home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 49

Было уже почти девять, когда Ким вошла в паб «Литтлтон Армс» в Хегли. После этого полного разочарований дня ей нужно было заехать домой, выгулять Барни и хоть что-то перекусить.

Место встречи она выбрала сама – оно находилось приблизительно на равном расстоянии от каждого из них, а кроме того, было в нем нечто, что ей нравилось и чем она не уставала восхищаться.

Паб располагался в бывшем доме лорда Литтлтона, построенном в восемнадцатом веке, и за прошедшие годы тот много раз перестраивался. В девяностых годах прошлого века это было традиционное заведение, похожее на сотни других, расположенных по соседству. И, как и перед многими его современниками, перед ним встал вопрос закрытия после введения запрета на курение и появления десятков заведений с дешевым пивом практически на каждом углу.

В ранние нулевые паб спасло то, что в нем стали продавать пиво, сваренное из свежего хмеля, а сейчас он превратился в модный гастропаб, в который люди приходили, чтобы спокойно выпить после работы или провести время в обстановке непринужденного веселья.

По мнению Ким, это было именно то, что надо.

Он сказал, что будет в восемь тридцать, но Стоун знала, что он подождет. Ведь это у него была причина для встречи с ней.

Детектив осмотрела помещение, в котором, по случаю среды, было не так уж много народа.

Он сидел возле окна и еще издали кивнул ей.

Его волосы цвета соли с перцем были недавно подстрижены и подчеркивали его здоровый вид, хотя усталость в глазах говорила сама за себя. Ким поняла, что его плечи согнулись под грузом безнадежности.

Сначала она подошла к стойке и заказала себе кофе, а потом заняла место напротив.

– Ты пьешь, Тревис? – спросила детектив, глядя на его стакан.

– Всего пару пинт, – ответил мужчина.

– Ты за рулем? – Ким нахмурилась. Мимо нее прошла официантка с подносом, уставленным тарелками с жаренными на вертеле цыплятами и морским окунем.

– Я на такси, – Тревис покачал головой.

– Ну, и в чем же дело? – спросила инспектор. Бармен поставил перед ней чашку кофе и заторопился за стойку, чтобы обслужить четверых человек, только что вошедших в помещение.

– Как нога? – спросил Тревис, отхлебнув из своего бокала.

Ким нахмурилась. Пригласил он ее вовсе не для того, чтобы справляться о ее здоровье.

– Как дома? – ответила она вопросом на вопрос.

Тревис улыбнулся, и в его проницательных голубых глазах мелькнул некий намек на юмор. Никогда раньше они не обсуждали личную жизнь друг друга, и он не собирался начинать делать это сейчас, несмотря на то что они успели узнать друг о друге.

Сказать, что история их отношений состояла из взлетов и падений, значило не сказать ничего.

Пару лет назад, еще будучи сержантами, они работали в паре, и работали хорошо, пока Ким не присвоили звание детектива-инспектора раньше, чем ему. Приблизительно в это же время он, в ее присутствии, ударил по лицу подозреваемого, и она никому об этом не сказала. Так же, как и о том, что когда она задала ему вопрос по поводу его методов, то тоже получила по физиономии. Тревис немедленно написал рапорт с просьбой о переводе в управление Западной Мерсии, и вскоре после этого получил звание инспектора[734].

За годы, прошедшие с тех пор, между ними выросла стена отчуждения и обиды, и каждый из них шел, пробираясь среди трупов, своей дорогой, позабыв о былой дружбе.

А потом им пришлось вместе распутывать преступление, совершенное на почве расовой ненависти, ради чего были объединены силы управлений Западного Мидленда и Западной Мерсии. И только тогда Ким узнала, что его поведение много лет назад объяснялось тем, что жене Тревиса, которой тогда было сорок три года, был поставлен диагноз ранней старческой деменции. А еще она узнала, что Тревис был влюблен в женщину, о которой запрещал себе думать.

Эти знания помогли ей правильно понять его действия, и совместными усилиями они успешно раскрыли деятельность банды полоумных расистов, успев при этом спасти жизнь Стейси Вуд. Именно тогда Стоун впервые встретилась с детективом-сержантом Остином Пенном.

– Я получила твою открытку, – сказала она, пригубив кофе.

– Это самое меньшее, что я мог сделать. Он был отличным парнем.

Ким согласно кивнула, но ничего не сказала.

– Ну, и как там мой сотрудник? – спросил Тревис.

Так вот почему он захотел встретиться…

– Сам спросишь, когда он вернется после окончания этого дела, – ответила Стоун.

– Он не вернется в Западную Мерсию. – Это прозвучало как окончательный приговор.

– Это еще почему? – поинтересовалась Ким. – Он мечется из одного управления в другое, как ненормальный. Западный Мидленд, Западная Мерсия, и теперь вот снова Западный Мидленд… Такое впечатление, что он гонится за каким-то рекордом.

– На это у него есть причины, Ким, – заметил Тревис.

– Меня они не касаются, – инспектор покачала головой.

– А мне казалось, что Пенн тебе нравится…

– Нравился, когда он работал у тебя. Но сейчас, когда перешел ко мне, он нравится мне гораздо меньше.

– Он хороший полицейский. Может заниматься сразу несколькими делами, хорош и в поле, и в поисках информации…

– Я знаю, что Пенн хороший полицейский, но у меня он работать не будет, Том, – твердо сказала Ким. – Он мне не подходит. И я так прямо и заявила Вуди, что после окончания этого дела Пенн должен уйти.

– А разве в самом начале ты не говорила то же самое о Доусоне?

Стоун пожала плечами. Якобы она этого не помнит.

– Он тоже не подходил тебе, но он остался. Ты дала ему шанс. Ты учила и направляла его. Исправляла его ошибки, и благодаря тебе он стал хорошим полицейским.

– Слушай, Том, кончай пудрить мне… – Ким склонила голову набок.

– Нет, я буду пудрить. Потому что это правда. Я видел, как ты с ним работала. Он смотрел на тебя снизу-вверх, с уважением…

– Хватит, Том, – Стоун подняла руку. Ей почему-то не хотелось слышать это именно сейчас.

– Пенн хороший офицер, только дай ему шанс… – Тревис тяжело вздохнул. – Я знаю, что он далеко не подарок, но парень он порядочный, и ему тоже досталось…

– Ты о чем, Том? И почему тебя это так волнует? Ты же всегда держал своих сотрудников на расстоянии, так почему же так разволновался по поводу Пенна? Что ты о нем знаешь?

Тревис открыл было рот, но потом передумал и сказал нечто совершенно другое:

– Скажем так: я дорос до того, чтобы его понять. И считаю, что он заслужил шанс стать членом твоей команды.

На Ким это не произвело никакого впечатления, и она вновь покачала головой.

– Не пойдет, Том. Спасибо за то, что пригласил меня сюда, но ты не сказал ничего, что заставило бы меня передумать…

– Ты помнишь Холли Бакстер?

Застонав, Ким кивнула.

– Она появилась в участке с синяком под глазом и заявила, что в подъезде на нее безо всякой причины напал сосед. Мы доставили его в участок. Я сразу почувствовал: здесь что-то не так. Женщина-констебль, которая приняла заявление от Холли Бакстер, тоже считала, что та что-то недоговаривает. Но тебе это было по барабану. Ты несколько часов допрашивала соседа, надеясь получить от него признательные показания. Даже когда женщина сама призналась, что придумала все это лишь для того, чтобы хоть на одну ночь отдохнуть от громкой музыки, которую включал ее сосед, ты ей не поверила и потребовала показать тебе кофейную кружку, которой она якобы поставила себе синяк.

– И?… – Ким была уверена, что тогда она тщательно провела расследование.

– Существует разница между просто упрямством и откровенной узколобостью. Послушай, я просто хочу сказать, что Пенн – хороший полицейский. Он может стать отличным дополнением к твоей команде. Хотя, как бы ни старался, он никогда не станет вторым Кевином Доусоном. И никто не станет.

Точно. И для нее это будет вечной проблемой.


Глава 48 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 50