home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 27

Торпа не удивил стук в дверь. Он уже больше получаса ждал Грэма Стила.

– Почему так долго? – резко спросил директор. Полчаса назад он попросил Нэнси позвонить психологу и с тех пор ждал этого олуха.

– С моей тетушкой все в порядке, спасибо за внимание, – ответил Грэм напряженным голосом. – И если вас это интересует, я опоздал, потому что пытался разобраться с просьбами от студентов.

– С просьбами?

– С того момента, как умерла Сэди, мне поступили сорок три просьбы о встрече. Очевидно, что дети встревожены.

– Конечно, конечно, – согласился Брендан, стараясь не показывать того, что мог бы и сам об этом догадаться. Все они встревожены. И во многом потому, что каждый телефонный звонок на его номер за последнее время исходил от родителей, которые угрожали забрать своего ребенка из школы, особенно после этой кошмарной пресс-конференции. – Насколько «проблемной» была Сэди? – спросил он.

– А вы что, плохо ее знали? – ответил вопросом на вопрос Стил.

– Ну конечно! – рявкнул Торп, скорее почувствовав, чем услышав обвинение в голосе коллеги. В школе было слишком много учеников, чтобы он знал их всех лично, но больше всего ему не понравилось то, что всего несколькими словами психолог превратил это чуть ли не в катастрофическую ошибку с его стороны.

– Прошу тебя просто ответить на вопрос. Сэди нуждалась в специализированной помощи? – спросил директор.

Прошло изрядно времени, прежде чем Грэм ответил:

– Мне кажется, что в последнее время Сэди медленно удалялась от всех нас. Но я думаю также, что недостаток общения и проблемы в учебе с ее стороны стали уменьшаться по мере того, как звезда ее сестры, Саффрон, стала…

– А ты можешь просто ответить на вопрос? – прервал его Торп. Сейчас его совершенно не интересовали теории психолога, касающиеся истории душевного состояния девочки. Больше всего его в данный момент волновало, обязаны ли они были соблюдать осторожность.

– Конечно, если вы его зададите. – Лицо Грэма потемнело.

«Неужели ему надо обязательно все объяснять на пальцах?»

– Мы должны были об этом знать? – спросил директор сквозь зубы.

И опять психолог стал тщательно обдумывать свой ответ, а Торп понял, что это одна из причин, по которой разговоры с этим человеком выносят ему мозг. Каждое слово он тщательно обдумывал и обсасывал, прежде чем произнести его вслух.

– Никаких указаний на мысли о самоубийстве не было, иначе я уже переговорил бы с вами… – сказал наконец Стил.

– Я не это хочу от тебя услышать, – заметил его начальник. Подобное заявление могло только добавить хвороста в костер подозрений детективов.

– Брендан, да она едва говорила со мной! – взорвался психолог, назвав его по имени, что случалось крайне редко. – За три наши встречи она едва сказала «здравствуйте» и «до свиданья». Несмотря на все мои попытки разговорить ее, просто сидела передо мной и грызла ногти; так как же, черт тебя побери, я должен был определить у нее мысли о самоубийстве?

Воздух в комнате потрескивал от напряжения.

Торп понимал, что для Грэма признаться в том, что Сэди была склонна к суициду, значило поставить под сомнение собственный профессионализм. Но детективы никогда не уберутся из школы, если только у них появится хоть малейшее сомнение в том, что девочка сама лишила себя жизни.

– Ты сегодня встречаешься с полицией? – спросил директор.

– Наверное. Пока у меня не было возможности с ними пообщаться. А что?

Торп встретился с собеседником глазами и не отводил взгляда.

– Я хочу, чтобы мы с тобой договорились, – сказал он.

Стил смотрел на него без всякого интереса.

– Я хочу, чтобы ты предоставил детективам все, что им будет необходимо.

– А почему ты считаешь, что я захочу что-то… – Психолог нахмурился.

– Я еще раз повторяю: все, что им будет необходимо, – со значением произнес Торп.

– Ты что, хочешь, чтобы я солгал полиции, чтобы ускорить расследование? – уточнил Грэм.

– Ради всего святого, прекрати тупить, ладно? Боже, ты всегда был… – Директор заставил себя замолчать. Он хотел, чтобы этот деревенщина был сейчас на его стороне, и если он сейчас скажет все, что думает о Грэме – что он о нем всегда думал, – это ему отнюдь не поможет.

– А что это ты остановился? Ты что, думаешь, я не знаю, какими глазами ты смотрел на меня, когда я появился в этой школе? – проницательно заметил психолог.

Торп почувствовал, как у него загорелись щеки. Да, будучи заместителем директора, он не смог убедить самого директора в том, чтобы тот отказал Стилу в вакансии. Занимай Торп свой нынешний пост в те дни, когда Грэм подал документы, он даже не стал бы с ним разговаривать. Психолог был в Хиткресте чужеродным телом. Но сейчас он должен быть на стороне Брендана.

– Не говори глупостей, – сказал директор. – Ты учился, заслужил свою степень…

– Я имею в виду, в первый раз, – пояснил Грэм.

Торп закашлялся.

– А я не помню… – попытался он уклониться, хотя по многим причинам прекрасно помнил тот день, когда Стил впервые появился в школе. В тринадцать лет у него еще не было бороды, но его заросший вид и торчащие в разные стороны рыжие волосы отнюдь не красили новичка.

– Нас ведь тогда пришло двое, насколько я помню, – добавил психолог.

– Я действительно не помню девочку. – Директор покачал головой. – Это было так давно…

– Ее звали Лорейн. – Грэм прищурился. – Мы оба получили стипендию за наши спортивные…

– В наши дни происходит то же самое. – Торп заерзал в кресле. Стила выбрали за его способность летать дальше всех над ямой с песком. Еще не достигнув подросткового возраста, он уже показывал результаты, близкие к чемпионским, но травма правой ноги так и не залечилась, и он закончил спортивную карьеру в почтенном возрасте пятнадцати лет.

– В таком месте трудно быть просто стипендиатом. – Грэм не отводил глаз от Брендана.

– Ну, тебе это, кажется, удалось, – огрызнулся директор. Он все еще не мог смириться с тем, что Грэм стал Пикой вместо него. А ведь прошло уже двадцать пять лет. Отец Грэма работал на конвейере на заводе, выпускавшем «Рейнджроверы» в Лонгбридже. Отец Торпа был известным писателем, а мать – судьей. Именно ему должны были предложить стать Тузом Пик, а не этому шуту.

Но сейчас он наконец был главным.

– Я просто прошу тебя, Грэм, помочь полиции вовремя прийти к естественному выводу, что смерть Сэди была самоубийством. А если еще проще, то я хочу, чтобы ты убрал их из моей школы, – сказал Брендан.


Глава 26 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 28