home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двадцать пятая. Космическая аномалия

От жуткой расправы меня спасло лишь то, что достаточно быстро запустились резервные источники питания, и автоматика звездолёта выровняла полёт «Шиамиру». Однако избежать долгой и весьма насыщенной красочными гневными эпитетами речи капитана, конечно же, не удалось. В преднамеренной диверсии, к счастью, Ураз Тухш меня не обвинял, но вот выслушивать многочисленные реплики по поводу низкого интеллектуального уровня всей человеческой расы, а меня как индивидуума в особенности, пришлось очень долго. Но более всего капитан возмущался даже не фактом внезапной перезагрузки систем своего челнока, а бездарно потраченным одним из трёх анализаторов. Капитан даже грозился сразу по возвращению стрясти с моей фракции полную стоимость уничтоженного мною ценного имущества.

Представив лица руководства моей фракции Human-3 при таком заявлении сюзеренов, я попытался предложить Ураз Тухшу компенсацию за понесённые финансовые потери в виде имеющегося у меня в инвентаре лазерного пистолета Тёмной Фракции. Но капитан, даже не взглянув на пистолет, посоветовал «использовать это примитивное оружие, чтобы прострелить свою дурацкую башку». К счастью, буря постепенно стихла, и меня даже не стали выкидывать за борт без скафандра, хотя именно о таком наказании вначале и кричал Ураз Тухш, и я уже даже морально был готов к такой позорной телепортации на столичную базу своей фракции.

За всеми этими криками и потрясениями никто из экипажа и не обратил внимание, что я сохранил в памяти своего прибора полученный результат сканирования. А между тем в результате своего непредумышленного сканирования я получил подробнейшую трёхмерную схему звездолёта космической расы гэкхо!

Когда капитан успокоился, а мои соседи по комнате задремали, я активировал экран сканера и внимательно ознакомился с сохранённым результатом. Грузовой челнок типа «Шиамиру» со всеми ключевыми узлами, системой управления и энергетической установки, картой коридоров, комнат и технических полостей, практически каждую заклёпку можно было рассмотреть в подробнейшей 3D-модели! Я обнаружил даже встроенный в стену капитанской каюты сейф, в котором, судя по полученным сканером данным, находилось около полутора килограммов платины и примерно столько же иридия. Естественно, сообщать Ураз Тухшу и другим членам команды о своём открытии я не стал, так как опасался, что гэкхо потребуют немедленно уничтожить сохранённые на моём компьютере ценные данные.

Меня, кстати, весьма сильно удивило то обстоятельство, что гэкхо для отдыха не стали выходить из игры, искажающей реальность. До этого я, признаться, полагал, что малые размеры жилого блока на космическом челноке объясняются тем, что особо больше места и не требуется. Ведь уставший и пожелавший отдохнуть космонавт в любой момент может выйти из игры в реальный мир, при этом его персонаж исчезнет и не будет занимать место. Однако все три моих соседа остались в каюте челнока даже на сон. Это было странно, но какое-то объяснение такому нерациональному поведению наверняка имелось. Я мысленно сделал себе пометку при случае спросить у моих знакомых объяснение.

Спать, в отличие от моих соседей по жилому блоку, мне совершенно не хотелось. Для начала я внимательно осмотрел трофеи, доставшиеся мне после боя в Скалах Гарпий, до этого как-то возможности сделать этого не было.

Лазерный пистолет Тёмной Фракции не предъявлял каких-либо заоблачных требований к характеристикам персонажа, зато предполагал наличие навыка «Пистолеты» для эффективного использования. Я покрутил необычное оружие в руках и убрал в рюкзак – не моё. Пояс Минн-О Ла-Фин ничего экстраординарного из себя не представлял – обычный широкий пояс из какого-то кожзаменителя с двумя прикреплёнными на него небольшими чехольчиками для хранения всякой мелочёвки. Внутри одного из чехлов я обнаружил вполне обычные раскладные вилку с ложкой и моток на удивление прочной тонкой нити, во втором запасную батарею для лазерного пистолета. А вот плащ-хамелеон меня заинтересовал:


Камуфляжный плащ Тёмной Фракции


Дальность обнаружения персонажа в движении -23%


Дальность обнаружения персонажа в неподвижном состоянии -77%


Время работы на одной зарядке аккумулятора 18 часов. 


Требования к характеристикам: Ловкость 18, Интеллект 15


Требования к навыкам: Скрытность 16, Электроника 16


Внимание! У вашего персонажа недостаточен показатель Ловкость. Минимальная характеристика персонажа для использования данного предмета: Ловкость 18


Внимание! У вашего персонажа отсутствует навык Скрытность для использования данного предмета. Минимальный уровень навыка Скрытность для использования данного оборудования: 16

Вывод: вещь достаточно интересная и полезная, но всё же не предназначенная для моего Комара. Если навык Скрытность я ещё могу в ближайшем будущем себе добавить на 25-ом уровне персонажа и прокачать, то вот поднять Ловкость сразу на три единицы… это полгода интенсивных тренировок, никак не меньше.

С сожалением убрав трофейные вещи обратно в инвентарь, я тяжело вздохнул и постарался отвлечься от грустных мыслей, занявшись дальнейшим изучением письменности гэкхо. Благо непонятных каракулей на языке этой расы хватало и на экране моего монитора, и на каждом рычажке, лючке и панели на потолке и стенах жилого модуля звездолёта.

Также множество вопросов у меня вызывала панель моего сканера с огромным количеством непонятных выставляемых вручную настроек. Но экспериментировать с ней на «Шиамиру» я всё же не рискнул, опасаясь снова что-нибудь напортачить и окончательно испортить мнение обо мне и всей моей фракции. И так я, фактически, уже провалил данное мне Иваном Лозовским поручение, убедив гэкхо в моей несостоятельности как квалифицированного Изыскателя, да и вообще заставив усомниться в интеллектуальной зрелости людей как расы.

Мои мысленные самобичевания были прерваны прокатившимся по всем помещениям челнока резким повторяющимся сигналом. Авария? Опасность? Но мои соседи по комнате, хоть и проснулись, вовсе не демонстрировали какой-то тревоги и тем более паники. Очень быстро выяснилось, что это всего лишь сигнал к пробуждению – наш челнок прибывал на место, и экипажу предстояла работа.

В дверях каюты неожиданно показался сам капитан Ураз Тухш. Окинув всех четверых обитателей жилого блока долгим внимательным взглядом, он остановил свой выбор на торговке:

– Улине, присмотри за нашим новичком, чтобы он не забыл скафандр надеть, а перед этим заправить его воздухом. Покажи, как пользоваться воздушным шлюзом, как настроить связь, и вообще побудь с ним в связке, а то после случая с испорченным анализатором я даже не знаю, чего от Комара ещё ожидать. С него станется оттолкнуться сильнее нужного и улететь в открытый космос, так как гравитация там на астероиде практически нулевая. Ладно бы сам пропал при этом, невелика потеря, но с ним наше ценное оборудование, которое действительно жалко.

Все трое моих соседей довольно заурчали сквозь сомкнутые клыки, гогоча над шуткой капитана. Я же молча выслушал очередную шпильку по поводу своих интеллектуальных способностей, не собираясь спорить или ругаться. Опровергать подобное недоверие к своим способностям полагалось делами и фактами, а они пока что складывались не в мою пользу. Наконец, капитан обратил внимание на меня:

– Комар, твоя задача, пока мы будем разгружать и сворачивать автоматическую фабрику, поискать ценные минералы на этом крупном астероиде. Корабельные детекторы фиксируют наличие тяжёлых металлов и даже повышенный радиационный фон, но как-то размазано и нечётко, словно нужные нам месторождения находятся на приличной глубине. И вот твоя задача как раз обнаружить источник этих сигналов. У меня предчувствие, что тут можно отыскать ценную добычу!

Ураз Тухш, весь уже в предвкушении богатой добычи, довольно заурчал, развернулся и ушёл на мостик. Стоило капитану удалиться, как Улине Тар тут же высказала вслух свои сомнения:

– Каждый раз, когда я слышала от Ураз Тухша о его «предчувствии ценной добычи», нас обязательно подстерегала какая-то неприятность. То на аукционе перебьют нашу цену, то конкуренты вытеснят с оживлённой трассы, то пираты отберут весь груз. Так что ну не верю я в интуицию и удачу нашего капитана!

Тем не менее, перечить начальнику, а тем более оспаривать его приказы, Улине не стала и потребовала от меня достать скафандр и полностью заполнить резервуар воздухом. Признаюсь, без помощи гораздо более опытной в этих делах женщины гэкхо у меня действительно могли возникнуть сложности с активацией встроенного аккумулятора, использованием всех этих клапанов и насосов на моём скафандре, да и в настройке частоты в закреплённом в шлеме передающем устройстве. Но Улине помогла мне во всём разобраться, рация работала, насос гудел, а манометр на металлическом ранце показывал, что давление в резервуаре стало расти. Заодно я проверил и манометр на «Ангельской Пыли» и обнаружил, что мою PCP-пневматику тоже не мешало бы подкачать.

– Неужели у тебя нет ничего более современного, кроме этого древнего духового ружья? – удивился Баша Тушихх при виде того, как я ручным насосом подкачиваю давление. А его брат-близнец в свою очередь справедливо поинтересовался, с кем я вообще собрался воевать на астероиде?

Тем не менее, несмотря на все подначки соседей, я зарядил воздухом «Ангельскую Пыль», а заодно и проверил заряд батареи трофейного лазерного пистолета. Не моё оружие по навыкам, конечно, так что круг возможного разброса при стрельбе выглядел огромным (хотя вот тут игровые правила ставили меня в тупик – ну какой вообще может быть разброс у лазерного луча???). Но батарея оказалась полной, использовать пистолет я мог, так что как ещё одно оружие «на всякий случай» он вполне годился.

Иллюминатора в жилом блоке не было, так что момент посадки челнока я ощутил лишь по изменившейся тональности работы двигателей «Шиамиру», а затем через пару секунд резкому вертикальному удару. Я не удержался на ногах и рухнул на пол. Мои соседи гэкхо оказались более предусмотрительными и ещё при странном звуке двигателя поспешили ухватиться за поручни. Моментально после удара на мордах всех моих соседей появились шлемы, и гэкхо какое-то время тревожно озирались и прислушивались. Но никаких признаков серьёзной аварии не было, и все облегчённо вздохнули. Улине заковыристо матюгнулась, после чего опять стала привычно брюзжать:

– Раз уж навыков и опыта Ураз Тухшу не хватает, лучше бы ему не строить из себя профессионала, а нанять нормального пилота! А то что ни посадка, то обязательно испытание корпуса челнока и моих нервов на прочность! Нет, говорю я вам, последний раз я с ним полетела! Хватит с меня таких посадок!

Дальнейшие стенания вечно недовольной торговки были прерваны прозвучавшим резким сигналом, а затем приказом капитана:

– Первыми на выход техники! Закрепляют челнок и открывают грузовой отсек! Затем грузчики разворачивают манипуляторы! Последними выходят Комар и Улине, берут третий левитатор и уматывают (нецензурно) минимум на две тысячи шагов от «Шиамиру», прежде чем приступать к сканированию! Комар, ты это понял?

– Да, капитан, приказ понял, – подтвердил я чётко, снова постаравшись не принимать близко к сердцу высказанное недоверие.

Прошло минуты четыре, прежде чем оба брата-близнеца вышли из жилого блока и поспешили по коридору к носу челнока. Я не удержался и даже высунул голову в шлеме из дверей, чтобы своими глазами посмотреть, как два таких гиганта сумеют протиснуться по узкому коридору. Проделали они это на удивление ловко, видимо сказывался большой опыт предыдущих полётов на «Шиамиру».

– Комар, наша очередь! – в наушниках раздался голос Улине.

Я дёрнулся было на выход, но меня остановила бронированная упакованная в скафандр лапа:

– Стой! Сперва прикрепи к своему поясу карабин шлейки.

С огромным трудом я поборол рвущиеся наружу нецензурные слова. Как же неуютно чувствовать себя собачкой, которую ведут выгуливать на поводке! А именно такие ассоциации у меня возникали от нашей связки, особенно если учитывать гораздо более крупные габариты идущей позади женщины гэкхо. Даже настроение у меня испортилось. Впрочем, все мои негативные эмоции моментально остались в прошлом, стоило нам с Улине пройти воздушный шлюз и оказаться снаружи «Шиамиру».


Навык Зоркий Глаз повышен до тридцать второго уровня!


Навык Картография повышен до тридцать пятого уровня!

Вау! Открывшийся передо мной пейзаж был настолько фантастически прекрасным, насколько и невозможным для Земли – испещрённая провалами и высоченными острыми пиками поверхность буро-рыжего и ярко-красного цвета, а над всем этим бездонно-чёрное небо с миллионами звёзд. Судя по всему, мы находились на обратной от местного светила стороне очень крупного железно-каменного астероида. Основными источниками освещения служили яркие прожекторы на корпусе Шиамиру, а также огни на расположенном метрах в пятидесяти от нашего челнока громадном цилиндрическом объекте – видимо, это как раз и была автоматическая фабрика по сбору ценных ресурсов.

Термометр у меня на рукаве показывал минус восемьдесят восемь градусов Цельсия, и это возле недавно приземлившегося «Шиамиру»! Подозреваю, что поодаль от челнока условия были ещё более суровыми. Расположенный там же на рукаве экран барометра отображал давление менее полутора Паскалей – пусть и не глубокий вакуум, но всё же достаточно близкие к нему условия. Я даже не слишком удивился, что приборы на построенном непонятно какой расой скафандре выводили показатели в принятых у меня на родине Международных единицах СИ. Подозреваю, что на самом деле шкалы и величины были совсем другими, но игровая система транслировала всю информацию в понятном и привычном для меня виде.

Наверное, я бы ещё долго стоял у трапа и с отвисшей от изумления челюстью любовался неземной красотой космоса, но меня одёрнула Улине. Торговка указала на плоскую металлическую конструкцию, чем-то похожую на доску для сёрфинга, только серповидной формы:

– Комар, становись на левитатор и надёжно пристёгивай подошвы. Учти, как только отойдём от «Шиамиру», резко пропадёт искусственная гравитация!

Я прислушался к мудрому совету гэкхо и, встав на летающую доску, зацепил свои подошвы специальными защёлками. Улине проделала тоже самое, после чего спросила:

– Так куда лететь? Где ты будешь проводить своё сканирование?

Подобная весьма странная постановка вопроса даже на несколько секунд поставила меня в тупик. Признаться, до этого момента я считал, что мне просто покажут конкретное место, которое вызывает интерес капитана, и где мне нужно будет провести исследование грунта на предмет содержания ценных минералов. А оказывается, в этом вопросе остальные члены команды полностью полагались на меня. Что же… Я уверенно указал рукой на видимые вдали острые пики. Туда!

Женщина-гэкхо слегка наклонила свой корпус, и левитатор плавно и мягко сдвинулся с места, постепенно набирая скорость. Происходящее очень напоминало езду на скейтборде, только наша доска летела на небольшой, всего метр-полтора, высоте над поверхностью. Стоило нам удалиться от «Шиамиру» метров на пятнадцать, как я внезапно почувствовал, что мои подошвы перестали твёрдо стоять на поверхности левитатора и держались на нём исключительно лишь из-за защёлок. Управляющая левитатором Улине прокомментировала:

– Не настоящая невесомость, так как астероид под нами всё-таки достаточно крупный, но гравитация тут в сотни раз меньше привычной. Обожаю эти ощущения полёта!

Сразу после выхода из зоны искусственной гравитации моя напарница резко увеличила скорость нашей летающей доски, разогнав её до состояния гоночного болида. То слева, то справа мелькали острые скалы, иногда буквально на расстоянии вытянутой руки, и происходящее стало напоминать мою поездку с Дмитрием Желтовым на его «звездолёте». Наверняка так разгоняться и рисковать было совершенно необязательно, но я не стал одёргивать мою напарницу и мешать ей получать наслаждение от быстрого полёта.

Мы уверенно преодолевали глубокие трещины и огибали выступы, а в самом конце ещё сильнее прибавили скорость, летя прямо на высоченный устремляющийся в звёздное небо каменный шпиль. Когда я уже был фактически уверен, что мы сейчас убьёмся об эту скалу, Улине резко отклонила корпус назад, направив левитатор практически вертикально. Микрофон в моём шлеме передал довольное урчание женщины-гэкхо и её восторженный крик:

– Ух, здорово!!! Согласись, Комар, замечательные ощущения!

Через несколько секунд торговка остановила летающую доску на самом кончике шпиля этой выпирающей скалы, и отсюда с «вершины» нам открылся вид на весь наш неровной формы астероид, а также слепяще-яркое местное светило.


Навык Зоркий Глаз повышен до тридцать третьего уровня!


Навык Картография повышен до тридцать шестого уровня!


Получен двадцать третий уровень персонажа!


Получено три свободных очка навыков! (суммарно накоплено восемь очков)

Я наконец-то смог осмотреться. Астероид представлял из себя огромную каменную глыбу километров тридцати в длину и порядка двенадцати в поперечнике, слегка изогнутую подобно фасолине и всю испещрённую кратерами, трещинами и словно мгновенно застывшими пиками самых причудливых форм. Далеко позади, километрах в пяти от нас, можно было различить крохотный «Шиамиру», но даже навык Зоркий Глаз и высокое Восприятие не позволяли мне отсюда увидеть членов экипажа.

Осторожно отстегнувшись от зависшего в полуметре над скалой левитатора, я плавно опустил свои подошвы на поверхность астероида. Улине несколько напряглась и даже взялась рукой за связывающий нас поводок, словно я действительно мог улететь от неё в открытый космос, но я успокоил напарницу и принялся осматривать скалу, на которой мы остановились.

Собственно, примерно такое я и ожидал увидеть. Палласит с включениями оливина – самый распространённый состав у падающих на поверхность нашей Земли железно-каменных метеоритов. Говоря более понятным языком, железо и никель с вкраплениями смешанных силикатов железа и магния. Преимущественно из палласита и состоял наш астероид, и железа с никелем тут хватало. Я прикинул объём всего астероида… Где-то восемьсот миллиардов тонн железа и сто пятьдесят-двести миллиардов тонн никеля. С одной стороны, кажется огромным богатством, но учитывая сложности доставки с орбиты не окупится даже стоимость транспортировки.

С оливином было примерно то же самое. Близким по составу минералом нашей планеты являлся полудрагоценный хризолит, но тут все кристаллы были микроскопическими, не представляющими никакого интереса в ювелирном деле.


Навык Минералогия повышен до двенадцатого уровня


Навык Минералогия повышен до тринадцатого уровня

Так что на первый взгляд вроде ерунда – Ураз Тухш и так уже добывал тут на астероиде никель с железом, так что ничего нового я пока что не увидел. С другой стороны, капитан говорил что-то про тяжёлые металлы и радиоактивность, и вот это уже было интереснее.

– Тут застывший выброс пород из самых глубин астероида, так что прямо здесь просканируем, чтобы узнать состав, – предложил я напарнице, и Улине Тар спорить не стала.

Женщина гэкхо активировал ряд клавиш на поясе своего скафандра и уверенно встала на поверхность астероида. Подозреваю, что у её бронекостюма конструктивно были предусмотрены включающиеся магнитные подошвы – весьма удобно для прогулок по такой магнитящейся поверхности. К сожалению, в моём лёгком скафандре такого функционала предусмотрено не было.

Я развернул свой сканер и, пользуясь случаем, попросил напарницу перевести для меня надписи на панели настроек. Торговка с готовностью прочла каракули на выставляемых в разные позиции бегунках:

– Обобщённый поиск металлов. Это тоже для металлов, только поиск методом ядерного гамма-резонанса. Это тоже для металлов, поиск гравитационного отклика. Это для сверхтяжёлых материалов. Поиск по дифференциалу температуры. Нейтринный сканер. Поиск бета-излучения. Поиск небелковой органики ядерно-магнитным резонансом. Детектор пустот. Детектор движения. Интеллектуальный эвристический метод. Эхо-локация. Анализ структуры. Определение источников электромагнитных полей…


Навык Космолингвистика повышен до двадцать шестого уровня

Признаться, легче от всех этих объяснений мне не стало. Наоборот, голова пошла кругом от всех этих пугающе-сложных названий. Я попытался выставить интенсивность поиска металлов на максимум, но при этом остальные ползунки поползли вниз – видимо, нельзя было искать всё и сразу. Ну ладно, меня интересовали сейчас только ценные металлы.

Видя, что я достаю треногу, Улине поспешила отключить свой левитатор – видимо, опасалась воздействия на него ЭМ-импульса. На этот раз я аккуратно растянул ножки треноги и после послышавшегося щелчка плотно прижал геологический анализатор к поверхности астероида.


Навык Сканирование повышен до двадцать шестого уровня

Едва мой компьютер обработал информацию, я поспешил ознакомиться с результатами сканирования. Мощнейшие импульсы от железа, никеля, магния, кремния – эти элементы были буквально везде. Чуть поменьше кобальта и алюминия, но тоже запасы измерялись сотнями миллионов тонн. Есть сурьма и висмут – небольшой локальный источник в полукилометре от подножия скалы. Присутствует германий, есть какие-то сигналы меди и даже от золота в следовых количествах. Много следов других металлов, но всё размазано и неконкретно.

– В целом ерунда, – подтвердила мои собственные выводы Улине. – Комар, полетели вон на тот далёкий пик, на противоположном конце астероида!

Но я отказался и предложил напарнице полностью сменить методику поиска. На этот раз меня интересовали не выпирающие над поверхностью выступы, а наоборот кратеры или самые глубокие расщелины. Я хотел попробовать дотянуться до самых глубин этой массивной летающей в космосе глыбы. Ну пусть и не до самых (с радиусом сканирования 1600 метров я всё же не доставал до самого ядра), но всё же максимально глубоко.

– Вон вдали километрах в пяти от нас огромная трещина на солнечной стороне астероида, – указал я торговке на далёкую расщелину. – Полетели туда и попробуем спуститься!

Моя напарница включила левитатор, подсадила меня и сама застегнула защёлки на моих ступнях. На этот раз Улине разгоняться до бешеных скоростей не стала и вела себя достаточно осторожно. То ли солнце слепило ей глаза, то ли моя спутница просто упала духом, не веря уже в положительный результат поиска.

Перед самой расщелиной Улине ловко вывернула летающую доску параллельно трещине и начала спуск в глубины. Она включила мощный фонарь на своём шлеме, и мы плавно опустились метров на триста вдоль вертикальных искрящихся многочисленными отблесками стен, прежде чем достигли дня этой гигантской расщелины.

– Давай только скорее, Комар, – моя напарница почему-то нервничала, хотя я и не понимал причины. – Как бы нас тут не засыпало, если астероид столкнётся с чем-нибудь в космосе…

– Да брось! Это только кажется, что в астероидном поле не протолкнуться от летящих камней. Сама же видела, что вокруг нас на тысячи километров не было ничего опасного. Да и за прошедшие миллионы лет всё, что могло столкнуться и упасть, давно уже упало. Так что не дрейфь, выберемся!

Уже высказав эту фразу, я запоздало испугался, что едва знакомой женщине гэкхо может не понравиться мой излишне панибратский тон. Но Улине Тар никак не отреагировала, слишком занятая своими переживаниями и страхами. Неужели у моей напарницы клаустрофобия? Странно для персонажа, столько времени проводящего в замкнутом пространстве звездолёта, где даже мне было тесно.

Я достал последний свой анализатор и тяжело вздохнул. Всё, больше попыток у меня не будет. Как говорится, или пан, или пропал! Признаться, я сам очень нервничал, хотя и старался внешне не показывать этого. Всё-таки обидно было бы остаться в памяти гэкхо человеком-неудачником, запомнившимся лишь своими дурацкими поступками.

Открыв окно с навыками Комара, я вложил все восемь накопившихся очков в Сканирование, подняв этот навык до 34-го уровня. Нечего солить очки на будущее, когда результаты нужны мне прямо здесь и сейчас! Закрыв на несколько секунд глаза, я даже мысленно попросил админов этой странной игры об удаче. И в самый последний момент изменил настройки панели, убрав поиск только лишь металлов, а вместо этого выставив все ползунки примерно посредине. На удивлённый возглас напарницы я не стал реагировать и, резко выдохнув, взял последнюю треногу и активировал её.

На экране появились сотни откликов. Железо, никель, другие химические элементы. Но я смотрел совсем на другое.

– Что это?! – ярко-жёлтое пятно на трёхмерной схеме отсканированного участка астероида привлекло не только моё внимание.

– Какая-то аномалия, – неуверенно ответил я, ознакомившись с предварительным описанием найденного сканером объекта.

С замирающим сердцем я приблизил заинтересовавший меня и Улине фрагмент карты. Отрисовались какие-то скрытые глубоко под поверхностью астероида помещения, коридоры, очаги интенсивного электромагнитного поля, источники сильной радиоактивности. Я ещё более увеличил масштаб. На мониторе отобразился какой-то подземный комплекс: полусферические залы и сеть соединяющих их коридоров. Причём вход в него располагался совсем недалеко, тут же на дне расщелины, всего метрах в двухстах от нас.

– Это не просто аномалия, Комар! – вскричала Улине, даже не пытаясь сдерживать рвущееся наружу волнение. – Это форпост реликтов, давно исчезнувшей древней расы! Настоящая кладезь уникальных технологий и оборудования! Я была ещё малышкой и видела подобное в новостях, когда миелонцы пять тонгов назад где-то на отшибе галактики нашли такой же скрытый подземный комплекс! Я немедленно связываюсь с капитаном и сообщаю о находке! Наконец-то нам улыбнулась удача!


Глава двадцать четвёртая. Полёт к астероидам | Циклы романов "Зашита периметра"-"Искажающие реальность"- Тёмный травник". Компиляция. Книги 1-14 | Глава двадцать шестая. Недобрый приём