home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 76

Ким и Брайант терпеливо ждали, пока Руперт наливал себе приличную порцию виски. Он сделал глоток и скривился от обжигающего ощущения в горле, но потом отпил еще.

– Мы с Монти познакомились в Хиткресте, когда нам было по четырнадцать лет. Я был новичком, недавно переехавшим в эту местность, – начал он свой рассказ.

– И для вас нашлось место? – уточнила Стоун, вспомнив ту семейную пару с беременной женщиной, которой показывали школу и которая все планировала заранее.

– Мой отец – лорд Рамси. Если ваши родители достаточно богаты или влиятельны, то место для вас всегда найдется, – ответил Даунинг, делая еще один глоток.

Ким не была уверена, что знает, кто такой лорд Рамси; но очевидно, что его хорошо знали люди в Хиткресте.

– На второй день я нашел у себя в постели туза пик, – продолжил Руперт.

Инспектор нахмурилась.

– Это было приглашение вступить в самый могущественный клуб в заведении, – рассказывал мужчина. – И это было вполне ожидаемо. Я являлся членом подобного клуба в своей предыдущей школе. И я принял приглашение, решив, что это будет похоже на то, что было там.

– И что, это было не так? – поинтересовалась детектив.

– Боже, конечно, нет, – ответил Руперт. – Гораздо больше правил и ограничений, замаскированных под «основные принципы». Но очень скоро мы с Монти поняли, что речь идет не просто о принципах.

– Продолжайте. – Ким кивнула, подавшись вперед и вспоминая, как они все веселились, когда Доусон уделял так много внимания этому тайному обществу. Сейчас ей было совсем не до смеха.

– Одним из важнейших принципов был запрет на дружбу с членами других мужских групп. А Монти в то время был Трефой. Четверкой Треф. Мы оба посчитали это правило дурацким и проигнорировали его. Нас вычислили, и наши Короли сделали нам устное замечание. Мы опять проигнорировали это предупреждение и продолжили встречаться друг с другом тайно. Нас, естественно, вычислили еще раз, и теперь предупреждение оказалось более жестким.

– Вам причинили вред?

– И мне, и ему. – Руперт кивнул. – Мое предупреждение окончилось повреждением колена на хоккейной площадке, а Монти выбил плечо, упав с лестницы.

– И это предупреждение сработало? – Стоун хотелось понять, до чего могут дойти члены общества, насаждая свои правила.

– В моем случае – нет, но в случае с Монти – да, – вздохнул Даунинг. – Ему пригрозили исключением из общества. А этого он перенести не мог. Быть частью элиты оказалось для него важнее, чем для меня.

– Но сейчас вы вместе, значит…

– Дальше было еще страшнее, офицер. – Рассказчик прикурил сигарету. – Мы пошли каждый своим путем. Я построил собственный бизнес – занялся торговлей текстилем. Через двадцать лет он стал вполне успешным.

Судя по квартире в Холлитри, Ким было сложно в это поверить.

Руперт заметил ее сомнения.

– У меня был прекрасный дом в Ромсли, – сообщил он. – За это же время Монти достиг пика своей карьеры и стал присяжным бухгалтером[681]. Мы встретились вновь пять лет назад и поняли, что наши чувства по отношению друг к другу не изменились. У обоих за плечами были кошмарные разрушенные отношения, и мы вдруг осознали, почему они были именно такими. Потому что мы так и не нашли себе ту самую «вторую половинку». И еще мы поняли, что предназначены друг для друга.

В этот момент Даунинг должен был бы сказать, что они жили долго и счастливо, и какая-то часть Ким очень хотела это услышать. Это напомнило ей просмотр уже знакомого фильма в надежде увидеть другой конец.

– Мы сошлись и пару лет жили безупречной, идиллической жизнью. Вместе создали прекрасный дом, перестроив для этого милую капеллу в Шипли, и стали наконец наслаждаться жизнью, – говорил тем временем Руперт.

– И когда же все это закончилось? – спросила детектив.

– Три года назад. После того как о нас написали статью, в которой говорилось о нашем благотворительном участии в фонде по борьбе со СПИДом. После этого все изменилось. Неожиданно мои основные кредиторы потребовали досрочного возврата кредитов. Потом я потерял трех основных партнеров, суммарно составлявших семьдесят процентов моего бизнеса. Пару месяцев спустя деятельность Монти подверглась аудиту, и были обнаружены нарушения в исчислении налога на добавленную стоимость, внесенного несколькими крупнейшими и очень влиятельными клиентами в Королевское управление по налогам и таможенным сборам. За одну ночь его репутация была уничтожена, так же как и его карьера.

– Что же произошло потом? – спросил Брайант.

– Несколько месяцев мы держались, постепенно распродавая имущество, чтобы оплачивать счета. С убытком продали наш очаровательный домик, так как нам нечем было платить по закладной, но через восемнадцать месяцев все-таки были вынуждены объявить себя банкротами. Не могли получить ни кредита, ни банковских карт, вообще ничего.

– И вы думаете, что за всем этим кто-то стоял? – уточнила инспектор.

– Нет, офицер, я знаю, что за этим стояли люди. – Даунинг покачал головой. – Вы просто не представляете себе, насколько глубоки эти связи и это соперничество. Правила действуют не только в то время, когда вы учитесь в школе. Они связывают вас на всю жизнь.

– Но ведь вы же были детьми! – вырвалось у Брайанта.

– И дали клятву на всю жизнь, сержант.

– И как ко всему этому отнесся Монти? – спросила Ким.

– Он был раздавлен, – печально сказал рассказчик, гася сигарету. – Это общество всегда значило для него больше, чем для меня. Он пытался связаться с ними, вымолить прощение, попроситься назад, но они даже не отвечали на его звонки.

– А кто эти «они»? Можно поконкретнее, Руперт? – попросила Стоун.

– Очень важные и влиятельные люди, инспектор, – ответил ее собеседник, вставая. – Думаю, что я рассказал вам уже достаточно, так что, если не возражаете, попробую разыскать Монти, пока…

– Мистер Даунинг, вы что, настолько боитесь этих людей, что не назовете нам ни одного имени?

– Офицер, я боюсь их гораздо больше, чем вас. Я уже потерял свой бизнес, свою карьеру, свой дом и, возможно, единственного человека, которого я любил в этой жизни, и все из-за клятвы, которую я принес двадцать пять лет назад. А теперь я попросил бы вас уйти.

Ким встала и пошла вслед за ним по холлу.

– Но преступления совершаются прямо сейчас, мистер Даунинг, и в этой гребаной школе умирают дети… – Голос Ким был полон разочарования.

Идущий рядом с ней человек знал имена преступников, но не собирался называть их.

– Вы могли бы нам помочь, если б решили прекратить жить прошлым, – попыталась достучаться до него Стоун.

С усталой улыбкой Даунинг распахнул входную дверь.

– Вы должны запомнить одно, инспектор. Наше прошлое никогда не остается в прошлом.


Глава 75 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 77