home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 40

Стоун сама назначила брифинг на семь часов утра, поэтому не удивилась, что ее люди были уже на местах и ждали ее. Удивили инспектора липкие бумажки с именами, которые были приклеены у них на груди.

Она смяла ту, на которой было написано «босс» и выбросила ее в корзину для бумаг. В другое время над этим можно было бы посмеяться.

Детектив видела, что теперь полностью овладела вниманием подчиненных.

– Каким образом, объясните мне, случилось так, что я ничего не знаю об убийстве Баббы Джонса? – начала она, переводя взгляд с одного сотрудника на другого и ожидая их объяснений.

Наконец, ее взгляд остановился на Брайанте.

– Командир, вы же работаете по… – начал тот.

– Но у меня есть телефон, электронная почта, факс, – перебила его начальница. – Вы, черт возьми, могли бы на худой конец послать мне почтового голубя, чтобы Фрост не пришлось раскрывать мне глаза в половине двенадцатого ночи!

– Об этом кричали во всех выпусках новостей, – промямлил Доусон.

– И ты, Кев, считаешь, что именно из новостей я должна все узнавать?! – Ким была вне себя.

Если таким образом Доусон пытается защитить своего коллегу, то он выбрал не тот метод и не то время.

– Простите меня за то, – напустилась Ким на сержанта, – что я позволила себе потратить час на саму себя после пятнадцати часов непрерывной работы! Наверное, сегодня надо будет провести брифинг в десять часов вечера, чтобы все были в курсе происходящего.

Детектив немного покривила душой – ведь во время звонка Трейси она работала над листком бумаги, найденным Тревисом, – но ее вывело из себя умозаключение сержанта о том, что о деятельности своих людей она должна узнавать из выпусков этих гребаных новостей.

– Вы правы, командир, – произнес Брайант. – Я должен был вам сообщить. Это моя обязанность, которую я не выполнил.

Извинение было совершенно искренним и неподдельным, так что инспектор приняла его, кивнув в его сторону.

Для всех присутствующих все, что происходило вокруг, было в новинку. Их заставили работать в другом ритме, нарушив отработанные взаимодействия в их хорошо смазанном механизме. И сейчас каждый из них чувствовал себя не в своей тарелке.

То, что Стейси сидела молча, свидетельствовало о том, что констебль тоже не была задействована в процессе.

– Ну и на чем же мы теперь стоим? – спросила Ким, протягивая руку за кофе, который уже ждал ее на столе.

Она не встречалась с этим парнем лично, но именно Бабба был виноват в том, что некоторое время назад Доусон чуть не потерял работу[473]. Этот стажер умудрился убедить ее коллегу пойти против ее прямых указаний, что привело к появлению кучи бесполезных свидетелей и сотням часов потерянного времени.

– С Вуди все это обговаривалось? – уточнила инспектор. О любых предыдущих контактах с жертвой необходимо было с соответствующими объяснениями доложить начальству.

– Вчера вечером, – ответил Кевин.

– И?..

Для продолжения расследования сержанту требовалось формальное разрешение старшего инспектора.

– Разрешение получено, – ответил Доусон.

Кажется, на этот раз он поступил по правилам.

– Его привязали к рельсам, пристроив его шею практически на одном из них, – продолжил Кевин, сделав характерный жест рукой. – И все, конец.

– Семья? – задала Стоун следующий вопрос.

– Парень – сирота, босс. Никаких близких, а с последней приемной семьей он не встречался уже много лет.

Ким ничего не смогла поделать с охватившей ее волной симпатии. Хотя то, что семья не будет оплакивать смерть молодого человека, ее расстроило. Она сама была сиротой и сейчас вспоминала лишь о нескольких людях из своего прошлого.

– Китс позволил убрать тело около одиннадцати, – вступил в разговор Брайант. – Криминалисты работают на месте, но там полный кошмар. Сколько я себя помню, это место всегда выбирали, когда хотели срезать путь, а кроме того, оно было центром постоянных сборищ молодежи.

Ким могла только попытаться представить себе то количество мусора, которое придется перевернуть в поисках улик.

– Вуди затребовал у Ллойд-Хаус усиление, которое проведет опрос жителей микрорайона. Мы же сосредоточимся на контактах Баббы, – продолжал Брайант. – Трасологическая экспертиза нам здесь мало чем поможет.

Инспектор согласно кивнула и слегка улыбнулась.

– Вуди уже говорил с тобой? – спросила она.

– Да, вчера вечером.

– Исполняющий обязанности детектива-инспектора? – уточнила Стоун.

Сержант кивнул.

– Поздравляю, Брайант, – лучезарно улыбнулась Стейси.

– Это что, шутка такая? – вырвалось у Доусона, уставившегося на своего коллегу.

– Успокойся, Кев, – подал голос Брайант. – Это просто такой титул, и ничего больше.

– Кстати, уже давно заслуженный, – заметила Ким, перехватив взгляд Кевина. – Опыт Брайанта лучше всего подойдет для расследования этого дела, а твое время еще наступит.

– Логично, босс, – согласился Доусон и сделал поклон в сторону Брайанта.

Решение было очевидным и абсолютно правильным, и не только с точки зрения процедуры – Вудворд не мог позволить, чтобы расследованием убийства занимался детектив-сержант. А единственным человеком, который считал, что Брайант не достоин звания детектива-инспектора, был сам Брайант.

Ким была рада, что все ее коллеги сделали все правильно. Кроме одного – забыли поставить ее в известность. Но сейчас было не время разбираться с этим.

– Первым делом сегодня вы должны встретиться с Фрост, понятно? – сказала инспектор.

– Понятно, – хором ответили ее сотрудники.

– А как там дела с расследованием нападения на Хенрика Ковальски? – Ким повернулась к Доусону. С самого начала это было его делом.

– На камерах наружного наблюдения обнаружили подозреваемого, который что-то делал со своим телефоном в паре сотен метров от места преступления, – рассказал Кевин. – Потом увидели его еще раз, когда он проходил мимо супермаркета на Мэйнор-уэй, но окончательно потеряли на Шенстоун-Айленд.

– У жертвы были враги? – поинтересовалась инспектор.

– А как же! Его сосед – настоящая душка – посылал семье грязные послания; но, к сожалению, у него есть алиби на время нападения.

По тону Доусона можно было понять, что он дорого дал бы, чтобы это алиби было неправдой.

– Такой приличный на вид тип, пока не поговоришь с ним подольше, – добавил Брайант.

– Его социальные сети не заблокированы, и он не делает секрета из того, что он расист, – заметила Стейси. – Гордится тем, что состоит в Национальном фронте[474] и принимал участие в нескольких акциях Лиги защиты Англии.

– Судимости? – задала Ким следующий вопрос.

– Обвинение в нападении в юношеском возрасте, – кивнула констебль. – Получил два года с отсрочкой приговора. И восемнадцать месяцев общественных работ за домогательства и угрозы семье, которая переехала на его улицу.

Стоун вопросительно подняла бровь.

– Семья была из Азии, – пояснила Вуд.

Инспектор уже почти согласилась с мнением Доусона по поводу этого молодчика.

– Все дело в том, босс, – добавила Стейси, – что, если б Флинт имел хоть какое-нибудь отношение к избиению Ковальски, он, по моему мнению, кричал бы об этом на всех углах.

Ким согласно кивнула.

– Закиньте ваш невод пошире, ребята, – посоветовала она. – Жестокое нападение и зверское убийство – и никто ничего не видел? Кто-то наверняка должен что-то знать.

– Флинт, вроде бы, намекнул, что с нападением на Ковальски не все так просто, – заметил Брайант.

– Так нажмите на него посильнее и выведайте все, что он знает, – сказала Ким, чувствуя, что говорит прописные истины.

– Но ведь нам надо в первую очередь встретиться с Трейси Фрост, а Гэри Флинта около половины десятого должны выпустить под залог.

– Это ты к чему? – не поняла Стоун.

– Мы не можем быть в двух местах одновременно, босс, – краснея, пояснил Доусон.

– Кев, проснись! – Ким нахмурилась. – Допросить его может Стейси.

– Но он же настоящий расист! – заметил Кевин.

– И что дальше? – уточнила инспектор, и лицо Вуд украсилось триумфальной улыбкой, а ее губы чуть слышно прошептали: «Спасибо, босс».

– Сильно сомневаюсь, что он сможет сказать хоть что-то, чего Стейси еще не слышала. Ну, и, кроме того, она в первую очередь офицер полиции и вполне способна провести допрос. А если ей это почему-то неудобно, то, думаю, она сама скажет мне об этом. – Тут Стоун повернулась к детективу-констеблю. – Я права, Стейс?

– Да, босс, – ответила девушка, широко улыбаясь.

Инспектор посмотрела на молодого сержанта, который пристально изучал свои ногти.

– Я все понимаю, Кев, но по улицам города ходит масса женоненавистников и шовинистов. Так что же, мне всех их направлять только к тебе?

– Я понял, – ответил сержант, и Ким почувствовала, что так оно и есть.

– А как продвигается совместное расследование, босс? – поинтересовалась Стейси.

– По мне, так слишком медленно, – ответила ее начальница.

– А как Тревис? – спросил Брайант.

– Меня учили, что если не можешь сказать ничего[475]… – начала Стоун, но внезапно вспомнила события прошедшего дня. – Иногда он похож на того копа, которого я помню.

Брайант ответил ей полуулыбкой.

– Ладно, ребята. – Инспектор сделала последний глоток кофе, прежде чем взять куртку. – Ведите себя прилично.

Все трое ее сотрудников пробормотали что-то утвердительное, и она вышла из кабинета.

Ким не стала рассказывать им, что вчера ночью чуть не набрала телефон Вуди. Она даже уже придумала, что ему сказать. Надо было просто потребовать вернуть ее к ее команде и поручить ей расследование убийства Баббы Джонса. Она вполне могла внести в расследование свой вклад, и Вудворд бы это одобрил.

Но все это произошло бы за счет ее команды. Требуя, чтобы ее вернули, Стоун фактически заявила бы о том, что не уверена в людях, с которыми работает каждый день. Она дала бы своему боссу понять, что без нее они ничто.

Сегодня, проведя этот брифинг, Ким была рада, что не набрала тот номер.


Глава 39 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 41