home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 72

Когда Уильям как подрубленный рухнул после удара преступника, его лицо оказалось всего в нескольких дюймах от лица Ким. Женщина стала искать в нем хоть какие-то признаки жизни, но в сумеречном свете рассмотреть что-то было просто невозможно.

Виктор Уилкс наклонился к ним, а потом оттащил неподвижное тело Уильяма в сторону от инспектора – так, словно это был мешок с картошкой.

Стоун увидела, как он приложил два пальца к шее пострадавшего.

– Жив. Пока…

Ким с облегчением вздохнула.

Подойдя к ней, Виктор встал возле нее на колени и, достав из кармана нож, прижал лезвие к ее горлу.

– Уверен, что ваше последнее предсмертное желание – это поговорить со мной, инспектор. Я удовлетворю его, но если вы вздумаете закричать, то я перережу вам горло. Мы хорошо поняли друг друга?

Женщина осталась неподвижной и продолжила, не отрываясь, смотреть в бездушные глаза перед собой. Это был уже не приветливый пастор, говорящий негромким голосом с группой родственников, оплакивающей усопшего, которые ждут от него успокоения. И самодовольный триумф тоже исчез из его глаз, оставив вместо себя взгляд бессердечного убийцы.

Уилкс вынул кляп из ее рта. Повязка упала ей на грудь.

– Ты дорого заплатишь за то, что сделал, мерзавец! – выплюнула она свои первые слова. Они оцарапали ей горло – кляп превратил ее небо и язык в наждачную бумагу.

Ей пришлось три раза с усилием сглотнуть, чтобы во рту вновь появилась влага.

Теперь Виктор был радом с телом Уильяма, приставив нож к его сонной артерии.

– Думаю, милочка, что вы ошибаетесь. Ведь только вы дошли до того, что стали меня подозревать. Я прочитал это на вашем лице несколько дней назад. Вы даже сами этого еще не знали. А я уже понял, что очень скоро вы сложите эту головоломку.

– Ты убил трех невинных девочек?

– Я бы не назвал их такими уж невинными.

Ким понимала, что должна тянуть этот разговор как можно дольше. Никто не знает, где она находится. Убийца был прав, говоря о том, что никто не придет к ней на выручку. Ее последний шанс на спасение лежал без сознания в шести футах от нее. Так что она должна заставить преступника говорить. Она дышит, пока он говорит.

Стоун проклинала себя за то, что не поняла всего быстрее. Ведь что-то в словах Никола ей не понравилось. Трейси Морган никогда не сказала бы, что получит деньги с отца. Она, скорее всего, использовала бы слова «папаша ребенка» или просто назвала бы его по имени. А хотела она сказать, что получит деньги со святого отца.

– Ты был отцом ребенка Трейси? – спросила инспектор.

– Ну конечно. Эта глупая маленькая сучка решила меня шантажировать. Она даже захотела оставить ребенка и начать новую жизнь.

– Ты изнасиловал ее?

– Я бы сказал, что до нее было нелегко добраться.

Всем своим существом Ким жаждала выхватить нож у него из рук и воткнуть его мерзавцу между глаз.

– Подонок… Как ты мог это сделать?

– Да потому, что она была пустым местом, инспектор. Как и большинство из них, она была никем. В ее жизни не было никакого смысла.

– Почему она никому ничего о тебе не рассказала?

Хотя Ким уже знала ответ, еще до того, как Виктор произнес его.

– Потому что она чувствовала, что заслужила это. Глубоко в душе она тоже догадывалась, что она ничто. Ее жизнь ни на что не влияла. И когда она исчезла, никто не рыдал и не оплакивал ее. Она была бесполезна.

Женщина почувствовала, как внутри у нее начинает закипать злоба. Она понимала чувства девочки. Знание того, что единственные люди, которые заботятся о тебе, делают это за плату, разрушало душу. Чувство бесполезности, возникнув однажды, уже никогда не исчезало. А повседневная рутина только усиливала его.

– Значит, Трейси была первой? – спросила Ким. Ей необходимо было вернуть Виктора к основной теме разговора, пока она пытается понять, как ей освободиться.

– Ну да, Трейси была первой. И с ее подружками ничего не случилось бы, если б они не были такими настойчивыми. Они продолжали утверждать, что Трейси никуда не убегала.

– Но ты же похоронил ее заживо! – сказала Стоун, сама не веря своим словам.

Уилкс пожал плечами, но в глазах у него что-то мелькнуло.

– У тебя не хватило сил убить ее самому? – удивленно догадалась женщина. – Ты не собирался хоронить ее заживо. Вначале ты хотел убить ее, но не смог… Боже мой, у тебя к этой девочке были какие-то чувства!

– Не говори глупостей! – рявкнул мерзавец. – Ничего я к ней не испытывал. Просто напоил водкой, чтобы легче было справиться. Все мои действия были предрешены заранее.

Ким почувствовала, как ее рот снова наполняется желчью. У нее перед глазами появилась Трейси Морган – пьяная и беспомощная. От такого шанса этот мерзавец ни за что бы не отказался.

– И ты опять изнасиловал ее, правильно?

– Послушайте, инспектор, – она увидела, как проповедник улыбается, – я всегда знал это. Без сомнения, вы знаете, для чего у вас голова на плечах.

– Но ведь ты же служитель Церкви!

– Всевышний знает меня лучше, чем кто бы то ни было, и тем не менее Он предоставлял мне все эти возможности. Если б Он почувствовал, что я делаю что-то не так, то немедленно остановил бы меня. Двое ее подруг не верили, что она убежала. Все остальные в это поверили. Пошли слухи, что она забеременела, поэтому все решили, что она или убежала с отцом ребенка, или исчезла, чтобы избавиться от плода.

– Но ее подруги с этим не согласились?

– Нет. Это были упрямые маленькие шлюхи, которые не хотели оставить все в покое.

– Ты специально подставил Уильяма Пейна?

– Не в случае с Трейси. Я просто хотел, чтобы она исчезла. А уже потом я понял, что те же три девочки, которые не давали мне спокойно спать, совершили нечто непотребное с его дочерью, так что я решил немного перестраховаться.

Для Ким это было понятно. Мерзавец мудро решил появляться в приюте во время ночных дежурств Пейна и давать тому возможность проводить больше времени с дочерью. Если постоянные сотрудники и знали об этом, то закрывали на это глаза из-за болезни Люси. Виктор понимал, что в этом случае подозрение прежде всего падет на Уильяма.

– А кто нашел протез? – задала Стоун следующий вопрос.

– Тереза Уайатт. Она знала, что Луиза ни за что никуда не ушла бы по собственной воле без протеза. Она вынимала его, только когда ложилась спать. Поэтому Тереза быстро поняла, что к чему, и додумалась именно до того, что было мне необходимо. Она проверила ночное расписание и выяснила, что все три девочки исчезли во время ночных дежурств Пейна. А весь персонал прекрасно знал, что произошло с Люси. Поэтому было не так уж сложно поверить, что преступления совершил Пейн, чтобы отомстить.

– И они решили его прикрыть?

– Ну да, инспектор, – Уилкс хихикнул. – Именно так они и решили.

– Чтобы защитить Уильяма?

– Да бросьте вы! То есть, со стороны все это выглядело именно так. Его жизни было не позавидовать. Он был обречен следить за тем, как его дочь угасает с каждым днем, и ничего не мог с этим поделать. Без него у Люси никого бы не осталось. Но прикрыли они его ради самих себя.

Ким не понравилось, что Виктор стал говорить об Уильяме в прошедшем времени. «Интересно, а вырытой могилы хватит для двоих?» – подумала она.

– Уверен, что вы уже знаете все их тайны, – рассказывал тем временем проповедник. – Любое официальное расследование уничтожило бы их всех вместе и каждого по отдельности. Раскрылось бы воровство Ричарда, а Терезу обвинили бы в физическом и сексуальном нападении на Мелани. Стало бы известно, что Том спит с Луизой, и кто поверил бы в то, что это происходит по обоюдному согласию? А Артур просто страстно ненавидел этих девочек. Они делали его жизнь несчастной. Да и кроме того, девчонки все равно были уже мертвы, так что правда никому ничего не давала.

Стоун услышала вдалеке звук сирены, но женщина знала, что машина едет не за ней. Она стала лихорадочно соображать, как можно использовать этот звук, чтобы остаться в живых.

– И кто же был у них вожаком? – попыталась она еще немного потянуть время.

– Они единогласно решили, что от похода в полицию никто ничего не выиграет. Оставшихся воспитанниц надо было как можно быстрее распихать по другим учреждениям, а компрометирующие документы уничтожить.

– Пожар?

– Ну да. Хаос и издержки, связанные с переводом девочек, должны были создать атмосферу настоящего административного кошмара.

– И что, никто даже не удосужился поговорить с Уильямом?

– А зачем? Всего несколько слов, которые я посвятил его психическому состоянию, и его ярость по отношению к девочкам все решила.

– И они подожгли дом?

– Ну да, хотя жизнь девочек была вне опасности. Пожар начался в самой дальней точке от спален. Пожарная тревога сработала мгновенно, а Артур Конноп был уже наготове, чтобы вывести детей из здания.

– Итак: три девочки лишились жизни, Уильям лишился работы, а кое-кто из персонала лишился последних проблесков ума…

– Как я уже сказал, Он был на моей стороне.

– А в Манчестере, Бристоле и черт знает где еще Он тоже был на твоей стороне?

– Он всегда со мной, – с улыбкой ответил Виктор.

– И ты в этом уверен? – уточнила Ким.

Звук сирены становился все громче, и Стоун заметила на лице убийцы неуверенность. Она знала, что другой возможности выжить у нее не будет. Очень скоро ее противник воспользуется ножом и похоронит ее в могиле одной из своих предыдущих жертв.

Его надо напугать до такой степени, чтобы он совершил ошибку.

Звук становился все громче, и у Ким появилась идея.

– Но ты забыл одну очень важную вещь, Виктор, – произнесла она с широкой улыбкой. – И это будет твоим концом.

В тот момент, когда Уилкс наклонился к ней поближе, чтобы услышать ее слова за воем сирены, застонал и перекатился на спину Уильям.

Женщина увидела, что на груди у него висит кулон с кнопкой экстренного вызова, который принадлежал Люси. Так что хватался он вовсе не за грудь.

Звук сирены усиливался с каждым мгновением. Но руки и ноги Ким все еще были связаны.

– Так что же именно я забыл, инспектор? – спросил проповедник.

Его лицо вплотную приблизилось к ее глазам. Убийца был уверен, что сирена звучит не для них, и хотел узнать, какие еще следы он не успел замести.

Но даже будучи спеленатой по рукам и ногам, Ким знала, что победила.

– Ты же уже говорил, что я знаю, зачем у меня голова на плечах?

Изогнув шею, пленница откинула голову как можно дальше, а затем что было силы бросила ее вперед. Она попала Виктору лбом как раз по переносице. В голове у нее взорвался салют из искр, и вначале она не могла сообразить, чья голова треснула, ее или ее врага.

Рев боли, который издал Уилкс, показал ей, что кость треснула именно у него.

Проповедник инстинктивно схватился руками за лицо, и нож упал в полуфуте от связанных рук женщины. Убийца с трудом поднялся на ноги, а она постаралась подползти к ножу.

– Сука! – завопил Уилкс, ковыляя по комнате, как незрячий.

И в тот момент, когда связанные руки Ким дотронулись до рукоятки ножа, Виктор, казалось, сообразил, что у него в руках ножа больше нет.

Все еще закрывая лицо руками, он направился к лопате, которая стояла, прислоненная к стене.

Сломанный нос дал инспектору фору в одну минуту, но она была связана, так что достаточно одного взмаха лопатой, и с нею будет покончено.

Звук сирены стал просто оглушающим.

Ким повернула нож лезвием к себе и стала пилить веревку, которую смог ослабить Уильям. Веревка поддалась, но от этого ни ее руки, ни ее ноги не освободились, хотя ей и стало на дюйм или два свободнее.

Рука Стоун лихорадочно двигалась. Еще пара шагов – и убийца будет совсем рядом!

Уильям вытянул правую руку и схватил Уилкса за колено. Тот споткнулся и упал, но быстро поднялся.

Средним пальцем Ким попыталась натянуть одну из веревок, которая охватывала все ее конечности, соединяя их вместе.

И Стоун стала пилить изо всех сил. Дыхание вырывалось у нее изо рта короткими, хриплыми толчками, а она все пилила и пилила эту центральную веревку.

Теперь Виктор стоял прямо над нею. Его глаза сверкали от ярости, а из носа капала кровь. В свете уличного фонаря подсыхающая на его лице кровь превратилась в подобие усов и бороды.

Он поднял лопату высоко вверх, а потом резко опустил ее. Ким откатилась влево, и лопата врезалась в пол в дюйме от ее головы. Звук удара чуть не оглушил ее.

Инспектор чувствовала, как веревка ослабевает под напором лезвия. Мысленно она видела, как ее волокна лопаются под ножом одно за другим.

Но лопались они недостаточно быстро.

Лопата вновь взметнулась у нее над головой. Ярость в глазах Уилкса была просто убийственной, и Стоун знала, что на этот раз он не промахнется.

Неожиданно сирена замолчала, и наступила мертвая тишина.

Убийца перехватил ручку лопаты, и на его лице появилась триумфальная улыбка.

Женщина увидела, как острие лопаты двигается в сторону ее головы.

Времени у нее больше не было. Она бросила нож и, собрав все свои силы, попыталась разорвать путы, разведя руки в стороны, мысленно молясь о том, чтобы перерезанная веревка оказалась именно той, которая нужна.

Отчаянным резким рывком ей, наконец, удалось освободить руки и ноги, и она перевернулась на колени, однако поступательного движения лопаты было уже не остановить. Ее железная часть пришлась как раз по нижней части спины Ким. Удар получился оглушающим.

Она закричала от боли и ударила Уилкса по ногам. Тот свалился на спину и, падая, врезался локтем правой руки в стену.

Ким не обратила внимания на боль в спине. Она знала, что должна использовать эту возможность на все сто процентов. Та травма, которую она нанесла убийце, не сможет обездвижить его надолго.

Стоун навалилась Уилксу на ноги и продвинулась вверх по его туловищу. Он попытался занять сидячее положение, но сейчас Ким была быстрее его. Она собралась с силами и оседлала убийцу. Он катался и извивался под ее весом, но колени Стоун крепко сжимали его ребра.

Она услышала, как на кухне под чьими-то шагами скрипит стекло.

– Сюда! – закричала инспектор.

В глазах убийцы появился животный страх.

– Кажется, Ему тоже надоели твои преступления, – проговорила Ким.

Уилкс еще раз попытался сбросить ее, используя свое превосходство в весе. Сжав кулак, Стоун ударила его в лицо, именно в то место, куда чуть раньше попала головой. Убийца завизжал от боли.

– Они были детьми, тварь! – крикнула Ким. – А вот это тебе от Черис! – Она нанесла еще один удар.

Ее осветил луч фонаря. Парамедик-мужчина водил лучом по комнате.

– Гм-м-м… Полиция сейчас подъедет, – произнес он, не пытаясь войти в комнату. Было видно, что он не понимает, что там происходит.

– Слава богу! – сказала инспектор и потянулась за своим полицейским значком.

Медик посмотрел на него.

– О'кей, так какого черта…

– Сначала осмотрите его. У него двусторонняя травма головы. – Стоун показала на Уильяма, который стонал рядом с ней.

– Вам нужна…

– Со мною всё в порядке. Сначала он.

Уилкс вновь заворочался под ней.

– Да лежи же ты тихо, – Ким ударила его коленом в ребра.

В комнату влетел второй парамедик.

– Полиция на подходе! – крикнул он, с подозрением глядя на Ким.

Почему они оба сразу же отнесли ее к «плохим парням»?

– Она сама из полиции, Мик, – объяснил его коллега с ноткой недоверия в голосе.

Мик пожал плечами, а затем встал на колени возле Уильяма. Женщина узнала его – это был санитар, которого она видела во время последнего визита к Люси. Ким не могла не задуматься, сколько раз их уже вызывали к этому несчастному ребенку.

– Люси, – с трудом пробормотал Уильям.

– С ней всё в порядке. Она смогла объяснить, где вы находитесь, – ответил Мик.

«Вот это ребенок!» – изумилась Ким.

– Ты… никогда… не докажешь… – забормотал вдруг Виктор.

– Заткнись! – Инспектор еще раз ударила его коленом. Вдали послышались новые сирены. По звуку было ясно, что машины торопились.

Сирены замолкли, и через несколько секунд в коридоре раздались шаги. В комнату ворвались Брайант и Доусон и остановились как вкопанные.

– Привет, ребята! – улыбнулась им Ким. – Спасибо, что пришли. Правда, минут на десять бы пораньше – и все было бы просто отлично.

Брайант протянул ей руку, чтобы помочь подняться, пока Кевин заводил руки убийцы ему за голову.

Стоун проигнорировала протянутую руку и встала самостоятельно. Казалось, что каждая клеточка ее тела взывала о помощи, но боль в спине превосходила все остальное. Выпрямившись, она скривилась.

– Откуда вы узнали?

– Стейси получила электронное письмо от священника из Бристоля, – ответил Брайант. – Все подробности – а их немало – позже, шеф. Обычно он их не хоронил. Раньше он их сжигал.

Ким не удивилась. Она прикрыла глаза и вознесла безмолвную молитву за тех жертв Уилкса, кого уже никогда не найдут.

– Подними его, Кев, – произнесла она с глубоким вздохом.

Брайант и Доусон схватили преступника под руки и подняли.

Ненависть во взгляде Виктора прожигала инспектору кожу. Но если он думал, что ее это испугает, то ошибался. Он наверняка никогда не видел рассерженного Вуди. А полюбоваться на это стоило.

– Виктор Уилкс, вы арестованы по подозрению в убийстве Трейси Морган и ее неродившегося ребенка, а также в убийствах Мелани Харрис и Луизы Данстон. Вы можете хранить молчание, но все, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде, мерзкий убийца, – произнесла Стоун и добавила: – Уберите его с глаз моих.

Ей понравилось, как он посмотрел на нее глазами, полными ненависти.

– Шеф… – с сомнением сказал Брайант.

– Со мной всё в порядке, – Ким вытянула вперед руку. – Доставьте его в управление в целости и сохранности. А я скоро.

Стоун заметила беспокойство в глазах коллеги. Если она позволит ему задержаться здесь еще на несколько минут, он силой потащит ее в больницу. А именно сейчас у нее не было на это времени.

Скривившись от боли, женщина наклонилась к Уильяму.

– Мисс, вам нужна помощь… – произнес ближайший к ней парамедик.

– Как он? – спросила Ким, проигнорировав его слова и кивая на Пейна.

– Сильное сотрясение. Ему кажется, что у меня на руке восемь пальцев. Его срочно надо в больницу.

– Люси, – опять прошептал Уильям.

– С ней все будет хорошо, – легко коснулась его руки инспектор.

Поблагодарив медиков, она вышла из здания. Каждая косточка в ее теле стонала от боли. Ким вышла как раз в тот момент, когда отъехала машина с Виктором Уилксом.

«Сколько же всего человек он убил? – подумала она. – Над сколькими еще ранимыми девочками с изломанными судьбами он надругался – и как теперь это выяснить?»

– Но теперь всё, Виктор, – произнесла женщина вслух, глядя вслед машине. – Больше ты этого не сделаешь.


Глава 71 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 73