home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23

Была половина двенадцатого, когда Ким открыла входную дверь.

После ее стычки с «шестеркой» и усилий, которые они потратили на то, чтобы исписать регистрационными номерами машин целую страницу, Брайант довез ее до дома.

– Эй, ты там, иди сюда, – сказала она Барни.

Пес, изгибаясь, подошел к ней и стал тереться; его черно-белая голова была слегка наклонена налево, хвост колотил по дверному косяку.

– Если б у меня был хвост, я бы тоже сейчас им махала, – сказала Ким, гладя его по густой шерсти. И не важно, каким был прошедший день, – приветствия Барни хватало, чтобы вызвать улыбку у нее на губах.

Стоун бросила взгляд на камин, как и всегда, будто проверяла, на месте ли фотография. На ней сидели они с Мики, крепко прижавшись друг к другу и повернув головы в сторону камеры. Это была последняя оставшаяся копия их единственной совместной фотографии, на которой они сидели, сдвинув темноволосые головы. Ким почти чувствовала его волосы у себя на щеке.

Она помнила, что ей пришлось пощекотать брата, чтобы он улыбнулся в камеру, ведь у него было совсем мало причин для улыбок. Будучи не в школе, они тратили все свое время, стараясь защититься от матери, которая в приступе параноидной шизофрении решила, что ее сын – воплощение дьявола[546].

А через два месяца после того, как была сделана эта фотография, сука смогла добиться своего – и Мики умер от голода на руках у Ким…

И тем не менее это фото не напоминало ей о плохих временах. Оно служило для того, чтобы возвращать ее в те мгновения, когда они смеялись и были вместе. Оно помогало ей вспомнить, как она любила брата. А это значило, что она никогда не забудет смоль его волос или медовый цвет его глаз, или то, как выглядело его лицо, когда он смеялся…

Фото напоминало ей, что ее брат жил.

Инспектор сняла куртку и поставила кофе. Несмотря на время, она знала, что он не будет лишним.

Затем повернулась к собаке и похлопала ее по груди:

– Служить!

Пес поднял передние лапы, и она ощупала их. Мех вокруг подушечек был слегка влажным, а это значило, что Чарли совсем недавно вернул его после вечера, проведенного через два дома от дома Ким, и перед этим прогулялся с ним по окрестностям.

Она сжала полную нетерпеливого желания морду собаки двумя руками и поцеловала ее в теплую макушку.

– Хочешь прогуляться еще?

Пятая точка Барни задвигалась из стороны в сторону, и было непонятно, то ли собака машет хвостом, то ли хвост машет собакой.

– Ладно, выпью пол-чашечки, и пойдем, – сказала Стоун, наливая немного кофе в кружку.

Пес уселся и терпеливо посмотрел на нее. Инспектор была готова поклясться, что он ее понял.

Ким любила эти поздние прогулки. В такое время на улицах было мало народа, и это полностью подходило им обоим. Плохая погода никого из них не волновала, так что не было причин оставаться дома.

Впервые за несколько лет единственным мотоциклом в гараже Стоун был «Кавасаки Ниндзя»[547], который сейчас стоял на приколе из-за снега. Ее последний проект был продан[548], а деньги переданы в Общество защиты больных животных, так что пол в гараже блестел чистотой, все рабочие поверхности были свободны от мотоциклетных запчастей, а каждая промасленная тряпка была аккуратно убрана в ящик. И такая обстановка ее бесила.

Она надеялась, что прогулка поможет ей успокоиться и приготовиться ко сну. Нормальный процесс засыпания частенько был ей недоступен.

Люди обыкновенно ложатся, закрывают глаза, и в таком состоянии какое-то время размышляют. В это время прикидываются планы и списки рутинных дел, анализируется день прошедший и обдумывается день будущий. Но потом происходит некое волшебство, и верх берет уже душа человека, предлагающая своё; наступает тот прелестный момент, когда человек уже не распоряжается сам собой, а бессознательно следует за своими чувствами.

Ким же могла совершить подобный переход лишь в состоянии полного изнеможения. И при этом события прошедшего дня продолжали крутиться у нее в голове.

Естественно, что на Тэвисток-роуд они были не для того, чтобы вмешиваться. В морге лежала мертвая девушка, и им нужно было ответить на многие вопросы. Но как могла она, находясь в здравом уме, оставаться в том подъезде, зная, что девчонку предлагают в качестве жертвенного ягненка уроду, которому нравятся молоденькие девочки? То, что это делалось против желания самой девочки, было очевидно.

Кай Лорд не дурак и сможет быстро сложить два и два, получив четыре. Он поймет, что именно Ким вмешалась в процесс передачи, а это, возможно, стоило ему больших денег…

Инспектор улыбнулась. Не повезло парню. Но это не то событие, которое не даст ей сегодня заснуть.

Улыбка исчезла с ее лица, когда она услышала какой-то шум у входной двери. Стоун насторожилась и прислушалась. Все было тихо. Детектив прошла на кухню, взяла большой разделочный нож и, выключив свет в гостиной, осторожно пробралась к входной двери, твердо велев Барни держаться у нее за спиной.

Она стояла в темноте холла, осматривая входную дверь, но за стеклянной панелью наверху не было видно никакой тени. Все засовы были закрыты, а цепочка все так же соединяла дверь с косяком.

Ким положила нож на стол, открыла входную дверь и глянула на крыльцо. Десять минут назад на свежем снегу были лишь ее следы. Сейчас был ясно виден второй набор следов, которые вели сначала к ее двери, а потом от нее.

Стоун вышла, закрыла за собой дверь и прошла по следам до самой проезжей части, где они исчезли.

Значит, у ее посетителя или внезапно выросли крылья и он улетел, или он уехал на припаркованной машине.

Инспектор осмотрела окрестности. Свет падал только из нескольких окон, да и те были закрыты тяжелыми шторами от холода. Звук паркующейся машины вряд ли привлек бы чье-либо внимание и заставил жителей выглядывать в окна.

Ким потерла свои голые руки и вприпрыжку вернулась домой. Заперев за собой дверь, зажгла свет.

И наконец увидела это.

Сквозь прорезь почтового ящика ей бросили обрывок бумаги.

Наклонившись, Ким подняла его и перевернула. На нем было написано лишь имя. Протягивая руку за поводком Барни, она нахмурилась.

Если записка связана со смертью Келли Роу, то некто, имеющий отношение к расследованию, знает, где живет инспектор Ким Стоун.


Глава 22 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 24