home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава тридцать четвёртая. Горячий приём

Возникшей после убийства герд Тамары немой сцене позавидовали бы даже постановщики спектакля по знаменитой комедии Николая Васильевича Гоголя «Ревизор». Все в зале напряжённо замерли и не шевелились несколько долгих секунд. Мне казалось, что я даже мог читать испуганные мысли присутствующих о том, что ничто не мешает сейчас то ли сорвавшемуся с катушек, то ли работающему на врага Комару выкосить всю верхушку фракции H3 и даже уничтожить сам центр управления. Наконец, я медленно и плавно опустил Аннигилятор, а затем и вовсе убрал оружие в инвентарь.

– Комар, у тебя ровно минута на то, чтобы пояснить свои действия, – холодным не выражающим эмоций голосом проговорил лэнг Радугин, но в ту же секунду его цивильная деловая одежда сменилась на переливающуюся силовым полем броню.

Оружия никто из присутствующих не доставал, но мне всё равно было понятно, что три столь высокоуровневых игрока способны мгновенно уничтожить моего Изыскателя 32-го уровня при любом неосторожном действии и даже слове.

Что отвечать-то? Ссылаться на предвзятое отношение ко мне и личную неприязнь девушки-паладина было совершенно неправильным вариантом, я это предельно чётко понимал. По игровым законам статусный игрок, каким и являлась герд Тамара, вовсе не обязана была пояснять и согласовывать свои действия в отношении простых рядовых членов фракции. И если она решила в очередной раз меня застрелить в назидательных целях, то наверняка имела на это и законное право, и веские причины. Но вот обратное действие… тут мне действительно нужно было очень постараться, чтобы оправдать атаку статусного игрока.

Сослаться на то, что точка респауна у меня до сих пор находится в диспетчерской космопорта гэкхо, и смерть поставила бы меня в весьма затруднительное положение? Как вариант да, но тут же возникли бы претензии совершенно другого плана – почему я нарушил явный недвусмысленный приказ оставить точку возрождения на территории фракции H3? Нет, тоже не лучший вариант в очередной раз показывать себя перед высоким начальством нарушителем всех возможных приказов и правил. Нужно было действовать по-другому… Что если попытаться сослаться как раз на игровые правила?

– После трансляции с базы реликтов для всей галактики я известен как член политического блока лэнга Вайда Шишиша, могущественного гэкхо, наместника и хозяина нашей Земли, к тому же обладателя крайне вспыльчивого и несдержанного характера. Моё убийство в назидательных целях предсказуемо подрывало авторитет лэнга Вайда Шишиша и могло вызвать жёсткую ответную реакцию нашего высокого лорда. Своими превентивными действиями я всего лишь не дал герд Тамаре совершить грубую политическую ошибку и обрушить на нашу фракцию гнев могущественной расы гэкхо.

– И как сказанное вяжется с твоим же гневным выкриком перед выстрелом? – съехидничал Тюленев, глумливо посмеиваясь и посматривая на своего начальника в поисках поддержки. – Честно говоря, происходящее больше напоминало личные разборки, причём с обеих сторон. Герд Тамара ведь тоже начала действовать без одобрения более высокого члена фракции, и на месте лэнга…

Однако руководитель Купола жестом прервал речь подчинённого, задумчиво постоял несколько секунд, а потом обратился к дипломату фракции:

– Не знаю даже… Иван, твоё мнение, насколько оправданы опасения Комара насчёт большой ссоры с сюзеренами?

Иван Лозовский неуверенно пожал плечами, что выглядело несколько комичным при надетом бронежилете, и попытался ответить начальнику:

– С лэнгом Шишишом сам я лично не знаком, но много наслышан о нём как о несдержанном и крайне злопамятном военном лидере гэкхо. Безусловно, понижение своего авторитета он не стерпит. Вот только я сильно сомневаюсь, что лэнг Шишиш знает всех многочисленных представителей своего политического блока и лично принимает участие в их судьбах. Скорее всего, он даже не подозревает о существовании некого человека-изыскателя по имени Комар… Хотя это сильно зависит от известности.

– Комар, какой у твоего персонажа параметр известности? – повернулся ко мне Радугин.

Я честно ответил, что Известность у моего Комара двадцать пять… а точнее уже двадцать шесть, так как только-только выскочило очередное сообщение. По-видимому, информация об убийстве мною герд Тамары стремительно распространялась по фракции.

В ответ раздались удивлённые возгласы и реплики всех троих высоких начальников. Похоже, такого прогресса от меня действительно никто не ожидал. Тюленев и Лозовский смотрели на Радугина в ожидании решения, начальник же фракции долго мялся, прежде чем огласить итоговый вердикт:

– Двадцать шесть… Действительно очень даже солидная Известность… Вне всякого сомнения, лэнг Вайд Шишиш слышал о таком представителе нашей фракции, и я считаю, что опасения Комара небеспочвенны. Моё решение: ограничимся тем, что проштрафившийся игрок компенсирует лидеру Второго Легиона стоимость ремонта бронекостюма – вон какую дырень пробил в доспехе! Кстати, мне очень хочется взглянуть на оружие, способное на такое!

В грудной пластине тяжёлого роботизированного доспеха герд Тамары действительно зияла огромная дыра, через которую можно было просунуть футбольный мяч. Подозреваю, что ремонт тут стоил не одну сотню кристаллов, но я всё же согласно кивнул, полагая что достаточно легко отделался. С Аннигилятором же было намного тревожнее. Я достал его, но сразу же предупредил начальство, что вещь не моя, и критически важно будет вернуть её гэкхо.


Известность повышена до 27

Снова рост Известности? Да сколько можно! Едва ли изменения были вызваны показом оружия – все трое начальников ведь его и раньше видели. Скорее, это всё ещё приходили отголоски смерти лидера Второго Легиона. Меня это начинало уже пугать.

Жуткие опасения, что бесценный Аннигилятор отберут, всё же не оправдались. Да, оружие вызвало большой интерес, и будь оно действующим, наверняка было бы испытано на чём-то или ком-то. Но в ноль разряженная ядерная батарея сильно ограничивала возможности испытателей, так что вскоре Аннигилятор мне вернули.

– Комар, на сегодня свободен. Вижу, что ты с ног падаешь от усталости, так что иди отсыпайся, – отпустил меня руководитель фракции. – Завтра в реале жду от тебя подробнейший письменный отчёт о полёте с гэкхо, чтобы подобных недомолвок, как с оружием реликтов, больше не оставалось. Герд Устинов посчитает стоимость привезённых тобой материалов, и ты получишь полагающуюся компенсацию за них реальными деньгами на банковский счёт или услугами фракции тут в игре. Естественно, за вычетом стоимости ремонта брони лидера Второго Легиона.

На этом ночное совещание было завершено, и меня вывели из подземного командного бункера на поверхность. Первое что я сделал – перенёс точку возрождения в Столицу, чтобы какая-либо случайность снова не поставила меня в неудобное уязвимое положение. Также я вложил все шесть свободных очков в навык Средняя Броня, повысив его до двадцать второго уровня.

Всё, вроде всё сделал. Я нашёл в игровом меню пиктограмму «Выйти из игры» и впервые за всё время активировал её, выйдя из игры по нормальному, а не через смерть. От предложения ознакомиться с результатами игровой сессии отмахнулся – не до того было, я еле соображал от усталости после почти трёх суток непрерывной игры.

Первое и единственное, что я увидел после открытия крышки вирт-капсулы – склонившиеся надо мной тёмные фигуры и летящий мне прямо в лицо кулак с надетым на пальцы кастетом. После чего наступила темнота…


Пришёл в себя я лежащим на койке в небольшой ярко освещённой комнатке, в которой характерно по-больничному пахло вымытой с хлоркой полами, спиртом и целым букетом лекарств. Почти сразу же в голову пришла догадка, что нахожусь я в лазарете под Куполом. До этого я несколько раз видел издалека небольшое здание медицинского блока, когда проходил по аллее от жилых корпусов к «кукурузинам», а сейчас похоже угодил внутрь. Я отчётливо помнил удар, но вот дальнейшие события прошли уже как-то мимо моего сознания.

Болело всё тело, особенно сильно голова и грудь с правой стороны. На носу был налеплен тампон из бинтов, при попытке же перевернуться и пошевелить затёкшей ногой я обнаружил, что правая нога от ступни до колена находится в гипсе и подвешена в слегка приподнятом состоянии над кроватью. Ничего себе мне досталось…

– Кирилл, ты наконец-то очнулся! – знакомый женский голос «Иришки из Первого Меда» привлёк моё внимание, я повернулся на звук, но из-за громадного тампона не видел девушку прямо, так что пришлось мне чуть скосить голову, чтобы нормально видеть хотя бы одним из глаз.

 – Сколько… я был в отключке? – горло сильно пересохло, так что говорил я с трудом.

– Часов тридцать. Врачи говорят, не столько даже из-за сотрясения и травм, просто у тебя была очень сильная усталость и недосып. Ну ещё и вкололи тебе лошадиную дозу лекарств, в том числе и обезболивающих с седативным эффектом, так что спал ты действительно долго.

Я осторожно приподнял правую руку и дотронулся до тампона на лице. Ой! Больно, блин!

– У тебя нос сломан, – подсказала Иришка. – Я видела, каким тебя притащили – всё лицо в крови, нос просто всмятку, жуть! Хирурги мелкие косточки поставили на место, но дышать им ты пока что не можешь, так как в носовые ходы вставлены ватные тампоны.

– А с ногой что? – указал я на наложенный гипс.

– На правой разрыв мениска и трещина в малоберцовой кости. На левой колено тоже травмировано сильным боковым ударом, но всё же не столь критично. Плюс сломаны два ребра справа, а также раздроблены три пальца на левой руке. Кто-то весьма старательно и умело избивал тебя, стараясь нанести тяжёлые увечья и травмы, но всё же не убить. Ты сумел запомнить напавшего на тебя?

Я отрицательно помотал головой. Кроме того, что нападавших было несколько, и у одного из них на руке был надет кастет, ничего по поводу нападения сказать я не мог. Иришка сокрушённо вздохнула:

– Всё произошло за восемь минут, именно столько не работали видеокамеры на пятнадцатой «кукурузине». Кто-то заранее знал об этом сбое и воспользовался им – прошёл, подстерёг тебя у вирт-капсулы, избил и своевременно свалил. Лэнг Радугин вторые сутки рвёт и мечет, требует разобраться в нападении на сотрудника фракции и причинах сбоя в видеонаблюдении стратегически важного объекта, грозится максимально сурово наказать виновных. Под купол извне приехали следователи, везде лезут, всех опрашивают. Но я не уверена, что они смогут хоть в чём-то разобраться. Насколько я слышала, за внутреннюю охрану Купола отвечает Второй Легион, а этим всё сказано. Они же все поголовно тебя ненавидят за нападение на их живую легенду, и у них там свой замкнутый коллектив с круговой порукой – никто ничего не знает, все друг друга выгораживают…

Вот оно как… Второй Легион, подручные герд Тамары… Причина для нападения у них действительно имелась. Иришка же продолжила, отведя глаза:

– Врать не буду, твой поступок пришёлся не по душе очень многим. Даже когда ты уже находился тут в клинике, несколько раз приходили крайне недовольные игроки фракции – как бойцы из Второго Легиона, так и другие. Все очень хотели с тобой «серьёзно по-мужски поговорить за нападение на девочку-легенду фракции». Имран их не пустил. Наш дагестанский знакомый вообще был твоим самым настоящим телохранителем. Некоторых особо зарвавшихся наглецов показательно вырубил при входе в медблок, причём с красивыми бросками через плечо, ударами ногами с разворота, тяжёлыми нокаутами и даже открытыми переломами. Остальные всё поняли и больше не лезли. А потом к тебе Радугиным была приставлена охрана из игроков Первого Легиона, а также приехавшими извне бойцами. Ситуация давно уже под контролем, но скажу честно – две трети игроков фракции тебя люто ненавидит…

Иришка замолчала на полуслове и прислушалась к какому-то непонятному доносящемся из коридора шуму, который уже привлёк и моё внимание. А потом раздался звук открывшейся двери, и моя знакомая реально побелела и отпрыгнула от койки. Я повернул голову, чтобы видеть вошедших. В проёме дверей стояла хрупкая темноволосая девочка лет пятнадцати-семнадцати с удивительно спокойным не выражающим никаких эмоций лицом.

Никогда ранее мне не доводилось видеть герд Тамару в реальном мире, и в жизни она не очень-то походила на свой игровой аватар, однако я сразу сообразил, кто именно пришёл ко мне. За спиной лидера Второго Легиона, словно в контраст к хрупкой девочке, возвышались два амбала, каждый просто ходячая гора мышц и косая сажень в плечах.

– Подожди в коридоре, – едва слышно произнесла девочка, обращаясь к перепуганной Иришке. – Не волнуйся за Комара, я его не съем. Мне нужно просто поговорить. Вы двое тоже ждите меня снаружи.

Говорила Тамара вроде негромким и спокойным голосом, однако с такой безграничной уверенностью в своей непогрешимости и праве отдавать приказы, что я даже не представляю, кто смог бы противиться её воле. У Иришки это не получилось, да и у меня на её месте тоже не хватило бы сил. Девчонка подошла, остановилась в шаге от моей койки и долго просто молча рассматривала меня.

Я внутренне напрягся, совершенно не зная, чего ожидать от суровой паладинши. А потому её неожиданные слова совершенно сбили меня с толку:

– Насколько же красивые у тебя глаза, Комар… если суметь привыкнуть к ним.

Что?! Меньше всего я ожидал затрагивания этой вроде уже всеми сто раз обсосанной и позабытой темы причудливых глаз, которые я нарисовал своему персонажу в конструкторе перед Лабиринтом.

– С самой первой нашей встречи я знала, что ты не человек. Точнее, ты не обычный человек, каких миллионы и миллиарды на нашей планете. В тебе есть что-то чуждое и опасное. Теперь я в этом полностью уверена.

О чём это она??? Неужели Тамара подозревает во мне внедрившегося агента врагов человечества? Или как ещё иначе понять её слова? Девочка же продолжила:

– Твои далёкие предки были колдунами или шаманами, они совершенно точно обладали магией. И через прошедшие с тех пор сотни поколений тебе передался этот дар. Родись ты в другом месте, то тоже стал бы магом. Но в нашем родном мире магии давно уже не осталось, а потому дар причудливо проявился в виде авантюризма и повышенной удачливости…

Несмотря на изначальное предубеждение к Тамаре и природный скепсис, я со всё большим интересом вслушивался в слова необычной жутковатой девочки. Говорила она странные вещи, но почему-то в сказанное ею сразу же верилось, как в догму и непреложную истину. На гипноз это было непохоже, скорее на умение красноречия и убеждённость самой рассказчицы в правдивости своих слов.

– Тебе наверняка рассказывали про моё прошлое, – тут девочка замолчала, ожидая хоть какой-то реакции с моей стороны, и я молча кивнул. – Так вот, всё это правда. Да, я провела несколько долгих лет в полной темноте, балансируя на грани бесконечно долгого сна и безумия. Я была парализованной слепой и глухой калекой, но при этом была не одна. Я слышала голоса в голове, они подбадривали меня и рассказывали удивительные вещи.

– Голоса? – я впервые заговорил, так как сказанное Тамарой напоминало уже бред.

– Да, голоса. Я прекрасно понимаю, что про такое лучше никому не рассказывать, чтобы не сочли сумасшедшей, но это правда. От этих голосов я узнала, что нужно крепиться и быть сильной, и что мой час ещё наступит. Также от этих голосов я постепенно узнавала историю своего рода. Мои предки веками охотились за магами и безжалостно уничтожали, пока не истребили всех окончательно. И я обладаю такими же способностями – не только сама невосприимчива к магии, но могу защищать от неё своих людей. Мои слова могут прозвучать для тебя излишне пафосно, но если бы не эта моя способность, мы бы уже проиграли войну Тёмной Фракции.

Ранее сразу от нескольких людей во фракции H3 я слышал фразу: «Когда приходит Тамара, ужас отступает». По-видимому, речь в таких случаях шла именно об этой распространяемой паладином защите от ментальной магии. Но это что, оправдание вседозволенности? И неужели великая и ужасная герд Тамара пришла ко мне, просто чтобы выговориться?

– Комар, для многих людей во фракции я – луч надежды. Я благословляю и веду войска в бой, дерусь в самых первых рядах и своим примером подбадриваю бойцов. Не просила и не желала я такой роли, но так уж сложилось, что стала для нашей с тобой фракции… трудно даже сказать чем… чем-то вроде иконы, наверное, или ангела-хранителя. А кто-то из игроков из-за моего малого возраста даже воспринимает меня как дочь и проецирует на меня свои родительские чувства.

Всё было именно так, вне всякого сомнения. Я видел, что для бойцов Второго Легиона Тамара была больше, чем просто командиром. Все эти суровые мужики с накачанными мускулами готовы были умереть за неё, причём не только в виртуальной игре.

– Но всё на свете имеет и свою оборотную сторону. Комар, я прекрасно понимаю настроение находящихся на грани отчаяния людей. Ты выстрелил в меня – их икону, надежду, святую защитницу, ангела или даже родную дочь. Могу поклясться тебе своими способностями, что не нападала на тебя сама и не отдавала такой команды, но ты пострадал из-за меня. Да, Комар, я уже знаю виновных в нападении на тебя – это трое бойцов из моего Второго Легиона, как это ни прискорбно мне как командиру. Я уже передала эту информацию следователям и лэнгу Радугину, и сразу отчислила всех троих из своего отряда. И хотя я отдала запоздалый приказ и пальцем тебя не трогать, но не уверена, что все во фракции послушаются меня в этом вопросе. А потому я вижу только один выход из сложившейся ситуации. Комар, я официально приглашаю тебя вступить во Второй Легион! Пусть все в нашей фракции знают, что я одобряю твои действия и беру под свою защиту!

Предложение было лестным, но я даже не стал и секунды раздумывать и сомневаться, сразу же отказавшись:

– Тамара, я плохо поддаюсь дрессировке, не раз был замечен в невыполнении прямых приказов, и вообще зачастую действую интуитивно вопреки логике и здравому смыслу. В твоём коллективе я не смогу раскрыться и стану символом нарушения дисциплины, чаще находясь в ожидании возрождения после очередного расстрела, чем реально играя.

– Жаль… – кажется, Тамару мой отказ расстроил. – Хотя, наверное, ты прав. Неправильно было бы вгонять тебя в жёсткие рамки. Руководство Купола ценит тебя именно за нестандартность мышления и непредсказуемость поведения, за способность приносить пользу фракции там, где другие игроки не просто не справились бы, но даже не заметили бы такой возможности.

Ух ты! Неужели я удостоился похвалы от самой «великой и ужасной» герд Тамары?! Несмотря на возникшую боль, я попытался улыбнуться. Девочка со спокойной отрешённостью понаблюдала за моими бесполезными попытками и гримасами, а потом заметила:

– Комар, у тебя кровь проступила сквозь тампон. Не шевели лицевыми мышцами, пока швы не зажили. И вообще, прими совет от меня – войди поскорее в вирт-капсулу, и через несколько часов выйдешь уже выздоровевшим. Поверь, я знаю, что говорю!

Темноволосая девочка развернулась и направилась к выходу. Но уже в самых дверях вдруг резко остановилась и обернулась:

– Комар, тебе должно быть интересно услышать, что благодаря привезённым тобой деталям, а также полученным в виде выкупа за Минн-О Ла-Фин материалам, уровень ноды «Античный Пляж» досрочно повышен до второго. Наша фракция вводит в игру, искажающую реальность, ещё сто семьдесят четыре человека! Новички уже активно прибывают под Купол. Я же со своим Вторым Легионом отправляюсь в ноду «Карелия» – после купирования угрозы нападения Тёмной Фракции со стороны «Маковых Полей», руководством фракции дана отмашка на экспансию в «Карелию» и включение этой ноды в состав нашей территории. Комар, всё это – твоя заслуга! До встречи в игре! И как зайдешь, загляни сразу к завскладом Вассилиади – у него лежит подарок для тебя от меня лично.


Глава тридцать третья. Лэнг Радугин | Циклы романов "Зашита периметра"-"Искажающие реальность"- Тёмный травник". Компиляция. Книги 1-14 | Глава тридцать пятая. Проверка на лояльность