home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двадцать третья. База гэкхо

Столпившиеся у первого «Пересвета» союзники встретили моё появление весьма неприветливо. Судя по всему, Иван Лозовский решил, что я сдрейфил и сбежал из боя, и даже успел поведать остальным бойцам отряда эту версию. Мои объяснения даже не хотели сперва слушать, а рассказ про уничтоженного жуткого псионика так и вовсе столкнулся с откровенным недоверием:

– Его убил не ты, а застрелил герд Тарасов из снайперской винтовки, когда вражеский маг спрыгнул со скалы и пошёл в ближний бой! – один из бойцов Первого Легиона указал на своего прославленного командира.


Герд Тарасов. Человек. Фракция H3. Снайпер 89-го уровня

Самый высокоуровневый боец нашей фракции оказался очень невысоким, хотя весьма широким в плечах накачанным мужчиной средних лет с наголо бритой головой. Надетый камуфляжный бесформенный костюм «Леший» и навороченная снайперская винтовка в его мозолистых руках смотрелись настолько гармонично, словно лидер Первого Легиона уже родился в таком виде.

Герд… Я глубоко вздохнул и мысленно сосчитал до трёх, чтобы успокоиться, собраться с мыслями и построить свои фразы так, чтобы случайно не задеть самолюбие и интересы этого статусного игрока. Явно мне не стоило оспаривать «в лоб» утверждение о том, что Тарасов подстрелил мага. Пусть подстрелил, но вот что предшествовало этому?

– Спрыгнул?! Выронив оружие и бесчувственным манекеном плашмя рухнув вон с того высоченного уступа, после того, как я забросал его гранатами?! Теперь это называется «спрыгнул и пошёл в ближний бой»?! И три новых уровня мне дали, наверное, за подсчёт количества гарпий в небесах?! А взятый с этого псионика трофей я купил на местном рынке?

Говорил я пусть и весьма эмоционально, но всё же осознанно. Затем достал из инвентаря магический жезл и продемонстрировал всем желающим. Бойцы Первого Легиона этот посох явно уже видели раньше и узнали. Но всё равно неуверенно переглядывались, пока ещё не в силах принять версию, что двухдневный новичок, а не самый прокачанный боец фракции Human-3 справился с самым опасным из противников. Но я продолжил свою эмоциональную речь, предлагая всем желающим проверить мои слова:

– Пусть любой из вас поднимется вон на ту скалу и своими глазами посмотрит. Там же всё иссечено осколками и залито кровью этого мага! Все бы так «дрейфили и сбегали», как я это сделал! Да и стрелка, убившего вот этого нашего бойца, – я указал на труп союзника возле колёс первого «Пересвета», – тоже именно я выследил и уничтожил. Это была прыткая девушка-картограф по имени Минн-О Ла-Фин. Еле-еле попал по этой уворачивающейся от выстрелов мишени! Могу показать её труп – там вся грудь разворочена выстрелом из моего дробовика! А двух её спутников-телохранителей кто, по-вашему, гранатным разрывом указал нашим стрелкам на «Пересветах»?! Тоже «сами вылезли из кустов и пошли в ближний бой»?! Вот, кстати, лазерный пистолет одного из тех двух стрелков. А вот выпавшие с Минн-О Ла-Фин пояс и плащ-хамелеон.

Иван Лозовский жестом указал на одного из стоящих поблизости бойцов и предложил тому залезть вверх по склону, чтобы проверить мои слова. Но его остановил герд Тарасов:

– Не нужно. Друзья, готов признать, что возможно ошибся – или выстрелил в уже мёртвого врага, или моя пуля не была финальной. То-то я удивился, что шкала прогресса практически не изменилась, хотя по идее должна была заметно заполниться.

Отношение ко мне моментально изменилось, лица собравшихся вокруг бойцов подобрели, появились улыбки.

– Комар, а ты молодец! С первым боевым крещением тебя! – Иван Лозовский подошёл и одобрительно похлопал меня по плечу.

Герд Тарасов тоже поздравил меня с первым боевым успехом и добавил:

– Поднимай уровень персонажа до шестидесятого, пройди обучение работе в группе, и тогда поговорим о твоём принятии в мой Первый Легион. Поскольку во Второй Легион, насколько я слышал, тебе путь навечно заказан.

Все вокруг дружно засмеялись, словно услышали нечто весьма забавное. Я тоже улыбнулся, хотя и не понимал причины этой странной всеобщей весёлости. Видимо, про мои непростые отношения с герд Тамарой уже анекдоты складывали во фракции, а я не в курсе?


Известность повышена до 12

В этот момент где-то вдалеке в стороне скал взорвалось что-то конкретно мощное, даже земля отчётливо вздрогнула под ногами. Сотни гарпий с испуганными криками поднялись в воздух, а в голубом утреннем небе появился чёрный шлейф дыма. Рации у всех стоящих поблизости бойцов синхронно активировались. Хриплый мужской голос произнёс с отчётливыми нотками сожаления:

– Это Артёмов. Не смогли мы захватить транспорт Тёмной Фракции. Видимо, охранная система какая-то сработала. Только мы подошли к заваленному ветками вездеходу, как произошёл самоподрыв. Ребята, к счастью, все целы остались, хотя и оглохли немного. И тут что-то похожее на термитный заряд сработало – вместо ценной техники теперь лишь лужа расплавленного металла…

– Принято. Артёмов, возвращайтесь, – скомандовал Иван Лозовский. – Пора дальше ехать, мы и так выпали из графика. Пусть только сапёр снимет мины – всё-таки ценные вещи, могут пригодиться. Да и взглянуть будет интересно нашим инженерам на эти творения Тёмной Фракции.


Я опасался, что ценные трофеи у меня заберут под предлогом того, что у Комара не хватает навыков для использования магического жезла или плаща-хамелеона. Но в Первом Легионе было принято другое правило раздела трофеев: «кто первый встал, того и тапки», и никто на мою добычу не стал покушаться. Да и подробностей преследования Минн-О Ла-Фин никто не стал выпытывать, что меня вполне устраивало. Как только вернулась состоящая из четырёх человек группа Артёмова, все расселись по машинам и продолжили путь.

Я по-прежнему ехал в головном «Пересвете» вместе с дипломатом фракции, вот только водителем у нас вместо отправившегося на перерождение Вадима стал тот самый боец, который ранее высказывал сомнения в том, что я уничтожил вражеского мага. Прозвище у нашего нового водителя было «Костоправ», играл он медиком по профессии, и при ближайшем знакомстве оказался вполне нормальным парнем, хотя и несколько нервным и излишне говорливым. Хотя, возможно, это сказывалось напряжение недавнего боя.

Дальнейшая дорога по ноде «Скалы Гарпий» прошла без эксцессов, хотя напряжение всё равно ощущалось. Экипажи разных «Пересветов» часто переговаривались по рации между собой и далёкими группами разведки. Один раз мы почти полчаса простояли на берегу небольшого озера, ожидая результатов проверки какого-то показавшегося подозрительным участка пути. Я уже поднял Картографию до 33-его уровня, Зоркий Глаз до 30-го, а Сканирование до 24-го. Всё шло к тому, что ещё до конца пути мой Комар успеет получить двадцатый уровень.

Переход на следующую ноду «Пустыня» все восприняли с явным облегчением. Скалы, густые непролазные кусты и топкие лужи резко закончились, и началась именно что безжизненная сухая пустыня с редкими колючими деревцами и невысокими зализанными ветром холмами. Укрытий от палящего солнца тут совершенно не было, так что температура в кабине «Пересвета» стала немилосердно подниматься, но зато тут в «Пустыне» можно было не опасаться врагов и засад, что было намного важнее комфорта.

Воспользовавшись благодушным настроением дипломата, я поинтересовался у Ивана Лозовского странным именем моей укороченной пневматической винтовки. Почему вдруг «Ангельская Пыль»? Потому что должна распылять врагов? Заместитель руководителя фракции рассмеялся:

– Так вот кому досталась моя старая пневматика! Собственно, это не секрет, многие в нашей фракции знают эту историю. Комар, ты буквы «PCP» в названии своего оружия видел?

Конечно же, я видел эти буквы, о чём сразу же подтвердил собеседнику.

– Так вот аббревиатура РСР это не только «Pre Charged Pneumatics», или пневматика с предварительной накачкой. Такими же буквами PCP обозначается наркотическое вещество фенил-циклогексил-пиперидин, или как его ещё называют «Ангельская Пыль». Омерзительно гадкий наркотик, блокирующий передающие информацию об окружающем мире рецепторы, из-за чего наступают тяжелейшие галлюцинации. Фенил-циклогексил-пиперидин очень плохо выводится из организма, и даже через год любая медицинская проверка покажет, что человек принимал «Ангельскую Пыль». Именно по этой причине и накрылась медным тазом моя дипломатическая карьера в Министерстве Иностранных Дел, наркоманов там не держат. Но гораздо хуже то, что отвыкнуть от «Ангельской Пыли» в десятки раз труднее, чем от героина, а практически каждый из принимавших рано или поздно попадает в психиатрическую клинику. Если до этого не выбросится из окна, а таких случаев тоже полно. Но мне повезло – ещё до того, как я окончательно «слетел с катушек» или убил себя, меня привели под Купол. От химической зависимости я излечился сразу. Но вот психологически… Признаюсь, мне до сих пор страшно, что однажды придётся выйти из нашего надёжного подземного убежища, попасть в старую среду, где я могу не удержаться…

– Впереди боевой катер гэкхо! – перебил откровения дипломата наш водитель.

Я повернул голову в указанном направлении и действительно увидел стремительно летящий наперерез нашей колонне аппарат серповидной формы.


«Синдирову». Истребитель-перехватчик гэкхо класса поверхность – ближний космос

Иван Лозовский тоже всмотрелся в эту небесную машину, даже достал бинокль, чтобы получше её рассмотреть во всех деталях, и заулыбался:

– А вот и покупатели нашего палладия. Не хотят оформлять официально через космопорт. Что же, нас об этом предупреждали. Останавливай машину, Костоправ. Выгрузим контейнер со слитками прямо здесь в пустыне.

– Контрабандисты? – предположил я на основании этой информации, и наш дипломат неожиданно не стал отрицать.

– Наверняка. Но нашей фракции сейчас особо выбирать не приходится. За палладий они дают хорошую цену, нам же критически нужна космовалюта для покупки технологий и сложных изделий, а потому сойдут любые покупатели нашего товара. На базе же гэкхо мы просто не будем трепать языком об этом небольшом приработке.


Но что-то явно пошло не так. Едва колонна наших грузовиков пересекла безжизненную ноду «Пустыня» и поравнялась с первыми рядами автоматических лазерных турелей, охраняющих дальние подступы к базе космической расы, путь нам преградил вооружённый патруль «мохнатиков».

Иван Лозовский вылез из кабины «Пересвета» выяснять причину остановки и долго препирался с охранниками. Я не понимал, о чём они спорят, но неоднократно слышал повторяющиеся слова «синдирову» и «ундиме». Первое было названием перехватчика гэкхо, на который перегрузили ящики со слитками, второе же означало «палладий», как я узнал ещё в пустыне во время общения Ивана Лозовского с контрабандистами.


Навык Космолингвистика повышен до тринадцатого уровня!


Получен двадцатый уровень персонажа!


Получено три свободных очка навыков! (суммарно накоплено двенадцать очков)

– Нужно будет пройти полный досмотр! – недовольный дипломат вернулся в кабину «Пересвета» и дал указание водителю следовать за лёгким багги гэкхо. – И да, я сообщил, что кроме меня никто из нашего отряда не понимает ни слова на языке гэкхо. По-нашему тут никто из гэкхо не говорит, а если будут задавать вопросы на своём языке, не изображайте умных и тупо молчите. Особенно это тебя касается, Комар! В остальных-то я уверен, что не проболтаются, но тебе сейчас не лучшее время демонстрировать свой навык Космолингвистики. Ты понял?

Хотя меня и задело такое недоверие, но я подтвердил, что всё понял и буду нем как рыба.

– Но что, если гэкхо вызовут своего дипломата Коста Дыхша, чтобы опросить всех в группе? – встрепенулся я испуганно, на что дипломат ответил, что беспокоиться на этот счёт точно не стоит.

– Он не прилетит. Собственно, именно Коста Дыхш познакомил нас с покупателями палладия. Это его знакомые, и сильно подозреваю, что дипломат тоже в доле.

Наши бронированные грузовики завели на бетонированную территорию размером с футбольный стадион, со всех сторон огороженную высоченной железобетонной стеной, и автоматические ворота за нами закрылись. Я было заволновался, но Иван Лозовский демонстрировал спокойствие и уверенность. Подозвав лидера Первого Легиона, заместитель руководителя фракции приказал выставить вокруг «Пересветов» вооружённое оцепление и никого не подпускать.

Сам же дипломат отправился, по его собственным словам «знакомиться с чиновниками гэкхо, чтобы понять, кого из них нужно подмазать для решения возникшего недопонимания». Перед уходом на моих глазах дипломат вскрыл один из ящиков в кузове и переложил к себе в инвентарь с десяток бутылок водки с маркировкой «Сделано во фракции H3 по исконным технологиям», а из встроенного сейфа в кабине взял прозрачный пакет с драгоценными кристаллами.


Отсутствовал Иван Лозовский долго, почти три часа. Но всё это время, несмотря на всё выше поднимающееся и немилосердно шпарящее солнце, мы посменно караулили грузовики с товаром и демонстрировали бдительность и уверенность изредка показывающимся на стене гэкхо.

Наконец, ворота разъехались, и показалась целая делегация из десятка важных «мохнатиков», которую сопровождал наш дипломат. Судя по нетвёрдой заплетающейся походке, довольным мордам и приглушённому рычанию, символизирующему у гэкхо весёлый смех, переговоры прошли более чем успешно. Иван Лозовский, уже сменивший камуфлированный маскхалат на строгий деловой костюм, как обычно выглядел безукоризненно.

Дипломат что-то долго втолковывал гэкхо, показывал им наши броневики и демонстрировал на броне отметины от попаданий и копоть пожара. Затем залез в кузов «Пересвета» и вынес «мохнатикам» какой-то запечатанный ящик, который был с благосклонностью принят принимающей стороной. После чего делегация удалилась, а дипломат подозвал бойцов и поспешил всех обрадовать:

– Всё отлично, друзья! Просто эти конкретные гэкхо оказались не в курсе наших договорённостей с заказчиками. Но удалось не только разобраться со всем случившимся недоразумением, но и найти покупателей на новые партии металла. Прямо здесь разгрузим все шестьдесят тонн, гэкхо нам помогут – пришлют два тяжёлых робота-погрузчика. Затем до вечера у нас свободное время, ждём транспорт с орбиты. После его посадки загрузим в космопорте груз композитных материалов и солнечных батарей, и обратно морем на пароме поплывём, я уже договорился. К ночи будем дома!

Со всех сторон послышались радостные выкрики, бойцы заулыбались, оживились. Да и меня возможность возвращаться другим маршрутом и, следовательно, прокачать Картографию, очень даже вдохновила. Вот только рано я, оказывается, радовался. Иван Лозовский поискал кого-то среди бойцов нашей фракции и, остановившись на мне взглядом, предложил подойти ближе.

 – Комар, дело есть. Авантюрное, даже слишком, но как раз в духе твоих поступков. В магазине электроники, где я покупал оборудование для твоего Изыскателя, ко мне подошёл один из гэкхо. Зовут его Ураз Тухш, он капитан небольшого челнока типа «Шиамиру» и через полтора часа летит к поясу астероидов. У него там оставлена автоматическая фабрика для сбора ценных ресурсов, и нужно забрать заполненные контейнеры с собранными минералами. Но чего-либо ценного, насколько я понял, найти среди астероидов его команда так и не смогла, а потому собирают всякий шлак типа ферросплавов, кобальта и прочих дешёвых металлов. Увидев, что я покупаю сканнер для Изыскателя, Ураз Тухш весьма заинтересовался. В общем, предложение совершенно спонтанное, но он готов взять тебя с собой в ближайший рейс к астероидам, чтобы ты там для него поискал ценные минералы.

У меня просто челюсть упала от такой новости. Нет, ну какого это узнать, что через полтора часа ты можешь полететь в космос?! Здорово, конечно, но… как я вернусь? Я не успел озвучить свои сомнения, видимо испуг или неуверенность отразились у меня на лице, так как мой собеседник поспешил ответить:

– Уже завтра его «Шиамиру» вернётся обратно сюда в космопорт, и ты сможешь сойти. Твоя награда в случае обнаружения чего-нибудь ценного – можешь взять столько добычи, сколько сможешь унести в руках. И капитан сам за свои деньги оплатит для твоего сканера расходники.

– Какие ещё «расходники»? – не понял я.

– Да я и сам только-только узнал, как всё это работает. Думал, купишь прибор Изыскателя и всё. Оказывается, всё гораздо сложнее. Сам сканер Изыскателя… вот собственно он, – Иван Лозовский достал из инвентаря и передал мне в руки прямоугольный предмет, напоминающий сложенный ноутбук в противоударном чехле.


Базовый сканер (инструмент Изыскателя)


Дальность обнаружения до 1600 метров. Время работы до замены ядерной батареи 3 года.  


Требования к характеристикам: Восприятие 18, Интеллект 15


Требования к навыкам: Сканирование 20, Электроника 16


Внимание! Навык Электроника у вашего персонажа недостаточен для использования данного предмета. Минимальный уровень навыка Электроника для использования данного оборудования: 16


Внимание! Для получения на сканере информации необходимо использование геологических анализаторов

– Комар, это самая базовая модель, в каталоге гэкхо были и более продвинутые. Но, во-первых, цены на них совсем уж космические. Во-вторых, я не был уверен, что у тебя хватит навыков для использования продвинутых сканеров. Кстати… – дипломат запоздало поинтересовался, а могу ли я использовать купленную им модель, хватает ли способностей.

– Да, конечно, – беззаботным голосом, словно объясняя само собой разумеющееся, ответил я.

На самом деле сразу после ознакомления с требованиями сканера я открыл окно навыков своего Комара и вложил семь свободных очков в Электронику, подняв её до шестнадцатого уровня. Оставшиеся пять свободных очков решил пока не трогать – мало ли что может срочно понадобиться? Иван Лозовский довольно кивнул и продолжил объяснение:

– На самом деле любой сканер Изыскателя – это всего лишь компьютерный монитор для отображения результатов сканирования. К нему идёт что-то вроде панели для выставления всяческих настроек, но в любом случае результаты этот компьютер получает от специальных одноразовых сигнализаторов. Я видел их в магазине, это такие метровой длины штыри, которые ввинчиваются в землю. При активации они создают что-то вроде колебаний… или магнитное поле… или уж не знаю, что именно, но прибор Изыскателя получает результаты. Такой метод позволяет с хорошей точностью находить, в том числе глубоко под землёй, всевозможные минералы, рудные жилы, пустоты и всё такое… Кстати, стоит каждая такая одноразовая хрень для сканирования пятьдесят кристаллов.

Ничего себе! Пятьдесят красных драгоценных кристаллов за одно-единственное сканирование! Я было открыл рот, чтобы возмутиться безбожно завышенной ценой, но Иван Лозовский поднятым вверх пальцем остановил меня и добавил:

– Да, это дорого, но Ураз Тухш обещал оплатить. И самое интересное – этот капитан сказал, что у него на челноке есть лёгкий скафандр, предназначенный для человека. Отдавать насовсем его тебе он не собирается, но даст на время попользоваться, чтобы ты мог поработать на астероидах. Признаться, я понятия не имею, что это за вещь, и кто мог её создать. Но совершенно точно, не земляне. Подозреваю, учёные нашей фракции за одну лишь возможность взглянуть на скафандр инопланетной разработки без колебаний отдали бы годовую зарплату! Короче, если тебе интересно, Ураз Тухш сидит сейчас в зале ресторана космопорта.

Что значит «если интересно»?! Да разве такое предложение может показаться кому-то неинтересным? Какие тут вообще могут быть сомнения?! Возможность полететь в космос выпадает раз в жизни, и то далеко не каждому. Пусть даже на корабле чужой расы с экипажем, в котором никто не говорит на твоём родном языке, но я однозначно согласен!!!

– Я так и думал, что ты со своим авантюризмом просто не сможешь пройти мимо этого приключения, – весело рассмеялся дипломат, но резко посерьёзнел и продолжил. – На самом деле предстоящий полёт важен не только для тебя лично, но и для всей нашей фракции. Комар, ты привезёшь нам новые знания, а нет ничего более ценного в игре, искажающей реальность. Мы почти год находились в полной изоляции в окружении лишь слабо технологически развитых соседей вроде леших, кентавров и гарпий. Встреча с Тёмной Фракцией показала, насколько сильно мы отстали в развитии.

Дипломат замолчал и обернулся, желая убедиться, что наш разговор никто не подслушивает.

– Да, Комар, ситуация на самом деле тяжёлая. Руководство Купола и наши внешние аналитики пришли к одному и тому же выводу – Тёмная Фракция развивается быстрее и успешнее нас. В одиночку мы не выстоим. А потому необходимо менять стратегию развития, отказаться от изоляционизма и самым активным образом общаться с другими участниками игры, искажающей реальность. В последнее время мы начали налаживать связи с разными группами гэкхо, но всё равно, сам видишь, даже на их базе нашу фракцию знают весьма слабо и относятся настороженно. Так что новые контакты очень важны. Так что, Комар, слушай свою задачу на этот космический полёт: познакомиться с Ураз Тухшем и его командой, показать себя полезным и надёжным партнёром, а в идеале договориться о долгосрочном сотрудничестве. Понятно?

Я повторил задачу вслух: познакомиться с капитаном челнока «Шиамиру» Ураз Тухшем и его командой, проявить себя полезным Изыскателем и, в идеале, договориться о новой работе на гэкхо.

 – Именно так. Постарайся лишь не влипать в неприятности и не вступать в конфликты с гэкхо. Долготерпением представители расы Шихарса не отличаются, а с вассалами даже менее сдержаны, чем герд Тамара с непослушными союзниками. И ни в коем случае не меняй точку возрождения, это твоя гарантия возвращения домой!


Глава двадцать вторая. Дед и внучка | Циклы романов "Зашита периметра"-"Искажающие реальность"- Тёмный травник". Компиляция. Книги 1-14 | Глава двадцать четвёртая. Полёт к астероидам