home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 83

Прежде чем войти в допросную № 1, Ким перевела дыхание. Если повезет, то она сейчас закроет дело, которое было не так просто раскрыть. И длинное и подробное признание, полученное в пятницу, в самом конце рабочей недели, было именно тем, чего ей так не хватало.

Джованни, закованный в наручники, в одиночестве сидел у стола.

Инспектор тоже села, включила магнитофон и громко и четко назвала в микрофон себя, Брайанта и Манчини как лиц, присутствующих на допросе.

– Джованни Манчини, прошу вас подтвердить, что вы отказались от своего права иметь адвоката во время данного допроса, – обратилась она к задержанному.

– Я не сделал ничего плохого, – ответил он.

– Не могли бы вы ответить на вопрос, мистер Манчини? – не отставала от него Ким.

– Да, я отказался от своего права, – Джованни закатил глаза. – Потому что не сделал ничего плохого, – повторил он, повернувшись прямо к магнитофону.

Несколько мгновений Стоун изучала его, ожидая, когда в комнате установится тишина.

– Мистер Манчини, где вы были в понедельник вечером? – задала она первый вопрос.

– Я уже говорил. Я… мы были дома.

– Может быть, вы подумаете и попробуете ответить еще раз? Вспомните, чтобы я была уверена, что мы говорим об одном и том же дне.

– Мы были дома, – Манчини покачал головой. – Я и мой Па. Вместе.

– Спасибо, что вы ответили и за своего отца, но у меня есть свидетель, который утверждает обратное.

– Ваш свидетель или ошибается, или врет, – Манчини покраснел.

– На моего свидетеля можно положиться во всем, что касается вас, мистер Манчини.

– Но вы же не пытаетесь примерить на меня убийство этой задницы. – Джованни покачал головой и попытался сложить руки на груди. Только потом он понял, что это ему не удастся.

– А во вторник вечером? – спросила инспектор, подумав о том дне, когда Сола Корделла вынесли с дороги. – Я имею в виду поздним вечером.

– Не помню. – Он пожал плечами. – Много времени прошло. Может, телик смотрел…

– А вы вообще когда-нибудь выходите из дома? Чтобы купить еду, сигареты?

– Не курю и никогда не выхожу из дома.

– Вы в этом уверены?

– Ага.

У Ким возникло подозрение, что за подтверждением этих слов ей вновь придется обратиться к соседке, которая, казалось, лучше самого Манчини помнит, что и когда он делал. А еще ей показалось, что на вопрос о его местонахождении в момент убийства Наты Мэнселл и ее матери Манчини ответит ей то же самое.

Пора менять вектор допроса.

– Мистер Манчини, мы можем найти на одежде в вашем доме голубые волокна – скажем, с тряпки для уборки?

– Это вроде тех, что используются в больницах, – Джованни нахмурился, – из микрофибры или чего-то в этом роде?

– Именно, – ответила детектив.

– Наверное, сможете, – задержанный снова пожал плечами. – Мой отец иногда приносит… – Замолчал, как будто только что понял, что это, в сущности, было фактом воровства, в чем его отца и обвинил доктор Корделл. – А к чему это вы? – задал он встречный вопрос.

– Мы полагаем, что эти волокна могут совпасть с теми, которые были найдены на ране доктора Корделла, а кроме того, на трупе Филлис Мэнселл, матери Наты Мэнселл, которая была свидетельницей по делу об обвинении вашего отца.

– Э нет, подождите-ка! – громко запротестовал Манчини. – Кто, черт побери, эта Филлис, или как там ее…

– Я только что объяснила вам, что она – убитая мать Наты Мэнселл, хирургической сестры больницы Рассел-Холл, которую нашли вчера с почти тридцатью ножевыми ранениями. Но о ней мы поговорим позже. Сейчас нас интересует доктор Корделл.

Задержанный медленно побледнел.

– Ладно, если вы не можете ответить на этот вопрос, то, может быть, расскажете мне о ваших любимых кроссовках «Рибок»? Они ведь принадлежат вам?

– Конечно. Я не вор какой-нибудь.

Ким уже поняла, что Манчини готов отрицать что угодно, и то, что он с одинаковой страстью отрицал оба обвинения, заставило ее задуматься, не будет ли Джованни с такой же страстью отрицать обвинение в том, что он, например, лепрекон[751].

– И у вас есть чек на них?

– Может быть… – Мужчина в очередной раз пожал плечами. – Где-нибудь…

– А где вы их покупали?

– Да не помню я…

– А они не кажутся такими уж старыми, – Ким недоверчиво взглянула на него.

– Им всего пара месяцев.

– И вы уже не помните, где купили их?

Джованни быстро высунул язык и облизал нижнюю губу, прежде чем снова покачать головой.

Он лгал.

– Мистер Манчини, вам будет лучше это вспомнить, – посоветовала ему детектив.

– Но это же просто обувь.

– И она говорит о том, что вы мне лжете. А почему?

– Я правда не помню.

– Может быть, вы вспомните после того, как я кое-что про них расскажу… – С этими словами Ким открыла папку, лежавшую перед ней. – Эта модель выпускается всего два года. В общей сложности было продано триста тридцать тысяч пар, из них в Англии – шестьдесят две тысячи. Девятый размер, третий по популярности – его у нас было продано семнадцать тысяч пар, – Ким подняла глаза на Манчини. – В штаб-квартире компании «Рибок» работают очень милые люди. У них есть масса интересной информации, но, вы знаете, мистер Манчини, что они так и не смогли мне сказать?

Он покачал головой, а потом произнес «нет» для записи.

– Они не смогли объяснить, почему след от ваших кроссовок полностью совпадает со следом на пиджаке доктора Гордона Корделла, хотя вы и утверждаете, что во время убийства находились дома. Может быть, поможете мне разобраться с этим, мистер Манчини? – Ким откинулась на спинку стула.

Он твердо выдержал ее взгляд и почти минуту не отводил глаза, прежде чем ответить:

– Инспектор, знаете, я думаю, что мне нужен адвокат.


Глава 82 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 84