home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 56

Ким вышла из машины и оказалась в самом центре лихорадочной активности.

Прямо перед входной дверью возникали и распадались группы разнокалиберно одетых людей. Девицы, уже готовые к работе, стояли слева. Донну убили меньше чем сутки назад, а о Келли, которую убили в субботу вечером, все уже успели позабыть. Ким задумалась над тем, сколько всего девушек решились выйти на работу несмотря на то, что их следующим клиентом может оказаться безжалостный убийца.

Инспектор увидела покрытого татуировками мужчину, которого уже видела накануне. Тот отступил в сторону, и за ним она разглядела невысокую женщину с младенцем на руках.

Все разговоры замерли, когда она подошла к двери, все глаза уставились на не соблюдающую очередь. Дверь была открыта, но перегорожена старым натяжным барьером. С его ленты свешивался листок бумаги А4, на котором было написано: «Открытие в 20.00». Инспектор отметила про себя, что в очереди вполне могли оказаться воры, грабители и многие другие, мораль которых находится под большим вопросом. И тем не менее никто не пытался нарушить порядок очереди.

Обойдя барьер, Ким вошла в помещение и увидела Тима, стоявшего за стойкой рецепшен спиной к ней. Пара средних лет суетилась за стойкой, снимая картонные крышки с металлических контейнеров-переростков.

– А пахнет здесь совсем не плохо, – заметила она, подходя ближе.

Тим повернулся к ней лицом. Он попытался улыбнуться, но у него ничего не получилось.

– Офицер, чем я могу вам помочь?

– Вижу, что вы сейчас немного заняты, – сказала Ким, отходя в сторону. – Я подожду.

Мужчина поставил картонные тарелки и положил пластиковые приборы на дальний угол стойки. Женщина стала разрывать бумажное полотенце на отдельные квадраты и раскладывать их как салфетки.

– Выглядит совсем не плохо, – похвалила Ким, чем вызвала улыбку на лице женщины.

– У нас есть мясные тефтели от «Джино», – Тим сделал шаг назад, – цыпленок чоу-мейн[578] от «Золотой Звезды», и мы ждем с минуты на минуту вклад от «Нандо»[579].

Он взглянул на часы. Открытие запаздывало уже на пять минут.

– Марта, мне кажется, что ждать мы больше не можем. Если кому-то захочется курицы, то ему придется потерпеть.

Пройдя мимо инспектора, Тим убрал барьер.

– Добро пожаловать, ребята, – сказал он, и все выстроились в очередь один за другим и подошли сначала к стопке тарелок.

Тим вернулся к инспектору, и они отошли от очереди.

– Это всё пожертвования от местных ресторанов? – поинтересовалась Ким.

– В основном, – ответил мужчина, но не стал распространяться на эту тему.

Стоун осмотрела комнату. Ее взгляд остановился на Лене. Его подруга сидела на банкетке, стоявшей у стены, держа на руках ребенка. Ким решила, что девочке года полтора. У нее были розовые щечки и ясные, любопытные глазенки. Детектива удивило то, что сидели они в полном одиночестве. Обычно окружающие любят заигрывать с карапузами.

Лен стоял перед ними и скармливал кусочки тефтели ребенку, в то время как мать удерживала непоседу и время от времени пыталась перехватить кусок сама.

– Их что, никто не любит, или… – спросила Ким. Она увидела, как Лен вытер бумажной салфеткой губы девочки и спрятал салфетку в карман.

– Дело не в этом, – покачал головой Тим. – Дело в том, что все они, включая ребенка, ВИЧ-положительные.

– Господи, – произнесла Ким, не отрывая глаз от одинокого семейства.

– Это не то, что вы подумали. Он подхватил это в тюрьме. Думаю, вам не надо рассказывать, как. А потом заразил Венди, которая в свою очередь заразила новорожденную во время беременности. Они об этом и не знали, пока девочке не сделали анализы во время рутинной проверки.

Ким печально покачала головой. Девочка этого ничем не заслужила и, хотя пока для нее ВИЧ ничего не значит, с возрастом данный фактор будет становиться все важнее. А пока малышка сталкивается лишь с позором и изоляцией.

– Послушайте, мне надо заняться напитками, – сказал Тим.

– Конечно, – ответила Ким.

В следующий момент она уже направлялась в сторону маленькой одинокой семьи.

– А вы были здесь вчера, – сказала детектив, останавливаясь возле Лена.

– Я тоже вас видел, – мужчина подозрительно посмотрел на нее, отломил краем вилки еще один крохотный кусочек тефтели и скормил его дочери. – Я знаю, кто вы, – он опять повернулся к Ким. – Вас называют «копом на байке».

– Это не совсем правильный термин, – заметила инспектор. Она слышала свое прозвище и знала, что в нем используется имя одного из сельскохозяйственных животных.

При упоминании ее работы на лице женщины, прижимавшей к себе ребенка, появилась тревога.

– Не волнуйтесь, я не за ним пришла, – улыбнулась ей Ким.

Женщина неуверенно улыбнулась ей в ответ.

– Так у вас один из этих «Ниндзя»?[580]

Ким утвердительно кивнула.

– Ничего себе моцик, – произнес мужчина с уважением.

– Ничего, – согласилась она.

Младенец заверещал, когда мать попыталась положить себе в рот ложку куриного рагу. Пища с вилки упала на плечо ребенку. Тарелка самого Лена стояла по другую сторону от Венди. Малышка прежде всего.

Ким пододвинула пустой стул и протянула руки.

– Давайте я подержу ее, пока вы едите.

Лицо женщины сморщилось от озабоченности. Она взглянула на Лена.

– Слушайте, спасибо вам, конечно, за предложение, но…

– Всё в порядке. А теперь передайте ее мне.

Подруга Лена осторожно протянула ребенка.

Ким взяла его – и сразу же ощутила его тяжесть. Малышка, по-видимому, редко отказывается от еды. Инспектор положила девочку к себе на колени так, чтобы та могла видеть своих родителей, и ногой стала повторять покачивающие движения матери.

Лен сел рядом с Венди, и оба они взяли свои картонные тарелки.

– Значит, вы все еще стараетесь держаться? – поинтересовалась Ким.

– Я не был бы здесь, если б вернулся к грабежам. – Лен кивнул. – У нас было бы достаточно денег, и на раздаче бесплатной еды с нами не обращались бы как с прокаженными.

– А что заставило вас измениться? – спросила инспектор и опустила глаза на малышку. – Она?

Мужчина посмотрел на дочь и улыбнулся. С его лица мгновенно исчезло выражение робости. Лен отрицательно покачал головой.

– Она не дает мне расслабляться, но дело не в ней, а во мне.

Благодаря пояснениям Тима, Ким знала о том, что произошло с ним в тюрьме, – больше, чем сама этого хотела.

Мужчина посмотрел на свою подругу, а потом – вновь на инспектора.

– Однажды в тюрьме у меня был посетитель. Невысокий старичок, который передвигался с помощью палки. У него было небольшое бунгало в Нортоне. Один из последних домов, который я ограбил перед тем, как меня закрыли. Он не рвал и не метал. Даже не грубил мне. Он только хотел твердо знать, что, когда я выйду, я больше к нему не вернусь.

Лен опустил глаза и уставился в пол.

– Он сказал мне, что его пожилая супруга превратилась в психичку. Что она не может ни есть, ни спать и рыдает при малейшем шуме. И он просто хотел получить возможность заверить ее, что она в безопасности.

– А вы что, действительно думали, что ограбление – это преступление без жертв?

Мужчина кивнул, но так и не поднял глаз.

– Я считал, что просто забираю вещи, которые почти наверняка застрахованы. Хотя, честно говоря, это волновало меня в последнюю очередь. После того как выходил из ограбленного дома, я мгновенно о нем забывал. И мне никогда не приходило в голову, что я оставляю за собой такой страх. Ведь я никогда в жизни не применял силу и никогда не ставил себе задачу причинить кому-то вред… – Ким увидела сожаление в его глазах. – И вот мысль об этой женщине, которая из-за меня живет в постоянном ужасе… она меня просто убила.

– И что же вы сделали?

– Написал ей письмо. После этого я написал еще множество писем, но в тот день письмо к пожилой даме было единственным. А еще я рассказал старику, что привлекло меня в его доме в первую очередь, с тем чтобы он постарался избежать ошибок в будущем.

Ким была тронута искренними эмоциями, которые звучали у него в голосе.

Наконец Лен поднял глаза и посмотрел на нее.

– И самое страшное – это то, что, уходя, он протянул мне руку. Этот старик протянул мне свою гребаную руку!

Инспектор увидела его покрасневшие глаза.

– Он очень старается, – вмешалась в разговор Венди, нежно дотронувшись до ноги мужа.

В этом Ким не сомневалась. Этот мужчина хотел работать, но с его биографией и внешним видом перспективы устроиться на постоянную работу были у него совсем не радужными.

Ребенок на коленях у Ким загулил.

– И как сильно вы хотите найти работу?

– Очень сильно, – ответил мужчина, взглянув на дочь.

– И на что вы ради этого готовы пойти?

– На все, что угодно.

Малышка захныкала, и Венди забрала ее назад.

– Знаете что, Лен, у всех людей есть какие-то дела, на которые вечно не хватает времени или желания ими заниматься…

– Но у меня не хватит квалификации.

– А вы знаете, как косить траву на лужайке или убирать мусор? Начните с малого. Подстригите кому-нибудь лужайку за бесплатно, и если вы сделаете это хорошо, у вас появится первый клиент. Наденьте свитер с высоким воротником, стучитесь во все двери, общайтесь с людьми, разложите рекламу в супермаркетах и в витринах магазинов. У вас есть только вы сами. Молодой, здоровый и умный. У вас нет машины, но есть ноги и чертова уйма времени.

В глазах у мужчины появился интерес. Ким достала свою карточку и протянула ему.

– А я стану вашим первым клиентом. Что вы знаете о мотоциклах?

– Немного знаю. – Лен кивнул.

– Так вот, я ищу раму, одну только раму, от «Нортон Коммандо»[581] шестьдесят восьмого года. Готова заплатить за нее до пятисот фунтов, но у меня совсем нет времени на поиски. Попробуйте, разыщите самый дешевый вариант, а разницу сможете оставить себе. Кроме этого, вам будет обеспечена рекомендация от «свиньи на мотоцикле»[582].

Лен переводил взгляд с нее на свою девушку и опять на нее.

– Вы это серьезно?

– Я не занимаюсь благотворительностью, Лен. – Инспектор кивнула. – Я сказала вам, что мне нужно, а остальное – это ваше дело.

Постоянные отказы при найме на работу лишили Лена куража, а у Ким не было никаких сомнений в его намерениях и искренности. У него даже манера вести себя изменилась, так что в подобном состоянии никто бы не предложил ему работу. Но когда у него появится цель, спина выпрямится, глаза загорятся, он начнет общаться с людьми, и кто знает, к чему это может привести…

– Офицер, я даже не знаю, что вам сказать.

– Тогда помолчите, – сказала Ким, вставая. – Так мы договорились? – Она протянула ему руку.

Мужчина пожал ее. Он хотел было сказать что-то, но радостные крики в комнате заставили его замолчать.

В комнату только что вплыл поднос с курицей и чипсами от «Нандо», и нес его не кто иной, как констебль полиции Иэн Скитт.


Глава 55 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 57