home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двенадцатая. Античный пляж

Даже для собранной «на коленке» самоделки наше средство передвижения выглядело уж слишком экзотическим и топорным. Это был эдакий громадный деревянный контейнер, обшитый снаружи листами металла и установленный на раме с восемью колёсами. Четыре деревянные лавки внутри, отполированные до блеска многочисленными задницами за долгое время использования. Прорезанные в стенах корпуса бойницы. Брезентовый латанный-перелатанный чехол, которым можно было накрывать сверху этот движущийся гроб от дождя и опасных тварей.

Половина внутреннего пространства отводилась под перевозимые грузы. Водитель же просматривал дорогу сквозь мутноватое бронестекло, на внешней поверхности которого виднелось несколько белых матовых потёков. Все восемь колёс этой адской колесницы были вовсе не резиновыми, а металлическими обручами, натянутыми поверх какой-то проволочно-пружинной конструкции. Возможно, это и повышало устойчивость колёс к проколам, но вот амортизация явно страдала, и я болезненно ощущал своей пятой точкой каждый повстречавшийся нам камень.

Сидел я на самой первой лавке рядом с Механиком-Водителем 63-го уровня по имени Сан-Саныч – рыжим кучерявым балагуром, регулярно вот уже полгода развозящим на своём драндулете людей фракции H3 на вахты и посты. Водила крутил «баранку», давил педали и дёргал рычаги, при этом ни на секунду не замолкая и рассказывая мне, а также другим новичкам, о себе и своём необычном средстве передвижения.

Насколько я понял из этих рассказов, наш «автобусик», как ласково называл свою машину Сан-Саныч, был самым первым построенным нашей фракцией средством передвижения. Детали для дизеля выточили и собрали в «Столице», как и большую часть других деталей для «автобуса», оставшиеся же купили у гэкхо или принесли из реального мира.

– Граница ноды «Жёлтые Горы», – объявил водитель громко и потребовал от сидящих сзади пассажиров натянуть брезентовый чехол. – Впереди будет лес, где произрастают крайне омерзительные хищные цветки, плюющиеся плавиковой кислотой, – Сан-Саныч обратил моё внимание на белёсые кляксы на ветровом стекле. – Едкая гадость, калёное бронестекло разъедает. И главное, ничем потом не оттереть такой белый потёк, приходится раз в месяц стекло менять, когда совсем уж загадят обзор. Человека такой плевок убивает сразу, если ему повезёт. Или же приходится ему так и ходить потом со страшным незаживающим ожогом, пока не сдохнет и не переродится…

Сидящая позади меня Иришка, Медик 2-го уровня, услышав эти слова водителя, снова всхлипнула и принялась растирать по своему красивому девичьему лицу злые слёзы. Сегодня моя знакомая с самого появления в Столице была мрачнее тучи, не прекращая реветь и проклинать свою незадачливую судьбу. Причина душевных страданий красавицы-блондинки была простой: как ни старалась Иришка дистанцироваться от нелюбимой медицины, поставленный перед ней выбор профессий в игре был небогат: или Медик, или Ветеринар. А поскольку любую живность девушка переносила даже хуже, чем вид крови, пришлось ей соглашаться на роль Медика.

За прошедшие в поездке десять минут мы уже прослушали от Иришки все варианты стенаний насчёт ненавистной и, главное, совершенно бесполезной профессии. Вроде того, зачем вообще нужны Медики в этой игре, если проще умереть и через пятнадцать минут снова войти в игру уже без ран и увечий? Руководитель группы Кислый, что было для меня совсем уж странным, в целом поддержал мнение девушки. Когда твоя база совсем недалеко, как правило, истекающему кровью или искалеченному бойцу проще и эффективнее действительно умереть на поле боя и вскоре возродиться, вернувшись в сражение уже с полным запасом очков здоровья и с полными обоймами патронов. На Иришку, и без того сильно расстроенную своей профессией, слова командира подействовали крайне удручающе.

Вторым «знакомым мне новичком» в группе оказался дагестанец Имран, Гладиатор 2-го уровня. Кавказский атлет находился сегодня в весьма приподнятом и даже воодушевлённом состоянии, причём как раз из-за класса своего персонажа. Насколько я понял, выбор между Телохранителем и Гладиатором был вполне осознанным и расчётливым, Имран даже выходил и советовался с Тюленевым по поводу «правильной» профессии. Телохранитель, кроме мастерства в стрельбе навскидку из лёгкого оружия, имел огромный запас очков жизни и мог принимать на себя часть урона, получаемого другими членами группы. Гладиатор же был признанным специалистом в рукопашном бое и обладал интересным умением совершать быстрые рывки на тридцать-пятьдесят метров, оказываясь рядом с врагами, чтобы одного за другим кромсать их в капусту своими смертоносными клинками. Клинок, некое подобие серпа-переростка, у Имрана уже имелся. Впрочем, как и автомат – стрелковое оружие Гладиатор тоже умел использовать, кроме Тяжёлого и Ракетного.

Кроме нас, троих новичков, в группу Кислого входило ещё четверо игроков с уровнями от двадцатого до тридцать пятого. Но, насколько я понял из разговора в салоне «автобуса», сойти они должны были раньше, на другой заставе. Кислый собирался поддерживать с ними постоянную связь, чтобы в случае чего обе части группы могли быстро объединиться и прийти друг другу на выручку.


Навык Картография повышен до седьмого уровня!


Навык Сканирование повышен до шестого уровня!

Сканирование действительно быстро прокачалось до шестого уровня. Впрочем, навык Картография рос намного быстрее. В «Столице» я категорически отказался брать у Василиади комплект готовых карт, полагавшихся каждому новичку – ведь если нечего открывать, навык Картография работать не будет, что меня категорически не устраивало. И я не прогадал – пусть и не так стремительно, как со «звездолёта» Желтова, но при поездке в «автобусе» у меня весьма быстро прокачивалась Картография. Тем более что видел окружающий мир я не через узенькую щель-бойницу, а через нормальное смотровое стекло.

Восьмиколесный «автобус» без приключений миновал опасный лес с некультурными плюющимися растениями и, натужно урча двигателем и подпрыгивая на камнях, стал взбираться по горной дороге всё выше и выше.

– Какие ожесточённые сражения шли три месяца назад за эти перевалы! – продолжал вводить нас в курс дел балагур-водитель. – Территория ноды считалась вроде как ничейной, но это не мешало всяким там кентаврам, лешим и атлантам регулярно посылать сюда диверсионно-разведывательные группы. Вот слева вышка стоит сожжённая и частокол виден. Тут наша фракция пыталась форт поставить, но неудачное место оказалось, и кентавры сожгли его. Потом уже на другом перевале «Первый Легион» огнемётами выжег окрестный лес и сумел закрепиться. А затем и по периметру ноды нормальные заставы построили, и тут стало спокойно.

В какой-то момент автобус въехал в серое облако, и я совсем перестал что-либо различать сквозь мутное и мокрое стекло. Соответственно, навык Картография также перестал прокачиваться, я специально длительное время наблюдал за шкалой прогресса и обратил на это внимание. Как Сан-Саныч что-либо разбирал через эту муть, я не понял. Видимо, у него имелся какой-то секретный навык «водила-пофигист» или что-то подобное, так как «автобус» продолжал уверенно прыгать по камням, а мой сосед ни на секунду не замолкал.

– Здесь нас высади! – четвёрка бойцов, откинув сзади тент, спрыгнула с машины и растворилась в тумане.

– Тут высшая точка перевала, – прокомментировал для новичков Кислый. – Двое дозорных обычно тут находятся. Это сейчас тут облачно и сыро, но когда хмарь сходит, отсюда километров на тридцать во все стороны видно. Через хорошую оптику даже базу гэкхо на другом берегу залива удаётся разглядеть. А двое бойцов обычно внизу контролируют тропинку в горах, чтобы к нам со стороны леса никто не просочился.

Может отсюда в ясную погоду и открывались прекрасные виды, но сейчас я не видел далее двух-трёх метров. Хотя машина действительно пошла под уклон, и через пару минут мы резко вынырнули из серого тумана.

– Смотрите, море! Красота то какая!!! – закричала Иришка, её дурное настроение моментально улетучилось.

Перед нами далеко внизу от подножья холмов и до самого горизонта действительно простиралось лазурное море. Наш автобус, покрутившись несколько минут на горном серпантине, спустился к самой воде. Тут нас уже дожидалась четвёрка бойцов, раздевшихся по пояс и загорелых до черноты.

– Выпрыгиваем! Не задерживаем отправление! – заторопился Кислый, и мы поспешно вылезли из автобуса.


Навык Картография повышен до восьмого уровня!

Я проводил взглядом выскочившую перед глазами надпись, после чего осмотрелся. Море штормило. Тяжёлые волны одна за другой обрушивались на берег и с шелестом выкатывали на широкий песчано-галечный пляж ракушки и мелкие камушки. Далее за пределами досягаемости волн простирался целый вал выброшенных на берег пахнущих йодом водорослей. За спиной осталось нагромождение камней, круто уходящее ввысь, казалось, к самым небесам. С этой точки даже непонятно было, как мы вообще сумели пересечь такое кажущееся непреодолимым препятствие на неказистом «автобусе».

– Так, новички, всем внимательно слушать! Вон та сложенная из камней башня, – Кислый указал на квадратное массивное сооружение за своей спиной, – и есть наша Восьмая Застава. Там хорошая огневая точка, бойницы во все стороны, и есть возможность надёжно запереться и выдержать любую атаку до подхода подкрепления. Кроме этого пляжа шириной всего в пятьдесят шагов, пройти на нашу территорию соседи могут только высоко в горах – там, где высадились из автобуса наши бойцы. Поэтому я с пулемётом занимаю башню, и по пляжу кентавры и остальные не попрутся – они пробовали уже неоднократно, и каждый раз обжигались. Меня и мой пулемёт они хорошо знают и боятся.

Пара секунд, и на нашем мускулистом начальнике отряда возник металлический доспех, словно у средневекового рыцаря. Ещё секунда, и в руках Кислого появился переливающийся сине-зелёными сполохами громадный тяжёлый пулемёт с навороченной оптикой и многочисленными прикрученными непонятными прибамбасами.

– Моя любимая игрушка! – с нежностью в голосе проговорил суровый воин, похлопывая ладонью по своему грозному оружию. – За основу взял обычный станковый «Корд», вот только хорошо вложился в модификации для облегчения веса и пробивной способности. И не зря! Как-то раз Минотавр 80-го уровня с той стороны пожаловал, быстренько перебил весь наш отряд, но огонь моей любимицы не пережил. Любо-дорого было смотреть, как пули навылет пробивали его рогатую башку!

Кислый развернулся и, закинув пулемёт на плечо, направился к каменной башне. Мы же втроём удивлённо переглянулись.

– Э… командир, а нам-то что делать? – окликнул Имран уходящего пулемётчика.

– Вам? – удивлённо обернулся Кислый. – Да, в принципе, чем хотите, тем и занимайтесь. На вышке я и один управлюсь, а пользы в бою от игроков второго-пятого уровня всё равно никакой. Если хотите, поднимайтесь наверх на дозорную башню, оттуда можно живых кентавров увидеть. Или по пляжу пройдитесь, ракушки пособирайте, в них жемчуг частенько попадается. Только в море не лезьте купаться – игровые правила просты до примитивности: если у персонажа нет навыка Плавание, он сразу утонет. А через четыре часа за нами приедет уже знакомый вам «автобус» и отвезёт на базу. Я же начальству отчитаюсь, что все вы отлично отдежурили.

Ну, зашибись… Кислый откровенно считал нас лишним и бесполезным балластом, навязанным ему на шею начальством, и не скрывал своего отношения. Возможно, это и соответствовало положению вещей, вот только слышать такое всё равно было обидно. Что реально делать целых четыре часа? Вслед за пулемётчиком я поднялся на вышку и подошёл к бойнице. Отсюда открывался вид на уходящие в море столбы с натянутой колючей проволокой, впрочем, в некоторых местах порванной.

– Не держит их «колючка», – покачал головой Кислый, заметив мой интерес к прорванной линии укреплений. – Минотавры рвут проволоку голыми руками, да и многие кентавры тоже.

Кстати, я обратил внимание, что пулемётчик снова снял свою броню, оставшись лишь в шортах-бермудах.

– А где, собственно, противники? – удивлённо проговорила стоящая у меня за спиной Иришка.

Действительно, за отмеченной колючей проволокой границей открывался вид на такой же пустынный безжизненный пляж и скалы. В ответ Кислый указал девушке на далёкие кусты и тростник:

– Кентавры вовсе не идиоты под палящим солнцем весь день торчать. Вон там, где кусты виднеются, в море впадает небольшая речушка. Там и тенёк есть, и холодная чистая вода. Единственный, кстати, источник пресной воды на всём пляже. Это сейчас ещё утро, а после полудня тут солнце будет так шпарить, что наши бойцы, бывало, сознание от перегрева теряли. Потому и доспехи свои я обычно не ношу всё время, а только надеваю при появлении опасности. Да, не по уставу, но зато мозги раньше времени в этом самоваре не закипят.

Кстати, да. Уже сейчас тут в башне было душно и жарко. И потому мне страшно даже было представить, какое пекло тут будет твориться во второй половине дня. А фляга у меня была совсем пустой. Не догадался наполнить её в Столице – спешил и считал, что потом в любой момент успею. Четыре часа без воды я уж как-нибудь переживу, хотя будет мне уроком на будущее…

Я перешёл к противоположной бойнице. Там простирался такой же идущий вдоль горной гряды раскалённый пляж, и лишь далеко-далеко виднелись какие-то постройки.

– Что там? – спросил я у командира.

Кислый посмотрел в указанном направлении и, брезгливо скривившись, ответил:

– Там пристань. Стоит на нашей земле и формально принадлежит нашей фракции, но на самом деле там всем заправляют гэкхо. Отсюда с пристани они вывозят морем на свою базу наши товары и собранную с нас дань. Мы – их вассалы и платим тридцать процентов со всех добытых нами ресурсов: с собранного урожая, с нарубленной древесины, с поднятой из шахт руды… Наш дипломат Иван Лозовский уверяет, что так и должно быть, что это плата за защиту, и что люди ещё легко отделались. Но мне всё равно противно. Такое ощущение, словно нас оккупировали и в открытую грабят…

Кислый смачно сплюнул вниз сквозь амбразуру, выражая своё отношение к происходящему. Но затем, словно сам себе отвечая, продолжил:

– Хотя вам, новичкам, должно быть интересно пообщаться с пришельцами. Кентавров всё равно сейчас не видно, и вам тут скучно будет сидеть без дела. Хотите, сходите к пристани. На сами склады товара гэкхо вас не пустят, но поблизости осмотреться никто не запрещает. Кстати, заодно можете попросить у гэкхо наполнить воды во все ваши фляги, они обычно не отказывают в такой малости.


Глава одиннадцатая. Подготовка к патрулированию | Циклы романов "Зашита периметра"-"Искажающие реальность"- Тёмный травник". Компиляция. Книги 1-14 | Глава тринадцатая. Первый патруль