у меня имелось восемь геологических анализаторов, и за эти восемь попыток необходимо было найти что-то ценное, если я хочу показать себя успешным Изыскателем.

Покинув капитанский мостик, я столкнулся в коридоре с поджидающим меня Дмитрием Желтовым:

— Комар, я вот о чём переживаю: мы самовольно улетели с планеты, и руководство нашей фракции не знает ничего о нашей судьбе! Они могут думать, что мы попали в плен или хуже того, сбежали к Тёмной Фракции!

Я постарался успокоить друга и сообщил, что разговаривал по рации с Иваном Лозовским, и дипломат нашей фракции был в курсе того, что мы улетели с гэкхо. Но Пилот звездолёта всё равно продолжал переживать:

— Но всё равно так не делается! Нужно же, пусть даже постфактум, получить от руководства разрешение на командировку и определённые задачи на этот полёт. Я тогда сейчас выйду под Купол и обо всём доложу, как положено!

Мне было понятно, что спорить тут бесполезно — привыкшему всё делать по Уставу законопослушному и дисциплинированному военному сама мысль о том, что можно действовать по своему собственному усмотрению без оглядки на приказы сверху казалась немыслимой и даже кощунственной. Напомнив Дмитрию, что у него всего четверть умми отпущенного капитаном времени, т. е. один час двадцать минут по-нашему, я попросил его принести заодно новости о ситуации после заключения перемирия с Тёмной Фракцией. Каково положение на фронте? Большие ли были потери с нашей стороны? Удалось ли спасти ноду «Восточное Болото»? Вырвался ли «Второй Легион» из засады в «Карелии»? Меня действительно интересовала складывающаяся ситуация.

Дмитрий кивнул… и его персонаж неподвижно замер прямо в коридоре, преграждая и без того узкий проход. Ну ё моё! Неужели трудно было сообразить перед выходом из игры отойти в жилой бокс, чтобы не мешать остальным членам экипажа перемещаться по кораблю?! Тут же в космосе «красная зона», игровые аватары не исчезают со временем и остаются в игре. И пока капитан или кто-либо другой не начал возмущаться, я попросил Вашу Тушихха помочь мне перенести тяжёлое застывшее тело во второй жилой блок, где находилось спальное место второго пилота. Огромный гэкхо с лёгкостью, словно пушинку, подхватил одеревеневшее тело и перенёс на свободную койку.

Сам я выходить из игры для отчёта перед кем-либо точно не собирался. Да и времени с момента моего входа в игру прошло не так уж много — шесть часов всего, так что я опасался в случае выхода оказаться в ещё не восстановившимся от переломов и травм теле, в котором передвигаться самостоятельно я бы не смог. Да и было у меня, чем занять себя в игре. Воспользовавшись свободным временем, я направился к корабельному механику — у меня имелась для него работёнка.


Через час мой кошелёк «полегчал» сразу на две тысячи шестьсот кристаллов, и львиную долю этих трат составила оплата работы по присоединению ИК-Визора к шлему энергетического доспеха Слышащего. Подозреваю, что лохматый механик содрал с меня втридорога, так как сама работа по времени заняла минут десять максимум и не потребовала от гэкхо каких-то трат материалов. С другой стороны, сравнивать сумму мне было не с чем, да и любая работа с уникальным предметом, каким являлся мой энергетический доспех, была сопряжена с огромной ответственностью и требовала высоких уровней навыков. Так или иначе, ИК-визор удалось надёжно закрепить на шлем, при необходимости я мог опускать его на правый глаз, и визор действительно работал.

«На сдачу» корабельный механик провёл работы по модификации моего оружия. Прежде всего, увеличил магазин «Кречета» до четырнадцати патронов, усилил наносимый винтовкой дамаг на 15 % и почти на треть снизил вес оружия. Да и с трофейной штурмовой лазерной винтовкой Тёмной Фракции, которую я таскал с собой, но не мог использовать из-за ограничения класса Изыскатель по работе с автоматическим оружием, опытный механик провёл определённые манипуляции, настроив на стрельбу одиночными импульсами, поставив более мощную батарею и снизив звук работы всех элементов винтовки при стрельбе.


Импульсная лазерная винтовка Тёмной Фракции (модифицированная)


Прицельная дальность стрельбы 550 метров


Наносимый урон 1300–2800 единиц


Темп стрельбы 11 выстрелов/минуту


Бесшумная


Требования к характеристикам: Ловкость 15, Сила 13


Требования к навыкам: Ружья 45, Меткость 20


Заряд батареи 100%


Внимание!!! У вашего персонажа недостаточны навыки Ружья и Меткость для использования данного оружия. Минимальные характеристики для использования данного предмета: Ружья 45, Меткость 20

Да, «на вырост», так как навыков ещё немного не хватало, но оружие приглянулось мне и своим футуристическим внешним видом, и возможностью бесшумной стрельбы более чем на полкилометра. Моего Комара такая винтовка «сняла» бы с двух-трёх попаданий, несмотря на хорошую броню и энергетическое поле костюма Слышащего, так что соизмеримых по уровню противников я надеялся снимать максимум с двух попаданий, а то и «ваншотить».

Наконец, в игру вернулся Дмитрий Желтов и сразу же разыскал меня. Уже по его встревоженному виду я догадался, что стряслось нечто неприятное и неординарное. И действительно, первые же слова Пилота звездолёта заставили меня вздрогнуть:

— Тюленев сбежал в Тёмную Фракцию! Уже с территории противника обратился ко всем нашим по рации и рассказал, что вся эта заварушка в «Восточном Болоте» была организована лишь с единственной целью — отвлечь внимание наше фракции и перебросить его через охраняемую границу. Говорил, что война фракцией H3 уже фактически проиграна, и предлагал следовать его примеру. Много что ещё успел наговорить предатель, пока наши не придумали способ заглушить сигнал.

Новость была не просто тревожная, а на самом деле аховая. Ведь получалось, что все последние месяцы Тёмная Фракция была в курсе наших операций и планов, знала все наши сильные и слабые стороны, все пароли и коды, карты минных полей, линий укреплений, координаты огневых точек и всех построек, и много что ещё.

— Но есть и хорошие новости, Комар, и даже три! Ноду «Восточное Болото» отстояли, пусть и с огромным трудом! В тот момент, когда в цитадель пробилось подкрепление во главе с герд Тарасовым, в живых оставалось всего пять защитников!!! Обороной после смерти всех командиров руководила Нелли Свистунова, и её сейчас чествуют как героиню! Кроме того, «Второй Легион» в «Карелии» наголову разбил напавший на них отряд Тёмной Фракции, и в плен взято более тридцати «тёмников»! Их после допроса обменяют на ресурсы и четверых наших пленных, захваченных в «Восточном Болоте». И самое главное — наш полёт с гэкхо теперь официально одобрен самим Радугиным, дана задача собирать информацию о нравах и культуре сюзеренов, о космосе, технике и прочем. И ещё, Комар, тебя очень ждут в штабе фракции с отчётом о рейде по тылам Тёмной Фракции, с рассказом о полученном статусе «герд» и новом бронекостюме.

— В смысле «про рейд»? Ты разве не рассказал им сам?

— Рассказал, конечно. Но руководство фракции хотело бы заслушать именно твой доклад, — Желтов при этих словах явно смутился и опустил глаза в пол. — Ивана Лозовского смущает та лёгкость, с которой мы проникли на охраняемую территорию. Десятки опытных разведгрупп до нас пытались перейти границу Тёмной Фракции и возле «Кладбища», и с запада со стороны «Золотой Равнины», где мы пересекли, и с востока со стороны «Больших Пещер». Но каждый раз попытки проникновения заканчивались неудачей… Бред конечно нас подозревать в работе на Тёмную Фракцию, но я так думаю, что после случая бегства Тюленева руководители фракции на воду дуют и всех проверяют на возможные контакты с врагом…

Настроение у меня упало — вот уж не думал, что к кому-либо из четверых участников рейда могут быть какие-то претензии после того, что мы сделали для фракции. Что за чёрная неблагодарность?! Во многом из-за нашей инициативы удалось удержать ноду «Восточное Болото», ведь кто знает, как повернулась бы ситуация, если бы мы не отвлекли на себя три сотни бойцов Тёмной Фракции! Смогли бы выстоять пять последних защитников цитадели, если бы против них были ещё и эти триста врагов? Что-то я сильно в этом сомневаюсь!


Глава первая. Снова в космос! | Циклы романов "Зашита периметра"-"Искажающие реальность"- Тёмный травник". Компиляция. Книги 1-14 | Глава третья. Бесконечные астероиды