home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 34

– Как же я, черт побери, ненавижу это место, – сказал Брайант, когда они въехали в Холлитри. – Здесь умирают все надежды.

Ким, молча согласившись с ним, постаралась не смотреть на серые лица людей, мимо которых они проезжали. Лицо каждого было зеркалом, в котором отражались отчаяние, подозрительность, подавляемая ярость и безнадежность. У нее всегда было впечатление, что люди в Холлитри прекратили сопротивление. Они воспринимали окружающее таким, какое оно есть. И не было никаких попыток вырваться, амбиций что-то улучшить, энергии или желания.

Инспектор хорошо понимала, почему Брайант впал в депрессию. Из-за этого расследования им слишком часто в последнее время приходится появляться в Холлитри.

Сержант остановил машину у огороженной помойки, которая располагалась сбоку от ряда дуплексов[562]. Ким постаралась не вдыхать вонь, исходившую от мусорных баков, крышки которых не закрывались от переполнявшего их мусора.

– В самом конце, на первом этаже, – сказал Брайант.

Стоун подошла к двери и покачала головой, увидев фанеру там, где во входной двери должно было быть стекло. Она услышала взрыв хохота, доносившийся из окна кухни, и голос мужчины, прокричавшего что-то невнятное, направляясь к входной двери. Та распахнулась. За ней оказался бугай в шортах и майке, которая не доходила до пояса шорт, оставляя открытым жирный живот молочно-белого цвета.

– Чего надо? – спросил он, сжимая в пальцах коротенький окурок самокрутки.

– Мистер Годдард? – спросила инспектор, хотя и понимала, что это не он.

Мужчина загоготал и указательным пальцем вытер себе под носом.

– Ни фига подобного. Я Кен, а вы?

– А мы из полиции, – сказал Брайант, показывая свой знак.

Ким засунула руки глубоко в карманы. Она не пожмет ему руку, даже если от этого будет зависеть ее жизнь.

– Мы можем поговорить с Маргарет?

Из кухни раздался еще один взрыв хохота.

– Мэгги, подь сюды! – крикнул мужчина.

Появившаяся женщина была худа как щепка и имела болезненный вид. Улыбка моментально исчезла у нее из глаз.

– Чего вам надо?

– Поговорить с вами, если у вас найдется минутка. – Брайант старался говорить приятным голосом, понимая, что эта женщина им нужна.

Та мотнула головой в глубь дома и отступила на шаг.

Лестница на второй этаж начиналась почти сразу же за дверью темного и неосвещенного холла. Маргарет Годдард прошла на кухню, которая располагалась за первой дверью по правой стене.

Кен занял место в самом дальнем углу крохотной комнаты, захватив со стола банку сидра. На столе для двоих, располагавшемся сразу за дверью, стояло еще несколько упаковок по шесть банок в каждой и пара бутылок крепкого, которые явно только что достали.

– Прошу прощения, если мы помешали вашей вечеринке, – произнесла Ким.

Брайант бросил на нее предостерегающий взгляд. Дочь женщины была мертва всего две недели.

Кен широко улыбнулся.

– У нас сегодня день пособия, – весело объяснил он.

Ким постаралась не показать свое раздражение. Эти двое были ходячими стереотипами для документального сериала на пятом канале под названием «Пособия в Британии», который она видела. И в то же время Стоун знала, что многие семьи действительно используют пособия по назначению.

– Мы здесь по поводу Лорен, – пояснил Брайант, присаживаясь.

Стоун осталась стоять в дверях.

– И что по поводу Лорен? – с подозрением спросила Мэгги.

– По поводу ее смерти, – мягко пояснил сержант.

– И что по поводу ее смерти? – Женщина сморщила нос.

Ким не заметила ни непроизвольного глотательного движения, ни эмоций, которые заставили бы ее покраснеть.

– Нам кажется, что есть несколько вопросов, на которые необходимо ответить, – продолжил сержант, хотя в его голосе уже не чувствовалось ноток сочувствия горю женщины.

– Какие же? Она шагнула с крыши. Все просто.

Ким не была уверена, что видела в своей жизни мать, которая была бы настолько равнодушна, говоря о столь недавней смерти.

– Ее похоронили неделю назад. Почему вы тогда не задавали свои вопросы?

– В деле появились новые обстоятельства, – пояснил Брайант.

– Вы имеете в виду эту говнюшку, которую убили…

– Ее звали Келли Роу, – резко поправил Брайант.

Женщина пожала плечами, не обращая внимания на изменившийся тон сержанта. Она вытянула правую руку в сторону Кена, и тот, как будто знал, что хочет Мэгги, сунул ей в руку пачку сигарет и дешевую зажигалку.

– И как это связано с Лорен?

– Своевременность ее смерти, если принять во внимание последние…

– Все равно ничего не понимаю… хотя… погодите-ка! Вы думаете, что это было не самоубийство? Вы думаете, что ее убили?

Наконец-то ее глаза расширились.

Брайант не стал ни подтверждать, ни отрицать этого.

– Как я уже сказал, у нас возникли вопросы по поводу ее смерти.

Из уст женщины раздалось резкое кудахтанье, которое они уже слышали с улицы.

– И получается так, что вам ее теперь об этом не спросить…

Поняв, что в комнате смеется только она, Мэгги резко оборвала смех.

– И какого же хрена вам здесь надо? – спросила она, подозрительно осмотрев полицейских.

– На ее теле могли остаться следы, которые проглядели во время предыдущего…

– Дерьмо, вы что, хотите ее выкопать? – спросила ошеломленная женщина.

– Круто… – Это из угла подал голос Кен.

Ким было приятно видеть, что парочка наконец-то возбудилась.

– Мы просим вашего согласия на эксгу…

– На х… – ответила женщина, зажигая наконец сигарету.

– Миссис Годдард, нам необходимо ваше согласие, прежде чем мы…

– Ни за какие деньги, – произнесла Мэгги, отчаянно тряся головой.

Стоун чувствовала, как поведение этой женщины выводит ее из себя. Лучше б она так же защищала свою дочь, когда та была жива. Эти мысли привели ее к подозрению, которое было слишком чудовищным, чтобы о нем даже подумать. Но это ее долг.

– Вы сегодня не работаете, миссис Годдард? – поинтересовалась детектив.

– Неа, я на пенсии. Вышла недавно.

Мэгги Годдард живет в Холлитри. Холлитри контролирует Кай Лорд. Его работники не выходят на пенсию просто так.

Вызывающая тошноту истина о беспощадности этой женщины обрушилась на Ким.

– Вы поменялись местами со своей дочерью, так ведь? Вы предложили ее вместо себя. Чтобы уйти на пенсию. – Слова Ким были похожи на плевки.

– Не-е-е, она не могла… Слишком уж это мерзко, – раздался из угла голос Кена.

Удивительно, но из этих двоих только у него подобное обвинение вызвало отвращение.

Мэгги Годдард молча смотрела на инспектора.

– Вы сотворили такое с собственным ребенком, просто чтобы выйти из игры. – Голос Ким был полон брезгливости. – Лорд никогда не смог бы отказаться от такой сделки, а?

– Она была единственной, кого мне оставили, так что мне пришлось использовать…

– Что значит «единственной»? – Кен сделал шаг вперед.

– Ребенком! – выкрикнула женщина, как будто это было очевидно.

– У тебя что, были еще дети? – Мужчина осматривал Мэгги с головы до ног.

– Два мальчика и девочка, – ответила она, как будто ей не хотелось напрягаться и вспоминать их имена.

Инспектор взглянула на нее, а потом кивнула в сторону ее воздыхателя.

– Расскажите ему сами, а то он все еще не может в это поверить.

– Я сделала это потому, что ее надо было кормить все эти годы. В чем проблема? – Женщина не отводила глаз от лица Ким.

– Твою мать… – произнес Кен, подходя к столу, набрал полные руки банок и направился к двери. Остановился он, только когда оказался рядом с Ким. Здесь повернулся и со словами «ты отвратительна» плюнул в свою сожительницу.

Ким отошла в сторону, чтобы дать ему пройти, а Мэгги Годдард закричала что-то ему вслед, вытирая чайным полотенцем белый плевок со своих волос. Жаль, что мужик ушел – как раз в этот момент он стал нравиться Ким.

Инспектор вошла в комнату и достала из кармана заранее приготовленные бумаги, которые она положила на стол.

Брайант достал ручку.

– Маргарет, вы как мать ни черта для нее не сделали. Так сделайте хотя бы это.

Какое-то мгновение женщина с ненавистью смотрела на детектива, а потом взяла ручку и поставила свою подпись.

Инспектор собрала бумаги и задержалась у двери. Ей так много хотелось сказать этой омерзительной, отталкивающей женщине, которая сотворила неслыханное со своей собственной плотью и кровью. Но не существовало таких слов, которые могли бы проникнуть сквозь панцирь равнодушия этого куска дерьма, который был занят тем, что открывал банку сидра.

Ким развернулась и вышла из комнаты. Ее коллега громко хлопнул за собой дверью.

– Брайант, у меня просто нет слов, чтобы найти оправдание этой так называемой матери.

Сержант ничего не ответил, но Ким заметила желваки на его скулах.

Детектив открыла было рот, чтобы как-то отвлечь его, но в этот момент зазвонил ее телефон.

– Привет, Пенн, – ответила она.

– Получил первые результаты по регистрационным номерам машин, босс.

– Продолжайте. – Ким включила динамик.

– Вам это должно понравиться. Белая «Астра» зарегистрирована на владельца, который живет в Горнале. Это некая миссис Беверли Гривс.

Ким посмотрела на Брайанта, который был удивлен не меньше ее.

– Спасибо, Пенн, – поблагодарила она и разъединилась.

– И что же эта женщина делала, барражируя по Тэвисток-роуд субботним вечером? – поинтересовался сержант.

– Не знаю, партнер, но, мне кажется, надо поехать по ее адресу и выяснить это.


Глава 33 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 35