home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Искупить в бою

Камера оказалась совсем небольшой – всего два на три метра, никаких окон в ней не предусматривалось, все «удобства» находились тут же. Особенностью данного помещения оказалось то, что оно было полностью изолировано от внешнего мира – я не мог отправлять и получать игровые сообщения, не мог вызывать справочники и подсказки, большая часть игрового функционала не работала. Мне разрешили лишь установить устройство для считывания данных с накопителя исеек и не связанный с остальным миром компьютер для обработки информации. И вот уже двое суток я сидел возле экрана, просматривал записи боев и учился на чужих ошибках.

Работал я на износ, отводя лишь минимальное количество времени на сон и прием пищи. Мне просто это было необходимо, чтобы не сойти с ума и отвлечься от бесчисленных вопросов, роящихся в голове. На моих глазах два игрока оказались убиты третьим игроком! Как такое вообще возможно?! А как же тогда слова Георгия Иннокентиевича про смерть, как «ничего страшного, возродишься в медицинском центре». Насколько я понял, ни Риго, ни Кено не возродились и оказались окончательно и бесповоротно убиты в игре. Да и в игре ли?

Я снова мысленно возвращался в свой первый день на новом месте работы. Те доводы, которые я тогда посчитал достаточными для определения виртуальности мира, – всплывающие подсказки, схемы кораблей и все такое, – вполне могли быть просто следствием развития высоких технологий. Встроенные идентификаторы у важных лиц, единая понятная разным расам система отношений между государствами, фракциями и тому подобным. Ведь голову сломаешь при встрече с незнакомцем – кто он такой и как к нему относиться? А так – глянул на подсказку, и сразу ясно, друг он или враг.

Четыре раза за это время меня вызывали на допрос. Следователи оказывались разными, обязательно присутствующие Ищущие Правду тоже каждый раз были другими, но каждый раз все происходило по одному и тому же сценарию – мне предлагали признать, что мой телохранитель действовал самостоятельно, по причине непонятно из-за чего сформировавшейся у него ненависти к Зеленому Дому напав на высокородных аристократов. Меня уверяли, что если я соглашусь на такую трактовку трагических событий, то тут же буду признан абсолютно невиновным и отпущен прямо тут же. Но вот Попори-де-Качу в этом случае ждала смертная казнь.

Меня такой расклад не устраивал, и я каждый раз приводил следователям один и тот же пример. Два дебила увидели трансформаторную будку и прочли на ней надпись: «Не влезай, убьет!!!» Более того, они прекрасно знали, что такое электрический ток и какую опасность он представляет. Однако они пренебрегли запретом, сломали дверь трансформаторной будки, залезли внутрь и предсказуемо погибли. Кто виноват в данной ситуации? Разве строители, которые устанавливали трансформаторную будку? Разве ученые, открывшие электрический ток? Нет – виноваты именно те два дебила, которые полезли внутрь трансформаторной будки, несмотря на явное предупреждение!

Следователи явную аналогию с произошедшим признавали, задавали какие-нибудь малозначимые вопросы и снова возвращали меня в камеру. У меня даже сложилось впечатление, что все эти допросы – лишь ширма, а настоящие переговоры о моей судьбе решались на совершенно другом уровне. Также я не сомневался, что за моим поведением в камере круглосуточно наблюдают, да и этот факт вскоре получил явное подтверждение.

У меня стало сводить мышцы. Какое-то время я еще тешил себя надеждой, что это всего лишь судорога из-за прохладного воздуха в камере, но вскоре вынужден был признать, что это – очередной приступ наркотической ломки. Я не успел даже сильно испугаться, как двери открылись и вошел тюремный врач с уже готовыми инструментами. Он, правда, оказался весьма криворуким и исколол мне весь сгиб локтя и все запястье в поисках глубоко находящихся вен, пока смог-таки установить капельницу, но его вмешательство сразу же помогло. Да и подтвердило, что за мной следят невидимые наблюдатели.

К исходу вторых суток заключения двери камеры приоткрылись, впуская неожиданного посетителя. Герцог Паоло ройл Анжер, глава Оранжевого Дома. Я подвинулся на постели, предлагая посетителю сесть, но он присаживаться не стал. Осмотрев с брезгливым выражением лица мою камеру, он остановил взгляд на мониторе на стене, там как раз в очень замедленном режиме прокручивался космический бой.

– Неужели действительно интересно? – удивился старый герцог, указывая на экран.

– Конечно. Это разгром флота Вирхо в скоплении Айсар. Заключительная фаза боя. Сражение уже проиграно, единицы уцелевших кораблей исеек пытаются спастись, но мало кому это удается. На дальнем плане погибает «Уукреш» – могучие щиты кэриера уже сбиты, практически все фрегаты корабля-матки уничтожены, враг добивает поверженного гиганта. И вот, смотрите, командующий флотом адмирал Огессс Туск бросает на спасение «Уукреша» свои последние сохранившиеся силы – четыре линкора, на одном из которых находится он сам. Зачем? Адмирал не может не понимать, что атака безнадежна и что все линкоры погибнут. Он вполне может спасти четыре очень ценных линкора, но откровенно жертвует ими в попытке спасти «Уукреш». Согласитесь, странно! Боевая ценность кэриера примерно и соответствует четырем-пяти линкорам, но это в неповрежденном виде и с полным набором фрегатов. Тут же имеется горящий остов корабля-матки, не представляющий и половины своей ценности, да и чинить его Исеекам негде – все их верфи заняты другой работой. Вот, смотрите, враги полностью переключили внимание на прибывшие линкоры, и «Уукреш» выходит из боя, спасаясь просто в самый последний момент. Через несколько минут линкоры будут уничтожены один за другим, флот Вирхо – главная ударная сила Роя – практически перестанет существовать. Представьте себя на месте адмирала исеек. Что могло находиться столь ценного на «Уукреше», ради чего адмирал пожертвовал своими лучшими кораблями и даже своей жизнью? Ваши мысли, герцог?

Глава Оранжевого Дома задумчиво почесал свой орлиный нос:

– Разве что родной сын и наследник… Но исееки насекомые, у них вроде нет прямого родства.

– Да, вы правы, герцог. У них общие кладки яиц и скрещивание трех полов, они не знают своих детей. Так что вариант с наследником отпадает. Но что именно находилось на кэриере, я не знаю… Однако, герцог, вы ведь не за тем пришли, чтобы выслушивать мои предположения. Что-то изменилось в моем положении?

– Да, можно и так сказать. Полчаса назад я был у Императора. Момент, правда, оказался не слишком подходящим… хотя это как посмотреть. Всем было сильно не до тебя, весь двор стоял на ушах – случился прорыв чужих в четырнадцатом секторе, противник захватил слабоохраняемый варп-маяк и отрезал три удаленных союзных нам королевства от общей транспортной сети. Красный Дом планирует контратаку объединенными силами четырнадцатого и тринадцатого секторов. Спейс-маршал Империи уже поддержал эту идею и обещал поддержку. Сейчас военные засели и совещаются, Император тоже с ними. Когда я сунулся с твоими бумагами, Август подписал вообще не глядя, лишь бы поскорее от меня избавиться и вернуться к более важным делам. Но про тебя Император все же сказал такую фразу: «Этот хоть делает что-то полезное, в отличие от большинства других принцев. Выпусти его, пусть искупит свою вину в боях».

– Моему флоту лететь в четырнадцатый сектор и участвовать в атаке? – уточнил я.

– Нет, об этом речи не шло. Да и как ты это смог бы осуществить? Боевым кораблям Великих Домов запрещено появляться в Ядре Империи, а другого пути, кроме как через Ядро из Восьмого Сектора в Четырнадцатый, и не существует. И даже если вдруг Император даст добро на проход твоего флота, Красный Дом воспримет появление кораблей Оранжевого Дома на подконтрольной им территории как агрессию и объявление войны. Просто тебе рекомендовано поскорее убраться из Ядра, возвращаться к флоту и заниматься своими делами. По поводу же слов Августа «искупить в бою» не воспринимай дословно. Но если подвернется случай совершить что-то заметное в глазах Императора, не упускай такой шанс. Например, постарайся решить проблему Звездного братства. Оранжевому Дому до сих пор ставят в вину потерю этих территорий. Хорошо бы вызнать у захваченного в плен капитана код для варп-маяка пиратов. Не знаю уж каким способом, да и знать не хочу, но вызнай эту информацию. И тогда уже объявим общий сбор и нагрянем к пиратам в гости всеми силами Оранжевого Дома!

– Моего телохранителя тоже выпустили? – на всякий случай уточнил я, когда мы с Паоло ройл Анжером уже шли по тюремному коридору на выход. Герцог подтвердил:

– Я же сказал, Император все подписал, даже особо не разбираясь. Хамелеона уже должны выпустить, я велел доставить его к моему флайеру. Так что забирай своего слугу, скорее вместе с ним возвращайся на свою яхту и уходи в Восьмой Сектор – там вас уже никто не достанет. И без особой нужды крайне не рекомендую возвращаться в системы Ядра. Зеленый Дом, когда прознает о случившемся, наверняка подаст апелляцию на твое освобождение, и тебя могут повторно арестовать. Второй раз вытащить тебя может оказаться гораздо сложнее.

Я поблагодарил герцога за помощь и хотел уточнить всякие детали насчет своего освобождения, но старик неожиданно приложил палец к губам, мол, не стоит обсуждать при лишних ушах. Но возле дверей охраны глава Оранжевого Дома неожиданно остановился и проговорил достаточно нарочито четко и громко, явно желая, чтобы его слова оказались услышаны всеми установленными поблизости микрофонами.

– На совещании у Императора я обещал помочь тебе с кораблями. И хотя моя помощь тогда не потребовалась, своего обещания я не забыл. Мой управляющий недавно закупал новые корабли для охраны столицы Оранжевого Дома – десять фрегатов и пять эсминцев, все сейчас находится в упакованном виде на транспортном корабле тут, в Тронном Мире. Экипажей к боевым кораблям, правда, пока нет, но, думаю, ты найдешь людей. Кронпринц Георг, бери себе все эти боевые корабли как помощь от Оранжевого Дома, и транспортник тоже оставь себе. И пусть и не крейсера в этот раз, но такой подарок тебе тоже пригодится.

Вот ведь хитрый черт! Я даже не знал, радоваться такому подарку или, наоборот, негодовать. Три тяжелых крейсера типа «Катана» стоили двести десять миллионов кредитов, я внес из своих денег аванс тридцать процентов, остальное в присутствии Императора пообещал оплатить глава Оранжевого Дома. И хотя недостающую сумму внес тогда Император лично, обещание герцога, которое он, по его словам, «не забыл», составляло сто пятьдесят миллионов кредитов. А вовсе не три с половиной миллиона или четыре в лучшем случае, сколько стоили предлагаемые мне фрегаты. Какой-то слишком уж неравный обмен получился.

Однако возмущаться и спорить я не стал, с поклоном поблагодарив главу Оранжевого Дома. Перед нами открыли металлические двери, и я увидел Попори-де-Качу. Выглядел хамелеон, мягко говоря, неважно – многочисленные следы ожогов на мягкой коже, глубоко врезавшийся в горло рубец от ошейника или удавки, синяки и ссадины по всему телу. Моего телохранителя, очевидно, пытали, стремясь выбить из него нужные показания. Увиденная картинка шокировала стоящего рядом со мной герцога.

– Они не имели права так обращаться с доверенным лицом кронпринца! Я этого не оставлю безнаказанным и подам жалобу на рассмотрение!

– Обязательно подавайте жалобу, герцог. Вот только мы с моим телохранителем к моменту ее рассмотрения постараемся все же оказаться как можно дальше.

Я подошел к Попори-де-Каче и обнял его. Хамелеон заметно вздрогнул – видимо, для его израненного тела мое прикосновение оказалось весьма болезненным. Однако Попори-де-Кача поднял голову, свел оба глаза на мне и проговорил растроганно:

– Мой принц! Я всегда верил, что вы меня не бросите!

– Да разве мог я оставить тебя в руках этих живодеров?! И где бы я нашел второго такого телохранителя – настолько умелого, верного и готового терпеть все мои выходки и капризы?

Изменение репутации. Отношение к вам Попори-де-Качи улучшилось.

Предполагаемое персональное отношение: +47 (дружба)

Изменение репутации. Отношение к вам расы Хамелеонов улучшилось.

Отношение к вам расы Хамелеонов: +3 (безразличие)

Я ответил повышением персонального отношения и поспешил вслед за ушедшим вперед герцогом Паоло ройл Анжером. Флайер главы Оранжевого Дома вмиг доставил нас до космического челнока, уже готового к старту с поверхности планеты. Возле челнока нас ждали – важного вида ящер в ярко-красном бронированном костюме стоял в окружении шестерых телохранителей. При посадке нашего флайера вся эта группа направилась нам навстречу. Я поскорее посмотрел подсказку, чтобы понять, чего ждать от этой встречи.

Пандедеде-де-Рва, полномочный посол в Империи

Раса: Хамелеон

Пол: в данный период времени бесполый

Класс: Дипломат

Достижения: Не имеет

Известность: +4 Репутация: 0

Предполагаемое персональное отношение: +5 (теплота)

Отношение к вам расы Хамелеон: +3 (теплота)

Посол явно искал встречи со мной, раз поджидал именно возле моего челнока. Но при виде главы Оранжевого Дома принес мне извинения и направился к более старшему в дворцовой иерархии. О чем они через переводчика беседовали в сторонке, понятия не имею. Пару раз общение у них начиналось на повышенных тонах, но потом проскочило системное сообщение об улучшении на один пункт отношений хамелеонов к Оранжевому Дому, а затем и герцог ответил тем же. Минут через пять они пожали друг другу руки, и посол наконец-то направился ко мне.

– Кронпринц Георг ройл Инокий, я очень рад выразить вам благодарность от всего народа Равааш, который вы, люди, почему-то упорно называете хамелеонами. – Видимо, это была своеобразная шутка, так как посол замолчал, ожидая моей реакции.

Лишь после того, как я улыбнулся, посол продолжил:

– Счастье и беда моего народа – скалистая, безжизненная и непригодная для выращивания посевов территория почти на всей поверхности планеты Ссс. Лишь в нескольких не настолько уж больших долинах Ссс возможно проживание и выращивание пищи. Вокруг них же на сотни и даже тысячи километров – радиоактивные скалы. Такие суровые условия сильно ограничивают численность моей расы. Хамелеонов действительно очень немного – всего около сорока тысяч, десятую часть составляют воины. И хотя наши воины сильны и умелы, народ Равааш понимает, что первый же конфликт с сильной космической расой окажется для нашего народа сразу и последним.

Да, тут я полностью поддерживал мнение посла – когда Рой оперирует в своих боевых операциях крупным звездным флотом и миллиардами бойцов для наземных сражений, да и Империя тоже способна выставить не меньшую армию и флот, поневоле начинаешь ценить мир с такими соседями.

– Счастьем моей расы оказалось то, что скалы и расщелины Ссс оказались богаты тяжелыми и редкими металлами, которые так необходимы при постройке звездолетов. Поэтому в момент первого контакта нам нашлось что предложить людям, взамен мы получали технологии, машины, удобрения, зерно и даже животных для разведения. Однако мы не малые неразумные головастики. Мы самым внимательным образом изучили историю космической экспансии людей и поняли, что настолько импульсивная раса однажды может и не захотеть платить за ресурсы, когда их можно просто взять силой.

– Это точно! – невесело усмехнулся я, тоже уже изучив список рас, истребленных человечеством в процессе звездной экспансии.

– Да, принц Георг, не в обиду вам как человеку будет сказано, но человечество воевало с сорока восемью расами из пятидесяти двух встреченных в космосе и полностью истребило восемнадцать из них. Пугающая статистика, на мой взгляд. Поэтому народ Равааш долгие десятилетия прилагал максимум усилий, чтобы не давать человечеству повода для вражды с нами. Сперва это было нетрудно – люди не воспринимали нашу расу всерьез и продавали, а иногда даже просто дарили нам весьма ценные технологии. Возможно, ваша раса недооценивала способности наших ученых, я не знаю. Однако после того как народу Равааш удалось разобраться в варп-технологиях и скопировать имеющиеся у нас образцы звездных фрегатов, отношение людей резко изменилось. Наступила эпоха сдерживания – вот уже лет сорок как нам перестали продавать оружие и новые технологии, да и покупать у нас редкие металлы люди фактически перестали. Попытки же нашей расы торговать самостоятельно жестко пресекались Оранжевым Домом. Когда вы, принц Георг, прибыли к нам на планету Ссс вместе с вашей спутницей Мией, народ Равааш воспринял этот визит как знак потепления в отношениях с Оранжевым Домом. Впервые представитель высшей аристократии Империи посетил наш дом, мы встретили вас с особым почетом, и шестеро лучших бойцов нашей расы стали вашими телохранителями. Тогда этот жест показался нам правильным… И вдруг случилось убийство двух родственников Императора, и убийцей оказался хамелеон!

Посол так театрально схватился верхними конечностями за левую сторону груди, символизируя замирание сердца, что я невольно усмехнулся – у хамелеонов такого внутреннего органа не имелось, это я уже вычитал в энциклопедии.

– Два дня судьба моей расы висела на волоске, и лишь вашим упорством и стараниями обвинения с Попори-де-Качи были сняты. Глава Оранжевого Дома только что пообещал мне, что флот боевых кораблей Оранжевого Дома вскоре покинет звездную систему Ссс. Народ Равааш крайне признателен вам, принц Георг ройл Инокий, и просит вас принять еще шестерых телохранителей моей расы, не менее обученных, чем первая шестерка. Также я прошу включить в состав вашего флота два фрегата народа Равааш, появление которых когда-то так не понравилось Империи. Команды обоих звездолетов обучены языку людей, как и все представители моей расы, покидающие планету Ссс.

Я поблагодарил посла за предоставленных бойцов и за корабли. Хотя про себя все же подумал, что корабли хамелеонов могут стать для меня обузой – две нелегальные копии, причем наверняка не самого хорошего качества, с устаревших еще полвека назад фрегатов Империи… не самые сильные корабли флота, прямо скажем. Зато вот потеря каждого из фрегатов хамелеонов привела бы к гибели весьма ощутимой доли всех существующих бойцов этой крайне немногочисленной расы. Я быстро подсчитал, взяв в качестве примера для сравнения Землю двадцатого века, что потеря одного фрегата соизмерима для хамелеонов с потерей землянами четырех миллионов солдат. Всего один фрегат, а относительные потери больше, чем потеряли Польша, Франция, США, Великобритания, Румыния, Югославия, Италия и Венгрия вместе взятые за всю Вторую мировую войну! Так что корабли хамелеонов полагалось беречь…

– Мой принц, как же я рад вас снова видеть на борту моего челнока! – приветствовал меня Патрик тойл Свен. – Двое суток только про вас и про хамелеона крутили новости по всем каналам, промывали косточки почем зря. Наверное, вам не терпится поскорее покинуть этот гадюшник?

– Это точно, – согласился я, усаживаясь в кресло и сразу пристегиваясь. – Посещение Тронного Мира оставило у меня весьма негативные эмоции и воспоминания. Я ожидал без спешки рассмотреть прекрасные дворцы, побывать на званых обедах высшей знати, провести кучу переговоров… А вместо этого все время то спешил, то отмывался от лживых обвинений, то сидел в тюремной камере. Давай уже поскорее покинем эту негостеприимную планету!

Челнок оторвался от поверхности плавно и ровно, после чего так же аккуратно начал подниматься сквозь атмосферу. Я опасался повторения предыдущей качки, но в этот раз полет проходил исключительно гладко, так что даже бумажные пакеты не потребовались.

Мое появление на «Королеве Греха» встретили восторженными криками, члены команды приветствовали и поздравляли меня во всех коридорах, офицеры в штабе встали по стойке «смирно» и отдали воинскую честь при моем появлении.

– Возвращаемся на Тессу? – предположил капитан Оораст Поль, как только овации чуть утихли.

– Да, только по дороге остановимся в системе Несси, она как раз нам по пути. Там состоится выпуск курсантов Военно-Космической Академии Оранжевого Дома, и нам стоит заглянуть на это мероприятие. А кроме того, с нами вместе полетит транспорт с кораблями и два фрегата хамелеонов.

– Это, видимо, те два фрегата, которые уже три часа вокруг нашей яхты круги нарезают, – усмехнулся адмирал Киро Сабуто. – Музейная древность, слышал я эту историю.

Я попросил рассказать, так как мне весьма интересно было послушать трактовку уже описанных событий с точки зрения Оранжевого Дома. Адмирал с большим удовольствием принялся рассказывать:

– Открыли систему хамелеонов относительно недавно, всего лет восемьдесят назад. Корабль изыскателей после нескольких лет полета достиг звездной системы и сразу обратил внимание на небольшую планету, фонящую, словно ядерный реактор со снятой защитой. Там обнаружился просто кладезь актиноидов и платиноидов, целые горы танталовых пород и другой редкости, так что варп-маяк в любом случае бы поставили. К тому же на планете нашлась цивилизация аборигенов на достаточно высоком предкосмическом уровне развития.

Стоявший за моей спиной Попори-де-Кача, а хамелеон из-за повреждений кожи временно потерял способности к исчезновению, прокомментировал слова адмирала:

– На самом деле наша раса уже тогда начала первые полеты на орбиту. Первые искусственные спутники уже были запущены к моменту появления гигантского звездного корабля в системе Ссс.

Адмирал кивнул, не собираясь спорить из-за мелочей. Он продолжил:

– После того некрасиво закончившегося случая с Исееками люди с новой открытой расой были предельно корректны. Установили варп-маяк, начали торговлю с хамелеонами, обменивая всякие машины и продукты на ценную руду. Почти сразу торговцы обратили внимание, что хамелеоны два раза одинаковый вид техники не приобретают – покупают лишь один образец, разбирают и потом клепают свои такие же. Им пытались объяснить, что так не делается – нужно платить за патенты, за лицензии, за технологии, в конце концов, но взаимопонимания в этом вопросе не нашли. Судя по всему, в культуре и образе мышления хамелеонов просто нет такого понятия, как патент на изобретение…

На этот раз кивнул, подражая адмиралу, уже Попори-де-Кача. Комментариев с его стороны не последовало, так что Киро Сабуто продолжил:

– Какое-то время на такое воровство технологий закрывали глаза или пытались действовать штрафами, но ни один штраф за нарушение патентов хамелеоны все равно не оплатили, так что все равно без толку. Но однажды они стали воспроизводить высокоуровневую технику – на станции возле варп-маяка хамелеоны собрали две копии фрегата «Клык», один экземпляр которого купили чуть ли не по цене металлолома. Конечно, фрегаты проекта «Клык» сильно устарели, но все равно это боевые звездолеты, способные по системе варп-маяков перемещаться по всей изученной части Вселенной! Там масса технологий, патентов, действующих исключительных лицензий разных корпораций, которые хамелеоны просто-напросто бесплатно присвоили себе! Состоялся суд, который постановил взыскать с расы хамелеонов приличную сумму в счет ущерба. На все счета хамелеонов был наложен арест до погашения долгов, торговля Оранжевого Дома с ними прекратилась, а попытки хамелеонов торговать рудой в обход Оранжевого Дома пресекали – корабли просто-напросто конфисковывали вместе со всем грузом. И вот уже лет сорок как ситуация замороженная – проценты и штрафы за эти годы набежали такие, что можно чуть ли не всю планету отбирать в счет долга, но хамелеоны по-прежнему наличие долга не признают в принципе.

Попори-де-Кача встрепенулся и, глядя на адмирала обоими глазами, спросил:

– За что жадные корпорации людей хотят заставить платить народ Равааш? За то, что наши механики оказались умны и поняли, как работает тот или иной механизм? Или за то, что наши ученые догадались и получили новые знания? То есть глупая раса пользовалась бы, не платя? Тогда это плохие, неправильные законы, раз они стимулируют глупость. Они противоречат здравому смыслу.


* * * | Циклы романов "Зашита периметра"-"Искажающие реальность"- Тёмный травник". Компиляция. Книги 1-14 | * * *