home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

На лице Ким не отразилось ровным счетом ничего, когда она увидела знакомую фигуру, шедшую по залу в ее сторону.

– Спасибо тебе, партнер, – сказала она сквозь зубы своему коллеге, который вполне мог ее предупредить.

На лице Джоанны Уэйд, занявшей место по другую сторону стола-подделки, было написано искреннее изумление.

– Вот мы и опять встретились, мисс Уэйд, – произнесла Стоун, глядя женщине прямо в глаза и вспоминая, как та настаивала на титуле «мисс» во время их предыдущей встречи.

– А я знала, что это случится, инспектор, – сказала та, усаживаясь и скрещивая свои длинные ноги.

– И вновь нас объединяет смерть, – заметила Ким. – А вы как здесь оказались?

В первый раз детектив встретила Джоанну Уэйд пару лет назад, когда расследовала убийство директрисы школы Терезы Уайетт, женщины, связанной с появлением человеческих костей на участке заброшенного детского дома[613]. Тогда они допросили всех коллег женщины, и от всех услышали одну и ту же версию о «праведнице», и только Уэйд решилась рассказать им правду, при этом отчаянно флиртуя с Ким.

Стоун заметила, что с того времени Джоанна почти не изменилась. Длинные светлые волосы были убраны в «конский хвост» на затылке, открывая сильный, прямой подбородок и проницательные голубые глаза. Простые темные брюки изысканного кроя подчеркивали ее длинные ноги, а под воротником гладкой белой блузки виднелся медальон со святым Христофором[614].

– Расскажу, если поставите выпивку, – улыбнулась Джоанна.

– Вы учили Сэди Винтерс? – продолжила детектив, не обращая внимания на этот ответ.

Неожиданно вся радость в глазах ее старой знакомой сменилась печалью.

– Именно так, инспектор, – ответила она.

– И как долго?

– С того самого момента, как я перешла сюда в сентябре прошлого года.

– То есть чуть больше шести месяцев?

– Для этого места шесть месяцев – долгий срок, – заметила Уэйд.

Такой ответ удивил Ким. И не столько слова, сколько тон, каким они были произнесены. Его попытались скрыть за быстрой улыбкой, одной из тех, которые используют, когда хотят убедить собеседника в том, что пошутили, но от Стоун не укрылось сожаление, которое слышалось в этом ответе. Ей было действительно интересно, откуда у Джоанны Уэйд подобный настрой, но детектив решила, что никогда об этом не узнает.

– Не похоже на вашу прошлую школу? – поинтересовалась инспектор. Если она правильно помнила, то Джоанна иногда применяла нетрадиционные методы обучения, не находившие понимания у ее руководителя, хотя и позволявшие ей пользоваться вниманием своих учеников.

Уэйд просто кивнула, и Ким поняла, что больше на эту тему ей ничего не скажут.

– И какой же она была, эта Сэди? – задала Стоун новый вопрос и тут же добавила: – Только не говорите мне, что она была проблемным ребенком.

– Да я и не собиралась, – покачала головой Джоанна. – Я охарактеризовала бы ее как интроспективную, рефлексирующую девочку, которая была гораздо талантливее, чем сама о себе думала.

– В чем же?

– В поэзии, – ответила Уэйд. – Она рассматривала свои творения как бессмысленный набор слов. Они действительно были чересчур эмоциональны и иногда писались только для себя, любимой, но ведь ей было всего тринадцать. Мне кажется, в таком возрасте мы все уделяли своим эмоциям слишком много внимания. В ее стихах было много о том, что ее волновало.

Ким увидела, как Брайант сделал запись в своем блокноте. «Наверное, напоминание спросить у Доусона, не нашел ли он стихи в вещах Сэди», – подумала она.

– О чем же именно? – уточнила инспектор, пытаясь лучше понять несчастную Винтерс.

– О ее месте в этом мире, о страхах, часто об одиночестве, о других вещах…

Ким подождала, пока собеседница встретилась с ней взглядом.

– О других вещах?

Учительница явно что-то недоговаривала.

– Я уже сказала, инспектор, что ей было всего тринадцать, – повторила она.

На лице Уэйд вновь воцарилось каменное выражение, и Стоун поняла, что больше она об этом говорить не будет. У нее создалось впечатление, что упрямство этой женщины ничуть не уступает ее собственному.

– А на уроках у вас с ней были проблемы? – сменила тему Ким.

– У меня – никогда. – Джоанна покачала головой.

– Вы хотите сказать, что у других они были, – настаивала детектив.

– Сэди любила английский язык и никогда не причиняла мне хлопот. – Учительница выразительно развела руками.

Ким как раз открыла рот, чтобы задать очередной вопрос, когда в холл вошел директор Торп. В дверях он замер на месте. Молодая пара, шедшая вслед за ним, оживленно беседуя, чуть не врезалась в него.

Женщина инстинктивно прикрыла правой рукой свой торчащий живот.

Эти ребята явно ничего не откладывали на потом.

Директор стал метать громы и молнии, забыв, что по пятам за ним идут перспективные покупатели.

– Не соблаговолите ли вы объяснить… – начал он.

– Прошу прощения за то, что мы переселились, – начала Ким приятным голосом. – Кабинет, выделенный нам для проведения допросов и получения официальных заявлений, оказался не очень удобным. – Она хотела, чтобы молодая пара не испытывала никаких иллюзий по поводу их с Брайантом реальной принадлежности.

Молодые люди, нахмурившись, посмотрели на главу школы, чье лицо пылало от гнева. Женщина продолжала прикрывать рукой живот.

– Мы найдем вам альтернативное помещение, инспектор, – произнес Торп; ноздри его дрожали.

По взгляду, который он бросил на них, проходя мимо вместе с молодой парой, Ким поняла, что их переселят при первой же возможности.

Джоанна Уэйд печально улыбнулась ей:

– А что, инспектор Ким Стоун всегда получает то, что хочет?

– В большинстве случаев, – ответил за шефа Брайант.

– Итак, мисс Уэйд, что еще вы можете рассказать нам о случившемся с Сэди? – вернулась к главному инспектор.

– Не так много, – призналась преподавательница. – Меня там не было.

– А как вы узнали о происшествии?

– Я была в классе и готовилась к уроку, когда услышала какой-то шум в коридоре. Я услышала ее имя и слово «крыша». Было не так уж сложно сложить два и два…

– А где находится ваш класс? – спросила детектив, пытаясь понять, как далеко от места происшествия находилась Уэйд.

– Окна класса расположены по фасаду здания и выходят на второй ряд вязов.

– Это слева от металлической решетки, окружающей нарциссы? – уточнила Ким.

Джоанна задумалась, а потом утвердительно кивнула.

– Практически так, – ответила она.

Стоун поняла, что если б Сэди прыгнула вниз, она пролетела бы прямо перед глазами своей учительницы.

– Ну что ж, спасибо, мисс Уэйд.

– Что, так быстро? – спросила Джоанна, позволив себе добавить в вопрос капельку разочарования.

Ким постаралась спрятать улыбку. Другой повод, другое место, но эта женщина ничуть не изменилась.

– Если нам что-то понадобится, мы знаем, где вас найти.

– По четвергам в «Повозке и лошадях», где я играю в дартс. Я вам уже говорила.

– Спасибо, – поблагодарила инспектор, глядя прямо в глаза Уэйд.

Та улыбнулась еще раз, после чего встала и удалилась.

Стоун пришла в голову новая мысль, и она достала телефон.

– Слушаю, босс, – ответила Стейси после второго гудка.

– Стейс, Плант уже прислал протоколы допросов свидетелей?

– Так точно. Занес их около часа назад.

– И сколько их всего? – поинтересовалась детектив.

– Штук сорок-пятьдесят, – услышала она в ответ.

– Оставь пока свои исторические изыскания, Стейс, и внимательно просмотри их все. Детально.

– Хорошо, босс. А что я ищу?

– Мы знаем, что Сэди на крыше никогда не было, но все слышали о том, что она там была. У этого слуха должен быть какой-то источник. Я хочу знать, кто первый сказал, что видел Сэди Винтерс на крыше.


Глава 15 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 17